<<
>>

Братья Николай и Сергей Вавиловы



Когда недоумевают, почему распалась еще недавно великая страна, распалась без войны и стихийных катастроф, забывают, что нежизнеспособна страна, в которой убивают братьев Вавиловых. Читателю может показаться странным, что я говорю об убийстве двух братьев, в то время, как...

Николай Иванович Вавилов — биолог, автор выдающихся научных работ, академик Академии наук СССР, академик и президент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина (ВАСХНИЛ), президент Всесоюзного географического общества, создатель и директор знаменитого Всесоюзного института растениеводства (ВИР), директор Института генетики АН СССР, знаменитый путешественник и исследователь, член академий и научных обществ Чехословакии, Германии, Англии, Испании. США, (Мексики, Болгарии, Индии, почетный президент VII Международного генетического конгресса 1938 года в Эдинбурге, неотразимо обаятельный человек — был арестован 6 августа 1940 года и после многомесячных пыток 9 июля 1941 года приговорен к расстрелу. 26 июля 1941 года Президиум Верховного Совета СССР отказал в просьбе о помиловании. Однако его не расстреляли. Он пробыл'в камере смертников до конца июня 1942 года, когда смертную казнь ему заменили 20-летним тюремным заключением. 26 января 1943 года Н.И.Вавилов умер от голода в саратовской тюрьме.
Сергей Иванович Вавилов — физик, автор выдающихся научных работ, академик Академии наук СССР, научный руководитель Государственного оптического института (ГОИ), организатор и директор знаменитого Физического института АН СССР (ФИАНа), редактор научных журналов и популярных изданий, член Государственного Комитета Обороны (ГКО), президент Академии наук СССР, неотразимо обаятельный человек — умер на своем посту своей смертью 25 января 1951 года.

Тем не менее можно говорить об убийстве двух братьев. Сергей умер, не вынеся смерти любимого брата. Если аналогично истории прошедших веков через несколько тысячелетий для будущих поколений наступит свой Ренессанс, мы, наше время, заменим для них античную историю. «Трагедия братьев Вавиловых» будет волновать их. как волнуют нас трагедии Эсхила.
О братьях Вавиловых написано много статей и книг. Изданы их труды. Это освобождает меня от необходимости подробно излагать факты. Меня а этом очерке, как и вообще в этой книге, интересуют проблемы нравственного выбора в «экстремальных» ситуациях жизни науки в тоталитарном государстве и проблемы преемственности поколений в России.
Николай Иванович родился в 1887 году. Сергей Иванович — в 1891. Они — внуки крепостного крестьянина. Их отец Иван Ильич буквально «выбился» в люди. Мальчик, поющий в церковном хоре, приказчик в магазине... один из директоров компании Трехгорная мануфактура. Мать — Александра Михайловна всю жизнь посвятила семье.
Отец хотел, чтобы сыновья стали «деловыми людьми». Поэтому они учились не в гимназии, а в коммерческом училище. Там был высокий уровень преподавания естественных наук и математики, но не было древних языков, что препятствовало поступлению в университет.
Однако сыновья не пошли по пути отца.
НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ ВАВИЛОВ
В культурной и научно-просветительской жизни Москвы в то время особое место принадлежало Политехническому музею. В музее еженедельно читали лекции выдающиеся ученые. Вот как об этом писал сам Николай Иванович: «В 1905—1906 гг. в московском Политехническом музее шли замечательные курсы лекций, посещаемые нашими учителями, а по их совету и нами. Морозов, Муромцев, Хвостов, Реформатский, Вагнер, Кулагин, Худяков — один сменя/} другого. Из них особенно ярки были выступления Н.Н.Худякова. Задачи науки, ее цели, ее содержание редко выражались с таким блеском. Афоризмы Н. Н.Худякова врезывались в память. Основы бактериологии, физиологии растений превращались в философию бытия. Блестящие опыты дополняли чары слов. И стар и млад заслушива-

Сергей и Николай Вавиловы с матерью. 1917 г.
Сергей и Николай Вавиловы с матерью. 1917 г.


лись этими лекциями. Горячую пропаганду за Петровскую академию (Московский сельскохозяйственный институт, впоследствии — Московская сельскохозяйственная академия им. Тимирязева) вели Я.Я.Никитинский-старший и С.Ф Нагибин — наши учителя в средней школе. Лекиии Н. И.Худякова, незабываемая первая ботаническая экскурсия с- ними в Разумовское, агитация Я.Я.Никитинского решили выбор»[I].
Замечательно — лекции Худякова, и Россия получила из внука крепостного — великого Н.И.Вавилова! А следовательно. дело просвещения «шестидесятников», труды А.П.Богданова и А.Г.Столетова по созданию Политехнического 1музея были ненапрасны. Суровый отец был недоволен этим выбором. Но Николай отличался сильным характером и настоял на своем.
А теперь, для лаконичности, приведу даты основных событий жизни Н.И.Вавилова, по возможности — с краткими комментариями.
1906 год — поступил в Московский сельскохозяйственный институт. 1908 год — с группой членов студенческого

кружка провел первые географические исследования Северного Кавказа и Закавказья. 1909 год — доклад «Дарвинизм и экспериментальная морфология» на торжественном заседании Московского института, посвященном 100-летию со дня рождения Ч.Дарвина. 1910 год — премия московского Политехнического музея имени А.П.Богданова за опубликованную дипломную работу «Полевые слизни — вредители полей и огородов». 1911 год — окончил институт и оставлен профессором Д.Н.Прянишниковым при его кафедре частного земледелия для подготовки к профессорскому званию, практикант селекционной станции, делегат XII Всероссийского съезда естествоиспытателей и врачей, преподаватель Голи- цынских женских сельскохозяйственных курсов (в Москве).
1913 год — командирован Московским сельскохозяйственным институтом в Англию, Францию, Германию для завершения образования. Большую часть командировки — более года — провел в Англии в институте Бэтсона (Jonn Innes Horticultural Institute). Бэтсон — выдающийся биолог, один из основателей современной генетики. Даже само слово «генетика» предложено Бэтсоном. Кроме того, Вавилов работал в лабораториях Кембриджа, был в Шрусбери, где в библиотеке ЧДарвина читал его труды, включая рукописи и дневники. После Англии некоторое время провел в Париже в знаменитой семенной фирме «Вильморен и К°». Когда он был в Германии в лаборатории знаменитого Э.Геккеля в Иене, началась первая мировая война, и Вавилов вернулся в Россию. В армию его не взяли из-за повреждения глаза в детстве. 1914 год — преподаватель в Московском сельскохозяйственном институте. Магистерская диссертация «История цветка в растительном царстве». 1916 год — экспедиция в Иран и на Памир в поисках предков культурных растений. 1917—1921 годы — преподаватель Саратовских высших сельскохозяйственных курсов.
  1. год — заведующий отделом прикладной ботаники и селекции Сельскохозяйственного ученого комитета в Петрограде, экспедиция в юго-восточные губернии РСФСР — Астраханскую, Царицынскую, Саратовскую, Самарскую, на III Всероссийском съезде селекционеров выступил с докладом «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». Делегаты съезда устроили ему овацию. Участник съезда профессор В.Р.Заленский при этом воскликнул: «Это биологи приветствуют своего Менделеева!» Знаменательные слова сказал профессор Н.М.Тулайков: «Что можно добавить


к этому докладу? Могу сказать одно: не погибнет Россия, если у нее есть такие сыны, как Николай Иванович!» Я выделил эти слова. Они полны глубокого смысла. Это основная идея моего очерка — о гибели страны, которая убивает своих гениев. Эти слова сказал выдающийся человек. Но сам Николай Максимович Тулайков в 1937 году был арестован и расстрелян.
В том же 1920 году Вавилов впервые встретился с И.В.Мичуриным. Именно Вавилов привлек внимание к этому человеку, к его много десятилетий продолжавшейся работе по отбору и созданию новых сортов плодовых растений. Их связывала взаимная симпатия и уважение. Престарелый Мичурин пытался постичь новые достижения биологии. Много лет спустя после смерти Мичурина Лысенко и Презент представили Мичурина как основателя новой, «мичуринской биологии», и противопоставили ему Вавилова и всех сторонников истинной науки.
1920—1922 годы — многочисленные поездки для ознакомления с крупнейшими биологическими и агрономическими институтами США, Канады, Англии, Франции, Германии. Швеции и Нидерландов. В августе 1921 года в Нью-Йорке на Международном фитопатологическом конгрессе доклад «Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости». И опять его доклад и он сам произвели сильное впечатление на участников конгресса.
В Колумбийском университете Вавилов знакомится с Томасом Гентом Морганом, родоначальником «морганизма», и его сотрудниками — великими генетиками Стёртевантом, Бриджесом, Мёллером. И здесь на всю жизнь взаимная приязнь и уважение. А всего в 1921 году в США Вавилов был: в Нью-Йорке, Вашингтоне, штатах Мэриленд, Виргиния, Северная и Южная Каролина, Кентукки, Индиана, Иллинойс, Айова. Висконсин, Миннесота, Северная и Южная Дакота, Вайоминг, Колорадо, Аризона, Калифорния, Орегон, Мэн. И всюду собирал коллекции семян зерновых, овощных, бахчевых, технических и других культур и всюду изучал опыт американской агрономии и успехи селекционно-генетической работы.
А по дороге из Америки знакомился с работой научно- исследовательских учреждений Европы. В Англии встречался с Бэтсоном, Пеннетом и другими. Отдал Бэтсону для публикации в «Journal of Genetics» статью «The law of homologous series in heredity variation». Трудно удержаться от цитирования: «Николай Иванович побывал во Франции у Вильморенов и затем в Голландии у Гуго де Фриза. Николай

Иванович писал об этом: «Сегодня был с визитом у де Фриза — живет он верстах в 40 ст Амстердама, в хорошенькой голландской деревушке, где построил свою лабораторию, вегетационный домик. Словом, живет в самых идеальных условиях, вдали от города, среди зелени, книг. Был он, как и полагается де Фризам, исключительно внимателен и добр, и, конечно, я в восторге...» [1].
  1. — 1929 годы — профессор Ленинградского сельскохозяйственного института по кафедре генетики и селекции.
  1. год — член-корреспондент Академии наук СССР.

1923—1929 годы — директор Государственного института опытной агрономии (Ленинград). Это было большое и разностороннее научное учреждение, что видно даже из простого перечисления его отделов: почвоведения, прикладной ботаники и селекции, энтомологии, микологии и фитопатологии, зоотехнии, прикладной ихтиологии и научно-промысловых исследований, машиноведения, лесного дела, сельскохозяйственной микробиологии, библиотеки. Во главе отделов и лабораторий были выдающиеся ученые. Сам Вавилов руководил отделом прикладной ботаники и селекции. Фактически, как отмечает Ф.Х.Бахтеев [1], каждый из этих отделов был эквивалентен научному институту. И в следующем, 1924 году отдел Вавилова был превращен им в самостоятельный Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур. переименованный впоследствии во Всесоюзный институт растениеводства — ВИР. Этому институту Вавилов отдавал ббльшую часть своих жизненных сил. Он был директором ВИРа до последнего дня на свободе в 1940 году.
Первое заседание ВИРа было торжественно проведено в Кремле под председательством управляющего делами Совнаркома СССР Н.П.Горбунова. (Горбунов — участник Октябрьской революции, личный секретарь Ленина, арестован и расстрелян в 1937 году.) Без сомнения, работу Н.И.Вавилова поддерживал выдающийся идеолог ВКП(б) Н.И.Бухарин. Однако судить об этом я могу лишь косвенно. До настоящего времени о Бухарине известно очень мало. Сталин жестоко расправился с Бухариным и «бухаринцами» — он был расстрелян в 1937 году. Во времена М.С.Горбачева Бухарин ( как и множество других жертв террора) реабилитирован. Но публикаций пока очень мало. Другие злободневные проблемы занимают сейчас наше общество. Бухарин отличался от большинства «вождей» интеллигентностью и интересом к науке. У меня сохранилось издание «Происхождения видов» ЧДарвина с

ТОРЖЕСТВЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ


аоотщмиов ОО-леткв со дня смрто

ПОВЕСТКА ЗАСЕДАНИЯ:

ЧАРЛЬЗА ДАРВИНА

t Донам «ид—mam Н. И. Бухарми*

УСТРАИВАЕТСЯ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ

„ДАРВИН я МАРКСИЗМ1*

АКАДЕМИЕЙ ПРИ ЦИК СССР, АКАДЕМИЕЙ

2. Докям анадммкж Н. И. Завами

НАУК СССР а СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ

„ДАРВИНИЗМ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ

АКАДЕМИЕЙ ним В. И. ЛЕНИНА

в ИСТОРИИ БИОЛОГИЧЕСКИХ

IB АПРЕЛЯ 1932 ГОДА

НАУК*.

3 КОЛОННОМ ЗАЛЕ ДОМА СОЮЗОВ

3. Докам проф. Б. М. Зимовского

„ДАРВИНИЗМ и ЭВОЛЮЦИОННОЕ

НАЧАЛО ровно itllk

учamp;ме".

Пригласительный билет на торжественное заседание, посвященное 50-летию со дня смерти Ч.Дарвина. Из архива В.А.Твердислова


двумя вводными статьями — Н.И.Бухарина «Дарвинизм и марксизм» и Н.И.Вавилова «Роль Дарвина в развитии биологических наук» (Издательство «Сельхозгиз», Москва — Ленинград, 1935). Возможно, что связь с Бухариным была одним из главных поводов преследования Вавилова.
Задачи ВИРа, сформулированные Н.И.Вавиловым, были грандиозны: «...Первейшая очередная задача... — изыскание в различных странах новых интересных практически растений, собирание существующих сортов культурных растений, описание их, учет и выделение наиболее ценных практически форм для широкого введения в культуру» [1]. Этой задаче служили экспедиции во все концы мира — создание и поддержание жизнеспособной коллекции культурных растений, создание новых форм растений на основани1гдостижений генетики и селекции.
  1. год — экспедиция в Афганистан, избран членом Научного совета Международного агрономического института (Рим). 1925 год — экспедиция в Хорезм, медаль имени Н.М.Пржевальского «За географический подвиг» (экспедицию в Афганистан) Русского географического общества. 1926 год — публикация работы «Центры происхождения культурных растений» — одна из главных работ Н.И.Вавилова. Всю жизнь до 1940 года он разрабатывал эту проблему и опубликовал в результате ряд капитальных трудов. 1926 год — в СССР учреждены Ленинские премии — награда самого высокого ранга. Н.И.Вавилов в числе первых награжденных. 1926—1927 годы — экспедиции в страны Средиземноморья,

Абиссинию и Эритрею. 1926—1935 годы — член Центрального исполнительного комитета СССР. 1927 год — участник V Международного генетического конгресса в Берлине. Доклад «О мировых центрах генов культурных растений». Путешествие по горным районам Вюртемберга (Германия). Доклад «О предварительных результатах географических опытов в СССР» на конференции экспертов по сельскому хозяйству в Римском международном агрономическом институте.
  1. год — президент вновь созданной Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина, экспедиции в Китай (Синьцзян, о. Тайвань). Избран академиком АН СССР и УССР. В связи с этим академик С.П. Костычев писал: «...Он идет по особому, им намеченному направлению и является одновременно генетиком, географом, систематиком и физиологом растений. Его открытие закона гомологических рядов, капитального нового закона наследственной изменчивости. имеет неисчислимые последствия. Его приемы установления новых видов оригинальны и точны. Его изыскания центров происхождения культурных растений блещут остроумием и точностью... Каждая его работа была неожиданным научным событием... Смелость мышления и научный энтузиазм удачно сочетаются у него с огромным трудолюбием и точностью работы». В 1929 году — председатель оргкомитета Всесоюзного съезда по генетике, селекции, семеноводству и племенному животноводству. Доклад «Проблема происхождения культурных растений и животных».
  2. год — после смерти Ю.А.Филипченко его Лаборатория генетики передана Вавилову и в 1933 году преобразована им в Институт генетики АН СССР, директором которого он был до 1940 года (наряду со всеми остальными обязанностями). В августе — участие в четырех собраниях:
  • 9-й Международный конгресс по садоводству в Лондоне; доклад «Дикие родичи плодовых деревьев азиатской части СССР и Кавказа и проблема происхождения плодовых деревьев»;
  • 5-й Международный ботанический конгресс в Кембридже; доклад «Линнеевский вид как система»:
  • Международная конференция экономистов сельского хозяйства в Итаке (США); доклад «Наука и техника в условиях социалистического переустройства сельского хозяйства»;
  • Панамериканский конгресс работников сельского хозяйства Северной и Южной Америки в Вашингтоне.

По окончании этих конгрессов — осенью 1930 года — экспедиции по южным штатам СШАТ по Мексике, Гватемале, Гондурасу. Результаты этих экспедиций чрезвычайно интересны. Однако тут я снова отсылаю читателей к трудам Вавилова и к более обстоятельным его жизнеописаниям [1,6,8,10].
  1. год — избран президентом Русского географического общества (дополнительно ко всем другим постам) и до 1940 года активно исполнял свои обязанности. В сентябре был в Дании и Швеции с лекциями, знакомился с работами научных учреждений. В ноябре — доклад на сессии АН СССР «Проблема северного земледелия».

1932-1933 годы - поездки во Францию, Германию,
США, Канаду, на Кубу, в Мексику и страны Южной Америки. Всюду выступал с лекциями и докладами.
Главное событие этого периода — VI Международный генетический конгресс
з              августе 1932 года в Итаке (США). Вавилов — вице-президент конгресса. «Не смогли присутствовать» — не разрешили «органы» — многие приглашенные на конгресс докладчики из СССР. Из 25 пленарных докладов 5 должны были сделать советские авторы. Было решено VII конгресс провести в СССР
Ьг '              Н.И.Вавилов (слева), Т.Г.Морган и Н.В.Тимофеев-
110 еле КОН Грее- Ресовский на У! Международном генетическом экспедиция по              конгрессе. США. Итака. '932 г.

американскому континенту. В Канаде — провинции Онтарио, Манитоба, Саскачеван, Альберта, Британская Колумбия. В США — штаты Вашингтон, Монтана, Колорадо, Канзас. Затем Куба, полуостров Юкатан, западное побережье Центральной Америки, южные отроги Кордильер, пустынная зона Перу, прибрежная зона Чили, бассейн нижнего течения р.Панамы и прилегающая к нему зона Аргентины и Уругвая, прибрежные зоны Аргентины, Уругвая, Южной Бразилии, устье р.Амазонки, остров Тринидад. Результаты — грандиозны. Замечательны письма Вавилова со своими впечатлениями сотрудникам [1]. Это была последняя поездка за рубеж. Тучи начали сгущаться. Выезды из страны ему больше не разрешали. В итоге гигантской работы руководимого Вавиловым ВИРа собраны беспрецедентные коллекции. В них было 36 тыс. образцов (форм, сортов) пшеницы, 10 022 — кукурузы, 23 636 — бобовых, 17 955 — овощных, 12 651 — плодово-ягодных, 23 200 — кормовых культур. Общее число образцов при Вавилове достигло 250 тысяч.
В этой хронологии нужно было бы отметить, что в 1929 году началась массовая «коллективизация» — насильственное объединение свободных крестьян в коллективные хозяйства — колхозы. Коллективизация сопровождалась фактическим уничтожением миллионов людей, включая членов семей тех, кого объявляли «кулаком». Чтобы сломить сопротивление людей, был развернут террор в разных формах — от идеологических обвинений в «меньшевиствующем идеализме» до фабрикации «дел» и шумных «процессов», сопровождаемых арестами и расстрелами невинных людей.
В результате коллективизации разоренное сельское хозяйство не смогло обеспечить страну продовольствием. Это привело к ужасающему голоду на Украине. Голод этот по ряду обстоятельств мог быть «организован» сознательно — в наказание за сопротивление коллективизации. В России и раньше бывал голод. Но тогда делалось все возможное для помощи голодающим. В начале 30-х годов во время голода в самых плодородных районах страны основные меры — изоляция голодающих, запрет на помощь, запрет на публикации «панических» сообщений.
Знал ли все это Вавилов? Без сомнения. Мог ли он что- нибудь сделать? Мог только усилить работу, результаты которой в дальнейшем приведут к увеличению урожаев, к принципиальному изменению сельского хозяйства страны.

На таком фоне и появился на сцене фанатичный и невежественный Т.ДЛысенко. Первые шаги Лысенко были поддержаны Н.И.Вавиловым. Как можно это объяснить? Я думаю, что объясняется это прежде всего типичными свойствами российского интеллигента. Ощущением, что «мы в долгу перед народом», чувством «вины перед народом» за то, что заняты интеллектуальным трудом, за то, что учились в университетах, за то, что получили образование, когда .«народ всего этого был лишен».
Вот он — Лысенко — невежественный, необразованный, «Происхождение видов» прочел только после знакомства с Презентом (!) в 1934 году, он сбивчиво и неправильно говорит, неграмотно пишет по-русски — окончил лишь какие-то садоводческие курсы. Как это несправедливо! У него в отличие от меня не было условий! Но он же талант! Он, несмотря ни на что, сделал интересное наблюдение, называет его «яровизация». Он не знает, что само явление было известно и ранее. Но это — от его обделенности! Чувство необходимости «компенсировать» социальную несправедливость — как оно характерно для российских интеллигентов!
Вероятно, именно поэтому вначamp;ае Вавилов неоднократно и вполне искренне очень высоко оценивал работы Лысенко. Когда же понял, что ошибался, — было уже поздно. Есть здесь и какая-то тайна [5]. К чему это привело, мы знаем.
В 1934 году Вавилову запретили выезд из страны. В июне 1935 года он был смещен с поста президента ВАСХНИЛ. А в июле Лысенко назначен (а не ^выбран) академиком ВАСХНИЛ. Но Вавилов еще продолжает, хвалить его работу.
В.Сойфер приводит текст речи Вавилова на предновогодней встрече с «вождями» в Кремле. На меня эта речь производит тяжелое впечатление. Много лет спустя его брат Сергей — президент Академии наук СССР — также будет произносить речи в подобном стиле. Ужасное время. Вот отрывки из этой речи:
«Я должен отметить блестящие работы, которые ведутся под руководством академика Лысенко. Со всей определенностью здесь должен сказать о том, что его учение о стадийности — это крупное мировое достижение в растениеводстве...»
И традиционный финал речи: «От себя лично и от коллектива руководимого мною Института растениеводства и всей нашей Академии сельскохозяйственных наук имени

Ленина я хочу сказать, что мы считаем за великое счастье работать вместе с вами, идти с вами нога в ногу, учиться у вас (бурные аплодисменты)... Идя к единой определенной цели — созданию новой, величайшей социалистической культуры, под руководством великого Сталина, под руководством Коммунистической партии, мы надеемся, что с честью выполним задание, которое на нас возложил товарищ Сталин (аплодисменты)».
Здесь Вавилов, следуя ритуалам того времени, проявляет полную лояльность. Он хочет спасти любимую науку и множество зависящих от него сотрудников. Это не помогает.
В декабре 1936 года состоялась 4-я сессия ВАСХНИЛ. Вавилов осознает опасность Лысенко и его последователей. На сессии с изложением основ современной генетики выступают выдающиеся ученые — Н.И.Вавилов, Н.К.Коль- цов, А.С.Серебровский, Г.Дж.Мёллер, А.Р.Жебрак, М.М.За- вадовский, выдающиеся селекционеры академики П.ИЛи- сицын, П.Н.Константинов, А.П.Шехурдин.
Выступления Лысенко и его сторонников были в основном демагогическими. Они отрицали значение генетики для практики сельского хозяйства, считая возможным направленное изменение наследственности организмов под непосредственным влиянием условий существования. Это соответствовало лозунгу Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее — наша задача!».
Такой подход вполне соответствовал «революционному мировоззрению», убежденности большевиков в возможности революционной перестройки природы и общества. Общественное мнение было на стороне Лысенко. Нужно помнить, на каком фоне идет эта дискуссия. Расширяется террор. В 1931—1932 годах арестованы многие тысячи людей, в том числе большая группа агрономов, среди них — ближайшие сотрудники Вавилова.

Я думаю, Вавилов уже в 1936 году понимал, куда идет страна. Но не знал, что в НКВД на него давно уже заведено «дело». Что тайные агенты НКВД, в том числе сотрудники ВИРа, пишут на него доносы [4,5]. Но опасность стала явной. Арестовывали близких ему людей. Был арестован и расстрелян Н.М.Тулайков, а также нарком земледелия Я.А.Яковлев, президент ВАСХНИЛ (после Вавилова)
А.И.Муралов, сменивший его на посту Г.К.Мейстер (он сошел с ума и погиб в тюрьме), вице-президенты А. И. Гай- стер и А.С.Бондаренко, генетик И.И.Агол и... трудно продолжать этот список. Детально и документально об этом времени рассказано в книге В.Сойфера [5].
Фактически началась травля Вавилова. Травля — охотничий термин, когда загнанного зверя окружают и рвут на части собаки. (Много лет спустя, когда Вавилов был реабилитирован, многие из этих «собак» отрицали свое участие в травле и даже называли себя учениками и последователями великого Н.И.Вавилова.)
На VI Международном конгрессе генетиков в Итаке в
  1. году было решено следующий, VII съезд провести в СССР. Президентом VII съезда был избран Н.И.Вавилов. Съезд должен был состояться в 1937 году. Его запретили. VII съезд состоялся в следующем, 1938 году в Эдинбурге. Вавилова туда не пустили. На сцене символически стояло пустое кресло президента. Председательствовал английский генетик Ф.Кру.

Вавилов перестал искать компромиссы. Вот его слова на последней в жизни дискуссии по проблемам генетики в 1939 году: «...Позиции Лысенко находятся в,^противоречии... со всей современной биологической наукой... Под', названием «передовой науки» нам предлагают вернуться, по существу, к воззрениям... первой половины или середины XIX века...» [5]. В 1939 году Вавилов произнес слова, ставшие знаменитыми: «Пойдем на костер, будем гореть, но от убеждений своих не откажемся!»
20 ноября 1939 года, вскоре после этой последней дискуссии Вавилов последний раз виделся со Сталиным в Кремле. Отец народов был зол и груб. Стало ясно, что он сделал выбор. Вавилов был арестован 6 августа 1940 года.
Я не буду описывать ужасы тюремных мучений Николая Ивановича — они описаны М.Поповским [4]. Меня занимают сейчас вопросы: почему Сталин предпочел Лысенко Вавилову? Мог ли Вавилов защищаться более эффективно,
мог ли вести себя иначе? Почему великому ученому, выдающемуся организатору, энциклопедически образованному, доброму, талантливому, обаятельному, любимому народом Вавилову Сталин предпочел невежественного, лживого, фанатичного, злого Лысенко? Да именно потому, что Вавилов обаятельный, талантливый, великий, добрый, любимый. Поэтому он был неприемлем для злобного, ущербного, мстительного палача.
Но дело не так просто. Речь шла о самом существовании советской власти, о власти партии большевиков. Я уже говорил о голоде в результате коллективизации. Были ликвидированы частные хозяйства — созданы огромные колхозные и совхозные поля. Для них нужны были совсем другие способы сельскохозяйственного производства. Нужно было значительно повысить урожаи. Нужны были немедленно новые высокопродуктивные сорта растений и породы животных. Для этого была создана ВАСХНИЛ во главе с Н.И.Вавиловым. Вавилов и его коллеги с полным основанием говорили, что нужно провести огромную научную работу, чтобы на ее основе добиться значительного повышения урожаев. А Лысенко утверждал, что он может сделать все это за 2—2,5 года. Он даже обещал повысить урожаи в 5 раз. Сталину хватило бы и 50%. Выбор в пользу Лысенко был естествен. То, что Лысенко лгал, стало ясно лишь позже. А там началась война, и стало не до Лысенко.
Мог ли Вавилов вести себя иначе? Это сложный вопрос. Бесстрашно и бескомпромиссно, героически вел себя Н.К.Кольцов — был отставлен от своих должностей, но умер своей смертью (тут бы я оставил вопросительный знак...). Н.И.Вавилов, как показано выше, пытался посредством компромиссов спасти дело своей жизни и своих сотрудников. Это не удалось. Наиболее близкие ему сотрудники — выдающиеся исследователи Г.Д.Карпеченко, Г.А. Левитский, К.А.Фляксбергер, Л.И.Говоров были арестованы после ареста Вавилова и погибли.
Мне кажется, что некоторый абстрактный шанс на победу у Вавилова существовал. Нужно было учитывать скрытые мотивы дискуссии — причины предпочтения партийным руководством шарлатанов. Все годы борьбы Вавилов сохранял академический благородный стиль, а нужно было кричать, что Лысенко наносит вред стране, что, если принять его невежественные рекомендации, голод неизбежен! Что коллекции ВИРа — главный источник благососто
яния страны в близком будущем! Может быть, лучше было бы бесстрастно показать опасность прекращения глубоких научных исследований, оценить такую опасность в тысячах тонн зерна и хлопка, а не ставить в зале заседаний микроскопы с препаратами хромосом, для того чтобы Лысенко и Презент сами смогли понять свои ошибки. Они, естественно, и не собирались смотреть в эти микроскопы. Но нет. Не мог Вавилов опуститься до уровня Лысенко и Презента! Не мог изменить свой стиль дискуссии.
Много лет спустя — в 1948 году — А.А.Любищев и
В.П.Эфроимсон представили в правительство, в ЦК КПСС и в прокуратуру РСФСР независимо друг от друга исследования вреда, причиненного Лысенко государству. Но было уже совсем поздно. Эфроимсон вскоре был арестован и провел 7 лет в концлагере, а Любищев на многие годы «ушел в подполье».
Однако есть еще один, на мой взгляд, принципиально важный вопрос; только ли злодейство было причиной борьбы «мичуринцев» с истинной наукой? Не вызывает сомнений — в «дискуссиях» по проблемам биологии, физики, химии, языкознания, художественной литературы, музыки, психологии, физиологии, проходивших в СССР по указанию Сталина, проявились самые темные, самые отрицательные качества многих людей. Это неудивительно, поскольку последним аргументом в споре оказывались арест и убийство идейного противника.
Жестокость, трусость, коварство, предательство, корысть — основа поведения многих борцов за «правильное» марксистско-ленинское мировоззрение., И вправду, чего было ждать от А.А.Жданова — видного «чекиста», ближайшего к Сталину руководителя ВКП(б) в первые послевоенные годы, выдавшего на смерть своих товарищей по блокадному Ленинграду Г.М.Маленкову, фабриковавшему знаменитое «ленинградское дело». Чего ждать, когда он от имени партии громил литературу, избрав жертвами Анну Ахматову и Михаила Зощенко, когда он и ему подобные, борясь с «формализмом». шельмовали Прокофьева и Шостаковича. Но было бы упрощением объяснять события в науке и культуре в СССР только бесспорным злодейством.
Тот же Жданов в детстве и юности усвоил образцы «правильной» литературы и «хорошей» музыки. И многим музыка Шостаковича казалась сложной и «сумбурной» по сравнению, скажем, с музыкой Чайковского и Вивальди.

