<<
>>

Эпилог

За последние десятилетия кардинального изменения экологической обстановки в мире не произошло - продолжается быстрое ухудшение глобальных и региональных экологических условий, несмотря на вложенные в природоохранные мероприятия сотни миллиардов долларов. Даже в сравнительно “благополучных” регионах нарастает деформация среды. Например, в Западной Европе расширяется площадь пораженных лесов, увеличивается площадь за- кисленных почв и водоемов, исчезают грибы.

К.С.Лосев и соавторы (1993) на основе анализа тенденций изменения окружающей среды составили следующий прогноз динамики экологической ситуации в мире до 2030 г.: Рост потребления первичной биологической продукции: 80-85% на суше, 50-60%—глобальное.

Рост концентрации парниковых газов, ускорение роста концентрации CO2 и CH4 за счет ускорения разрушения биоты. Истощение озонового слоя даже при прекращении выброса хлорфто- руглеродов к 2000 г. Сокращение площади лесов умеренного пояса и, особенно, в тропиках —с 18 (1990 г.) до 9-11 млн. км2 (2030 г.). Расширение площади пустынь (60 тыс. км2 в год, возможно и больше). Деградация земель: рост эрозии, снижение плодородия, накопление загрязнителей, закисление, засоление. Подъем уровня океана, возможно до 7 мм/год. Сокращение числа видов организмов на 25% к 2050 г. Рост объемов сточных вод, точечных и площадных источников загрязнения, числа поллютантов и их концентрации в водах суши. Рост накопления массы и числа поллютантов в средах и организмах, рост радиоактивности среды. Рост нехватки продовольствия, генетических заболеваний и заболеваний, связанных с экологическими нарушениями, расширение ареалов инфекционных заболеваний, появление новых болезней.

В течение нескольких грядущих десятилетий население индустриальных стран будет страдать от плохого состояния здоровья и инвалидности (часто в конце жизни) и таких хронических болезней как рак, болезни системы кровообращения, костно-мышечной системы и соединительной ткани, нейропсихи- ческие расстройства. В развивающихся странах основными причинами заболеваемости и смертности будут инфекционные и паразитарные болезни (туберкулез, СПИД, венерические болезни, диареи, малярия, детские болезни полиомиелит, дифтерия, корь и др.), респираторные инфекции, осложнения родов и беременности, перинатальные заболевания. В тоже время в ряде этих стран, уже вступивших в эпидемиологический переходный период, население будет страдать от двойной “ноши” болезней.

По прогнозам зарубежных представителей футуризма здоровья (health futurism), в XXI в. могут появиться новые болезни, которые создадут серьезную угрозу здоровью населения. Столь же неожиданно и драматично как СПИД могут возникнуть эпидемии новых инфекционных заболеваний (Hancock Т., GanettM., 1995).

В результате мутаций могут появиться новые формы ныне существующих заболеваний, чему способствует неоправданное и чрезмерное применение антибиотиков, увеличение ультрафиолетовой радиации вследствие истощения озонового слоя и увеличение содержания токсических химических веществ в окружающей среде. Могут вновь возникнуть вспышки болезней, находящихся в “спячке” или под контролем, как это недавно произошло с бубонной чумой в Индии, лихорадкой Эбола в Центральной Африке и туберкулезом во многих странах мира. Новые соматические болезни могут появиться в результате кумулятивной экотоксичности, а заболеваемость существующими болезнями (например, катарактой и меланомой) возрасти.

В результате глобального потепления ареалы трансмиссивных болезней (например, малярии, желтой лихорадки, денге и др.) могут расшириться. Сейчас невозможно предсказать, какие, где и когда могут возникнуть новые болезни, однако совершенно очевидно, что руководство здравоохранения должно быть готово к неожиданностям.

На состояние здоровья населения в XXI в. будут оказывать влияние два одновременно происходящих процесса—рост численности населения и ухудшение окружающей среды. Уже к 2000 г. половина населения мира станет жить в урбанизированных районах, в ряде из которых будут насчитываться десятки миллионов человек. Плохие жилищные и санитарные условия, потенциальные возможности возникновения эпидемий, социальная дезинтеграция и насилие, сопровождающие быструю урбанизацию, остаются угрозой для здоровья в будущем.

В исследовании “Здоровье людей и экосистем”, проведенном Канадской ассоциацией общественного здравоохранения (1992), отмечается, что наше здоровье зависит от здоровья биосферы, лишь небольшой частью которой мы являемся.

Н.А.Агаджанян (1998) отмечает, что здоровье человека, как и биосферы надо рассматривать в комплексе, как здоровье единого организма, которое зависит от здоровья всех его частей, и приводит данные, характеризующие зависимость между здоровьем человека и здоровьем биосферы. В настоящее время во внешней среде зарегистрировано 4 млн. токсических веществ и ежегодно их количество возрастает на 6000; в организм человека попадает около 100 тыс. ксенобиотиков; каждый 4-й житель Земли страдает аллергией и аутоиммунными заболеваниями; более 80% болезней обусловлены экологическим напряжением. Н.А.Агаджанян указывает, что самое серьезное следствие загрязнения биосферы заключается в генетических последствиях: уже сейчас известно более 2500 видов нарушений здоровья, локализованных на генном и хромосомном уровнях; 10% новорожденных имеют отклонения от нормального развития; около 50% генофонда европейского населении из-за экологического напряжения не воспроизводится в следующем поколении. С каждым годом возрастает удельный вес социальной компоненты в комплексной оценке здоровья современного человека, популяции, общества. Социальная неустроенность, неуверенность в завтрашнем дне, моральная угнетенность, психофизиологическое напряжение, стрессы — расцениваются в качестве ведущих факторов риска, отрицательно воздействующих на здоровье человека и способствующих появлению новых форм экологических болезней, а в некоторых регионах — нарастанию явлений депопуляции. В последние десятилетия появились различные формы своеобразных неспецифических болезней. Некоторые из этих болезней проявляются в виде хронической сверхусталости человеческого организма, полнейшей жизненной апатии, или “живой смерти”. Ожидается очередной научный взрыв, который усилит общественное неравенство и окажется несовместимым с демографическим взрывом.

С таким багажом и тенденциями в развитии медико-экологической ситуации человечество вступает в XXI век и третье тысячелетие.

Вместе с тем, в будущем веке ожидается существенное улучшение медицинских средств и методов диагностики, лечения и профилактики болезней. Так, улучшение диагностики произойдет на базе дальнейшего совершенствования телемедицины, биосенсоров, методов окрашивания хромосом и использования цепьевых реакций (например, полимеразно-цепьевой реакции), ЯМР-томографии и других методов создания изображений. Ожидается появление новых лекарств на основе интерлейкинов, факторов роста человека и цитокинов. По прошествии первых 20 лет нового века появление новых лекарственных средств произведет коренной качественный переворот в лечении сердечно-сосудистых заболеваний и рака. Поистине революционные изменения могут внести в медицинскую практику генная терапия, разработка Проекта генома человека, появление генетических вакцин, моноклональных антител и препаратов, блокирующих информацию, таких как “антисенс” и средства воздействия на транскрипцию. Значительные успехи будут достигнуты в психонейроиммунологии. Известно, что влияние психики на состояние здоровья и течение болезней осуществляется через гормональные и иммунологические системы. Этим же путем реализуется влияние на здоровье таких факторов как социальный статус, сохранение чувства собственного достоинства, свободы и другие морально-этические факторы. Использование знания механизмов этого влияния может помочь не только в профилактике стресса, но и в разработке дизайна окружающей среды, социальных структур и даже больниц. В будущем веке

люди научатся использовать достижения психонейроиммунологии для аутотерапии и поддержки медикаментозного лечения злокачественных новообразований, аутоиммунных болезней, аллергий и инфекционных болезней, прогнозируется создание вакцин против стресса.

Однако какими бы впечатляющими эти прорывы в медицине не были, их влияние на формирование статуса здоровья населения мира будет ограниченным, ибо системы медицинского обслуживания не являются главными детерминантами здоровья. А так как ожидаемая продолжительность жизни будет приближаться к ее пределу, медицинское обслуживание множества пожилых людей станет все больше направляться не на лечение, а на обеспечение высокого качества завершения долгой жизни, что может быть названо обеспечением “здоровой смерти” (healthy death).

Успехи в укреплении здоровья людей в XXI в. будут основываться на улучшении макроэнвайронментальных условий—экологических, социальных, экономических, политических и технологических, что потребует от обществ и правительств стабилизации населения путем воспитания, эффективного осуществления урбанизации, защиты качества окружающей среды, справедливого распределения благ и власти, стимулирования здорового образа жизни. В достижении этого важная роль принадлежит разработке общественной политики обеспечения здоровья, новой экономики здоровья, основанной на целенаправленных инвестициях, и установлению новых более демократичных форм власти.

<< | >>
Источник: АА.Келлер, В.И.Кувакин. МЕДИЦИНСКАЯ ЭКОЛОГИЯ. 1998

Еще по теме Эпилог:

  1. Эпилог
  2. Эпилог
  3. Эпилог
  4. ЭПИЛОГ
  5. эпилог
  6. Эпилог
  7. эпилог
  8. Эпилог
  9. Эпилог
  10. ЭПИЛОГ
  11. Эпилог
  12. эпилог