<<
>>

НЕЛЬСОН Л. - СМ. НЕОКАНТИАНСТВО Р. Нозик

НОЗИК (Nozick) РОБЕРТ (1938-2002) - амер. философ; наряду с тДж. Ролзом, Дж. Бьюкененом и Д. Готье его причисляют к исследователям, возродившим в 20 в. теорию общественного договора. Его философские труды характеризуются разнообразием подходов, затрагивая, помимо Политической философии, такие дисциплины как ттеория познания, тэтика и теория рациональности.

Первая книга Н.

оказалась одновременно и самой влиятельной. В работе «Анархия, государство, утопия» (1974) Н. представляет набросок либертарианской теории договора (тЛибертарианство); используя эгалитаристский подход к вопросу о распределительной справедливости, представленный в «Теории справедливости» (1971) Дж. Ролза, он создает собственное, базирующееся на работах Дж. Локка оправдание «минимального государства». Согласно Н., человек обладает правом собственности, прежде всего, как минимум, на себя самого, затем - на свой труд и, наконец, на все, что он приобрел благодаря собственному труду. Право собственности, согласно Н., может возникнуть только двумя способами: посредством первичного присвоения либо посредством обмена. Основная функция государства состоит в защите прав собственности своих граждан. Права собственности столь фундаментально определяют гражданина, что перераспределение, рассматриваемое Дж. Ролзом как осуществляющееся в пользу наименее имущих, для Н. равнозначно экспроприации. Согласно модели естественного состояния Н., само государство развивается из многочисленных «агентств по защите», конкурирующих в деле охраны прав собственности индивида. В результате своего рода дезорганизации рынка появляется доминирующее агентство по защите, выстоявшее в конкурентной борьбе и добившееся монополии в деле защиты граждан (монополии власти); таким доминирующим агентством по защите и становится государство. Дедуктивным способом выведя понятие государства, Н, прикладывает много сил, чтобы доказать, что его концепция минимального государства не может быть правильным образом расширена. Одновременно Н. в своей концепции отходит от анархо-синдикализма (М. Ротбард), пытаясь показать, что всякая теория анархической организации упирается в его идею «минимального государства».

Для праволибертарной, как и для леволибертарной дискуссии о политической легитимности проект Н. - центральная тема. Главным объектом критики становится его концепция собственности, равно как и редуцирование им автономности к концепции собственности на самого себя и самим собою произведенное, а также то обстоятельство, что эта правовая концепция лишь постулируется, не становясь предметом обсуждения.

Вторым важным достижением мысли Н. стала его книга «Философские разъяснения» (1981). В этой многослойной работе Н. выходит в сферу «первой философии». Он начинает с теории персональной идентичности, где Я мыслится не как заведомо данная сущность, но как синтетический результат. Центральным элементом Я оказывается рефлексивное самосознание.

Обладание

Я, согласно Н., лучше всего может быть сформулировано как «рефлексивное само-отношение». В дальнейшем Н. развивает собственное определение знания, равно как и недетерминистскую теорию свободы воли, примыкающую к квантово-механической концепции. Частью данной работы является и этическая теория. В ней индивиды определяются как «ценностно ориентированные Я», которые выстраивают собственные сбалансированные этические концепции на основе соображений телеологического, деонтологического и консек- венциалистского порядка. Согласно Н., посредством контекстуализации поиска ценностей, а также ввиду прагматического горизонта этического действия происходит сближение личностного интереса и морали. Как и при определении свободы воли, здесь происходит дальнейшее формирование Я. В дополнение к своей этической аргументации, Н. формулирует понятие ценности, именуемое реализационализмом. По его мнению, «ценность» скорее не открывают, а выбирают; по своей сути ценность есть нечто внешнее в отношении наших желаний и оценок: однажды избранная ценность в дальнейшем уже не подвержена нашему влиянию.

В 1993 вышел доклад Н. о теории рациональности - «Природа рациональности». В нем он попытался расширить классическую теорию решений в двух аспектах: внутренней ценности действий, которую он определяет как символическую пользу, и эволюционного приспособления. Символическая польза решения является внутренней и заключается в самом действии, будь то его значимость для действующего или же проявление действующим ценностей в отношении другого. Ценность решения заключена не в одной лишь ожидаемой пользе, но в сумме ожидаемой и символической пользы. Данная постановка вопроса влечет определенные последствия для классических проблем теории принятия решений. В эволюционном аспекте теория Н. пытается провести аналогию между рациональными убеждениями и нейронными сетями. Рациональные убеждения являются подлинными убеждениями. Процедуры, методы, а также гипотезы, регулярно приводящие к истинным убеждениям, тесно соединяются с ними, в то время как процедуры, методы и т.д., приводящие к неистинным убеждениям, выбраковываются эволюционным способом. Т.о., рациональность превращается в некую процедуру, при которой нахождение истины есть телеологический процесс, ограниченный лишь в объективном смысле, поскольку истина может заключаться как в натурфилософском смысле объективности, так и в смысле общественной теории тинтерсубъективности.

В последней работе Н. «Инвариантности» (2001) вновь обсуждается заявленная в подзаголовке структура объективного мира, однако теиатика работы шире. Основываясь на квантово-механической теории, Н. задается вопросом о вневременности истины. Видимая истина базируется лишь на определенного вида кон- струкции восприятия этой истины. Наряду с теорией истины, Н. продолжает плести нити своей этической теории, безусловно, в контексте его т.н. «генеалогии этики» - в противоположность нормативной теории этики. Согласно Н., координация действий ко взаимной пользе является целью морали, вырабатывающейся в процессе эволюционного развития. Телеологические, деонтологические и консеквенталистские подходы снова сплетаются у Н. в единый континуум. Здесь, как и ранее в работе «Оглядываясь на жизнь» (1989), концепция правовой морали Н. обретает более широкое, выходящее за пределы либертарианских принципов его раннего мышления, основание.

Наряду с монографиями, Н. опубликовал два сборника статей: «Оглядываясь на жизнь» и «Сократические головоломки» (1997)- В обеих работах обсуждается безбрежное разнообразие тем, на которые распространялись философские интересы Н. Первый сборник, в соответствии со своим подзаголовком, содержит философские медитации и имеет несколько эссеистический характер. Представленные в «Сократических головоломках» темы обсуждаются в существенно более научном, убедительном и детальном ключе. В первой работе обсуждаются, напр., темы 'смерти, любви и сущности Бога; во второй - проблема Ньюкомба, проблема межперсональной пользы или значимости голоса в рамках теории общественного выбора (public choice theory).

Философия Н. подкупает своей блестяще выстроенной аргументацией и высоким креативным потенциалом. При этом его работы скорее провоцируют дебаты, нежели приводят к окончательным ответам. Систематическое изложение часто оказывается слабой стороной Н. Его большие работы, при всей убедительности отдельных аргументов, часто обнаруживают запутанную структуру, а стилистические качества аргументации скрывают существенные недостатки теорий Н. Практически во всех книгах Н. прослеживается использование, по сути дела, дилетантских методических и аргумента- ционных приемов (из таких областей, как экономика, биология, физика и др.). Посредством этих внешних источников и связанных с ними исследовательских методов Н. часто удается предложить новые перспективы рассмотрения традиционных философских проблем. Критика этих теоретических ходов связана с вопросом, насколько допустимы те параллели, на которые опирается в своих рассуждениях Н., и насколько его непрофессиональное знание различных теоретических областей отражает действительное состояние науки и научных дискуссий в соответствующих предметных областях.

X. Ортега-и-Гассет

Соч.: Анархия, государство и утопия. М., 2008; Philosophical Explanations. Cambridge, 1981; The Examined Life. Philosophical Meditations. N. Y., 1989; The Nature of Rationality. Princeton, 1993; Socratic Puzzles. Cambridge, 1997; Invariances. The Structure of the Objective World. Cambridge, 2001.

Лит.: Paul J. (Ed.) Reading Nozick. Essays on Anarchy, State, and Utopia, Oxford, 1982; Schmidtz D. (Ed.) Robert Nozick. Cambridge, 2002; Social Philosophy and Policy. V. 22/1. Cambridge, 2005; Wolff J. Robert Nozick. Property, Justice and the Minimal State. Cambridge, 1991.

ОРТЕГА-И-ГАССЕТ (Ortega у Gasset) XOCE (1883-1955) - исп. философ, создатель учения рациовитализма. Окончил Мадридский ун-т, получив докторскую степень; в 1910 возглавил кафедру метафизики. В1905-1907 и 19101911 гг. учился в Германии. Вернувшись в Испанию, в 1923 г. основал журнал «Revista de Occidente» («Западный журнал»), ставший одним из центров интеллектуальной жизни страны. Инициатор перевода на исп. язык работ т0. Шпенглера, Э. Гуссерля, ТМ. Шелера, ТМ. Хайдеггера, ТФ. Брентано, ТЙ. Хейзингиидр., положивших начало «Библиотеке идей XX века». После установления в Испании республики О. был избран депутатом Кортесов, но сложил с себя полномочия: будучи сторонником республики как идеала, он не принял ее такой, какой она создавалась реально. После прихода к власти Ф. Франко покинул Испанию и вернулся на родину лишь в 1945-

О. признавал кризис европейской культуры, связывая его с кризисом «чистого разума» рационалистической философии и обращался к понятию «жизнь человека» в ее изначальной реальности, к первоначальному Я, которое пребывает в непрерывном становлении и поэтому неподвластно анализу с позиций рационалистического разума. Ставя вопрос о создании новой формы рациональности, О. ввел понятие «жизненный разум», с которым должен сообразовываться чистый разум. О. понимает человеческую жизнь как «столкновение «я» и его обстоятельств, как динамический диалог между индивидуумом и миром». Мир, реальность, согласно О., всегда упорядочен, структурирован, представляя собой не сумму вещей, но «горизонт целостности, превосходящий вещное и отличный от него». Организующий принцип познания мира - перспектива. Согласно О., познающий человек конструирует мир в «перспективу», определяемую его местонахождением в природной и исторической реальности. При этом реальность в свою очередь влияет на формирование перспективы - в этом отличие перспективизма О. от перспективизма Ф. Ницше. Каждая перспектива предполагает желание, воображение, оценку. Человеческое существование есть спонтанная деятельность, где действие предшествует теории, а практика - это незаданное, свободное и ответственное творчество, а не приспособление.

О. выдвинул предположение, что культура состоит из двух видов идей: идей-верований, в которых человек живет, идей-«счастливых мыслей», рождающихся там, откуда «ушли верования». Идеи-«счастливые мысли» создают 'воображаемые миры, составляющие мир культуры, существующий наряду с '«жизненным миром» человека. ЗЮ

X. Ортега-и-Гассет

Философия истории и социологии О. укоренены в его учении о «радикальной реальности человеческой жизни». Человек есть драма, разыгрывающаяся в определенных обстоятельствах и проявляющаяся во времени. Благодаря накопленному в течение жизни опыту, человек твердо знает, кем он быть не собирается, - и в этом смысле прошлое онтологически сохраняется в жизни как настоящее, определяя выбор человека в данный момент времени. Таким образом, история - единственный путь к самоопределению нашего бытия в мире, а исторический разум - единственное средство познания жизни. В социологии наиболее известна работа О. «Восстание масс». Общество О. рассматривал как динамическое единство двух элементов — элиты и человека-массы. Критерий выделения элиты - этический: предъявление к себе более высоких требований, чем к другим. Нормальные взаимоотношения этих элементов социальной структуры состоят в подчинении массы культурно-творческому меньшинству. Особенностью современного кризисного состояния европейской цивилизации является восстание человека-массы против элиты. Следствие этого восстания - катастрофическое снижение культурных стандартов, нивелировка личности в массе и конформизм. Ортега оказал большое влияние на европейскую социологию, одним из первых поставив проблему «массового общества» и «массовой культуры».

Соч.: Что такое философия. М., 1991; Эстетика. Философия культуры. М., 1991; Дегуманизация искусства и другие работы. М., 1991; Веласкес. Гойя. М., 1997; Избранные труды. М., 1997; Размышления о «Дон Кихоте». СПб., 1997; Восстание масс. М., 2001; Obras completas. V. 1-9. Madrid, 1953-1971-

Остин (Austin) Джон ЛЭНГШОУ (1911-1960) - брит, аналитический философ, представитель лингвистической философии (см. тФилософия обыденного языка). Проф. Оксфордского ун-та (1952-1960). Не стремясь к созданию систематической философии, О. видел главную задачу философского исследования в прояснении выражений обыденного языка и выявлении некорректного употребления этих выражений философами. По мнению О., проблема является философской в силу своей запутанности; как только в ее понимании достигается ясность, проблема становится научной. Однако для О. исследование обыденного языка ценно не столько своей антиметафизической направленностью, сколько возможностью постичь феномен языка. Рассматривая язык с эмпирических позиций, т.е. как множество конкретных высказываний, произносимых в конкретных ситуациях, О. сначала предложил различать «констатирующие» и «перформативные» высказывания. Если первые сообщают о некотором факте и поэтому могут быть истинными или ложными, то вторые представляют собой совершение некоторого действия и могут быть удачными или неудачными в зависимости от успешности этого действия. Не найдя в дальнейшем адекватного критерия различения этих двух видов высказываний, О. пришел к выводу, что любое высказывание является перформативным. В результате он сформулировал понятие тречевого акта, который определил как целостное образование, состоящее из «локутивного акта» (акта говорения как такового, т.е. произнесения звуков, имеющих значение), «иллокутивного акта» (произнесения фразы с разной «силой» - как вопроса, сообщения, просьбы, вердикта и т.п.) и «перлокутивного акта» (произнесения слов с целью побуждения слушателя к совершению определенных действий). Наибольшее внимание О. уделил разработке теории «иллокутивных сил» как зависящих от контекста «аспектов значимости» высказывания. Созданная О. теория речевых актов представляет большой интерес не только для философов, но и лингвистов. Обратившись к проблеме восприятия, О. подверг критике теорию чувственных данных, согласно которой человек непосредственно воспринимает не материальные вещи, а некоторые субъективные сущности, репрезентирующие в его сознании эти вещи. Разбирая аргумент от иллюзии как основной довод в пользу этой теории, О. показал, что проблемы, связанные с иллюзиями, галлюцинациями и т.п., обязаны своим возникновением ошибочному анализу, который философы дают таким словам обыденного языка, как «казаться», «выглядеть», «настоящий» и др., тогда как в том, как описывают свой перцептивный опыт обычные люди, нет ничего неправильного. О. выступил в защиту кор- респондентной теории истины, однако для него соответствие истинных утверждений фактам состоит не в структурном сходстве между миром и отображением этого мира в языке, а является чисто конвенциональным. Благодаря своим значениям выражения обыденного языка конвенционально скоррелированы с определенными типами ситуаций, объектов и т.п., и если в каком-то конкретном случае предложение применяется к ситуации скоррелированного с этим предложением типа, то выражаемое им утверждение является истинным. Анализируя проблему знания, О. отмечал, что отличие знания от мнения состоит не в психическом состоянии человека (напр., в большей степени убежденности), а в том, что, говоря «я знаю», человек берет на себя определенные обязательства, подкрепляя свои слова собственным авторитетом; когда же человек просто выражает свое мнение, он признает возможность ошибки. О. отверг скептицизм в отношении других сознаний на том основании, что дуализм психических состояний и их физических проявлений, на который опирается этот скептицизм, является «опасным упрощением» по сравнению с тем, как слова «проявление» и «физическое» употребляются в обыденной речи.

Соч.: Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. М., 1986; Истина //Аналитическая философия: Становление и развитие. М., 1998; Из- бранное. М., 1999; Три способа пролить чернила. СПб., 2006; Philosophical Papers. Oxford, 1961; Sense and Sen- sibilia. Oxford, 1962.

ПАССМОР (Passmore) Джон АРТУР (1914-2004) - ав- страл. философ, проф. Австралийского национального ун-та (7959-1979). Область исследовательских интересов П. включает историю философии, философские проблемы экологии, философию образования и 'философию науки. Наибольшую известность П. приобрел благодаря своей книге «Сто лет философии» (1957), в которой представил развитие западной философии в период с сер. 19 в. до сер. 20 в. «с английской т. зр.», т.е. сосредоточив внимание на авторах и идеях, фигурировавших в философских дискуссиях, которые велись в Англии этого периода, а также таких областях, как логика, эпистемология и 'метафизика. Пассмор является одним из зачинателей того, что впоследствии было названо «прикладной философией». Наиболее широкое обсуждение и критику вызвал его философский подход к экологическим проблемам. Признавая устрашающий характер совр. экологического кризиса и настаивая на острой необходимости прекращения неограниченной эксплуатации природных богатств, П., тем не менее, не согласен с теми, кто видит в цивилизации врага природы и требует радикального изменения отношения человека к природе и создания особой экологической этики на основе новой антисциентистской метафизики и религии. Утилитарное и инструментальное отношение к природе заложено, по мнению П., в стоической и христианской традициях, однако в западной культуре имеются и другие традиции (напр., традиция научного рационализма), которые располагают необходимыми этическими и интеллектуальными ресурсами для преодоления экологического кризиса. На смену безответственному антропоцентризму, считает П., должен прийти «экологически просвещенный антропоцентризм», предполагающий бережное преобразующее воздействие человека на природу, опирающееся на научно- технические знания.

Соч.: Краткий обзор отношений между культурой, интеллектом и природой // Общество и культура. Проблемы множественности культур. Ч. И. М., 1988; Философское рассуждение // Путь. 1995, № 8; Сто лет философии. М., 1998; Совр. философы. М., 2002; The Perfectibility of Man. L., 1970; Man's Responsibility for Nature: Ecological Problems and Western Traditions. L., 1974.

X. Патнэм

ПАТНЭМ (Putnam) ХИЛАРИ (p. 1926) - амер. философ и логик. Учился в ун-те шт. Пенсильвания и в Гарварде. В 1951 защитил докторскую диссертацию в Калифорнийском ун-те (Лос-Анджелес). Преподавал в Северо-Западном ун-те, Принстонском ун-те, Массачусетском технологическом ин-те; с 1965 - проф. Гарвардского ун-та. Учителями были ТГ. Рейхенбах, ТР. Карнап и 'У.В.О. Куайн, однако на последующее развитие идей П. серьезное влияние оказали американские прагматисты ('Прагматизм) и поздний 'Л. Витгенштейн. Воспитанный в традициях 'аналитической философии и занимавший в ней ведущие позиции, П. с сер. 1980-х выступает с резкой критикой этого философского направления. Философские интересы П. охватывают 'философию науки и 'философию сознания, философию математики и 'философию языка, логику и 'эпистемологию, 'метафизику и 'этику.

На начальном этапе своего творчества П. основное внимание уделял математической логике и философским проблемам математики, физики, квантовой механики, космологии и т.п. Совместно с М. Дэвисом и Дж. Робинсон он внес важный вклад в доказательство неразрешимости десятой проблемы Д. Гильберта. В философии математики П. выступил в защиту реализма против 'номинализма и 'конвенционализма. Наряду с У.В.О. Куайном, он разрабатывал идею, что без постулирования существования абстрактных математических объектов (множеств, чисел и функций) совр. наука невозможна в принципе, т.к. без них нельзя сформулировать большинство научных положений и законов. По мнению П., математика, будучи не чисто логическим, а «квазиэмпирическим» исследованием, является подтвержденной в той же степени, в какой подтверждены использующие ее научные теории, а математические объекты относятся к той же категории вещей, что и теоретические объекты. Этот вывод П. обосновывал тем, что проверку опытом проходят не отдельные научные положения, а теории в целом ( Дюэма-Куайна тезис). Логика, подобно математике, также не является, согласно П., полностью защищенной от пересмотра в ходе развития науки. В целом в этот период П. стоял на позициях 'научного реализма, выдвигая в его защиту тот аргумент, что без признания существования теоретических объектов успех науки был бы «чудом».

X. Патнэм

В 1960-е гг. П. предложил новый подход к решению психофизической проблемы (mind-body problem), получивший название 'функционализма. В отличие от физи- калисткого варианта теории психофизического тождества, функционализм отождествляет психические состояния не с физическими, а с «функциональными» состояниями мозга, которые определяются через их каузальные взаимоотношения с сенсорными входными данными, поведенческими выходными данными и друг с другом. Важной заслугой П. считается то, что он подчеркнул множественную реализуемость функциональных состояний: одна и та же «функциональная роль» может быть осуществлена с помощью разных физических носителей. П. предпринял несколько попыток описать «функциональную организацию» мозга, используя формализмы теории машин Тьюринга, теорию вероятностных конечных автоматов и т.п., но полученные результаты не позволили объяснить качественную субъек- тивность и тинтенциональность психических состояний, а также не учитывали обусловленность содержания мыслей индивида внешними факторами. В итоге в конце 1980-х гг. П. отказался от функционализма, который, тем не менее, остается важным направлением в совр. философии сознания и когнитивной науке.

К экстерналистской трактовке мысленного содержания П. пришел в ходе своих исследований по философии языка. В конце 1960-х гг. П., наряду с ТС. Крипке и др., разработал «новую», «каузальную», теорию референции. Согласно этой теории, референция таких лингвистических выражений, как термины естественных классов («вода», «тигр», «атом» и т.п.), определяется не «ментальными образами», локализованными в головах отдельных людей, а устанавливается благодаря действию внешних факторов: социального, в силу существования «лингвистического разделения труда», и природного, в силу наличия у членов естественных классов общей внутренней природы. Если социальный фактор означает, что вопрос о референции терминов естественных классов, как правило, решается экспертами в соответствующей области знания, то природный фактор указывает на необходимость каузального взаимодействия между носителями языка и объектами окружающего мира при определении референции используемых ими терминов. Для обоснования своей теории П. предлагает несколько мысленных экспериментов, среди которых наибольшую известность приобрел пример с Землей-Двойником. Вместе с тем П. не сводит значение термина к его референции, а трактует его как «вектор», образованный из нескольких компонентов, отражающих различные аспекты употребления этого термина (синтаксические и семантические маркеры, стереотип и т.п.). В значении термина можно выделить относительно устойчивое «ядро», фиксирующее то общее, что имеется у всех правильных употреблений данного термина. Инвариантность этого ядра обусловливает непрерывность в эволюции значений термина, а в случае научных терминов, которые в большинстве своем являются терминами естественных классов, она обеспечивает преемственность в развитии научных теорий. Этот аспект своей теории значения П. использовал в качестве аргумента против тезиса тТ. Куна о несоизмеримости научных теорий.

Размышления над природой референции и теми трудностями, с которыми столкнулся научный реализм, опирающийся на корреспондентную теорию истины (непостижимость отношения «соответствия», возможность эмпирически эквивалентных, но логически несовместимых теорий и др.), заставили П. пересмотреть свою позицию. Обвинив научный реализм в «метафизичности» и выдвинув против него ряд аргументов, ставших позднее предметом острых споров (теоретико- модельный аргумент, аргумент о «мозгах в сосуде» и др.), П. в конце 1970-х гг. сформулировал концепцию

«внутреннего реализма», согласно которой истина представляет собой идеализированную рациональную приемлемость и ее критериями служат когерентность, простота, операциональная применимость и т.п. Мир состоит не из множества независимых от сознания объектов, а членится на объекты нами в соответствии с той или иной концептуальной схемой. Свою задачу П. видел в том, чтобы преодолеть в своей новой трактовке реализма такие антитезы, как «объективное-субъективное», «факт-ценность» и др. В работах П. 1980-х гг. стала усиливаться гуманистическая направленность его философии, выразившаяся в требовании «реализма с человеческим лицом». В 1990-е гг. под влиянием идей прагматистов и позднего Л. Витгенштейна П. отказался от внутреннего реализма на том основании, что он непоследовательно соединяет элементы идеализма и реализма, и создал новую концепцию, которую назвал «естественным реализмом» и которая представляет собой вариант непосредственного реализма. П. пришел к выводу, что решить многие философские проблемы можно, лишь отказавшись от господствующей в совр. философии «картезианской» трактовки психического как некоторой области взаимодействия между нашими когнитивными способностями и объектами внешнего мира и рассматривая чувственный опыт как непосредственное переживание организмом различных аспектов мира.

В ходе своей философской эволюции П. изменил отношение к Аналитической философии, но если вначале он критиковал ее за метафизичность, то в последующем ее главный порок стал усматривать в том, что она превратилась в занятие для немногих профессионалов, отстранилась от живого диалога с предшествующей философией и утратила гуманистический характер. Определив назначение философии как состоящее в том, чтобы стремиться «спасти» и «освободить» мир, П. в последние годы главное внимание уделяет нравственным и социальным проблемам, занимается возрождением американского прагматизма и исследованием континентальной философии. Важное место в его исследованиях отводится теме иудаизма.

Соч.: Значение и референция // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 13. М., 1982; Как нельзя говорить о значении // Структура и развитие науки. М., 1978; Реализм с человеческим лицом // Аналитическая философия: Становление и развитие. М., 1998; Философия сознания. М., 1998; Разум, истина и история. М., 2002; Mathematics, Matter and Method. Philosophical Papers. V. i. Cambridge, 1975; Mind, Language and Reality. Philosophical Papers. V. 2. Cambridge, 1975; Meaning and Moral Sciences. L., 1978; Realism and Reason. Philosophical Papers. V. 3. Cambridge, 1983; The Many Faces of Realism. LaSalle, 1987; Representation and Reality. Cambridge, 1989; Realism with a Human Face. Cambridge, 1990; Words and Life. Cambridge, 1994; Pragmatism: An Open Question. Oxford, 1995; The Collapse of the Fact/Value Dichotomy and

Other Essays. Cambridge, 2002; Ethics Without Ontology. Cambridge, 2004.

Лит.: Макеева Л.Б. Философия X. Патнэма. М. 1996; Пассмор Дж. Совр. философы. М., 2002; Clark P., Hale В. (Eds.) Reading Putnam. Cambridge, 1995.

ПАТОЧКА (Patocka) Ян (1907-1977) - чешек, философ. Изучал романистику, славистику и философию сначала в Карловом ун-те в Праге, затем в Сорбонне (где впервые услышал ТЭ. Гуссерля). В1931 защитил диссертацию «Понятие очевидности и его значение для поэтики», после чего продолжил обучение в Берлине (у ТН. Гартмана и В. Йегера) и во Фрейбурге (у Э. Гуссерля и ТМ. Хайдеггера). До 1944 - гимназический учитель в Праге, после войны до 1949 - доцент Карлова ун-та. Вынужден оставить ун-т по политическим причинам. До 1954 работает в библиотеке тТ. Г. Масарика, а с 1958 - в библиотеке Института философии Академии наук. В 1960-1970-е гг. - проф. Карлова ун-та, гостевой проф. в ун-тах Левена, Фрейбурга, Майнца и др. В 1972 по политическим причинам отправлен на пенсию. В 1977 - один из авторов «Хартии 77» (вместе с Вацлавом Гавелом). В том же году умер после пристрастного допроса в полиции.

Начав с разработки трансцендентальной феноменологии во вполне гуссерлевском ключе, П. очень скоро подверг позицию учителя решительной критике. Естественно-природный мир для П. - не просто 'горизонт опыта, но прежде всего целостность, совокупность взаимосвязей и «указаний» на смысл бытия. Человек, будучи существом, открытым этому «показу», должен рассматриваться философией не в качестве завершенного в себе субъекта, а в качестве деятельного «sum» («существую»), Свое учение П. обозначает как «а-субъектив- ную феноменологию». Критикуя гуссерлевский идеал абсолютной рефлексивной очевидности, П. подчеркивает, что всякая рефлексия - постольку, поскольку она развертывается во времени, - содержит внутри себя «темный осадок», принципиально не поддающийся рефлексии. В этом пункте своей концепции П. сближается с такими современниками, как К. Ясперс, М. Хайдеггер, ТЖ.-П. Сартр, 'Э. Финк, ТХ. Арендт. Исходя из понимания человека как телесного (тТело) существа, П. развивает оригинальную концепцию «экзистенциальной подвижности» человека. В ней исследуются такие основные модусы, как «укоренение», «самопродолжение», «прорыв». В последнем из названных модусов П. усматривает важное дополнение к хайдеггеровской аналитике 'Dasein. От М. Хайдеггера и Э. Финка П. отличает также особое внимание к феномену ответственности. В полном согласии со своей философской позицией П. активно солидаризируется со всеми, кто в своем неприятии лжи способен отказаться от комфорта. Участие П. в политической борьбе - продолжение его философии.

Ж. Пиаже

Соч.: Ausgewalte Schriften. Bd. 1-5. W., 1987-1992; Philosophie, phenomenologie, politique. Grenoble, 1992.

ПИАЖЕ (Piaget) ЖАН (1896-1980) - швейц. психолог, логик и философ, создатель операциональной концепции интеллекта и генетической эпистемологии. Проф. ун-тов Невшателя (1923-1929), Женевы (с 1929) и Лозанны (I937-I954)- Основатель Международного центра генетической эпистемологии (1955)- В ранних работах (1921-1925) ключом к пониманию мышления ребенка П. считал анализ детской речи («Речь и мышление ребенка», 1923), при этом в качестве ведущего фактора интеллектуального развития рассматривались процессы социализации. В последующем источник формирования и развития детской мысли П. усматривает в действиях с вещами. Согласно операциональной концепции интеллекта («Психология интеллекта», 1946), функционирование и развитие психики совершается в рамках адаптации индивида к среде - ассимиляции данного материала уже имеющимися у индивида схемами поведения, а также приспособления (аккомодации) этих схем к конкретным ситуациям. Высшей формой уравновешивания субъекта и объекта является образование операциональных структур. Операция, по П., представляет собой «внутреннее действие» субъекта, генетически производное от внешнего, предметного действия и скоординированное с другими действиями в определенную систему.

П. выделил четыре основные стадии развития интеллекта: сенсомоторную, дооперациональную, стадию конкретных операций, стадию формальных операций. Он внес значительный вклад в психологию мышления, детскую психологию, в разработку проблем взаимоотношения психологии и логики. Логика, по П., является идеальной моделью мышления, и она не нуждается в апелляции к психологическим фактам. Между логикой и психологией существует определенное соответствие (но не параллелизм), поскольку психология анализирует конечные положения равновесия, которых достигает развитый интеллект. Синтез логических и психологических воззрений П. нашел выражение в концепции генетической эпистемологии, в основе которой лежит принцип возрастания инвариантности знания субъекта об объекте под влиянием изменения условий опыта. Генетическая эпистемология разрабатывает общие вопросы методологии и теории познания, исходя из результатов экспериментальных психологических исследований и широко используя аппарат совр. логики и математики.

Соч.: Генезис элементарных логических структур. М., 1963 (в соавторстве с Б. Инельдер); Роль действия в формировании мышления // Вопросы психологии. 1965, № 6; Психология, междисциплинарные связи и система наук // Вопросы философии. 1966, № 12; Избранные психологические труды. М., 1969; Психогенез знаний и его эпистемологическое значение // Семиотика. М., 1983, Схемы действия и усвоение языка // Там же; Речь и мышление ребенка. М., 1994. 314

Ч.С. Пирс

ПИРС (PEIRCE) ЧАРЛЗ САНДЕРС (1839-1914) - амер. философ, логик, математик, естествоиспытатель, родоначальник Прагматизма. Родился в семье проф. математики Гарвардского ун-та, с детства готовился к научной карьере. Изучал математику и физику в Гарварде, затем долгие годы работал в области астрономии и геодезии, частным образом занимаясь философией и логикой. В 1879 был приглашен преподавать логику в ун-т Джона Гопкинса. С 1877 член американской Академии наук и искусств.

В основе его философии лежит своеобразная концепция «фанероскопии» (от греч. phaneron - явное, видимое): учение о трех фундаментальных уровнях бытия и познания, выражаемых в категориях «первичность», «вторичность» и «третичность». На уровне «первичности» встреча свободно играющего творческого духа с действительностью создает потенциально бесконечное многообразие «качеств в возможности», идеальных «проектов реальности», или чистых форм. «Вторичность» - уровень существования вещей: свободная игра духа ограничивается «сопротивлением действительности», устойчивостью и постоянством восприятий, вынуждающих конструировать мир как множественность индивидуальных объектов и их отношений. «Возможные качества» актуализируются, приобретают эмпирическое содержание и вместе с ним относительность, изменяемость, подвижность. Столкнувшись со своей ограниченностью, дух не смиряется с ней, а стремится ее преодолеть, достичь полного и абсолютного понимания мира как разумного и гармонического целого. С этим стремлением связана «третичность» - уровень «подлинной реальности», универсалий (законов, сущностей).

«Реальное существование» в философии П. - это результат вмешательства духа в целостную и непрерывную стихию бытия, «вырезание» из этого универсума вещей с их связями и отношениями, установление общих законов их строения и функционирования. «Внесение разума» в иррациональную действительность осуществляется в практическом опыте субъекта, позволяющем устанавливать условия тверификации суждений, рационализирующих мир и тем самым сообщающих ему статус «реальности». «Феноменология духа» П. в результате заключает в себе двойственность: с одной стороны, она следует традиции средневекового «реализма», утверждая реальность универсалий, с другой - признает реальное существование познаваемого мира (универсума, индивидуальных объектов, отношений), независимое от познающего духа. Эта двойственность не является формальным противоречием, ее можно представить как антиномию-проблему, тезис которой (реальность предшествует познанию) и антитезис (реальность возникает в процессе познания, конструируется в нем) выражают взаимообусловленные стороны субъект-объектного отношения. Решение данной антиномии П. искал на путях анализа познавательной практики субъекта, акцент на субъективной компоненте которой привел его к прагматизму.

тТеория познания П. отвергает принцип, согласно которому знание может быть сведено к некоему твердому «базису». Альтернативой такому эпистемологическому фундаментализму П. считал положение, получившее название «принципа Пирса»: понятие об объекте достигается рассмотрением всех практических следствий, вытекающих из действий с этим объектом. Значение термина - это совокупность условий практической проверки всех высказываний, в которых этот термин является логическим подлежащим. Поскольку множество таких высказываний в принципе бесконечно, то значение может быть определено только частично, неполно, а наше знание об объекте всегда является незавершенным и опровержимым, гипотетичным. Это относится не только к обыденному знанию и знанию в естественных науках, но и к математическим и логическим суждениям, всеобщность которых может быть опровергнута контрпримерами.

П. признавал важность категории истины для теории познания, однако считал, что истина - это «согласие абстрактного утверждения с идеальным пределом, к которому бесконечное исследование привело бы мнения ученых». Этот идеальный предел недостижим в любом конечном исследовании, поэтому истина выступает «регулятивной идеей», истинность же любого конкретного результата научного исследования устанавливается коллективом ученых. Истинным признается то, относительно чего в данный момент времени нет достаточно веских сомнений. Расплывчатость такого определения П. пытался преодолеть с помощью гипотезы о том, что сама природа научного познания содержит в себе гарант нахождения верного пути - метод научного исследования. Поэтому методология науки выступает как теоретическая основа философской гносеологии. Согласно П., принцип тфаллибилизма является стержнем методологии науки. Приближение к истине возможно только через непрерывное исправление ошибок, улучшение результатов, выдвижение все более совершенных гипотез. В постоянном применении этого принципа, по П., состоит оправдание индукции как основного метода научного исследования. В трактовке научного метода П. резко расходился с Инструментализмом, критиковал крайности релятивизма. Эволюция науки трактовалась П. как «кумулятивно-конвергирующий» процесс, проходящий две стадии: формирования общей структуры отношений между исследуемыми явлениями и кумуляции уточнений параметров и их численных значений, входящих в уравнения, описывающие эту структуру.

П. принадлежат некоторые основополагающие идеи математической логики, логической тсемиотики и Семантики. В своих космологических воззрениях он исходил из принципа эволюции Вселенной, движущей силой которой является стремление к совершенству. Он

отвергал механистический детерминизм, отводя «творчеству случайности» большую роль в космическом процессе. Дух не только рационализирует мир, но также вносит в него любовь и гармонию, неотделимую от творческой свободы. Высшее воплощение духа - Бог, к которому человек обращен всеми своими духовными силами - чувством совершенства, любовью и верой. Рациональные доказательства бытия Бога невозможны и бесполезны, в поведении человека всегда есть рационально непознаваемый «остаток», направляемый верой.

Соч.: Избранные философские произведения. М., 2000; Логические основания теории знаков. СПб., 2000; Начала прагматизма. СПб., 2000; Принципы философии. Т. 1-2. СПб., 2001; Рассуждение и логика вещей. М., 2005; Collected Papers. V. 1-8. Cambridge (MA), 1931-1958; Writings of Charles S. Peirce: Chronological Edition. V. 1-5. Bloomington, 1982-

ПЛЕСНЕР (Plessner) ГЕЛЬМУТ (1892-1985) - нем. философ, представитель 'философской антропологии. В1910- 1914 изучал медицину, зоологию, философию в немецких ун-тах. Его учителями были ТЭ. Гуссерль и В. Виндельбанд. В 1920 приват-доцент, с 1926 проф. в ун-те Кельна. В1933 был отстранен от преподавания за «неарийское происхождение», перебрался в Голландию. С 1946 по 1952 проф. ун-та в Гронингене, в 1952 вернулся в Германию на кафедру социологии в Геттингенский ун-т, в 1960-1961 ректор этого ун-та. В1962-1963 преподавал в Школе социальных исследований в Нью-Йорке, в 1963 поселился в Швейцарии, читал лекции в ун-те Цюриха. Основные труды: «Единство чувств» (1923), «Границы общности» (1924), «Ступени органического и человек» (1928), «Власть и человеческая природа», «Попытка философской антропологии с исторической т. зр.» (1931), «Смех и плач. Исследование границ человеческого поведения» (1941), «К антропологии зрелища» (1948), «Улыбка» (1950), «Опоздавшая нация» (1959), «Вопрос о conditio humana» (1961), «Эмансипация власти» (1962), «Антропология чувств» (1970), «По эту сторону утопии» (1974).

Г. Плеснер

В первых работах П. заметно влияние И. Канта, В. Дильтея, Э. Гуссерля. В «Единстве чувств» он соотносит телесные начала человека с определенными чувственными структурами в отдельных жанрах искусства. В ряде работ 1920-1930-х гг. сформулированы социально-философские и политические идеи П. Он критикует невнимание к «публичности», характерное для немецкой общественной жизни, истоки которого видит в протестантском мировоззрении. Концепция власти П. близка к «политической теологии» ТК. Шмитта. Параллельно П. подходит к обоснованию проекта 'философской антропологии. Ключевым для него становится понятие жизни. Философия предстает как способ самопонимания жизни. «Философское» в каждой новой науке о человеке он определяет как результат «частичного

пересечения» «всеохватывающей философии» и «всеохватывающей антропологии». Задача философской антропологии - выявление «базисной структуры» человеческого бытия. Вместе с тем она стремится постичь человека во всей его полноте и быть адекватной опыту его существования. П. рассматривает человека и как природное существо, и как личность. При этом он отвергает как строго естественнонаучный, так и экзистенциалистский ('Экзистенциализм) подходы как односторонние. Экзистенциализм, по его мнению, избегает проблемы телесности (тТело), которая не менее существенна для человека, чем субъективность. Естественные науки не могут своими методами выявить принципиальное отличие человеческой телесности от животной. Философская антропология П. систематически изложена в работе «Ступени органического и человек», которая вышла в том же году, что и «Положение человека в космосе» 'М. Шелера, и на год позже «Бытия и времени» ТМ. Хайдеггера, и надолго осталась в тени этих работ. В вопросе об условиях человеческого бытия П. стремится отграничить живое от неживого, а затем рассматривает организацию живого. Ответ на первый вопрос он находит в понятии «границы»: в отличие от неорганических тел, органические соотносятся со своей окружающей средой через определенную «границу». Для характеристики живого П. использует понятие «позициональности» как поля взаимодействий организма со средой. П. различает растение, животное и человека в зависимости от соответствующей «позициональности». Растения организованы «открыто», они не имеют центральных органов. Животные организованы «центрично», они воспроизводят себя как систему органов, которая строится вокруг центра. Человек, по сравнению с растениями и животными, характеризуется «эксцентричной позициональностью», поскольку постоянно выходит за свои пределы и границы. Позиционируя, т.е. занимая позиции в мире согласно мере дистанцирования от природно-телесной реальности, человек, по П., творит себя как личность. Отсюда принцип самосозидающего, открытого возможностям «непостижимого человека». «Эксцентричность» человека является основой для его «самосознания», оно позволяет человеку дистанцироваться от своего собственного существования. Анализ эксцентричности человека приводит к формулировке «трех антропологических законов»: «естественной искусственности», «опосредованной непосредственности» и «утопического местоположения». В соответствии с ними, мир открывается для человека как внешний мир, внутренний мир и «средний» (сопредельный) мир (Mitwelt), который разделяется на культуру, историю и общество. В работе «Власть и человеческая природа» П. формулирует четвертый закон: «без- основность человека». По П., человек «поставлен на ничто». В силу этого частные пауки неспособны ухватить ускользающую суть человека, к этой задаче может

Г. Плеснер

подойти лишь философия, которая и есть мысль, стремящаяся размышлять о «ничто». Сама философия является беспочвенной, открытой, она представляет собой дерзание, риск.

В работе «Смех и плач» П. развивает антропологическую концепцию, анализируя жесты, мимику, смех и плач как феномены, способные непосредственно передавать переживание. Смех и плач - варианты пограничных реакций, в них человек переходит границу в сторону телесности, в отличие от мимики и жестов как рациональных реакций, несущих определенное сообщение. Долгое время работы П. были известны лишь в достаточно узких профессиональных кругах. После публикации собрания сочинений его начали рассматривать в качестве одного из значительных мыслителей 20 в., оказавшего, наряду с М. Шелером и ТА. Геленом, определяющее влияние на развитие философской антропологии. С 1999 действует Общество П.

Соч.: Ступени органического и человек: введение в философскую антропологию. М., 2004; Gesammelte Schriften. Bd. 1-10. Fr./M., 1980-1985.

Лит.: Dietze С. Nachgeholtes Leben. Helmuth Plessner 1892-1985. Gottingen, 2006; Haucke K. Plessner zur Ein- fiihrung. Hamburg, 2000; Pietrowicz S. Helmuth Plessner. Genese und System seines philosophisch-antropologischen Denkens. Freiburg, 1992.

ПОЛАНИ (Polanyi) МАЙКЛ (1891-1976) - брит, ученый и философ, известный своими работами в области философии и социологии науки. Родился в Будапеште, изучал медицину и химию. В 1919 переехал в Германию, с 1923 работал в Институте физической химии в Берлине. После прихода к власти нацистов эмигрировал в Англию, с 1933 - проф. физической химии, с 1948 - социальных наук в Манчестерском ун-те, с 1959 в Оксфорде, читал также лекции в США. В области химии П. был одним из пионеров применения квантовой механики для расчета скоростей химических реакций. В 1930-е гг. посещал СССР, дискутировал с Н. Бухариным по проблемам централизованного планирования науки, отстаивая свободу научных исследований. П. принадлежит ряд оригинальных работ по философии и социологии науки, из которых наиболее известна книга «Личностное знание. На пути к посткритической философии» (1958). Наряду с ТК. Поппером, ТС.Э. Тулмином, тТ. Куном, П. относят к родоначальникам Постпозитивистской философии науки. Их объединяло критическое отношение к наследию Неопозитивизма, однако во многих аспектах их позиции весьма различны. Так, К. Поппер, разрабатывая концепцию критического рационализма, полемизировал не только с неопозитивизмом, но и с концепцией «личностного знания» П., обвиняя его в иррационализме. Само же название книги П. полемически заострено против «критицизма» К. Поппера и его теории «объективного знания». Другие постпозитивисты оценивали позицию П. как вполне рациональную, ибо ее основной пафос заключался в преодолении сомнительного идеала деперсонифицированного представления научного знания, отождествляемого с его объективностью. Согласно П., в науке существует значительное и очень важное «неявное измерение», которое не артикулируется и не объективируется в учебниках и научных статьях. Его ядро составляет мастерство познавательной деятельности, приемам и тонкостям которого нельзя научиться по учебникам и другим текстам. Оно передается и осваивается лишь в непосредственном общении и совместной работе в лаборатории ученика и ученого-мастера. В результате люди, реально делающие науку, владеют большим запасом неявного знания, что отличает их от просто эрудитов. В своих работах П. доказывал, что аналогичная ситуация характерна и для других видов мастерства - в искусстве, в ремесленной деятельности и т.п. В них также мы «знаем больше, чем можем сказать». Концепцию неявного, не- артикулированного знания П. применял к проблемам природы научного открытия, роли традиций и школ в науке. Он выступал против разграничения «контекста открытия» и «контекста обоснования» знания, дихотомии фактов и ценностей, подчеркивая роль личностных факторов в познании, воображения, страстной заинтересованности ученых в поиске научной истины.

Соч.: Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985; Science, Faith and Society. L., 1946; The Logic of Liberty. L., 1951; The Tacit Dimension. L., 1966; Knowing and Being. L., 1969.

ПОППЕР (Popper) КАРЛ РАЙМУНД (1902-1994) - брит, философ. Родился в Австрии, изучал математику, физику и психологию в Венском ун-те. До 1937 работал в Вене, в I937-I945 преподавал философию в Новой Зеландии. В1945 был приглашен преподавать логику в Лондонскую школу экономики и политических наук, в 1949-1969 проф. логики и научного метода в этой школе, где он стал главой влиятельного направления в философии науки - критического рационализма. К числу учеников и последователей П. относятся многие известные философы науки - ТИ. Лакатос, ТП. Фейерабенд, Дж. Агасси, Дж. У.Н. Уоткинс, У. Бартли и др.

Взгляды П. сформировались под влиянием новых теорий, появившихся в физике в нач. 20 в., идей Логического позитивизма, кантианства, в частности критицизма неокантианца Л. Нельсона. Хотя П. был близок к членам тВенского кружка, свою философскую концепцию - критический рационализм и теорию роста научного знания (тФальсификационизм) - построил как антитезу Неопозитивизму. В противовес стремлению логических эмпиристов сформулировать критерии познавательного значения научных утверждений на основе принципа 'верификации, П. выдвинул в качестве одной из основных задач философии проблему тдемаркации - отделения научного знания от ненаучного. При решении этой проблемы он выступил как последовательный антииндуктивист, полагая, что индуктивным методам нет места ни в обыденной жизни, ни в науке. Методом демаркации, по П., является фальсификация - принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого утверждения, относимого к науке. Согласно П., "метафизика, а также такие учения, как астрология, марксистская теория истории, 'психоанализ т3. Фрейда, являются «псевдонауками», поскольку в отличие от обычных теорий эмпирических наук (теория относительности, квантовая теория и т.п.) они не удовлетворяют требованию фальсифицируемости.

П. отказался также от узкого эмпиризма логических позитивистов и от их эпистемологического 'фундаментализма - поиска абсолютно достоверной основы знания. Согласно П., эмпирический и теоретический уровни знания органически связаны между собой; любое научное знание носит лишь гипотетический, предположительный характер, подвержено ошибкам (принцип 'фаллибилизма). Рост научного знания состоит в выдвижении смелых гипотез и осуществлении их опровержений, в результате чего решаются научные проблемы. Для обоснования своих логико-методологических и эпистемологических концепций П. использовал идеи неодарвинизма и принцип эмерджентного развития: рост научного знания рассматривается им как частный случаи общих мировых эволюционных процессов. В результате его относят к числу родоначальников эволюционной эпистемологии. Выдвинутая П. теория «трех миров» утверждает существование нередуцируемых друг к другу физического и ментального миров, а также «третьего мира» объективного знания, сущности которого, собственно, и являются основным предметом изучения эпистемологии и логики науки.

П. - один из создателей дедуктивно-номологичес- кой схемы 'объяснения, в соответствии с которой некоторое утверждение считается объясненным, если его можно дедуктивно вывести из совокупности соответствующих законов и граничных условий. Опираясь на идеи логической семантики ТА. Тарского, он предложил способ определения истинного и ложного содержания научных теорий (гипотез); разработал оригинальную интерпретацию вероятности как предрасположенности и др. Реализация программы построения теории роста научного знания натолкнулась на серьезные трудности, связанные с абсолютизацией П. принципа фальсификации, отказом от признания объективной истинности научного знания, 'конвенционализмом в трактовке оснований знания.

И.Р. Пригожин

Доказана также внутренняя противоречивость предложенного им критерия оценки правдоподобности научных теорий. Последние работы П. в основном посвящены разработке 'философии сознания (которую он пытается строить с позиций эмерджентизма на основе резкой критики физикалистского редукционизма), защите рационализма в противовес иррационалистиче- ским и релятивистским тенденциям совр. философии (см. 'Релятивизм), а также доказательству невозможности индуктивной интерпретации исчисления вероятностей.

В области социальной философии П., еще в период работы в Новой Зеландии, выступил с резкой и развернутой критикой 'тоталитаризма в своей книге «Открытое общество и его враги» (1945)- Философско-теорети- ческие истоки этого феномена он возводил еще к теории государства Платона, а подлинные философские основания тоталитаризма усматривал в учениях Г.В.Ф. Гегеля и К. Маркса. Он также критиковал марксизм за «профе- тизм» и 'историцизм. П. отрицал существование объективных законов общественного развития и возможность социального прогнозирования. Социальным идеалом для него выступает открытое общество. Круг социальных идей П. был воспринят в нем. вариантах критического рационализма (ТГ. Альберт, X. Шпинер и др.).

Соч.: Логика и рост научного знания. М., 1983; Открытое общество и его враги. Т. 1-2. М., 1992; Логика социальных наук // Вопросы философии. 1992, № 8; Нищета историцизма. М., 1993; Неоконченный поиск. Интеллектуальная автобиография. М., 2000; Объективное знание. Эволюционный подход. М., 2002; Предположения и опровержения. Рост научного знания. М., 2004; Знание и психофизическая проблема: В защиту взаимодействия. М., 2008; The Logic of Scientific Discovery. L., 1959; Postscript to the Logic of Scientific Discovery. V. 1-3. L., 1981-1982; In Search of a Better Word: Lectures and Essays from Thirty Years. L., 1992.

JIum.: Садовский В.Н. О Карле Поппере и судьбе его учения в России // Вопросы философии. 1995, № ю; Лекторский В.А. Рациональность, критицизм и принципы либерализма (взаимосвязь социальной философии и эпистемологии Поппера) // Там же; Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. М., 2006; The Philosophy of Karl Popper. La Salle, 1974.

ПРИГОЖИН (Prigogine) Илья РОМАНОВИЧ (1917-2003) - бельг. физико-химик, автор работ по философско-ме- тодологическим проблемам науки. Родился в России. Лауреат Нобелевской премии по химии (1977). П. - создатель крупнейшей научной школы исследователей в области физической химии и статистической механики, известной как Брюссельская школа. Член Бельгийской Королевской академии, проф. Брюссельского свободного ун-та, директор Сольвеевского института и Центра термодинамики и статистической физики при Техасском ун-те, иностранный член АН СССР (с 1982). Помимо специальных исследований для П. характерен глубокий интерес к философским аспектам развития совр. науки и ее истории. Особое внимание он уделяет И.Р. Пригожин

проблеме времени в физике, где на протяжении более чем трех столетий господствовало мнение, что время, по существу, представляет собой геометрический параметр, не имеющий качественных отличий от пространственных координат. Такое понимание времени, считает П., присуще ньютоновской картине мира, в рамках которой между настоящим, прошлым и будущим не существует принципиальных отличий. Время на уровне фундаментальных законов природы обратимо. Что же касается необратимости наблюдаемого мира явлений, то она идет от субъекта познания и связана с несовершенством используемых им познавательных средств. Открытие термодинамической необратимости (второе начало термодинамики) и обнаружение невозможности ее согласования с законами динамики стали одной из причин осознания того, что обратимый, «атемпораль- ный» мир классического естествознания есть лишь частный случай, адекватный, скорее, созданному человеком миру механических устройств, чем реальности самой по себе. Однако этот частный случай был трансформирован в универсальный образ умопостигаемого мира, подчиненного вневременным неизменным законам. Этот образ, согласно П., не изменился сколько-нибудь существенно даже после создания теории относительности и квантовой механики. Наука ныне заново открывает время, и в этом, подчеркивает П., ключ к пониманию происходящего во вт. пол. 20 в. фундаментального пересмотра взглядов на науку, научную рациональность, на роль и место науки в системе человеческой культуры. Новая наука, возникающая на пороге третьего тысячелетия - это наука, ориентированная на диалог человека с природой, а не на конфронтацию с ней. П. убежден, что наука внутренне плюралистична, многодисциплинарна, демократична и не навязывает одну-единственную модель понимания действительности. Тем самым наука обретает и новое человеческое измерение, ведет к новому диалогу «человек - человек», цель которого - обеспечить предпосылки выживания общества в целом.

Соч.: От существующего к возникающему. Время и сложность в физических науках. М., 1985; Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986 (совм. с И. Стенгерс); Время, хаос, квант. М., 1994 (совместно с И. Стенгерс).

ПУАНКАРЕ (Poincare) Жюль АНРИ (1854-1912) - фр. математик, физик и философ. С1887 - член Парижской Академии наук. Внес большой вклад в развитие целого ряда областей чистой математики и математической физики, предвосхитил многие идеи теории относительности. Его работы по тфилософии науки - «Наука и гипотеза» (1902), «Ценность науки» (1905), «Наука и метод» (1908), «Последние мысли» (1913) - отличались глубоким анализом научных проблем и пересмотром мировоззренческих и методологических оснований классической науки. В них получили развитие такие важные проблемы научного познания, как взаимоотношение математики и опыта, природа пространства и времени, значение гипотез в познании, проблема объективности науки и др. Ядром его концепции, получившей название конвенционализма, является трактовка общих принципов и универсальных научных законов (напр., закона сохранения энергии) как условно принимаемых положений - конвенций. П. доказывал, что такие принципы не относятся непосредственно к реальному миру, а представляют собой принятые учеными соглашения для наиболее удобного описания соответствующих явлений. Однако произвольность выбора таких конвенций ограничена как потребностью в максимальной простоте создаваемых на их основе теорий, так и необходимостью успешного их использования.

Соч.: Избранные труды. Т. 1-3. М., 1971-1974; О науке. М., 1983; Последние работы. М.-Ижевск, 2001; Принцип относительности. Сб. работ классиков релятивизма (Г.А. Лоренц, А. Пуанкаре, А. Эйнштейн, Г. Минковский). М.-Л., 1935-

РАЙЛ (Ryle) ГИЛБЕРТ (1900-1976) - брит, философ. Родился в Брайтоне, изучал философию и античную классику в Оксфордском ун-те, там же с 1924 лектор, в 1945-1968 проф., в 1947-1971 главный редактор журнала «Mind». На взгляды Р. оказали влияние 1Дж. Э. Мур, ТБ. Рассел, ТЛ. Витгенштейн, вместе с тем он глубоко изучал философию Б. Больцано, Ф. Брентано, А. фон Мейнонга, ТЭ. Гуссерля. Уже в ранних работах проявляется интерес Р. к природе и методам философского анализа. В статье «Выражения, систематически вводящие в заблуждение» (1931) он видит задачу философии в обнаружении «в лингвистических идиомах истоков устойчивых неверных конструкций и абсурдных теорий». В дальнейшем Р. развил этот тезис в концепции «категориальных ошибок» - неоправданного отнесения фактов, соответствующих одной категории, к некоторой другой категории. Понятие «категория» у Р. означает конкретные, допустимые в определенном контексте способы словоупотребления, и в этом плане близко понятию т«языковые игры» позднего Л. Витгенштейна. Р. считал, что философия призвана демонстрировать, какие понятия и способы выражения и в каких границах имеют смысл, а какие ведут к категориальным ошибкам. С этих позиций в своей главной работе «Понятие сознания» (1949) он подверг тщательному анализу язык, используемый философами и психологами для описания сознания и объяснения его работы. На этот язык, согласно Р., большое влияние оказал старый и широко распространенный «официальный миф», систематически искажающий наши представления о сознании. Этот миф, восходящий к Р. Декарту и обросший с течением времени различными дополнительными учениями, говорит о существовании наряду с телесным, физическим миром иного, принципиально отличного от него мира - внутренней сцены сознания, на которой разыгрываются и взаимодействуют между собой «ментальные события». В рамках этой модели человек предстает как «дух в машине»: его телесные процессы подчинены механическим причинным законам, ментальные феномены - особым духовным законам. В этой картине Р. выявляет целый ряд «категориальных ошибок», ведущих к множеству парадоксов и псевдопроблем. Как нематериальное сознание может воздействовать на материальные тела? Как оно может «наблюдать» из телесной машины окружающий мир? Такого рода вопросов нельзя избежать, но на них невозможно и ответить. Выход из ситуации Р. видит в разрушении данного мифа и признании того, что человек является «разумным животным», способным к различным видам осмысленного поведения. Трактовке сознания как особой субстанции или внутренней сцены, на которой разыгрываются ментальные события, Р. противопоставляет «диспозицио- нальную» концепцию сознания. В ее рамках описываемые ментальными понятиями явления понимаются не как внутренние события, но как способности к совершению определенного рода действий, доступных для внешнего наблюдения. В качестве диспозиции можно истолковать и «знание», что особенно важно, поскольку в рамках «официальной доктрины» обычно принимается когнитивистский подход, а именно утверждается, что в основе всех ментальных актов лежат те или иные когнитивные акты, т.е. определенное знание. С этой целью он вводит важное различие между «знанием как» и «знанием что». Действия, описания которых включают ментальные понятия, включают в себя «знание как» (знание как играть в шахматы, как говорить по-французски и т.п.). Это знание носит диспозициональный характер и его существование не предполагает скрытых процессов на внутренней, приватной сцене сознания. В целом Р. отстаивает определенную версию философского (логического) бихевиоризма, которая не отрицает существования сознания, но полагает, что ментальное не может быть описано независимо от внешне проявляющегося телесного и речевого поведения. Поэтому адекватное объяснение таких ментальных явлений, как восприятие, воображение, воля, эмоции и т.п., достигается не через интроспекцию, а через анализ использования языка, описывающего поведенческие диспозиции и коммуникативные ('Коммуникация) отношения людей.

Соч.: Понятие сознания. М., 1999; Феноменология против «Понятия сознания» // Логос. 2006, № 1; The Concept of Mind. L., 1949; Dilemmas. Cambridge, 1954; Plato's Progress. Cambridge, 1966; Collected Papers. L., 1971.

В. Райх

РАЙХ (Reich) ВИЛЬГЕЛЬМ (1897-1957) - австр. психолог и психоаналитик, основоположник тфрейдомарксизма. С1939 - в США. Р. в значительной мере испытал влияние т3. Фрейда, К. Маркса, Ф. Ницше, ТА. Бергсона и А. Адлера. На основе ранних работ 3. Фрейда Р. разработал собственную концепцию невроза, согласно которой его причина заключается в невозможности разрядки сексуальной энергии. Способность к разрядке сексуального напряжения и переживанию наслаждения («орга- нистическая потенция») являются, с его т. зр., главными атрибутами психического здоровья. Р. разошелся с 3. Фрейдом в трактовке сексуальности; он отказался от психологического подхода в пользу соматического и натуралистического и тем самым возвратился к взглядам, характерным для прежнего биологизаторского направления в сексологии. В 1927 Р. написал основополагающую работу «Функция оргазма», где изложил свою т.н. «теорию оргазма», ставшую ключом ко всем его дальнейшим построениям. Р. развивал идею 3. Фрейда о том, что предписания культуры, сдерживающие сексуальный инстинкт, являются коренным источником неврозов. Он утверждал, что «невротический характер» - личность, сформированная в условиях подавления сексуальности, - склонна к слепому подчинению, неспособна к бунту и благоприятствует установлению авторитарного строя. Процесс запечатления репрессивной социальной системы в психологии людей начинается в патриархальной семье. В дальнейшем понятие «невротический характер», фиксирующее связь общественного порядка с некоторыми типичными психологическими чертами, было развито ТЭ. Фроммом и тТ. Адорно. Изучение социальных причин неврозов привело Р. к марксизму. Считая 'фрейдизм и марксизм взаимодо- полнимыми учениями, он пытался интерпретировать на основе 'психоанализа взаимоотношения между экономическим базисом и 'идеологией. Данная методология была применена им к анализу фашизма: по мнению Р., фашизм как определенный тип общественного порядка коренится в деструктивном строе личности совр. человека. Для устранения «общества невротических характеров» необходимо раскрепощение сексуальности, сексуальная революция, которая является, по мнению Р., предпосылкой революции пролетарской. Учение Р. о сексуальной революции приобрело популярность в 1960-е гг. среди участников движения' «новых левых». В последний период творчества (і940-1950) Р. развивал учение об «оргоне» - энергии, свойственной не только сексуальности, но и всем проявлениям жизни. Он трактовал «оргон» как поток витально-психической энергии; эта универсальная энергия является источником развития галактических систем и в то же время тождественна биологической энергии живых существ. Эти воззрения, по мнению самого Р., созвучны индуистским представлениям о единстве брахмана и атмана.

Соч.: Функция оргазма. СПб.-М., 1997; Психология масс и фашизм. СПб.-М., 1997; Selected Writings. N.Y., 1968.

Лит.: Cohen I. Ideology and Unconsciousness: Reich, Freud and Marx. N.Y., 1982; Burian W. Psychoanalyse und 320

В. Райх

<< | >>
Источник: Под ред. О. Хеффе, B.C. Малахова, В.П. Филатова при участии Т.А. Дмитриева. Современная западная философия. Энциклопедический словарь. Ин-т философии. - М.: Культурная революция. - 392 с. . 2009

Еще по теме НЕЛЬСОН Л. - СМ. НЕОКАНТИАНСТВО Р. Нозик:

  1. НАТОРП П. - СМ. НЕОКАНТИАНСТВО Р. Нозик
  2. Неокантианство (Neokantianism)
  3. IX. НЕОКАНТИАНСТВО
  4. Неокантианство
  5. Неокантианство — проблемы социальной философии
  6. РИККЕРТ Г. - СМ. НЕОКАНТИАНСТВО
  7. НЕОКАНТИАНСТВО И ИММАНЕНТИЗМ
  8. Глава4.НЕОКАНТИАНСТВО
  9. МАРБУРГСКАЯ ШКОЛА - см. НЕОКАНТИАНСТВО
  10. Уоткинс Дж. У. H. - см. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ ФАЙХИНГЕР X. - СМ.НЕОКАНТИАНСТВО
  11. 55. Как развивают философию И Канта представители Марбургской и Баденской школ неокантианства?
  12. § 5. Неокантианство, общая теория системы социального действия Т. Парсонса и политика интеграции коренных малочисленных народов Севера