<<
>>

Николай II

Из всех императоров XIX века Николай II (1868-1918), вероятно, меньше всего соответствовал роли руководителя великой России. Личность его мало подходила для сложного времени рубежа XIX-XX вв., времени социальных, революционных и международных бурь.

Рост (1,7 м) и фигура Николая II были далеко не царственные и гораздо менее впечатляющие, чем у всех предшествующих императоров.

Внешне он производил впечатление воспитанного человека, с хорошими манерами. Прекрасно говорил по-английски, также по- французски и по-немецки. Образование наследника предусматривало значительный объем военных наук и практики в гвардейских пол-

ках. Дослужившись до полковничьего чина, Николай II остался с ним навсегда. Некоторые склонны были видеть в этом скромность и непритязательность царя. На самом же деле это объяснялось проще: по правилам царской семьи император оставался в том военном чине, который у него был в момент восшествия на престол.

Образование наследника имело одну особенность: профессора не имели права задавать ему вопросов и таким образом проверить степень усвоения знаний.

Военная струя в воспитании цесаревича была связана с хорошей физической подготовкой. Николай вместе с другими офицерами участвовал в пеших переходах с полной выкладкой по 10-15 верст. Занимался он также яхтой, велосипедом, стрельбой и скачками. Николай был физически крепок, подвижен, подтянут.

В результате такого образования и воспитания Николай II, по словам С. Ю. Витте, стоял «гораздо выше своего отца как по уму и способностям, так и по образованию». Тем не менее, тот же Витте отмечал, что «император Николай II по нашему времени обладает средним образованием гвардейского полковника хорошего семейства». Так что преувеличивать степень образованности после - днего русского царя не следует. По природным данным Николай звезд с неба не хватал. Не было у него и той твердости характера, которой обладал его отец.

Вот почему Николай II не мог ни выработать своей политики, ни обеспечить проведение какой-либо единой политической линии в течение длительного времени, за исключением одной: никакого ограничения самодержавия.

Интересную характеристику Николая дает его близкий род-ственник великий князь Александр Михайлович, оставивший интересную «Книгу воспоминаний». Хорошо знавший Николая с детства, Александр Михайлович с юмором отмечал, что познания его «сводились к разрозненным сведениям по разным отраслям, но без всякой возможности их применять в практической жизни», а «чудодейственная сила таинства во время Св. Коронования способна была даровать будущему Российскому Самодержцу все необходимые познания». Вера в Божественное предрасположение была очень характерна для царя и лишала его активного начала и в жизни, и в политике. Усилиями К.П. Побе-

доносцева Николай усвоил боязнь и нежелание всех и всяческих нововведений. Предрасположенность к мистике убивала в нем стремление активно влиять на события. Незадолго до краха монархии он сказал Александру Михайловичу: «Я готов принять мою судьбу». Далее великий князь пишет: «Никакие предостережения не имели на него действия. Он шел к пропасти, полагая, что такова воля Бога». Это проявилось уже в самом начале царствования Николая II, когда он не изменил распорядка коронационных праздников, несмотря на Ходынскую трагедию.

При работе с документами, которых было, конечно, множество, Николай II не пользовался услугами секретарей. Он лично прочитывал все бумаги. Однако, обеспечить твердую, выверенную политику, соответствующую даже нуждам самой монархии, Николай II не мог. Тем более, что различные влияния других людей (а их было множество) часто отражались на конкретных распоряжениях, иногда противоречивших друг другу.

Женат Николай был на принцессе Алисе Гессен-Дармштад- ской, получившей после принятия православия имя Александры Федоровны. Отношения в семье были очень теплые. У царской четы родилось 4 дочери и 1 сын - последний ребенок, царевич Алексей, оказавшийся больным гемофилией.

Это было несчастье, тяжело отразившееся на обстановке в семье и на государственных делах. У императрицы до религиозной истеричности развились и без того присущие ей мистические настроения. Сближение царской четы с Распутиным из-за того, что тот мог облегчить положение больного наследника Алексея, усиливало напряженность в обществе и стране и внесло весомый вклад в растущий кризис власти, усиленный последствиями империалистической войны.

В частной жизни Николай II был добрым, мягким человеком. Как писал великий князь Алексей Михайлович, царь «обладал всеми качествами, которые были ценны для простого гражданина... Он благоговел перед памятью отца, был идеальным семьянином, верил в незыблемость данной им присяги и прилагал все усилия, чтобы остаться честным, обходительным и доступным со всеми до последних дней своего царствования. Не

его вина была в том, что рок превращал его хорошие качества в смертельное орудие разрушения. Он никогда не мог понять, что правитель страны должен подавить в себе чисто человеческие чувства...»

Говоря о «смертельном орудии разрушения», великий князь имел в виду прежде всего гибель самодержавия. Следует отметить, что для народа дело было не столько в судьбе монархии, сколько в судьбе страны. Николай II оказался не способным действовать именно в интересах всего государства и поступиться частью прерогатив самодержца ради сохранения монархии как таковой. Этим в конечном счете он подписал смертный приговор не только себе и семье, но и институту самодержавия в целом.

Первые годы Николай II находился на троне, пользуясь инерцией предыдущего царствования. Катаклизмов же начала XX в. ни са-модержавие, ни самодержец не выдержали.

* * *

Самодержавие в XIX веке получило теоретическое обоснование и идеологическую базу. Незыблемость и необходимость самодержавия, как естественной и благотворной для народа формы государственной власти, доказывал Н. М. Карамзин, делая упор на патриархальный - «отеческий» - тип правления императора.

Он характеризует его как надклассовый институт, обеспечивающий движение страны вперед. Само по себе самодержавие - не есть что-то косное и неизменное. Оно делается более мягким, «разумным», представляя из себя вариант просвещенного абсолютизма. Поскольку же реальная жизнь не всегда подтверждала этот идеальный образ самодержавия, Н. М. Карамзин фактически намекал императору на необходимость стремиться к идеалу. Монарх должен быть связан законом Божиим и совестью с нравственными требованиями, которые веками складывались и превратились в прочные и глубокие традиции. Он должен властвовать добродетельно в соответствии с этими традициями: «Да приучит подданных ко благу! Тогда родятся обычаи спасительные; правила, мысли народные, которые лучше всех бренных форм удержат будущих государей в пределах законной власти. Чем? Страхом возбудить всеобщую ненависть в случае противной системы царство-

вания. Тиран может иногда безопасно господствовать после тирана, но после государя мудрого никогда!» Н.М. Карамзин был сторонником гуманного абсолютизма и считал, что в рамках самодержавия можно обосновать и укрепить государственный строй.

Многое из карамзинских идей было воспринято сторонниками «теории официальной народности», которая стала идеологическим обоснованием самодержавия. Ее разработал граф С. С. Уваров, министр народного просвещения, профессора М.П. Погодин, С.П. Шевырев, литераторы Ф. В. Булгарин,

И. Греч, О.И. Сенковский. Теория эта покоилась на утверждении, что для русского народа естественным, органичным является взгляд на мир через призму православия и веры в царя-батюшку. Этому способствуют укоренившиеся патриархальные традиции в жизни русских людей. Исторически сложилось так, что самодержавие стало своеобразной формой общественного сознания, без которой русский человек был немыслим. Теория эта держалась на трех китах: православие, самодержавие, народность - и отражала особенности русского мировоззрения. Многое из этой теории разделяли и славянофилы, подчеркивая своеобразие исторического пути России по сравнению с Западом. Следует сказать, что не совсем правомерен господствовавший до недавнего времени взгляд о том, что эта теория лишь извращала историческую правду в угоду реакции Николая

Многое в этой теории отражало действительные черты русских людей. Особенно надо отметить единство веры в Бога и царя, единство населения с верховной властью, его покорную исполнительность. Это не исключало в то же время и ненависти к чиновничеству, и недостатков, связанных со светской ролью духовенства, и социальной напряженности между крестьянами и помещиками. Вера же в царя не была «иллюзией». Через много десятилетий эта вера привела к трагической для страны вере в «вождя», в которую трансформировались монархические черты сознания народа.

Во второй половине XIX в. крупнейшими идеологами, публицистами - защитниками и апологетами самодержавия были такие деятели, как М.Н. Катков, издатель журнала «Русский ве-стник» и газеты «Московские ведомости», известный нам уже К.П. Победоносцев, писатель и философ К.Н. Леонтьев, видней-

ший народоволец, перешедший на позиции ортодоксального монархизма, Л.А. Тихомиров. Они отстаивали незыблемость самодержавия, государственного и политического строя России, привилегий дворянства, всячески сопротивлялись усилению либеральных, а тем более революционных идей . Следует заметить, что тот идеал самодержавия, который присутствовал у идеологов монархии, не соответствовал действительности. Живые, земные монархи не соответствовали тому эталону, на который указывали эти выдающиеся ученые и публицисты России.

<< | >>
Источник: Под редакцией профессора Е.П. Иванова. История Отечества. Проблемы. Взгляды. Люди Под редакцией профессора Е.П. Иванова . - Псков: ПГПИ,2004. - 448 с.. 2004

Еще по теме Николай II:

  1. Николай II
  2. Николай I
  3. Николай I
  4. § 5. НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ
  5. НИКОЛАЙ КУЗЛНСКИЙ
  6. Николай II (1868-1918)
  7. Николай II
  8. Николай I : государство всесильно
  9. Сванидзе М.. Исторические хроники с Николаем Сванидзе : в 2 кн. Книга 1, 2007
  10. Николай Александрович ДОБРОЛЮБОВ
  11. Николай Платонович ОГАРЕВ
  12. О Николае Михайловиче Карамзине
  13. Николай I
  14. Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844 – 1908)
  15. Братья Николай и Сергей Вавиловы
  16. Братья Николай и Сергей Вавиловы
  17. АГЕНТ НКВД НИКОЛАЙ КУЗНЕЦОВ
  18. НИКОЛАЙ МАЛЬБРАНШ
  19. ВИЛЬГЕЛЬМ И НИКОЛАЙ
  20. Николай Гаврилович ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -