<<
>>

Глава 9. Медико-экологические проблемы Северо-Запада России


Территория Северо-Запада России занимает почти весь Северо-Западный медико-географический регион России (Келлер А.А., 1995) и расположена севернее зоны экологического оптимума, а значительная ее часть — в Заполярье.
Бореальный умеренно-континентальный климат, характеризующийся недостатком тепла и избытком влаги, большой изменчивостью погоды, непродолжительным комфортным периодом (в северной части региона отопительный период продолжается почти весь год), дефицитом ультрафиолетовой радиации, полярными ночью и днем (к северу от 67-ой параллели), предопределяет повышенные требования к физиологической адаптации людей, возникновение хо- лодОвых травм, гиповитаминозов и снижение сопротивляемости организма. Негативное влияние оказывают на здоровье населения и деятельность медицинских служб возникающие здесь наводнения и лесные пожары (например, в 1992 г. площадь, охваченная лесными пожарами, составила в Мурманской области 2,5 тыс. га, Новгородской — 2,4 тыс., Республике Карелия — 3,6 тыс., Республике Коми — 1,4 тыс. га).
На территории региона существуют природные предпосылки бешенства, альвеококкоза, эхинококкоза, трихинеллеза, туляремии, клещевого энцефалита, болезни Лайма, лептоспирозов, геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС), лихорадки Ky, иерсиниоза, карельской лихорадки, дифиллоботриоза, описторхоза, орнитоза, ток- соплазмоза.
Общей для всего региона особенностью биогеохимической ситуации является недостаток кальция, магния, калия, фосфора, йода, фтора, кобальта, молибдена, бора, однако имеются локальные особенности как природного, так и техногенного происхождения. Все это создает дри- родные предпосылки возникновения биогеохимических эндемий (в частности, кариеса зубов и эндемического зоба) и других микроэлемен- тозов. Кариес зубов имеет широкое распространение в регионе. В Мурманской области, например, он обнаружен у 95% населения, а на Терском побережье — у 100%; увеличение щитовидной железы — у 20% обследованных; в Карелии заболеваемость тиреотоксикозом составляет 5-45 на 100 тыс. населения в разных районах (Цветкова Г.А., 1972,1978). Преобладание на территории региона слабоминерализованных (“мягких”) питьевых вод (при их длительном употреблении) создает предпосылки развития сердечно-сосудистой патологии.
В регионе имеются районы с повышенной опасностью ионизирующего облучения. К ним относятся: полоса Балтийско-Ладожского глин- та (с выходом на поверхность диктионемовых сланцев), Медвежьегорский район Карелии (на большинстве обследованных рудников и шахт Карелии выявлены высокие значения эквивалентной равновесной объемной активности радона—до 2500 Бк/м3), две АЭС (Кольская и Ленинградская), бывший Новоземельский ядерный полигон (в 1957-1990 гг. проведено 132 взрыва: 87 воздушных, 3 подводных, 42 подземных), места захоронения радиоактивных отходов и отстоя вышедших из строя атомных подводных лодок, участки выпадения радионуклидов после Чернобыльской катастрофы (в Ленинградской, Новгородской областях и Карелии). На Кольском полуострове находятся 2 базы атомных подводных лодок (в 1992 г. их здесь базировалось 116), в Мурманске базируются 7 атомных ледоколов (Исаченко А. Г., 1995). Повышенная радиационная опасность сохраняется в поселке Водный (Республика Коми) в пределах бывшего радиевого завода: несмотря на то, что значительная часть радиационного загрязнения локализована и дезактивирована за прошедшие 35 лет, здесь имеются участки, где нельзя находиться людям (Государственный доклад о состоянии окружающей природной среды Республики Коми, 1994).

Многие факторы негативного влияния на здоровье населения в регионе связаны с его социально-экономическими условиями. Предопределяемая ими структура медико-экологического пространства базируется на характере, уровне развития и размещении объектов промышленности и других видов хозяйственной деятельности, начертании коммуникаций и расселении населения на территории региона. Здесь находятся такие промышленные узлы как Череповец, Санкт- Петербург, Мончегорск, Никель, Воркута, Кириши, Ухта, Сланцы, Архангельск, Новодвинск, Северодвинск и другие, которые являются мощными источниками загрязнения окружающей среды. Доля населения (% от общей численности), подвергавшегося в отдельные годы за период 1988-1992 гг. воздействию максимальных разовых концентраций вредных веществ в атмосферном воздухе (более 10 ПДК), составляла в Ленинградской области 59,1-69, Вологодской — 39,1-49,
Архангельской и Карелии — 29,1, Коми — 19,1-29 и Мурманской области — до 19. Свой вклад в этот процесс вносят также различные продуктопроводы, на которых все чаще возникают аварии, а также сельско-хозяйственное производство с его пестицидами и минеральными удобрениями, крупные животноводческие комплексы и птицефабрики.
Эти и другие факторы окружающей среды воздействуют на состояние физиологических систем здоровых людей и накладывают отпечаток на формирование и структуру заболеваемости населения, течение патологических процессов в регионе.
Установлено, что климато-географические условия Европейского Севера оказывают влияние на иммунологические показатели (Щеголева JI. С. и др., 1995). В течение полярной ночи наблюдается снижение содержания циркулирующих Т-клеток, увеличивается количество лейкоагглютининов (до 29%), аутогемагглютининов (до 20%), антител к тиреоглобулину (с 3 до 9%). Нарастание титров указанных аутоантител достоверно коррелирует с дефицитом освещенности (г=0,68-0,85) и дефицитом тепла (г=0,54-0,72). Аномальные циркулирующие иммунные комплексы, напротив, наиболее часто выявляются в период полярного дня. При обследовании работающих на архипелаге Шпицберген, где период незаходящего солнца длится почти 3 мес, наиболее часто выявлялись признаки аутосесибилизации, достаточно четко связанные с активизацией В-клеточного звена иммунитета и пролиферативной активностью клеток моноцитарного ряда.
Исследования Г.Н.Дегтевой и М.Х.Шраги ( 1995) показали, что у жителей Европейского Севера количество эритроцитов имеет тенденцию к увеличению, величина гематокрита также увеличивается. У мужчин, проживающих в прибрежной зоне Ненецкого автономного округа (НАО), этот показатель выше на 19%, а у женщин — на 8% по сравнению с нормативами. Средний объем эритроцита также повышается с увеличением широты местности, при этом заметно снижается концентрация гемоглобина в эритроците. С увеличением суровости климата повышается суточный эритропоэз, который, у жителей г. Нарьян-Мара выше, чем у москвичей, в 1,6 раза. Продолжительность же жизни эритроцитов у северян значительно ниже (до 44 суток) по сравнению с москвичами (65 суток). Однако не во всех случаях существует прямая зависимость гематологических показателей от широты местности и суровости климата. Так, например, общее содержание гемоглобина и количество эритроцитов у жителей Архангельска несколько ниже, чем в суровом НАО. Следовательно, не только климато-географические, но, вероятно, и другие экологические факторы влияют на гематологические показатели.
Установлено, что климатические условия региона способствуют напряжению комплекса гипоталамус-гипофиз-щитовидная железа в период полярной ночи. Воздействие низких температур, широкого спектра магнитного поля способствует активному синтезу секвестрированных аутоантител с последующей аутосенсибилизацией, в том числе к антигенным структурам щитовидной железы. Тиреопатии с аутоиммунным патогенезом развития выявляются в регионе в несколько раз чаще, чем на других территориях страны. Биогеохимические особенности региона (дефицит фтора, кальция, железа, йода), как уже отмечалось, служат причиной ряда эндемических состояний, в т.ч. эндемического зоба. Региональной особенностью эндемической гиперплазии щитовидной железы у детей и подростков является полимикроэлементоз (гипоцинке- мия, гипокупремия, гиперферриемия), что неблагоприятно сказывается на физическом и психическом развитии детей. Патология щитовидной железы усугубляет многоплановый иммунодефицит, присущий здоровым жителям Севера, поэтому течение тиреопатий здесь отличается торпидностью, рецидивированием, а обычные методы лечения недостаточно эффективны (Шацова Е.Н., Романова Т.Б., Маркова О.В., 1995).
Неблагоприятные условия Северо-Запада России (продолжительная зима, повышенная влажность воздуха, резкие перепады атмосферного давления, гиповитаминоз) оказывают существенное влияние на течение последствий черепно-мозговых травм. Обследование и наблюдение в течение года военнослужащих, получивших черепно-мозговые травмы при прохождении службы в Северо-Западном регионе, показало, что декомпенсация наблюдалась у них в 77% случаев, тогда как у таких же больных военнослужащих в средней полосе России — в 39% (Емельянов А.Ю., 1995).
Совместное влияние местных климатических и производственных факторов также предопределяет своеобразие патологических процессов. Анализ состояния здоровья работников птицефабрик Северо-За- падного региона показал, что его климатические факторы в сочетании с производственными (постоянное воздействие низких температур, контрастность светопериодики, ультрафиолетовая и витаминная недостаточность, эндогенный полимикроэлементоз) вносят свой вклад в
Таблица 16.
Общие коэффициенты рождаемости, смертности, прироста населения в 1993-1994 гг. по регионам РФ (на 1000 населения)
colspan="2">
Число
родившихся

Регионы, республики, области

Число
умерших

Естественный прирост, убыль (-)

1993

1994

1993

1994

1993

1994

Россия

9,4

9,6

14,5

15,7

-5,1

-6,1

Северный экономический район

8,8

9,0

13,3

14,8

-4,5

-5,8

Республика Карелия

8,8

8,6

14,8

16,8

-6,0

-8.2

Республика Коми

9,8

9,7

11,8

13,2

-2,0

-3,5

Архангельская область, в т.ч. Ненец т\л автономный округ

8,9
11,4

9,2
13,0

14.3
10.3

15,6
10,5

-5,4
1,1

-6,4
2,5

Вологодская область

8,9

8,8

15,3

16,6

-6,4

-7,8

Мурманская область

7,2

8,5

10,1

11,7

-2,9

-3,2

Сев.-Зап. экономический район

7

7,3

17,9

18,5

-10,9

-11,2

Санкт-Л етербург

6,6

7,1

17,4

17,2

-10,8

-10,1

Ленинградская область

7,1

7,4

17,9

19,4

-10,9

-12,0

Новгородская область

7,9

8,0

18,8

20,3

-12,4

-12,3

Псковская область

8 '

8,0

20,4

22,6

-9,0

-14,6


формирование общей и профессиональной заболеваемости. Наиболее часто здесь регистрируется патология кровообращения и дыхания: 45,4 и 34,4 случаев на 100 работающих соответственно. Ведущими профессиональными заболеваниями оказались болезни органов дыхания не только аллергического, но и сочетанного происхождения, которые, как правило, развивались на фоне сердечно-сосудистой патологии. Наличие северной адаптационной легочной гипертензии наблюдалось в 85-90% случаев, в том числе в 70% — у практически здоровых людей (Шацова Е.Н., Плакидин В.Г., Ушничкова Г.И., 1995).
Климато-географические условия Заполярья оказывают неблагоприятное влияние на работоспособность людей. Комплексное динамическое
Таблица 17.
Медико-демографические показатели Архангельской области (Антонюк И.И., Ермаков С.П., 1996)

Годы

Средняя ожидаемая продолжительность жизни

Стандартизованное отношение смерти

Потерянные годы потенциальной жизни

Россия

Область

Область

Россия

Область

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

-1989

64,5

75,5

64,1

74,8

1,0

1,0

160,9

69,1

163,6

59,3

1990

63,8

74,4

63,7

73,9

1,0

1,1

171,4

68,0

161,9

60,4
/>1991
63,5

74,3

63,4

74,1

1,0

1,0

175,7

68,6

164,7

59,0

1992

62,1

73,8

60,4

72,7

1,1

1,1

196,1

71,6

214,9

70,6

1993

59,0

71,5

57,2

70,2

1,2

1,1

239,6

84,0

267,1

86,6


исследование функционального состояния и работоспособности буровиков в регионе показало, что при планировании работ необходимо учитывать, что время выполнения субмаксимальной нагрузки работающими без ущерба для здоровья здесь значительно снижено по сравнению с идентичной нагрузкой в умеренных широтах (Теддер Ю.Р., Гудков А.Б., ЛабутинН.Ю„ 1995).
При оценке медико-экологического статуса региона следует учитывать приводимые ниже основные демографические показатели (табл. 16). Из этих данных видно, что увеличение естественной убыли населения, отмечаемое почти повсеместно в России за последние годы, на большинстве территорий региона имеет опережающие темпы.
По ряду показателей состояние здоровья населения территорий региона отличается в худшую сторону по сравнению со среднероссийским уровнем. Сравнение традиционных медико-демографических параметров показало, что средняя продолжительность жизни (СПЖ), как для мужчин, так и женщин в 1989-1993 гг. в Архангельской области, например, была меньше среднероссийской (табл. 17). Сходным является также увеличение разрыва между СПЖ мужчин и женщин, который составлял в г. 12,5 лет в России и 13,0 года в Архангельской области.
Рост стандартизованного отношения смерти в области в 1989-1993 гг. свидетельствует об ухудшении ситуации по сравнению со среднероссийской. Следует учитывать, что показатель средней продолжительности предстоящей жизни в наибольшей степени отражает влияние социально- экономических факторов. Именно эти факторы обусловили его резкое ухудшение в 1992-1993 гг. У мужчин основными причинами сокращения СПЖ были травмы, отравления и болезни системы кровообращения, у женщин болезни системы кровообращения. Значительный вклад в сокращение СПЖ для мужчин вносят болезни органов пищеварения, инфекционные и паразитарные болезни, психические расстройства, болезни мочеполовой системы, болезни нервной системы и органов чувств, а у женщин —новообразования, болезни органовдыхания, эндокринной системы, психические расстройства, болезни мочеполовой системы, осложнения беременности и родов, болезни перинатального периода. Здесь уместно отметить следующее: пространственное распределение потерь трудового потенциала от болезней перинатального периода в стране показывает, что наибольшие величины этих потерь регистрируются на Северо-Запа- де России.
Анализируя приведенные данные по Архангельской области, следует также иметь в виду, что это не самые худшие показатели в Ce- веро-Западном регионе. Так, например, более низкие показатели СПЖ в 1992 г. были в Мурманской области (55-58 лет) и Карелии (58-61).
При оценке медико-экологического статуса региона необходимо учитывать и другие медико-демографические и медико-статистичес- кие показатели, приводимые ниже.
Так, в 1992 г. Псковская, Новгородская, Мурманская области и Республика Карелия входили в число территорий России, где были зарегистрированы наименьшие значения среднего возраста умерших, а наиболее высокие значения потерянных лет потенциальной жизни в стране были также на Северо-Западе России (особенно в Карелии, Ленинградской, Архангельской и Вологодской областях).
Стандартизованный коэффициент смертности от злокачественных новообразований (на 100 тыс. населения) в 1989-1992 гг. достигал в Ленинградской области — 222-240, Новгородской, Псковской, Архангельской областях и Республике Карелия — 200-222, Мурманской, Вологодской областях и Республике Коми — 182-200; от травм и отравлений, вызванных внешними причинами (1992 г.) — в Республиках Карелия, Коми и Ленинградской, Новгородской областях — 225-295, в Псковской, Вологодской, Архангельской областях — 175-225, в Мурманской — 130-175; от болезней системы кровообращения в возрасте 0-64 года (1992 г.) — в Республиках Коми,
Карелия и Псковской области — 220-250, в Мурманской, Вологодской, Архангельской, Ленинградской и Новгородской областях — 190- 220. Такой показатель “социального стресса” как стандартизованный коэффициент смертности от самоубийств в Республиках Карелия, Коми й Архангельской, Вологодской, Новгородской областях в 1992 г. увеличился по сравнению с 1989-1991 гг. на 30% и более и достиг в Карелии и Архангельской области 49-58 , а в Вологодской, Новгородской областях и Коми — 42-49 случаев на 100 тыс. населения. По показателю сверхсмертности мужчин трудоспособного возраста от болезней системы кровообращения и органов дыхания Вологодская и Новгородская области входят в число 10 субъектов Федерации, где эти показатели самые высокие в страну.
Максимальные уровни инвалидизации по сердечно-сосудистым и онкологическим заболеваниям в стране регистрируются также в Ce- веро-Западном регионе.
Одним из важных индикаторов экологического неблагополучия считается процент новорожденных с массой тела менее 2,5 кг. В 1988-1991 гг., когда этот показатель в среднем по России был 5,2%, в Северодвинске, Череповце, Ухте и Архангельске он достигал 7-11%.
Изучению особенностей заболеваемости населения региона и районов Европейского Севера России посвящено много работ. Приведем лишь некоторые выводы из них, имеющие обобщающий характер.
Г.М.Данишевский (1968), который был в течение ряда лет узником ГУЛАГа в северных районах региона, считал важнейшими болезнями здесь гиповитаминозы, сердечно-сосудистые заболевания, ревматизм, туберкулез, а также указывал на пневмонии, вирусный гепатит, детские инфекции, гельминтозы, трансмиссивные болезни, эндемический зоб, злокачественные новообразования и почечнокаменную болезнь.
В.П.Казначеев и В.Ю.Куликов (1980) относят к важнейшим заболеваниям всех районов Крайнего Севера гипертоническую болезнь, комбинацию гипертонической болезни с атеросклерозом, хронические бронхиты, острые и хронические пневмонии, рахит, хронический тонзиллит и некоторые кишечные инфекции.
А.П.Авцын и его сотрудники (1985), более 20 лет изучавшие патологию человека на Севере, составили его широкую нозологическую панораму, характеризующуюся не только разными формами криопатологии, инфекциями и паразитозами, болезнями сердечно-сосудистой, легочной, пищеварительной и нервной систем, но и болезнями,

связанными с биогеохимическими факторами (гипофтороз, гипойодизм, железодефицитные состояния). He меньшее значение имеют различные формы патологии, обусловленные качественным дисбалансом питания (моно- и полигиповитаминозы, гипопротеинозы), и, в частности, преобладанием консервированных продуктов в пищевом рационе. Широко распространены на Крайнем Севере различные формы общего и местного охлаждения организма, включая нейроваскулиты нижних и верхних конечностей. Важное место занимают здесь бытовые и производственные интоксикации и обусловленные ими центральные и периферические нейропатии. Среди заболеваний пищеварительной системы нередки острые и хронические гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Явления дисбактериоза отмечаются как у взрослых, так и у детей не только в пищеварительном тракте, но и в воздухоносных путях, а также на кожных покровах. Отмечена двусторонняя связь между дисбактериозами и вторичными формами иммунодефицита, распространенного на Севере. В различные сезоны и в тесной зависимости от миграции трудовых контингентов (характерной для Европейского Севера России) возникают те или иные проявления диза- даптации и диссинхронозов, которые накладывают свой отпечаток на течение ряда патологических процессов. Многие (хотя отнюдь и не все) патологические процессы здесь имеют явную тенденцию к более затяжному течению, чем у жителей умеренных широт.
Характерные черты этой нозологической панорамы Севера присущи всему региону, но их выраженность снижается по мере продвижения к югу и видоизменяется под влиянием азональных явлений (например, очагового территориального размещения промышленных узлов, биогеохимических и других аномалий).
Показатели заболеваемости населения Северо-Западного региона существенно превышают среднегодовые по России по следующим болезням: болезни эндокринной системы, нарушения обмена, питания и иммунитета (Мурманская область), сердечно-сосудистой системы (Санкт-Петербург, Архангельская и Вологодская области), мочеполовой системы (Республика Коми, Архангельская и Ленинградская области), кожи и подкожной клетчатки (Архангельская область), врожденные аномалии (Мурманская и Архангельская области), осложнения беременности и родов, в т.ч. анемия (Архангельская область). Уровень заболеваемости новорожденных выше среднероссийского в 2 и более раза в Псковской и Ленинградской областях, в 1,5-1,99 раза—Республике Коми
и Архангельской области, в т.ч. врожденными аномалиями (Архангельская область), гемолитической болезнью (Санкт-Петербург, Республика Карелия), внутричерепными родовыми травмами (Псковская область) и сепсисом (Республика Коми). Важно отметить наличие на территории региона очагов (локусов) повышенной заболеваемости: общей (Мончегорск), по группам болезней крови и кроветворных органов (Череповец, Воркута, Кандалакша, Вологда , Архангельск — в 2-7 раз выше среднероссийской), эндокринной системы, нарушений обмена, питания и иммунитета (Северодвинск, Вологда — в 2-7 раз выше среднероссийской), глаза и его придатков (Вологда — в 2-3 раза выше среднероссийской), органов дыхания (Воркута, Северодвинск — в 2,2-4,9 раза выше среднероссийской), органов пищеварения (Кандалакша), мочеполовой системы (Вологда, Кандалакша — в 2-6 раз выше среднероссийской), кожи и подкожной клетчатки (Кандалакша). Заметим, что все эти локусы совпадают с дислокацией промузлов, интенсивно загрязняющих окружающую среду.
Оценка влияния экологической ситуации на здоровье населения северных районов, как уже говорилось, затрудняется высоким уровнем миграции. Проведенные исследования показали, что в импактных районах, где экологические проблемы стоят особенно остро, заболеваемость населения в 1,5-1,7 раза превышают общероссийский уровень. При этом наиболее часты болезни эндокринной системы и органов пищеварения, анемии, пневмонии, дерматиты. Патологии беременности и родов достигают 20% (включая анемии, поздние токсикозы и аномалии родовой деятельности). По данным научно-производственного центра экологической безопасности населения Госсанэпиднадзора РФ, экологическая обусловленность заболеваний детей в импактных районах Севера России достигает 40%, в то время как в промышленно развитых регионах не превышает 25-30%. Наибольшая разница этих показателей отмечается по болезням костно-мышечной и нервной систем, новообразованиям. По здоровью населения большинство импактных районов Севера может рассматриваться как зоны экологического бедствия или чрезвычайной экологической ситуации (Терещенков О.М., Кутыев Х.А., 1995).
Отмечается повышенная гинекологическая заболеваемость женщин, проживающих в районах Европейского Севера страны. Так, по данным Д.И.Гайворонских (1995), обследовавшего 602 женщины фертильного возраста, проживающих в этих районах 2-10 лет, показатель гинекологической заболеваемости составил 51,5% против 18,2% в среднем


мужчин почти на всех территориях региона превышают среднероссийские (среди женщин они примерно равные) (табл. 18). Особенно высоким остается здесь уровень заболеваемости раком органов пищеварения. В 1994 г. заболеваемость раком пищевода составляла в Республике Коми 16,4, Архангельской области — 14,0 (в России — 8,3); раком желудка — в Новгородской области Архангельской и Псковской областях — 50,6 (в России—40,0); раком прямой кишки — в
Территории мужчины женщины
Россия: 270,5 168,4
Северный район 279,5 163,3
Республики:
Карелия
267.8 169,0
Коми 271,9 160,8
^ ' Обласж Архангельская 291,8 156,0
Вологодская 176,6 158,6
Мурманская 281,5 184,5
Северо-Западный
район
283,9 184,3
Санкт-Петербург 282,3 197,8
Области:
Ленинградская
273,3 156,6
Новгородская 304,6 179,4

Таблица 18.
Стандартизованные показатели заболеваемости злокачественными новообразованиями в 1994 г. (на 100 тыс. населения)



Районы

средний
показа
тель


Бокситогорский

21,41

2,13

Волосовский

22,88

1,36

Волховский

19,77

1,69

Всеволожский

18,77

1,33

ВЫ боргский

25,35

2,64

Гатчинский

26,78
/>0,94

Кингисеппский

25,84

0,91

Киришский

29,23

1,43

Кировский

14,45

3,02

Лодейнопопьскиу

23,19

0,67

Ломоносовский

33,30

3,50

Лужский

31,32

1,21

Подпорожский

14,69

3,28

Приозерский

25,95

5,19

Сланце вский

27,84

1,70

Тихвинский

37,35

1,74

Тосненский

23,49

1,40

Всего по области

26,70

0,50



Районы

средний
показа
тель


Бокситогорский

10,08

0,91

Волосовский

18,71

0,89

Волховский

12,74

1,22

Всеволожский

9,07

1,28

Вы боргский

7,70

0,93

Гатчинский

0,79

1,12

Кингисеппский

14,45

4,08

Киришский

20,80

0,47

Кировский

7,38

0,60

Лодейнопольский

20,06

2,62

Ломоносовский

17,61

4,24

Лужский

17,43

1,51

Подпорожский

8,09

0,59

Приозерский

11,64

2,65

Сланце вский

12,38

2,60

Тихвинский

20,45

2,47

Тосненский

8,56

0,93

Всего по области

12,68

0,49



Санкт-Петербурге 19,3, Республике Коми 14,8, Мурманской области 14,5 (в России — 11,1). Гораздо выше среднероссийского уровня заболеваемость лейкемиями среди мужчин (например, в Республике Карелия 11,8; Архангельской области 9,4; России 6,2), а по частоте регистрации гемобластозов среди женщин (10,1) Северный район занимает второе место в стране (Двойрин В. В. и др., 1995).
Обращает на себя внимание выраженная неравномерность территориального распространения заболеваемости новообразованиями. В качестве примера приведем соответствующую нозологическую карту Ленинградской области (рис. 33). Попутно заметим, что это характерно и для многих других болезней, например, врожденных аномалий (рис. 34).
По данным Государственного комитета санэпиднадзора РФ, эпидемическая обстановка в регионе характеризуется как напряженная и за последние годы постоянно ухудшается (табл. 19 и 20). Например, в 1994 г. выше среднероссийской была заболеваемость дизентерией в Республике Карелия и Псковской области (в 2 раза), Новгородской области (в 2,5 раза), Санкт-Петербурге, Ленинградской и Архангельской областях; гепатитом А — в Республике Карелия (в 1,5 раза), в Ленинградской и Новгородской областях (в 2 раза); сальмонеллезами — в Республиках Коми (более, чем в 2 раза) и Карелия (в 2,5 раза), Мурманской и Вологодской областях. Перечисленные инфекции, как известно, находятся в прямой зависимости от санитарного состояния окружающей среды. Так, высокая заболеваемость кишечными инфекциями в Республике Карелия и Новгородской области связана с выраженным микробным загрязнением водопроводной воды. Водные вспышки инфекций в 1994 г. были зарегистрированы в Мурманской и Вологодской областях. На эпидемическую обстановку в Череповце и Вологде оказывает отрицательное влияние дефицит питьевой воды. В Карелии и Ленинградской области 35% исследованных проб воды поверхностных водоемов не соответствуют гигиеническим нормативам по санитарно-химическим параметрам и более 25% по микробиологическим. В 1994 г. из воды Невы выделялись возбудители кишечных инфекций и лямблии. В Мурманской области применяемые технологии и приемы водоподготовки не соответствуют классу используемых водоисточников почти на 50% водопроводов. Нередко причиной возникновения вспышек кишечных инфекций (особенно дизентерии) служит неудовлетворительное состояние молокообрабатывающих предприятий (Санкт-Петербург, Ленинградская область).
Таблица 19. Инфекционная заболеваемость в Северном и в Северо-Западном районах РФ (на 100 тыс. человек, 1993-1994 гг.)


Северный

Сев.-Западный

Россия

БОЛЕЗНИ

1993

1994

1993

1994

1993

1994

Дифтерия

9,0

36,9

43,2

60,3

10,3

26,8

Менингококковая инфекция

3,9

4,5

3,1

3,2

3,6

3,9

Коклюш

24,5

25,9

63,2

102,9

26,6

32,8

Корь

26,3

21,9

33,2

10,9

50,3

19,4

Эпидемический паротит

11,0

12,9

31,2

59,1

30,2

27,0

Туберкулез, активн. формы

28,5

32,5

35,9

42,9

40,3

44,8

Туберкулез, органовдыхания

25,6

29,6

33,1

39,5

36,7

41,5

Туберкулез, бациллярные формы

12,5

15,4

15,4

18,0

18,2

20,3

Брюшной тиф

0,10

0,07

0,09

0,14

0,56

0,30

Другие сальмонеллезы

111,8

116,2

59,8

63,1

68,3

69,6

Сальмонеллезы группы В

3,7

4,3

3,6

4,3

6,7

8,3

Сальмонеллезы группы С

2,2

1,5

3,5

3,5

2.5

2,2

Сальмонеллезы группы Д

99,1

102,0

51,0

53,2

52,7

52,0

Бактериальная дизентерия

230,0

189,0

161,1

233,3

127,7

149,0

Дизентерия Зонне

168,9

121,5

78,8

82,3

57,5

64,1

Дизентерия Флекснера и Ньюкасл

24,9

36,3

48,0

95,3

34,8

45,9

ОКИ установленной этиологии

65,3

61,1

60,6

56,1

65,5

62,1

ОКИ неустановленной этиологии

359,1

310,8

433,7

443,2

310,9

309,7

Вирусный гепатит А

137,3

113,6

183,1

193,6

110,1

109,9

Вирусный гепатит В

19,2

18,2
/>41,3
35,7

22,3

26,9

Сифилис

18,2

55,0

57,3

131,8

32,4

82,9

Гонорея

392,6

358.3

374,2

296,8

213,6

191,7

ГЛПС

0,4

0,5

0,3

0,1

3,6

5,9

Клещевой энцефалит

1,9

0,7

1,3

1,1

5,1

3,8

Болезнь Лайма

4,6

2,5

10,9

4,5

3,5

2,7

Туляремия*

20

11

-

-

344

95

Лептоспироз*

101

51

126

103

1436

1631


Примечание: * число зарегистрированных заболеваний
Неудовлетворительные санитарные условия, способствующие развитию не только кишечных инфекций, но и других заболеваний, — сь ноним неблагополучных медико-экологических условий. По официальным данным, доля (процент) персонала предприятий промышленности транспорта, связи, строительства, лесозаготовок и рыболовства, занятого в условиях, не соответствующих санитарно-гигиеническим нормам, составляет в Архангельской области 51-78%, Вологодской, Мурманской областях и Республике Коми — 41-51 %, Республике Карелия
Таблица 20.
Инфекционная заболеваемость по городам-центрам РФ в Северо-Западном регионе в 1994 г. (на 100 тыс. человек)

Нозологические формы

Петро
заводск

Сык
тывкар

Архан
гельск

Мур
манск

Нов
город

Брюшной тиф

-

-

_

-


Другие сальмонеллезы

178,7

106

88.7

85,5

126,4

Бактериальная дизентерия

195,1

177

231,4

90,2

719

в т.ч. бактериологически +

163,6

165

181,5

82,8

675,1


Зонне

117,1

123

116,9

61,3

608,9

И о НИЛ.

Флекснер

46,5

40

64,6

21,4

48,2

ОКИ установл. этиологии

55,5

96

52,3

67,4

76,5

ОКИ неустановл. этиологии

329,7

292

356

416,9

741,5

Псевд отубер ^глез

19,9

11,9

1

25,7

13,7

Вирусный гепатит А

128,5

25

53.5

108

150,5

Вирусный гепатит В

26,5

33,3

34

21,4

15,8

Вирусный гепатит С

4,6

0,8

12,8

6,5

1.6

Дифтерия

103,1

338

63

30

105,6

Коклюш

62,3
/>14,4
15,4

92,2

120,1

Скарлатина

108,8

28

72,8

48,7

124,7

Эпидемический паротит

7,5

8,6

11,1

19,2

12,9

Корь

1,8

0,4

14,2

1.1

8,7

Менингококковая инфекция

6,4

7

6

6,1

4,6

Туберкулез, активн. формы

44,7

75,1

34,2

29,1

44,1

Туберкулез органов дыхания

39

68,2

31,1

27,1

41,6

Туберкулез, бацилл, формы

15,7

30

15,2

10,8

23,7

Педикулез

442,5

127,7

390,5

610,8

352

32-41%, Ленинградской, Новгородской и Псковской областях — 23%. Отмечается рост заболеваемости некоторыми управляемыми инфекциями и особенно дифтерией. Уровень заболеваемости ею f г. возрос в Республиках Коми и Карелия, Архангельской, Псковской областях в 2-4 раза и превышал среднероссийский: в Санкт-Пе- тербурге и Новгородской области в 2 раза, Республике Карелия — н Республике Коми и Ленинградской области — в 3, Псковской оГ- ласти — в 3,5 раза.
По данным обследования контингентов потенциальных доноров в Ce- веро-Западном регионе России, инфицированность населения вирусом гепатита В составляет 1,3%, вирусом гепатита С — 1,6%, бледной трепоне- мой — 0,1%, цитомегаловирусом — 50-75% (Жибурт Е.В. и др., 1995).

Рис. 35. Медико-географические зоны (Исаченко А.Г., 1995). Объяснения в тексте.
Рис. 35. Медико-географические зоны (Исаченко А.Г., 1995). Объяснения в тексте.


Территориальная приуроченность предпосылок потенциальной опасности заболевания природноочаговыми болезнями в медико-географических зонах региона, выделяемых А.Г.Исаченко (1995) и показанных на приводимой картосхеме (рис. 35), следующая: Субаркти- ка — альвеококкоз, эхинококкоз, лептоспироз, туляремия, дифиллоботриоз, описторхоз; Северная тайга—туляремия, ГЛПС, лептоспироз, дифиллоботриоз, описторхоз, альвеококкоз, эхинококкоз; Средняя тайга—туляремия, клещевой энцефалит, лептоспироз, ГЛПС, дифиллоботриоз; Южная тайга и подтайга—клещевой энцефалит, туляремия, лептоспироз, ГЛПС, лихорадка Ky, дифиллоботриоз, псевдотуберкулез.
По данным А.П.Поспелова (1987), в 1970-1986 гг. максимальная годовая заболеваемость клещевым весенне-летним энцефалитом была в Вологодской области 4,58, Ленинградской — 2,5, Новгородской — 2,35, Псковской — 1,07, Архангельской — 0,28, Республиках: Карелия — 4,22, Коми — 0,18; геморрагической лихорадкой с почечным синдромом (ГЛПС): в Ленинградской области — 0,79; Вологодской — 0,45; Мурманской — 0,27; Псковской — 0,12; Республиках: Карелия — 2,19; Коми — 0,16; лептоспирозами: в Архангельской области — 5,65; Ленинградской — 3,63; Вологодской — 2,74; Новгородской — 1,21; Мурманской — 0,94; Псковской — 0,12; Республиках: Коми — 3,34; Карелия — 0,36; туляремией: в Архангельской области — 2,89; Новгородской — 1,38; Вологодской — 1,06; Псковской 0,59; Мурманской — 0,18; Ленинградской — 0,07; Республиках: Карелия — 0,14; Коми — 0,18. Следует заметить, что в 1946-1949 гг. (до введения прививок против туляремии) в Северо-Западном регионе России было зарегистрировано 4592 случая этого заболевания (Тока- ревич К.Н. и др., 1976). В 1993 г. на регион пришлось 5,8% случаев туляремии, зарегистрированных в стране, а Архангельская область занимала по частоте заболеваемости этой инфекцией (1,29 случаев на 100 тыс. населения) 3-е место в стране.'
Регион относится к числу наиболее пораженных дифиллоботрио- зом территорий страны. В 1991-1993 гг., когда среднероссийский показатель заболеваемости этой инвазией равнялся 14,9, в Республике Карелия он достигал 52,0; Псковской области — 50,5; Республике Коми — 47,4; Ленинградской области — 41,3.
Высокая заболеваемость трихинеллезом (1992 г.) регистрируется в Мурманской области (5,8), Республике Коми (4,6) и Ленинградской области (2,4) (среднероссийский показатель—0,45); эхинококкозом — в Архангельской области (0,25, в среднем по России — 0,11); опистор- хозом — в Республике Коми. В северных районах региона распространен токсоплазмоз. При обследовании, проведенном в северо-восточных районах Республики Коми, было выявлено около 30% жителей, инвазированных или перенесших заболевание в прошлом.
Лихорадка Ky регистрируется в Ленинградской (в 1954 г., например, было 336 случаев заболевания), Вологодской, Новгородской и Псковской областях (Токаревич К.Н. и др., 1976).
Как уже отмечалось ранее, в Северо-Западном регионе встречается болезнь Лайма, переносчиками возбудителей которой здесь являются клещи Ixodes ricinus и Ixodes persulcatus. Установлено, что заболевания, возникающие в весенне-летнее время в результате укусов второго клеща, протекают тяжелее, чем заболевания, регистрируемые осенью в результате укусов первого из указанных клещей (Козлов С. и др., 1996).
В качестве отличительной особенности нозологического профиля региона можно также считать и кольский энцефалит (болезнь Эконо- мо), регистрировавшийся в Мурманской и Архангельской областях (Авцын А.П. и др., 1985).
В 1981 г. в Карелии была открыта новая арбовирусная инфекция — карельская лихорадка, поразившая в ряде районов республики около 200 человек. В других регионах страны эта инфекция не встречается.
Причинно-следственные связи между местными экологическими условиями и заболеваемостью населения легче выявляются, когда речь идет о природноочаговых, биогеохимических и метеотропных патологиях. Сложнее выявлять эту зависимость, когда речь идет о социально-экологических предпосыках болезней. Однако, как это можно было видеть, на территории Северо-Запада России заметно проявляется пагубное влияние многих промузлов на состояние здоровья населения.
В дополнение к сказанному приведем примеры.
В Новгородской области зарегистрировано отрицательное влияние на здоровье населения химического предприятия “Акрон”. Вокруг него отмечается сильное загрязнение почв медью, цинком, кадмием, сильно загрязняется атмосферный воздух. Общая заболеваемость детей, проживающих в прилегающей к нему зоне, по сравнению с контрольной зоной выше в 1,2 раза, заболеваемость болезнями верхних дыхательных

путей — в 2,4 раза. Заболеваемость детей, проживающих на расстоянии 800 м от Маловишерского стекольного завода, достоверно выше, чем у детей, проживающих на большем расстоянии от него. Отрицательное воздействие выбросов в окружающую среду на заболеваемость, в частности, детского населения было установлено в окрестностях Окуловского целлюлозо-бумажного комбината, Боровичского комбината огнеупоров и Боровичского завода деревообрабатывающих станков. Анализ заболеваемости сельского населения Новгородского района в 1986-1990 гг. показал прямую связь между суммарной нагрузкой почвы пестицидами и заболеваемостью детей болезнями органов дыхания, периферической нервной системы, нефритами, нефротическим синдромом. В Республике Карелия в Надвоицах почти 90% детей поражены флюорозом, вызываемым выбросами алюминиевого завода.
Отмечается, что в местах размещения целлюлозо-бумажных комбинатов (например, Архангельск, Новодвинск, Котлас, Сегежа и др.) заболеваемость населения (особенно детей и подростков) бронхиальной астмой и аллергическим ринитом в 8-10 раз выше, чем в других населенных пунктах региона.
Анализ изложенного материала дает основания сделать вывод о том, что распределение неблагоприятных медико-экологических явлений на территории Северо-Запада России и их структура подчиняются следующим основным закономерностям: пространственное рассеяние и концентрация, определяющие начертание и “кружево” нозоареалов, а также выраженный очаговый характер их; пространственная неравномерность однородных явлений и неоднородность самих явлений; зональность и азональность их размещения и динамики; соответствие их проявления географическим предпосылкам (природным, социально-экономическим, экологическим); направленность векторов ухудшения медико-экологического статуса с юга на север и с юго-запада на северо-восток; ведущая роль социально-экономических условий в фомировании не- благопрятных медико-экологических явлений.
Анализ динамики и тенденций изменения медико-экологической ситуации в регионе за последние десятилетия дает основание прогнозировать ее ухудшение в предстоящие 10-15 лет.
<< | >>
Источник: АА.Келлер, В.И.Кувакин. МЕДИЦИНСКАЯ ЭКОЛОГИЯ. 1998 {original}

Еще по теме Глава 9. Медико-экологические проблемы Северо-Запада России:

  1. Глава 8. Медико-экологическая характеристика регионов России
  2. § 2. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИИ
  3. Экологические проблемы России
  4. Северо-Запад
  5. XIV. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИИ
  6. СЕВЕР — ЭТО НЕ ЗАПАД ... И НЕ ВОСТОК
  7. Заколдованный северо#x2011;запад
  8. Северо-запад Америки
  9. Ill Северо-запад Америки
  10. Глава 6 ПСИХОЛОГО-МЕДИКО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОНСИЛИУМЫ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХУЧРЕЖДЕНИЯХ, ПСИХОЛОГО-МЕДИКО- ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОМИССИИ И КОНСУЛЬТАЦИИ
  11. ГЛАВА 1           ЛОГОС И АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРЫ МЫШЛЕНИЯ ЗАПАДА И РОССИИ
  12. Президента ГУ Национального медико-хирургического центра им. Н.И. Пирогова Минздрава России академика РАМН Ю.Л. ШЕВЧЕНКО
  13. Глава 23. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
  14. Экологическое регулирование и экологическое право. Социальные проблемы природопользования и концепция сбалансированного риска
  15. 11.2 Экологическое сознание Запада и Востока
  16. Глава 5 ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
  17. ГЛАВА ПеРвАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИШЬСТВА ЮССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ОСВОЕНИИ СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКИХ КОЛОНИЙ РОССИИ В КОНЦЕ XVUI - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX вв.