<<
>>

1.0 ГЛОБАЛИЗАЦИИ ЭТНОЛОГИИ В ЭТНИЧЕСКИЙ ВЕК

XX век вместил в себя беспрецедентные и важные события, в происхождении и свершении которых этнический фактор сыграл выдающуюся роль. История развития этничности и связанных с ней явлений и движений открыла перед этнологией огромные возможности, позволяющие ей внести свой вклад в современные политические, культурные и языковые процессы с тем, чтобы сделать мир лучше, чем он есть.

Вызовы этнического века настоятельно требуют, чтобы этнология обогащалась концептуально, инструментально, укреплялась организационно, возвышалась в глазах общественного мнения, способствовала реальным сдвигам на поприще национальнокультурного развития народов, в преодолении межэтнических противоречий и конфликтов и в утверждении межнациональной толерантности, доверительности, мира, согласия и соучастия (солидарности).

Две мировые войны и три геополитических по масштабам и глобальных по своим последствиям движения, имеющие планетарный характер, стали самыми заметными и известными событиями XX в. Вместе с тем они придали истории прошлого века конфликтно-правовой оттенок и окрасили ее в левые и этнические тона.

Социалистические революции не только повернули колесо истории Китая и России, но и катализировали установление социалистического порядка во многих других более мелких государственных образованиях. Вместе с расколом мира на два противоположных лагеря, они знаменовали выход на авансце

ну истории этнического фактора, сначала в виде лозунга права наций на самоопределение, а затем в виде реализации этого лозунга на практике.

С еще большей силой этнический фактор проявил себя во втором мощном по степени своей энергии движении, которое привело к развалу колониальной системы. Под социалистическими и этническими знаменами на политическую сцену вышли десятки новых национальных государств, в том числе с социалистической и проэтнической ориентацией.

Третий поток событий представлен формированием и распадом международного коммунистического движения и мировой системы социализма.

Социальную канву этого движения составили временная, как показала история, победа идеи социального либерализма, перезревшего в социальный тоталитаризм и возвысившегося над индивидуальным либерализмом. Этнический фактор, стянутый обручами интернациональной идеологии во время восхождения этого движения, взорвался так сильно, что смел с политической карты такие многонациональные образования, как СССР, СФРЮ и ЧССР.

Присутствие этнического фактора в каждом из трех глобальных движений вряд ли кто-то сможет отрицать. Более того, литература на эту тему растет подобно снежному кому. И несть числа как серьезным, так и произвольным толкованиям. Однако также трудно отрицать, что в каждом из потоков этнический фактор сыграл катализирующую роль в самом историческом процессе, что по совокупной его роли дает основание трактовать все три потока, а вместе с ними и весь XX век - веком этнической мобилизации. Не случайно само это явление, попавшее в поле зрения политологии на примере истории молодых национальных африканских государств, вылупившихся из колониальной оболочки, вышло на передний план ряда наук и прежде всего этнологии на третьем, антикоммунистическом, этапе широкомасштабного движения.

  1. Конгресс этнологов и антропологов России, состоявшийся 1-5 июня 1999 г. не случайно был посвящен этническим итогам века и задачам мобилизации этнологии. Тема конгресса "О глобализации этнологии в этнический век" была обусловлена в первую очередь необходимостью исследования этой проблемы. В рамках этой темы могут рассматриваться такие более узкие и вместе с тем специализированные задачи, как предпосылки, итоги, значение, возможности и стремление этнологии стать действительно глобальной наукой, призванной участвовать в том числе и в решении прикладных научных задач.

Осмысление и осознание задачи превращения этнологической и антропологической науки в глобальную дисциплину должно происходить путем учета накопленного опыта и освоения новых идей, а также систематического изучения истории развития самой дисциплины и ассоциированных с ней междисциплинарных научных направлений.

В 2014 г. исполнится 300 лет со времени создания знаменитой Кунсткамеры Петра I, давшей первоначальный импульс созданию позднее Института этнографии АН СССР, преобразованного в ИЭА РАН. Следовательно, в год проведения III Конгресса ИЭА исполнилось 285 лет. Это, конечно, не очень круглая дата, но с учетом того, что до трехвекового юбилея оставалось всего три пятилетия, имело смысл задуматься о путях, итогах и результатах развития одного из важнейших подразделений гуманитарной отечественной науки.

  1. Губогло М.Н.

И хотя теоретические дискуссии об этнографии, этнологии и антропологии ведутся не одно столетие, можно считать, что конституирование ее как самостоятельной дисциплины относится ко времени между серединой XVIII и серединой XIX вв. Что касается накопления фактов и формирования ее информационной базы, говоря современным языком, то эта традиция уходит вглубь веков, прямо к устремлениям автора "Повести временных лет" (1113 г.) решить задачу "откуда есть и пошла земля русская".

В данном случае нет необходимости прослеживать основные вёхи и главнейшие достижения этнологии. Важным фактором создания и существования этнологической науки стала сильная нормативная и реформистская ориентация. В этом смысле данная дисциплина постепенно приобрела характер прикладной, практической, дающей релевантные ответы на важные и неотложные - как национальные, так и международные - вопросы.

По своей природе этнология и антропология способны вносить вклад в государственное управление, а также выступать его критиком. Таким образом, отношения между этнологической наукой и государственным управлением могут быть как амбивалентными, так и напряженными, беспокойными. Этнологи могут и становятся членами, советниками и критиками правительства, а эти роли легко вступают между собой в конфликт. Из-за независимой и критической позиции этнологической науки, которая заставляет правительства чувствовать себя неуютно, в ряде случаев вызывая стремление затормозить ее развитие в качестве самостоятельной дисциплины. Образование в области этнологической науки может принимать направление, противостоящее существующему правительству, и потому вызывать его возражения или в лучшем случае индифферентное отношение к этой области знания.

В досоветские и советские времена внимание этнологов в основном было сосредоточено на общественных институтах, а аналитический подход оставался по преимуществу историческим и нормативным. Несмотря на то что многие науки, в том числе и этнология, суть ответвления географии или истории, все эти дисциплины развивались обособленно. Личность и ее этничность занимали незначительное место в раннем багаже этнологии.

Фокус и аналитические методы этнологии как науки изменились в 60-70-е годы XX в. в силу того, что "поведенческое убеждение" приобрело большое количество сторонников и в результате стало доминирующим подходом этносоциологии. Поведенческое убеждение включает в себя способность проникновения в сущность гипотез и теорий, взятых у других общественных наук - языкознания, психологии и социологии, а также попытки измерить количественные характеристики этничности, анализируя их путем использования статистических методик. Таким образом, внимание этнологической науки переключилось с социальных институтов на человека и неформальные структуры и процессы.

Новые изменения произошли в этнологической науке за последнее десятилетие. По мере ее (этнологии) развития ученые сосредоточили внимание на местных, в том числе конфликтных проблемах. Неизбежно они приходили к выводу, что наука, развивающаяся в прежних концептуальных рамках, не могла предложить им необходимую аналитическую методику исследования новейших проблем, поэтому они вынуждены были пытаться самостоятельно разработать подходящие концепции и методологии.

Этнологи все чаще осознавали, что их дисциплина должна заниматься

анализом результатов социальных и политических процессов, так же как и исследованием собственно этнических явлений и тенденций. Были предприняты значительные попытки сделать предметом анализа именно социокультурные и социоязыковые переменные.

Однако до сих пор не понята важность контекста и обращения к диа- хронному анализу. Возрастающая доступность статистических данных в советский период дала возможность проводить исследования этносоциальных процессов по количественным показателям. После периода пренебрежительного отношения к формальным структурам и институтам их оценили заново, стараясь уделять им все больше внимание. Однако в период реформ возможности статистического и стратегического анализа снизились.

В настоящее время наука готова внести свой вклад в успешное реформирование России, но это произойдет только в случае консолидации и развития ее направлений, стартовавших в 70-80-е годы. В случае, если эти направления не удастся консолидировать, существует опасность, что этнологическая наука не останется единой дисциплиной, а образует множество дисциплин, разделенных географическими ареалами и функциональной спецификой. И существуют убедительные доказательства, что этот процесс уже происходит.

Задача состоит в необходимости провести заинтересованный смотр сил этнологов и состояния предметной области и проблематики этнологии и ассоциированных с ней междисциплинарных направлений. Постановка такой задачи объясняется серьезными переменами, связанными с распадом СССР и возникновением новых независимых государств. Подобно своей предшественнице - этнографии, и вместе с ее арсеналом научных методов этнология, разумеется, должна продолжить систематическое изучение этнической истории, языка, культуры и быта народов, но вместе с тем она не должна быть ни лоскутным одеялом, ни плохим рефератом, повествующем о том или ином народе.

Подъем национального самосознания, взрыв национализма и угроза ответного шовинизма, необузданный сепаратизм, бездумная суверенизация - эти и другие этнополитические реалии, также не могут быть выведены за рамки предметной области этнологии. Для ее нормального развития и продуктивного функционирования надо, чтобы эта наука не уходила как от "вечной злободневности", так и от вновь возникающих вопросов. Эти вопросы надо выявлять, знать, понимать и давать на них ответы.

Поэтому задачи по изучению идентичности - полифункциональны:

  1. инвентаризация и анализ традиционных проблем и отдельных общественных институтов, таких, например, как происхождение народов, материальная и духовная культура, семья и динамика численности населения, конфессиональная и антропологическая принадлежность, национальный язык и психология, традиционные занятия и народные знания, межэтнические контакты и взаимопроникновение культур, этническая и гражданская идентификация и человек, как "мера всех вещей";
  2. работа над новым "списком" проблематики в связи с резкой политизацией этничности и обсуждение проблем национального суверенитета и государственности, государственного языка и лингвицизма, роли этнического и религиозного факторов в политической борьбе и этнополитической ситуации с тем, чтобы преодолеть наше этнополитическое невежество;

  1. демократизация и утверждение правового общества требуют глубинных знаний, эрудиции, широкой информированности о национальных проблемах разных народов. Трудно быть согражданами многонационального государства, не зная друг друга. Важным механизмом возрождения народов и межэтнического сотворчества служит добывание, накопление и распространение этнополитических знаний. Цель в том и состоит, чтобы внести посильный вклад в решение этой задачи, в том числе путем согласования таких фундаментальных категорий, как национальная гордость, гражданская ответственность, профессиональная честь и человеческая совесть;
  2. анализ концептуально-терминологического аппарата, инструментария, источниковой и информационной баз данных, методологии и методики полевых и лабораторных исследований, условия и последствия компьютеризации этнологии, внутри- и межгосударственный обмен информацией и базами данных;
  3. и наконец, немаловажное значение имеет восстановление и полноправное сотрудничество этнологов России и всего постсоветского пространства.

По инициативе В.А. Тишкова, было проведено пять конгрессов этнологов, посвященных исследованию соответствующих задач и требований к этнологической науке, чтобы сделать эту дисциплину действительно глобальной. В частности, одна из функций конгрессов - традиционное обеспечение этнологам, работающим над аналогичными проблемами во всем мире, возможности обмениваться своими результатами, таким образом предотвращая опасную тенденцию географической ограниченности и разобщенности исследований в области этнологии и этнополитической науки.

В самом начале XX в. А.А. Блок с удивительной проницательностью увязал воедино три фундаментальные проблемы, не дающие покоя и сегодня и поэтам, и мыслителям.

И, уцепясь за край скользящий, острый,

И, слушая всегда жужжащий звон,

Не сходим ли с ума мы в смене пестрой , , !

Эта прозорливая, философская по своей концептуальной сути триада выдающегося поэта, подобно маяку, до сих пор нацеливает этнологов и антропологов на изучение причинности во времени, вариативности в пространстве, что в конечном счете способствует успешной реализации идентификации идентичности в русле новой этнической политики как политики единства в многообразии.

Закономерно, что важнейшая проблематика этнологических исследований обсуждалась на IV конгрессе этнологов и антропологов (сентябрь

  1. г., Нальчик) в рамках сквозной темы "Время в этнологии и этнология времени", а на V конгрессе (июнь 2003 г., Омск) - "Культура пространства и пространство культуры?". На очереди, как видно, обсуждение причинности этнических явлений в связи с их временной и пространственной организацией.

Нужен универсальный комплекс норм научных исследований, включая критический подход к собственным концепциям и на этой основе принятие плюрализма при оценке всех параметров собственной парадигмы - т.е. имеются в виду предпочтение, отданное тому или иному объекту исследований, концептуальные рамки, методологии, критерии релевантности и информирование об этом коллег.

Прежде всего это относится к плюрализму, не отвергающему новаторские подходы и способствующему возможным сдвигам в теории наряду с уважением к кумулятивным результатам усилий других этнологов, принимая определенные парадигмы в качестве общего наследия.

Вместе с тем это предполагает и плюрализм, при котором одни исследователи оставались бы предоставленными сами себе, не будучи затронуты влиянием профессиональных организаций и агентств, а другие ученые могли бы свободно формировать группы для проведения совместных работ независимо от интересов источников финансирования, сотрудничать со смежными институтами на базе общих ценностей и научных интересов.

Существует множество определений глобализации. Так, например, согласно Э. Гидденсу глобализация означает "рост взаимозависимости между различными людьми, регионами и странами мира"1. Однако, несмотря на набирающие силу процессы глобализации, ее влияние на многие стороны общественной жизни еще не вполне изучено. Прежде всего это относится к одной из парадоксальных ее особенностей, которая заключается в том, что параллельно с глобализацией, в противовес ей набирают обороты процессы индивидуализации. Например, по словам автора монографии Р. Робертсона, формирование индивидуальности, или идентичности, происходит на различных уровнях: цивилизационном, социокультурном, этническом и региональном2.

В свою очередь, глобализация постепенно охватывает различные сферы общественной жизни:              , где она означает не просто интерна

циональную экономику, но также распространение вширь капиталистических отношений, эвфемизмом которых в России является формула перехода от плановой к рыночной экономике,              , выражающую измене

ние контуров политической карты мира за счет расширения демократически ориентированных государств, обществ и групп населения,              , знаменующую собой переходы в новую информационную эпоху3, интервенцию американизации, создающей угрозу национально-культурным и конфессиональным идентичностям4.

Идентификации идентичностей, сопровождавшие в 1990-е годы российские трансформационные процессы, означали медленное сокращение удельного веса прежних мотиваций и ценностей и обретение, или по крайней мере ознакомление с некоторыми принципами демократии, свободы и рыночных отношений.

Широкомасштабные этносоциологические опросы, проведенные ЦИМО ИЭА, позволили выявить роль различий в уровне урбанизации и интеллектуализации разных народов как факторов социальной адаптации. Отставание некоторых народов в уровне урбанизации, сложившееся в советское время, стало служить тормозом не только на пути демократизации и адаптации к новым условиям жизни, но и к переходу от пассивности к активности.

Постановка вопроса об идентичности, т.е. об обретении новых или переосмыслении прежних идентичностей в ходе трансформационных процессов, служит предтечей для другой, более важной, проблемы - каким образом и в каких масштабах происходили изменения.

  1.  
<< | >>
Источник: Губогло М.Н.. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки / М.Н. Губогло; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. - М.: Наука,. - 764 с.. 2003

Еще по теме 1.0 ГЛОБАЛИЗАЦИИ ЭТНОЛОГИИ В ЭТНИЧЕСКИЙ ВЕК:

  1. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ЭТНИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ
  2. Сергей Соколовский Институт этнологии и антропологии РАН, Москва КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ЭТНИЧЕСКОГО В РОССИЙСКОМ КОНСТИТУЦИОННОМ ПРАВЕ
  3. Сергей Абашин Институт этнологии и антропологии РАН, Москва РЕГИОНАЛИЗМ В ТАДЖИКИСТАНЕ: СТАНОВЛЕНИЕ «ЭТНИЧЕСКОГО ЯЗЫКА»*
  4. ETHNIE, ЭТНИЧЕСКИЙ, ЭТНИЧНОСТЬ, ЭТНИЧЕСКАЯ ГРУППА, ЭТНИЗМ
  5. ОТ ЭТНИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ К ЭТНИЧЕСКИМ КОНФЛИКТАМ
  6. § 2. XX век — век социально-антропологической напряженности
  7. ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ И ЭТНИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ             
  8. Этнология
  9. 2.8.2. Возрождение эволюционизма в этнологии
  10. 2.6.5. Этнология и археология: от эволюционизма к антиэволюционизму
  11. 2.6.3. Возникновение этнологии, первобытной археологии и палеоантропологии
  12. ПРИЧИНЫ ПУТАНИЦЫ В ОПРЕДЕЛЕНИЯХНАЦИИ (НАЦИОНАЛИЗМА) В ЭТНОЛОГИИ
  13. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕТСКОЙ ЭТНОЛОГИИ
  14. § 7. Философская этнология Ф.В.И. Шеллинга о дисперсности расселения коренных малочисленных народов как следствии духовного кризиса первочеловечества
  15. Глобализация
  16. Глобализация и модернизация
  17. ГЛАВА 4. «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ» - ПЛОД МОНДИАЛИСТСКОГО МИФОТВОРЧЕСТВА