Политика «великого перелома»

3.1. Начало чрезвычайных мер в экономике. • Кризис конца 1920-х гг. К середине 20-х гг. объективный ход социально-экономического развития, прежде всего индустриализация страны, остро поставил проблему подъема сельскохозяйственного производства и его реорганизации.
Неэквивалентный обмен между деревней и городом в пользу последнего («ножницы цен»), а также политика ущемления в отношении «крепких» хозяйств ограничивали рост товарности крестьянских хозяйств, приводили к сокращению посевов и товарной части зерна, что вело к сокращению его экспорта. Низкий уровень дохода государства от хлебного вывоза ставил под вопрос успех индустриализации: в 1928 г. СССР смог ввезти лишь половину годового объема импорта оборудования дореволюционной России. Аграрный кризис и срыв хлебозаготовок зимой 1927/28 г. окончательно убедили советское руководство в необходимости принятия срочных мер, вплоть до изменения экономической политики государства. • Бухаринская альтернатива. Теоретически возможны были два пути выхода из кризиса: углубление НЭПа, отказ от двойственного отношения к товарным хозяйствам и его владельцам либо полная ликвидация частного сектора и введение государственного контроля над экономикой с применением внеэкономических, «чрезвычайных мер». Н. И. Бухарин выступил против дисбаланса и нарушения пропорций между промышленностью и сельским хозяйством, против директивно-бюрократического планирования с его склонностью к организации «больших скачков». Бухарин считал, что в условиях НЭПа кооперирование через рынок будет включать все более широкие слои крестьян в систему экономических связей и тем самым обеспечивать их «врастание» в социализм. Этому должно было способствовать техническое перевооружение крестьянского труда, включая электрификацию сельского хозяйства. Н. И. Бухарин и А. И. Рыков предлагали следующий путь выхода из хлебозаготовительного кризиса 1927/28 гг.: - повышение закупочных цен (и даже ввоз хлеба), - отказ от применения «чрезвычайных мер», - разумная система налогов на деревенские «верхи», - развертывание крупных коллективных хозяйств в зерновых районах, механизация сельского хозяйства. Существуют различные мнения о возможности реализации планов Н. И. Бухарина, но очевидно, что этот путь требовал значительно большего времени и фактически противоречил планам форсированной индустриализации, что не соответствовало военно-политическим и экономическим целям советского руководства. Кроме того, он вел к ослаблению контроля партии и Советского государства над «капиталистическим» сектором экономики и не исключал дальнейшего идеологического «отступления» - еще более значительного, чем при переходе к НЭПу. • Отказ от НЭПа. Сталинское руководство отвергло этот путь, расценив его как «уступку кулаку» и «проявление правого оппортунизма в партии». Начался окончательный поворот к ускоренному свертыванию НЭПа, прежде всего в наиболее важной системе экономических отношений - между городом и деревней. Государство стремилось к полному контролю над всем произведенным хлебом, а затем и к монополии на его производство. С 1928 г. началось систематическое использование внеэкономических, чрезвычайных мер, в их числе: - конфискации хлебных излишков, - запрещение купли-продажи хлеба, закрытие рынков, обыски, - действия заградительных отрядов, преграждавших крестьянам дорогу к местам свободной продажи зерна.
Это лишь усугубило положение: осенью 1928 г. в стране были введены хлебные карточки. 3.2. Курс на сплошную коллективизацию. В конце 1929 г., на ноябрьском пленуме ЦК, была провозглашена задача проведения в зерновых районах «сплошной коллективизации» за год. 7 ноября 1929 г. появилась статья И. В. Сталина «Год великого перелома», в которой говорилось о коренном переломе в развитии земледелия от мелкого и отсталого к крупному и передовому и выходе из хлебного кризиса «благодаря росту колхозно-совхозного движения» (хотя к тому моменту лишь 6,9 % крестьянских хозяйств было объединено в колхозы). В связи с переходом к политике «большого скачка» фактически была отброшена идея коллективизации на основе добровольности и постепенности (положенная поначалу в основу первого пятилетнего плана) и был взят курс на сплошную насильственную коллективизацию, которая, как считают некоторые исследователи данной проблемы, включала в себя три главные цели: - осуществление социалистических преобразований в деревне; - обеспечение любой ценой импорта машин и оборудования, а также снабжения быстро растущих в ходе индустриализации городов; - развитие системы принудительных работ из «спецпереселенцев» - высланных кулаков и членов их семей. 3.3. «Раскулачивание». • Составной частью процесса коллективизации, его социальной основой и фактором ускорения стало «раскулачивание». В конце декабря 1929 г. Сталин объявил о переходе к политике «ликвидации кулачества как класса». Мероприятия по ликвидации кулацких хозяйств включали запрет на аренду земли и наем рабочей силы, меры по конфискации средств производства, хозяйственных построек, семенных запасов. Кулаками считались крестьяне, применявшие наемный труд и имевшие 2 коровы и 2 лошади (т. е. середняки по дореволюционным меркам). Репрессиям (от арестов до высылки) подверглись и так называемые подкулачники из середняков и бедняков, не одобрявшие коллективизацию. • С конца 1929 г. до середины 1930 г. было раскулачено свыше 320 тыс. крестьянских хозяйств. За два года (1930-1931) в «спец-поселки» была выселена 381 тыс. семей. Бывшие кулаки высылались на Север, в Казахстан, в Сибирь, на Урал, Дальний Восток, Северный Кавказ. Всего к 1932 г. в «спецпоселках» находилось 1,4 млн (а по некоторым данным около 5 млн) бывших кулаков, подкулачников и членов их семей (без учета находившихся в лагерях и тюрьмах). Меньшая часть выселенных занималась сельским хозяйством, большая трудилась на строительстве, в лесной и добывающей промышленности в системе ГУЛАГа. 3.4. Изменение формы собственности. Этапы обобществления сельского хозяйства. • 1928-1930 гг. Согласно первому пятилетнему плану намечалась коллективизация 20 % посевных площадей. Для регионов были определены свои планы коллективизации, постоянно корректировавшиеся в сторону увеличения. В ходе коллективизации по требованию Сталина главной задачей стало максимальное обобществление всех средств производства, скота и птицы. В результате деятельности местных активистов, партийцев, чекистов и присланных из города рабочих к весне 1930 г. в колхозы «записались» около % крестьянских хозяйств. Насильственные методы вызвали недовольство крестьян. Произошли антиколхозные мятежи и восстания на Северном Кавказе, Средней и Нижней Волге и в других районах. Всего в 1929 г. имели место не менее 1,3 тыс. массовых крестьянских выступлений и совершено свыше 3 тыс. «террористических актов». С 1929 г. в республиках Средней Азии и Казахстане началась крестьянская война, которую удалось подавить лишь к осени 1931 г. В статье «Головокружение от успехов» (от 2 марта 1930 г.) Сталин был вынужден признать «перегибы на местах». В результате был разрешен выход из колхозов. К августу обобществленной осталась лишь Vs хозяйств. • 1930-1932 гг. Но передышка имела лишь временный характер. С осени принуждение возобновилось. К 1932 г. была в основном завершена сплошная коллективизация, в колхозах состояло 62 % крестьянских хозяйств. • 1933-1935 гг. К лету 1935 г. в колхозах страны оказалось 83,2 % крестьянских дворов (в 1937 г. - 93 %) и 94,1 % посевных площадей. Даже на Украине, несмотря на голод 19321933 гг. (а во многом благодаря ему), показатель коллективизации составил к 1935 г. 93 %. 3.5. Механизация сельского хозяйства сопровождала процессы обобществления на селе. Были созданы машинно-тракторные станции (МТС). В 1929-1930 гг. на работу в колхозы и МТС были направлены рабочие-двадцатипятитысячники (большинство - кадровые рабочие с трудовым стажем свыше 5 лет). В деревне появились сотни, а затем тысячи тракторов, но в целом уровень технической оснащенности колхозов оставался низким. Кроме того, за использование техники МТС с колхозов взималась плата в натуральном исчислении. 3.6. Результаты коллективизации. • Была создана система экспроприации продукции сельского хозяйства. Колхозы, формально негосударственные хозяйства, сдавали хлеб по ценам в 10 раз ниже реальных. Государство и партийные органы определяли сроки и размеры посева и сбора зерна. • Политика сплошной коллективизации привела к катастрофическим экономическим последствиям: за 1929-1932 гг. валовое производство зерна сократилось на 10 %, поголовье крупного рогатого скота и лошадей (по разным данным) - в 1,5-2 раза. Разорение деревни привело к сильнейшему голоду 1932-1933 гг., охватившему примерно 25-30 млн человек (при этом за границу было вывезено 18 млн центнеров зерна для получения валюты на нужды индустриализации). Во время голода был принят закон «о трех колосках» (7 августа 1932 г.), предписывавший уголовное наказание за «кражу» незначительного количества колхозной продукции. К середине 30-х гг. положение в аграрном секторе несколько стабилизировалось (в 1935 г. была отменена карточная система), хотя только в 50-е гг. производство зерна, мяса, молока приблизилось к уровню, на котором оно находилось в годы, предшествовавшие коллективизации. Низка была и производительность колхозного труда. • Ухудшилось социальное и юридическое положение крестьян, оставшихся в деревне. Крестьяне, составлявшие половину трудящихся, были лишены социальных прав. С введением паспортной системы в 1932 г. крестьянству паспорта не выдавались, и эта часть советских граждан становилась фактически лишенной свободы передвижения. Прикрепление к земле было окончательно оформлено запретом покидать колхозы без разрешения администрации (1937). В результате раскулачивания, голода и оттока крестьян из деревни в города сократилась их численность, что сняло проблему аграрного перенаселения деревни. В то же время после завершения обобществления основной части хозяйств для обеспечения колхозников, получавших крохи по заработанным «трудодням», было разрешено содержать приусадебные хозяйства, продукция которых продавалась на «колхозных рынках». Эти участки (4 % сельскохозяйственных площадей страны), на которых производительность труда была намного выше, к 1938 г. давали 70 % мяса и молока, 50 % овощей, 45 % шерсти, производимых в СССР. 3. Выводы 1. Преодоление экономического отставания. Важнейшим результатом сталинской индустриализации стало сокращение отставания советской промышленности от промышленности капиталистических государств по производству основных видов продукции. Была создана мощная промышленность, прежде всего тяжелая. Однако в расчете на душу населения (которое служит основным показателем уровня технико-экономического развития государства) промышленное производство оставалось в СССР более низким, чем в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки. Несмотря на впечатляющий рост промышленности и транспорта СССР оставался аграрно-индустриальной страной: сельское хозяйство, дававшее, по официальным данным, 23 % ВНП (цены на сельскохозяйственную продукцию были сильно занижены), в реальных ценах производило свыше половины продукции народного хозяйства страны. 2. Характер экономики. Огосударствление средств производства. Провозглашенный «социалистический» характер советской экономики существенно отличался от того, что предполагали классики марксизма. Рабочий класс (как и при капитализме), в том числе рабочие совхозов, был лишен всякого права на владение средствами производства, права распоряжаться результатами своего труда, многих гражданских прав, что создавало почву для внеэкономического принуждения рабочих со стороны государства, которое само реально стало собственником средств производства и подлинным хозяином промышленности. В свою очередь, государственная собственность превратилась в собственность ведомств и советской номенклатуры, которые держали в руках материальные, людские, финансовые ресурсы. Колхозники (формально коллективные собственники хозяйств) также реально не имели возможности распоряжаться средствами производства и результатами своего труда. 3. По итогам двух пятилеток и на основе изучения их опыта в середине 30-х гг. произошли некоторые изменения в социальной политике. Отмена карточной системы в 1935 г. представляла определенный шаг на пути поворота от чисто административных методов руководства к экономическим (восстановление колхозного рынка с его свободными ценами, поощрение личных подсобных хозяйств, формирование более широкого потребительского рынка, допущение элементов рынка рабочей силы). Подобные меры получили название «сталинский неонэп», который в отличие от НЭПа 20-х гг. был направлен на углубление социальной дифференциации и усиление политических репрессий с целью закрепления господствующей роли бюрократии и режима личной власти вождя. 4. Социальную структуру советского общества составили три основных группы: рабочий класс (33,7 %), класс колхозного крестьянства и кооперированных кустарей (47,2 %) и социальная группа служащих и интеллигенции (16,5 %). Сохранялся небольшой слой кре- стьян-единоличников и некооперированных кустарей (2,6 %). 5. Цена индустриального «скачка» была чрезвычайно высокой. Насильственный характер сталинской коллективизации привел к сокращению численности крестьян на треть, разрушению устоев крестьянского быта, потере производственного опыта и огромным демографическим потерям (по разным оценкам от 7 до 10 млн человек). В ходе форсированной индустриализации социально-культурная сфера отошла на второй план. Произошло заметное отставание легкой промышленности и аграрного сектора. Люди 30-х гг. столкнулись с бесправием, проявлениями полной зависимости от органов власти и хозяйственной администрации. 6. Складывание административно-командной системы управления хозяйством. Централизация всех внутренних источников позволила в сравнительно короткие сроки достичь значительных результатов. В результате проведения начального этапа индустриализации оформилась командная (директивная) система руководства советской экономикой. Основными чертами директивной экономики стали: огосударствление средств производства; жесткая централизация управления; административное распределение ресурсов и продукции; директивное ценообразование; отсутствие рыночного механизма саморегулирования; ограниченность товарно-денежных отношений; совмещение идеологизированного движения энтузиастов и принудительного труда заключенных и «спецпереселенцев» («труд переселенцев»). 7. Сталинская индустриализация рассматривается многими современными исследователями как советский тип некапиталистической модернизации, которая была подчинена задачам укрепления обороны страны и поддержке статуса великой державы. В результате сплошной коллективизации была создана система перекачки финансовых, материальных, трудовых ресурсов из аграрного сектора в индустриальный. В силу этого главным итогом коллективизации можно считать индустриальный «скачок» СССР. Феномен первых пятилеток заключался в противоречии между созидательным трудом людей, сознательно строивших социализм, и утверждавшимся сталинским самовластием. Ради светлого будущего люди проявляли колоссальный трудовой энтузиазм и терпели деспотизм индустриального производства. Процесс форсированной индустриализации, осуществлявшийся под социалистическими лозунгами, привел к сильнейшим деформациям: культу личности, господству системы внеэкономического принуждения, раскрестьяниванию деревни. Вопросы и задания 1. Назовите основные источники накопления в ходе советской индустриализации. 2. В чем заключались причины хлебозаготовительного кризиса 1928-1929 гг. и каковы были его последствия? 3. Кто в партии выступил против возведения «чрезвычайщины» в систему? Какова судьба этих людей? 4. Что такое сталинский «неонэп»? 5. С помощью статистических данных покажите, была ли выполнена первая пятилетка? Литература Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927-1932. М., 1989. Дмитренко В. 17. Формирование административно-командной системы в 20—30-е годы. М., 1992. Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1996. Красильщиков В. А. Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций. М., 1998. Роговин В. 3. Сталинский неонэп. М., 1994. Соколов А. К. Курс советской истории. 1917-1940. М.,1999. Ч. III. Разд. 1-3.
<< | >>
Источник: В.В. Керов (ред.). КРАТКИЙ КУРС ИСТОРИИ РОССИИ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЁН ДО НАЧАЛА XXI ВЕКА. 2013

Еще по теме Политика «великого перелома»:

  1. Результаты «великого перелома»
  2. 4. "ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА"
  3. Главная сила "великого перелома"
  4. Расстановка социальных сил накануне "великого перелома"
  5. г)              Советская военная промышленность в год «великого перелома*
  6. КРАТКАЯ МЕЛИЦИНСКАЯХАРАКТЕРИСТИКА ПЕРЕЛОМОВ И ПЕРВАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ПЕРЕЛОМАХ
  7. ПЕРЕЛОМЫ
  8. Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
  9. НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ОБРАЗОВАНИЕ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ И ПОЛИТИКА ЕЕ УЧАСТНИКОВ ПО ОСНОВНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ
  10. Переломы в развитии психологической науки. "Сплошная павловизация"
  11. РОЛЬ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ В ЯПОНИИ На переломе
  12. Глава 33. Россия на переломе
  13. § 3. Советское общество на переломе
  14. Г.И.ШМЕЛЕВ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ: НА КРУТОМ ПЕРЕЛОМЕ ИСТОРИИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -