<<
>>

ГУАНЬ ЧЖУН

f

amp; ^ *

alt="" />

Гуань Чжун, Гуань Цзин-чжун, Гуань И-у, Гуань-цзы. Иншан (совр. пров. Шаньдун), ум. 645 до н.э. Первый советник правителя царства Ци, признанный основоположник легизма. Сведения о его жизни и деятельности содержатся в основном в трактате «Го юй» (V—III вв. до н.э.). Выходец из торговцев. Вел борьбу с наследств, аристократией за введение единого законодательства и укрепление власти государя. Гуань Чжун традиционно считается автором трактата «ГУань-цзы» (IV— III вв.

до н.э.), основу к-рого составляют его высказывания. По-видимому, Гуань Чжун первым в истории Китая выдвинул и обосновал концепцию управления страной на основании законов (фа [1], разд. 1): «закон — отец и мать народа» («Гуань-цзы», гл. 16); «правитель и чиновники, высшие и низшие, знатные и подлые — все должны следовать закону. Это и называется великим [искусством] управления» (гл. 45). В высказываниях Гуань Чжуна впервые прозвучала легистская идея второстепенности и даже пагубности образования и отвлеченного мудрствования: «Совершенномудрьш (шэн [1]) правитель полагается на закон, а не на мудрость... если же он откажется от закона и предпочтет знания, то народ забросит все дела и ринется за славой» (гл. 45). Вероятно, законы, создаваемые правителем, мыслились Гуань Чжуном как средство ограничения прав потомств. аристократии на наследование высших администр. постов: «Только управляя на основании закона, можно выдвигать достойных и устранять плохих» (гл. 46). Возможно, Гуань Чжун первым предложил идею наказания в качестве гл. метода управления: «когда боятся наказаний (вэй цзуй), то управлять легко» (гл. 48). В отличие от легистов последующих поколений Гуань Чжун признавал нормы «[ритуальной] благопристойности» (ли [2]) в качестве одного из «четырех устоев» (сы вэй) гос-ва наряду с «долгом/ справедливостью» (и [1]), «бескорыстием» (кан) и «совестливостью» («стыдом» — ни [2]). Но не исключено, что такого рода утверждения могли быть приписаны Гуань Чжуну конфуцианцами — редакторами «Гуань-цзы». По Гуань Чжуну «закон стоит не под, а над государем. Сам правитель обязан выполнять его директивы»; «закон ограждает народ от необузданности государя, у к-рой нет границ» (гл. 52). В то же время вся полнота политич, и экономич. власти должна находиться в руках государя. Он должен, в частности, поддерживать умеренные цены на продукты питания, ему принадлежит монополия на добычу железной руды. Основа экономич. жизни гос-ва — земледелие: обилие зерна обеспечивает богатство гос-ва, силу его войска и расширение его пределов в результате победоносных войн. Земледелие соотносится с торговлей как «корень» (бэнь) с «ветвями» (мо); торговля — одна из причин разорения земледельцев и должна ограничиваться. Гуань Чжун предложил разделить страну на уезды во главе с подотчетными только государю чиновниками и провести сквозное администр. деление вплоть до самой низшей социальной единицы — семьи, разбив все население на группы из пяти семей. Эти предложения объективно были направлены на разрушение кровнородственной общины и подрыв социальной опоры глав патронимии — наследств, знати. По инициативе Гуань Чжуна был введен дифференцированный налог в зависимости от качества земли и количества пахотных полей, отменен обычай передела полей в общине. В результате осн. объектом эксплуатации стала не обшина, а отд. семья землевладельцев. Гуань Чжун установил гос.
контроль за добычей соли и железа, упорядочил чеканку монеты, контролировал рыночные цены. Упорядочение администр. деления, видимо, удалось Гуань Чжуну только в пределах столицы, разделенной на кварталы, и столичной области, разделенной на пять районов под управлением чиновников. В кварталах, населенных служилым людом, Гуань Чжун ввел систему воинской повинности. Им была создана также трехступенчатая система отбора на чиновничьи должности. Деятельность Гуань Чжуна помогла цискому правителю Хуань-гуну стать «гегемоном» (ба [/]) среди правителей древнекит. царств.

** Переломов Л. С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. М., 1981, с. 20, 21, 42-45 и сл.; Цяо Чжаи-лу. Гуань Чжун (Гуань И-у) // Чжунго гудай чжу.чин чжэсюэцзя пин чжуань (Критические биографии знаменитых философов древнего Китая). Т. 1. Цзинань, 1982. См. также лит-ру к ст.: «Гуань-цзы»; Легизм.

Л. С. Переломов

«ГУИ-ГУ-ЦЗЫ»

ж

«1Уй-гу-цзы» — «Учитель из Ущелья навей». Основополагающий трактат древнекит. школы политико-дипломатич. и военно-стратегич. философии цзунхэн-цзя (букв, «школа продольно-вертикальных и поперечно-горизонтальных [политич. связей]»), традиционно датируемый IV в. до н.э., но, по-видимому, сформированный или даже написанный значительно позже. Впервые прямо упоминается в библиография, трактате («Цзин цзи чжи») дин. истории «Суй шу» («Книга [об эпохе] Суй», нач. VII в.). Однако известно, что ранее его комментировал врач и эрудит Хуан Пу-ми (218-282). Ученый эпохи Цин (1644-1911) Яо Чжэнь-цзун счел уместным дополнить библиографич. главу («И вэнь чжи») дин. истории «Хань шу» («Книга [об эпохе] Хань») вставкой «Гуй-гу-цзы» в разделе «Цзун-хэн цзя» («Хань шу И вэнь чжи ши бу» — «Собрание дополнений к „Трактату об искусствах и текстах" „Книги [об эпохе] Хань"»). Совр. текст «Гуй-гу-цзы», основанный на комментированной редакции даос, патриарха и ученого Тао Хун-цзина (455-536), снабженный послесловием Жуань Юаня (XVII-XVIII вв.) и опубликованный в 1789, состоит из трех свитков (цзюаней), охватывающих 21 главу {пянь) и две главы, считающиеся утраченными (англ. пер.: Kim Chung-Se, 1927; рус. пер.: В.В. Малявин, 2003; пер. на совр. кит. яз.: Лю Цзя-цзюй, 2001). Архитектоника этого лапидарного трактата подчинена нумерологич. числам 3, 5 и 7: 1) 3 цз. разделены на 21 (3*7) пянь; 2) первые два цз. состоят из 12 (Зх4) нумерованных глав, образующих два блока: 7 глав, поименованных двумя иероглифами, и 5 глав — одним иероглифом с добавлением слова пянь («глава»); 3) последний цз. включает в себя 3 элемента: объединенный общим названием с иероглифом «семь» блок из 7 глав и две непронумерованные главы; 4) на уровне выше деления на 21 пянь все оглавление состоит из 15 (3*5) элементов, образующих 3 части еще более высокого таксономич. уровня: а) 12 нумерованных глав, б) 1 семеричный блок, в) 2 ненумерованные главы, что соответствует фундаментальной нумерологеме сань у («троицы и пятерицы», см. Сяншучжи- сюэ); 5) в таком стандартном оглавлении из 15 элементов использовано 27 (З3) знаменательных иероглифов, 28 служебных (цифры и слово пянь), что в сумме составляет знаменитое нумерологич. число 55 (5*11), характеризующее «магический крест» хэ ту («План [из Желтой] реки», см. Хэ ту, ло шу), а с добавлением 14 (7x2) иероглифов оглавлений семеричного блока и 3 знаков заглавия всего текста («Гуй-гу-цзы») получается еще одно хорошо известное нумерологич.

число 72 (3-х25)gt; характеризующее, напр., количество учеников Конфуция (ср. 12 апостолов Христа). В целом подобная текстология была свойственна эпохе Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.), что может быть дополнительным свидетельством в пользу соответствующей датировки памятника. Название трактата воспроизводит образованное от плохо идентифицируемого (пров. Хэнань, Шэньси, Хэбэй) или вымышленного (связанного с мифом об императоре Хуан-ди или даос, поэтикой) топонима прозвище его предполагаемого автора, к-рому приписывается еще одно сочинение — «Гуй-гу-цзы тянь суй лин вэнь» («Духовные письмена Учителя из Ущелья навей о небесной сердцевине», 2 цз.), как и «Гуй-гу-цзы», входящее в канонич. собрание даос, текстов «Дао цзан» («Сокровищница дао»). В «Каталоге к 1ЛДао цзану"» («Дао цзан му лу», 1726) отшельник Гуй-гу-цзы идентифицирован с учеником Лао-цзы Ван Сюем (VI в. до н.э.), а в «Ши цзи» («Исторические записки», гл. 69, 70) Сыма Цяня lt;11—I вв. до н.э.) представлен жившим в IV в. до н.э. наставником прямых основателей цзунхэн-цзя — Су Циня и Чжан И. Комментатор «Ши цзи» Сыма Чжэнь (713-742) высказал предположение, что Гуй-гу-цзы — это псевдоним Су Циня (IV в. до н.э.), к-рый, вероятно, в той или иной мере участвовал в создании «Гуй-гу-цзы».

:

а*              --              # 'г.

¦г « и g г^иМї;

f л.:* п 4 І- s* amp; « $              І' Л

11 it- Й% м

^              J, PL amp; Ъ Ж

% amp; М              tf-1

amp; -f-dfr

if I fV a              ¦*gt; t «МАМ

-¦ЧЙ amp; -1- /а Sfc X.H AV

І; vx X. it

Jf «#'?

gt;v ^ I Як

Выраженные в трактате воззрения в основном представляют собой сочетание идей даосизма и легизма. Генетико-субстанциальнос первоначало всего сущего — единое дао, материальное («пневменное» — ци [1]) и «принципосообраз- ное» (ли [1]), но «телесно» (сип [2]) не оформленное исходное состояние к-рого названо «утонченным духом» (шэнь лин). Высшая закономерность дао — циркулирующий («обратный» и «перевертывающийся» — фань фу) переход от одной противоположности к другой (би цы). Противоположные фазы гл. структур мироздания — неба (тянь [1]) и земли (ди [2\)у инь-ян, «сохранения» (иунь[1\) и «исчезновения» (ван | j|), «мягкости» (жоу) и «твердости» (ган [ /]), «ослабления» (ши I /9]) и «натяжения» (чжан [2]), «продольно-вертикального» (цзун \2]) и «поперечно- горизонтального» (хэн |/]) — обобщены в образующих название первой главы трактата оригинальных категориях «открывание» (бай [2\) и «закрывание» (хэ (2j), к-рые вместе со здесь же используемыми синонимами кай («открывание») иби[7\ («закрывание»), как и аналогичной парой пи (синоним бай \2\)нхэ[2\ из «Чжоу и» («Си цы чжуань», 1,11) восходят к мифологии, образу ворот, философско- поэтически осмысленному в «Дао дэ цзине» (§ 1,6) как символ сокровенного лона всепорождаюшей матери-природы («таинственной самки» — сюань пинь), а в «Гуй-гу-цзы» выражающему идею «ключевого прохода» (мэнь ху). Универсальная и постоянная изменчивость по модели «открывание-закрывание» служит в «Гуй-гу-цзы» теоретич. обоснованием легистских принципов политич. прагматизма и утилитаризма в сочетании с полным единовластием. Предлагаемая практика манипулирования людьми на основе предварительного поощрения и раскрытия их интересов обозначена термином «возносящие клещи» (фэй цянь), давшим название гл. 5. Но «чтобы знать других людей, надо знать самого себя». Поэтому овладение и собой и другими предполагает «достижение глубин сердца (синь (1])» — «хозяина духа». «Дух» (шэнь [I]) является главным среди пяти «пневм» человека; остальные четыре — «горняя душа» (хунь), «дольняя душа» (по), «семенная душа» (цзин [3]), «воля» (чжи f JJ). Согласно «Гуй-гу-цзы», имена (мин [2]) «рождаются» от «реалий» (ши \ 2\)ь а «реалии» — от «принципов» (ли [У]). Совместно выражая чувственные свойства (цин [2]), «имена» и «реалии» взаимозависимы, и «принципы» «рождаются» от их гармоничного «благоустройства» (дэ [1]).

* Чжао Цюань-ни. Гуй-гу-цзы чжу ши («Гуй-гу-цзы» с комментариями и толкованиями). Тайбэй, 1978; Байхуа Гуй-гу-цзы («Гуй-гу-цзы» на современном языке). Пекин, 1996; Гуй-гу-цзы/Лю Цзя-цзюй// Чжунго гудянь мин чжу и чжу цуи шу. Гуй-гу-цзы. Хэ цзун лянь хэн (Библиотека знаменитых произведений китайской классики с переводом [на современный язык] и комментариями: «Гуй-гу-цзы», «Продольно-вертикальные союзы и поперечно-горизонтальные соединения» [Су Циня и Чжан И]). Гуанчжоу, 2001; Гуй Гу-изы — классик политической стратегии / Пер. гл. 1-6 и коммент. В.В. Малявина // Китайская наука стратегии / Сост., пер., вступ, ст. и коммент. В.В. Малявина. М.. 1999; Гуй Гу-изы. Гл. 1-XV // Искусство управления / Сост., пер., вступ, ст. и коммент. В В. Малявина. М., 2003, с. 244-318; Kim Chung-Se. Kue- kuh-Tze, der Philosoph vom Teufelstal (Einleitung und iibersetzung des Textes) //Asia Major. 1927? № 4; ** Линь Гэн-дун. Гуй-гу-цзы бин фа (Военные законы «Гуй-гу-цзы»). Тайнань. 1993; Фан Пэн-чэн. Гуй-гу-цзы: шофу таньпань ды ишу (Искусство убеждения при переговорах по «Гуй- гу-цзы»). Тайбэй, 1999; СяоДэн-фу. Гуй-гу-изы яньцзю (Исследование «Гуй-гу-цзы»). Тайбэй, 2001; Guiik R.H. van. Kuei-ku-tru, the Philosopher oflhe Ghost Vale //China. 1938, XI1—X11К p. 261-272.

А.И. Кобзев

Гуманность см. Жэнь [2]

Гун [1] — «обобщение, совмещение, обобществление, генерализация». Термин кит. философии и логики; этимологически восходит к изображению сведенных вместе рук. Гун [/] означает обобщение не посредством абстрагирования идеальных свойств разных объектов некоего множества, а за счет выделения одного объекта или имени этого объекта («общего имени» — гун мин) в качестве репрезентанта всего множества однородных (тун лэй) объектов: так. Полярная звезда объединяет (гун [/]) остальные звезды («Лунь юй»), а ступица — спицы в колесе («Дао дэ цзин»). Репрезентант, к-рому приписываются свойства всех др. элементов множества, обозначается иероглифом гун \2\ — синонимом и омонимом гун [У], совмещающим значения «обществ., публичный, альтруистич.» и «правительств., высший, главный». Термин гун [2] играл важную роль в утопич. концепциях: в системе «колодезных полей» (цзин тянь) обозначал общее поле, расположенное в центре квадрата из девяти полей и предназначенное для налоговых отчислений в казну; в рамках концепции «Великого единения» (Да тун) гун [2\ трактовался как подобное телесному здоровью состояние органичной гармонии, достигаемой Поднебесной в централизованной социальной иерархии. В «Чжуан-цзы» вселенская функция гун [2], раскрываемая в понятиях «центра/предела» (цзи |2|; см. Тай цзи) и «предельно большого» числа 10 ООО (тьмы — вань), приписывается дао. Логико-гносеологич. истолкование гун [/| как объединения множества объектов единым именем, противопоставленного их различению (бе) посредством разных имен, содержит трактат «Сюнь-цзы», где максимально общее «большое объединяющее имя» (да гун мин, соответствующее «большому имени» — да мин в «Мо-цзы») «вещь» (у [3]) не является ни универсалией в европ. смысле, т.е. предельно всеохватывающим понятием, т.к. не распространяется на небо, землю и дао, ни абстрагированием «вещности».

В совр. кит, яз. иероглиф гун [І] используется, в частности, для передачи понятий «коммунизм» (гунчаньчжуи), «республика» (гунхэго).

** Кобзев А.И. Учение о символах и числах в китайской классической философии. М., 1994, с. 178-209; Крушинскии А.А. Обобщение как сокращение//XXXII НКОГК. М., 2002, с. 174-179.

А.И. Кобзев

ГУн-ань (япон. коан) — букв, «публичный отчет, обществ, акт» — парадоксальные задачи, не имеющие рационального решения на уровне дискурсивно- логич. мышления; один из осн. методов практики психотренинга в буд. чань школе. Обычно гун-ань представлены в виде текстов энигматич. характера, содержащих высказывания, вопросы, диалоги или относительно развернутое описание ситуации общения наставника с учеником; предлагаются адептам в качестве объекта для размышления и созерцания (медитации), с тем чтобы вызвать у них интуитивное «просветление» или «озарение» при попытках постичь скрытый смысл этих текстов. Чаше всего имеют форму парадоксального вопроса: «Как звучит хлопок одной ладони?»; «Все веши возвращаются к Единому, к чему тогда возвращается Единое?»; «Каким был твой лик первозданный, когда родители еще не произвели тебя на свет?» и т.п. Гун-ань возникли как форма фиксации акта «просветления» одного из участников парадоксального диалога, в, процессе к-рого адепт, постигая иллюзорность и ограниченность своего индивид, «я», обнаруживал в поставленной перед ним проблеме абс. начмо («Единое»), пронизывающее все конкретное, частное и относительное. Описывая публично зафиксированный прецедент «просветления», гун-ань призваны помочь будущим поколениям адептов в достижении аналогичного состояния сознания. Вместе с тем каждый адепт должен выразить свое понимание абс. истины, заложенной в стандартных гун-ань, индивид, образом и в нетривиальной форме. В противном случае гун-ань с читаются нерешенными. Могут также использоваться как тесты, с помощью к-рых определяется уровень психич. развития учеников или степень компетентности лиц, претендующих на звание наставника. Наиболее употребительны в чань- буддийской школе линьцзи-цзун.

* Письмена на воде. Первые наставники Чань в Китае / Сост., пер., иссл. и комм. А.А. Маслова. М., 2000; Линь-цзи лу / Вступ, ст., пер. И.С. Гуревич. СПб., 2001; ** Кеннет Дзию. Водой торгуя у реки. Руководство по дзэнской практике. СПб., 2005, с. 90-97; Нестеркин С.П. Некоторые философско-психологические аспекты чаньских гунъань // философские вопросы буддизма. Новосиб., 1984; Сафонова Е. С. Дзэнский смех как отражение архаического земледельческого праздника // Символика культов и ритуалов народов зарубежной Азии. М., 1980; Уотс Л.В. Путь Дзэн. Киев, 1993, с. 235-254.

И.В. Абаев, С.П. Нестеркин

 

<< | >>
Источник: М.Л. Титаренко, А.И. Кобзев, А.Е. Лукьянов. Духовная культура Китая КИТАЯ. 2006

Еще по теме ГУАНЬ ЧЖУН:

  1. «ГУАНЬ инь-цзы»
  2. СЮЙ ФУ-ГУАНЬ
  3. «ЧЖУН юн»
  4. ЧЭН ЧЖУН-ИН
  5. ДУН ЧЖУН-ШУ
  6. БА БУ ЧЖУН ДАО
  7. легизм
  8. САНЬ ДИ ЮАНЬ ЖУН
  9. События 1911-1912 гг. и возвращение Далай-ламы в Лхасу
  10. ТАНЬ СЫ-ТУН
  11. у ЦЗИН » [1]
  12. СИНЬ [1]
  13. СЮ ШЭНЬ