Эти разгромные нападения на литературу, музыку, науку находили поддержку в «народных массах» в значительной степени и потому, что они соответствовали устоявшимся представлениям, «здравому смыслу» этих народных масс.
Весьма глубокие мировоззренческие и психологические причины наряду со «злодейством» лежат и в основе борьбы «мичуринской биологии» с биологией XX века. Эти причины — инерция массового сознания, когда для постижения нового знания требуются многие десятилетия. Анализ этих причин мне кажется очень важным.
<< | >>
Источник: С.Э. Шноль. ГЕРОИ И ЗЛОДЕИ РОССИЙСКОЙ НАУКИ. 1997

Еще по теме Братья Николай и Сергей Вавиловы:

  1. Братья Николай и Сергей Вавиловы
  2. Братья и сестры
  3. Двойники, но не братья
  4. СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ ВАВИЛОВ
  5. КОГДА БРАТЬЯ И СЕСТРЫ МОГУТ ПРЕТЕНДОВАТЬ НА НАСЛЕДСТВО?
  6. Братья по разуму
  7. СЕРАПИОНОВЫ БРАТЬЯ
  8. «ЧЕШСКИЕ БРАТЬЯ»
  9. Братья Гримм. Бременские музыканты
  10. "Русский с китайцем - братья навек"?
  11. Глава 2 ХАМ И ЕГО БРАТЬЯ
  12. “КОГДА БРАТЬЯ ПЬЮТ ВМЕСТЕ...”
  13. Сергей Алексеевич МАНИЧЕ
  14. Сергей Довлатов
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -