<<
>>

Этнология

  Этнология находится на стыке нескольких дисциплин, основные из которых — социальная и культурная антропология, фольклористика, социолингвистика и семиотика. Хотя термин «этнология» был введен в научный обиход еще в 1784 г.
А. Шаванном, а использовать это понятие в качестве наименования новой науки о народах и культурах предложил французский ученый Ж.Ж. Ампер, который в 1830 г. разработал общую классификацию «антропологических» (т.е. гуманитарных) наук, среди которых выделил и этнологию. При этом он разбил ее на два раздела — «элементарную этнологию» и «сравнительную этнологию». В первой половине XIX в. в Европе и Америке возникли первые этнологи

ческие ассоциации, в частности Парижское общество этнологии (1839) и Американское этнологическое общество (1842). Середина XIX в. оказалась весьма благоприятным временем для быстрого развития этнологии в ведущих западно-европейских странах. Этот процесс был стимулирован глобальной территориальной экспансией европейцев, в ходе которой они столкнулись с народами и культурами, совсем не похожими на европейцев. Колониальная политика промышленно развитых стран требовала самых разнообразных знаний о покоренных народах. Основную массу необходимых сведений могла дать только этнология, и поэтому новая наука пользовалась поддержкой своих правительств.

Первоначально этнология развивалась как наука об отсталых, т.е. не создавших собственной государственности, народах. В этом качестве она существовала вплоть до первых десятилетий XX в., когда появились представления об этносах как о своеобразных общностях людей, не зависящих от уровня их социально-экономического развития.

На первых этапах этнология включала в свою сферу также физическую антропологию, что отразилось в уставе Парижского общества этнологии, где к сфере этнологии относилось «изучение особенностей человеческих рас, специфики их физического строения, умственных способностей и морали, а также традиций языка и истории»113.

С середины XIX в. этнологию как науку о народах отличают от антропологии как науку о человеке, рассматривая их как две разные, хотя и родственные, дисциплины. Тем не менее конференции и симпозиумы проводятся для представителей сразу двух наук, например действующие с 1934 г. международные конгрессы антропологических и этнологических наук (МКАЭН). На рубеже двух столетий этнология становится университетской наукой, и ее начинают преподавать как учебную дисциплину. Благодаря этому обстоятельству в этнологию пришло новое поколение ученых-теоретиков, сменившее основоположни- ков-практиков. Изменилось и представление о предмете этнологии — она все больше стала заниматься теоретическими вопросами.

Однозначного понимания самого термина «этнология», предмета и методологического статуса этой науки до сих пор не существует, поэтому в разных источниках можно встретиться с разными его трактовками. Все специалисты согласны лишь в том, что этнология находится на стыке нескольких дисциплин, основные из которых — социальная и культурная антропология, фольклористика, социолингвистика и семиотика.

За рубежом этнология понимается как наука о народах (преимущественно «примитивных»), в то время как этнография рас

сматривается как совокупность эмпирических данных о них. Э. Дюркгейм рассматривал этнологию как описательную дисциплину, материалы которой обобщает социология. По мнению К. Леви-Строса, этнография, этнология и антропология — не три науки, а три этапа познания: этнография включает полевые исследования, классификацию и описание различных культур; этнология делает первый шаг к их синтезу в географическом и историческом плане; антропология венчает общие усилия, создавая целостную картину человека в культуре. Таким образом, по мнению К. Леви-Строса, «этнография, этнология и антропология не являются тремя разными дисциплинами или различными концепциями одних и тех же исследований. Это действительно три этапа или три временные стадии одного и того же исследования, и предпочтение, отдаваемое тому или иному из этих терминов, отражает лишь особое внимание, уделяемое одному типу исследования, который никогда не может быть полностью отделен от двух других»114.

Согласно К. Леви-Стросу этнология XX в. — это область познания новых культур и новых проблем, она в большей степени, чем этнография, ориентирована на теорию и методологию, объяснение и понимание социокультурных процессов. «Это — сравнительная дисциплина; ее цель — описать культурные (а изначально и физические) различия между народами и объяснить эти различия посредством реконструкции истории их развития, миграций и взаимодействий. Термин “этнология” происходит от греческого слова “этнос” — народ, связанный общими обычаями, нация»115.

По мнению А. Радклиф-Брауна, этнология представляет по преимуществу дедуктивную науку и занимается исторической реконструкцией прошлого народов и племен. Орудием такой реконструкции служит метод исторической интерпретации, который может быть применен даже тогда, когда мы не располагаем никакими историческими документами. По письменным источникам мы можем узнать лишь историю цивилизации на наиболее поздних стадиях ее развития, охватывающих несколько последних столетий; а это не более чем фрагмент истории существования человечества на Земле. Археологи, перекапывая землю, обнажая постройки и поселения, реставрируя утварь и порой останки людей далекого прошлого, дают нам возможность заполнить некоторыми подробностями обширный доисторический период. Этнологический анализ культуры дополняет сведения, получаемые нами из истории и археологии116.

Началом русской этнологии принято считать организацию в 1846 г. Русского географического общества. Оно было создано

для выполнения не только научных, но и прикладных заданий. В программу общества входило всестороннее изучение России: ее географии, природных богатств и народов. Государственные интересы требовали также сведений о народах Сибири, Средней Азии, Кавказа. Для этого внутри общества было создано этнографическое отделение, главная задача которого состояла в исследовании «умственных способностей русского народа», его способов жизни, нравов, религии, предрассудков, языка, сказок и т.д. Тогда же была принята программа «Об этнографическом изучении народности русской», в соответствии с которой проводились все этнографические исследования.

На рубеже XIX—XX вв. значительный вклад в развитие отечественной этнологии внесли труды известного философа Г. Г. Шпе- та по этнической психологии. В своей книге «Введение в этническую психологию» Шпет высказал мысль о том, что национальную психологию народа нужно исследовать через постижение смысла объективных культурных явлений, в которых запечатлеваются типические субъективные чувства народа.

В русской науке этнографию и этнологию преимущественно считали синонимами (наряду с народоведением), хотя в последнее время наметилась тенденция к их размежеванию. В одном из недавних словарей этнологических терминов утверждается, что «в узком понимании этнология — теоретическое народоведение, в отличие от описательного — этнографии», а «основным предметом изучения этнологии является находящаяся в постоянном развитии теория этноса, определение принципов классификации народов и их субординации, а также методов и способов обработки эмпирического, фактологического материала»117.

Этнология рассматривает этнографию как материал для своих выводов и обобщений, дает ей необходимые для фактов объяснительные механизмы, вырабатывает способы систематизации, обобщения и истолкования этнографических данных. «Современная этнология дает этнографии концептуальный аппарат. Этнография как таковая является в большой мере описательной наукой. Этнология является ее теорией»118. По всей видимости, этнология изучает и сравнивает результаты работы этнографов — эмпирические данные, собранные из разных обществ. Этнологи строят научные обобщения и выводят тенденции, устанавливая универсальные, общие и специфические черты у разных обществ.

Несмотря на значительное сходство, антропология и этнология — разные науки. Как следует из их названия, основу первой составляет отдельный человек (антропос), основу второй — целый народ (этнос). «Этнология шире, чем антропология, по своему

предметному полю. Проблемы этногенеза, проблемы этничности и этнических групп, расселения народов, демографических процессов в поле зрение антропологии никогда не попадали и исследователей, изучающих эти проблемы, антропологами, как правило, не называют. А раз так, то антропологию условно можно рассматривать как часть этнологии»119.

Сопоставляя различные точки зрения, можно заключить, что этнология — это: 1) то же, что и этнография; 2) самостоятельная научная дисциплина, изучающая и сравнивающая результаты работы этнографов — эмпирические данные, собранные из разных обществ; 3) теоретическая часть этнографии; 4) то же, что и социальная (культурная) антропология. Несмотря на разность понимания предмета двух дисциплин, большинство специалистов сходится в том, что этнология — это исследование различных культур в единстве общетеоретического и конкретно-эмпирического (этнографического) уровней анализа, эпитет «этнографический» свидетельствует скорее о первичном сборе информации о культурах (как экспериментального, так и полевого, полученного методом включенного наблюдения, а также посредством анкет и интервью).

Проблемное поле современной этнологии очень широкое — она, в частности, изучает ритуалы, обычаи, верования различных народов; системы родства и родственных кланов у различных народов; социальную и политическую структуру народов (семейные отношения, отношения власти); системы воспитания и динамику культурных черт того или иного народа (культурные изменения); психологические особенности народов; систему ценностей и картины мира различных народов; особенности межкультурных контактов; этногенез, причины возникновения и распада народов, их расселение и возникающие у них демографические процессы, и т.д.120 Многое из названного изучается и другими науками, в том числе этнографией, культурологией, социологией, антропологией. А это означает, что предметные области указанных наук пересекаются. Такое в мировой науке происходит постоянно, ничего пагубного в том нет. Плохо лишь то, что научное дублирование размывает территориальные границы, не позволяет четко отделить одну дисциплину от другой. В результате между терминами «этнология» и «антропология» в современной науке исчезли всякие границы. Одних и тех же ученых, работающих в разных направлениях антропологии, называют то антропологами, то этнологами. Две науки почти слились, а значит, стали взаимозаменяемыми. В конечном счете от этого теряются их актуальность, новизна, значение. Как мы помним, в первой половине XIX в.

этнология включала в себя физическую антропологию, во второй половине ее считали составной частью социальной антропологии121. Учрежденный в 1962 г. Дж. Мердоком журнал Ethnology (издается университетом Питтсбурга, США), приглашая ученых из разных стран к сотрудничеству, просит их присылать статьи (объемом до 30 стр.), посвященные различным аспектам культурной антропологии. Вот почему у него есть подзаголовок, который и расшифровывает то, как в США принято ныне понимать этнологию: Международный журнал социальной и культурной антропологии (An International Journal of Cultural and Social Anthropology).

В нашей стране отношение к этнологии было различным. Так, в конце 1920-х гг. в СССР преобладало отрицательное отношение к этнологии. На совещании этнографов 1929 г. было высказано мнение о том, что «поскольку этнология претендует на звание отдельной от социологии дисциплины, она должна быть признана не чем иным, как буржуазным суррогатом обществоведения»122. Однако этнологию «наказали» не за то, что она попыталась провозгласить свою самостоятельность от социологии. Самой социологии при советской власти жилось нелегко, над ней, как домок- лов меч, постоянно висел исторический материализм, от имени которого социологам заявляли: для чего вам самостоятельная наука, если есть философия марксизма-ленинизма. Советские идеологи боялись другого: как бы те теоретические обобщения о развитии народов и культур, которые сделают этнологи, не противоречили историческому материализму. Поскольку этот «всевластный господин» занял все господствующие высоты в социальной теории, еще кого-то допускать на них он не мог. Все другие науки должны были располагаться ниже, занимаясь исключительно сбором эмпирических фактов. Именно такую роль исполняли социология и этнография, но никак не этнология. Вот почему ее решили заменить этнографией — наукой описательной и неопасной.

Немаловажен такой факт: нынешний лидер в области антропологической науки, созданный в 1933 г. и являющийся одним из старейших гуманитарных институтов в России (напомним: Институт социологии основан только в 1968 г.), на протяжении 60 лет именовался Институтом этнографии АН СССР. Лишь в конце XX в. ситуация изменилась, и он был преобразован в Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. Неприятие социальной теории, открыто заявленное советской властью, сказалось на названии центрального органа социологической науки, который в момент своего образования назывался Институтом конкретных социальных исследований АН СССР (1968)

и только в 1990-е гг. был преобразован в Институт социологии РАН. Таким образом, и социология, и антропология в лице этнографии занимались сбором и обобщением эмпирических фактов, но никак не осмыслением фундаментальных тенденций человеческого существования и открытием новых закономерностей, разработкой общих теорий123.

Сегодня этнология внедряется в научно-исследовательские институты и центры, занимает почетное место в учебных курсах и на университетских кафедрах. Иными словами, с опозданием на много десятилетий в стране формируются прочные институциональные и организационные основы этнологии. Европейский университет в Санкт-Петербурге имеет в своем составе факультет этнологии, где обучаются по трем направлениям: культурная антропология, фольклористика, социолингвистика. Штат Института этнологии и антропологии РАН состоит из более чем 200 высококвалифицированных исследователей в области этнологии, истории, социологии, религиеведения, культурной и физической антропологии. Исследовательская работа сосредоточена на изучении этнической истории и культуры народов бывшего СССР и других стран, проблем межэтнических отношений и этнических конфликтов. Институт ежегодно публикует более 50 научных монографий, журнал «Этнографическое обозрение» и серию исследований по теме «Прикладная и неотложная этнологии». С 1992 г. ИЭА РАН проводит исследования в области предотвращения и урегулирования конфликтов. В 1997 г. в ИЭА образован Центр по изучению религий и этноконфессиональному картографированию.

В этнологической науке систематизирован обширный эмпирический материал о народах мира, России и сопредельных стран, накоплены значительные теоретические знания. Вместе с тем современная отечественная этнология переживает переломный период: по мнению экспертов, ее отличают концептуальный плюрализм, методологический эклектизм, остро критическое отношение к теоретическому наследию советского периода и активная адаптация зарубежных теорий. Важное значение имеет также тот факт, что в последние десятилетия в мире, особенно в России, значительно усложнились этническая ситуация и межэтнические отношения, а этнология, долгое время находившаяся под запретом, оказалась не готовой к их осмыслению.

За рубежом между тем этнология переживает как бы вторую молодость. К традиционным этнологическим областям знания добавляются новые, в частности четко оформились и успешно развиваются хозяйственная (экономическая), социальная, право

вая, политическая и религиозная этнология. Процесс дифференциации этнологических исследований еще далек от завершения, и в ближайшее время можно ожидать появления новых направлений124.

<< | >>
Источник: Добреньков В.И., Кравченко Л.И.. Социальная антропология: Учебник. 2005

Еще по теме Этнология:

  1. 2.8.2. Возрождение эволюционизма в этнологии
  2. 2.6.5. Этнология и археология: от эволюционизма к антиэволюционизму
  3. 2.6.3. Возникновение этнологии, первобытной археологии и палеоантропологии
  4. 1.0 ГЛОБАЛИЗАЦИИ ЭТНОЛОГИИ В ЭТНИЧЕСКИЙ ВЕК
  5. ПРИЧИНЫ ПУТАНИЦЫ В ОПРЕДЕЛЕНИЯХНАЦИИ (НАЦИОНАЛИЗМА) В ЭТНОЛОГИИ
  6. ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕТСКОЙ ЭТНОЛОГИИ
  7. § 7. Философская этнология Ф.В.И. Шеллинга о дисперсности расселения коренных малочисленных народов как следствии духовного кризиса первочеловечества
  8. Кларк Висслер: попытка противопоставления психологии и этнологии. Понятие врожденной «культурной экипировки»
  9. Сергей Соколовский Институт этнологии и антропологии РАН, Москва РАСИЗМ, РАСИАЛИЗМ И СОЦИАЛЬНЫЕ НАУКИ В РОССИИ*
  10. Сергей Абашин Институт этнологии и антропологии РАН, Москва РЕГИОНАЛИЗМ В ТАДЖИКИСТАНЕ: СТАНОВЛЕНИЕ «ЭТНИЧЕСКОГО ЯЗЫКА»*