Теоретическая база зарубежной юридической педагогики

Зарубежная сравнительно-юридическая педагогика базируется, с одной стороны, на педагогическом наследии и традициях, а с другой — на новейших исследованиях и технологиях.

О широкой ориентации современной зарубежной юридико-педагогической теории и практики на национальные традиции свидетельствует, в частности, практика сохранения исторических названий правоохранительных органов ряда стран, что повышает их престиж: Нью Скотланд Ярд — Великобритания, Метрополитэн Полис — Столичная полиция Лондона, институт Шерифа — США, Королевская Канадская Конная Полиция. Наиболее ярко историческая атрибутика присутствует в деятельности судов и правоохранительных органов Соединенного Королевства, главные компоненты которых мало чем изменились со времен средневековья. Парики, мантии, чулки судейских чиновников, шлемы полицейских, функции констеблей и детективов Скотланд Ярда сохранили в целом черты давно минувших дней. И это не мешает обеспечивать достаточно высокий уровень профессиональной работы, отвечающий современным требованиям356. Этимология названий многих полицейских реалий может уже не прослеживаться в функциях, но она вызывает в массовом сознании необходимую ассоциацию, представление о высоком благородстве представителей закона и поддерживает их имидж. Так, слово «констебль» происходит от латинского comes stabuli, что означает «всадник», «шериф» — от словосочетания shire reeve — хранитель (reeve) графства (shires or counties)357. Соответственно, и у граждан, и у самих стражей порядка формируется и поддерживается чувство уважения к полицейской профессии и правосудию.

Существенное влияние на развитие теории и практики зарубежной юридической педагогики, особенно в части, касающейся воспитания личного состава правоохранительных органов, правосознания граждан, оказала и продолжает оказывать религия, являющаяся высшим авторитетом для большинства граждан западного общества, исламского мира, стран Латиноамериканского региона и т.д. Во время опросов иностранных служащих полиции на вопрос «Чего вы боитесь?» (в службе или в жизни вообще?) многие из них давали неожиданный ответ: «Бога», выражая тем самым свои мировоззренческие убеждения, созвучные вечным заповедям Библии, Корана, Талмуда. Великобритания, например, до сих пор формально является теократической республикой358, так как со времен Генриха VIII монарх (в наши дни королева Елизавета) возглавляет англиканскую церковь, которая конституционно признана государственной. В некоторых учебных заведениях полиции Великобритании проводят обучение с прямым участием духовенства. Считают, что отчуждение полиции от общества связано с тем, что церковь до сих пор недостаточно принимала участия в делах полиции359.

Государственной религией признаны: лютеранская церковь в Скандинавских странах, иудаизм в Израиле, мусульманство в странах Ближнего и Среднего Востока, которые напрямую охватывают правосознание населения и идеологию судебной и правоохранительной деятельности. В странах Запада во время судебного заседания все допрашиваемые и свидетели клянутся на Библии, что будут говорить правду и только правду. В странах арабского мира, где почти 100% граждан — верующие, религиозное воспитание является существенным фактором, воздействующим и укрепляющим взаимодействие полиции и населения страны. Согласно исламу, религия и право — едины. Предписания Корана, сунны и шариата обязательны для исполнения всеми мусульманами и воспринимаются в массовом обыденном сознании как образ жизни. Поэтому, когда гражданин оказывает помощь правоохранительным органам в борьбе с преступностью, он считает, что выполняет не только свой гражданский, но и религиозный долг360.

Даже в тех странах, где закреплено равенство религиозных конфессий (ФРГ, Япония, Италия), все же одна из религий обладает некоторыми привилегиями и оказывает самое непосредственное влияние на формирование правосознания граждан, в том числе и самих сотрудников правоохранительных органов.

Такое положение сложилось в этих странах исторически, оно отражает глубокие убеждения народа в благотворном воздействии религии на политику и общественную мораль, правосознание граждан и принципы судебной и полицейской деятельности. Впрочем, во всех указанных странах, кроме исламских, гарантируется свобода исповедания и наряду с государственной существуют другие конфессии361.

Тенденция привнесения религиозных ценностей в процесс формирования правосознания граждан объясняется еще и тем, что церковь стояла у истоков общей системы образования многих стран, например в Канаде, а первыми учителями были священники. В 1789 г. на деньги церкви было открыто первое высшее учебное заведение страны — Университет королевского колледжа (University of King's College) в Уинсоре (Новая Шотландия).

Зарубежные теоретики профессионального образования сотрудников правоохранительных органов также взяли на вооружение многие религиозные нравственные начала: идеи, принципы, формы и методы воспитания. В правоохранительных органах западных стран существует институт капелланов, объединяющийся в МФПК (Международный форум полицейских капелланов).

В основе многих базовых педагогических понятий теории зарубежной юридической педагогики, касающейся деятельности полиции, лежат аналогичные понятия военной педагогики362. Это родство объясняется историческими корнями полиции, чьи исторические корни связаны с армией. На это прямо указывает военизированная милитаристская экипировка полицейских служб подавляющего большинства стран мира, ранжирование званий, строевая, боевая и физическая подготовка личного состава, дисциплина и субординация по армейскому типу, название отдельных «силовых» служб и подразделений полиции: жандармерия363 (имеется во Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Испании, Португалии, Китае, Индии, Турции, всех странах Латинской Америки), карабинеры (Италия и Чили), военизированные отряды специального назначения (повсеместно), конная полиция (Франция, Бельгия, Канада, Германия и др.), полиция готовности (Германия), Вооруженная Народная полиция в Китае, Корпус Пехотной гвардии в Аргентине, Вооруженная полиция в Индии и др.

Развитие теории и практики юридической педагогики происходит под направляющим и определяющим воздействием законодательной политики стран в области судебной и правоохранительной деятельности. Ярким примером здесь служит применение правил Миранды в уголовном процессе США364, суть которых заключается в праве подозреваемого хранить молчание на допросах до суда. Однако, как показывает двадцатилетняя практика применения правил Миранды, они разрушительно влияют на доверие граждан к закону, так как нередко не учитывают интересы жертв преступления365. Опыт законодательного регулирования ряда зарубежных стран (США, Канады, Великобритании, Германии, Франции, Японии, Польши и др.) показывает, что там для сбора доказательств можно пользоваться информацией, получаемой с помощью научно-технических средств — электронного наблюдения, прослушивания телефонных переговоров, видеозаписей и пр. Однако использование этих методов сложно с точки зрения баланса интересов частной жизни и потребностей правоохранительных органов. Кроме того, эти действия могут скомпрометировать процесс отправления правосудия в глазах общества366, формируя у граждан законопослушание, основанное не на доверии, а на чувстве страха.

Теоретической базой юридической педагогики за рубежом, обусловившей ее специфику и профессионализацию, служат, как правило, работы по философии правоохранительной деятельности, праву, полицейским наукам, политологии, социологии, психологии и этике

правоохранительной деятельности367. Широко привлекаются общетеоретические и прикладные работы ученых и практиков в области обучения, воспитания и образования взрослых368.

В осуществлении подготовки судей, прокуроров, сотрудников полиции и результативности правоохранительной деятельности используются хорошо зарекомендовавшие себя социально-экономические и управленческие теории, авторами которых являются: Дж. Роу369, СР. Кон-вей370, М. Хаммер и Дж. Чампи371, В.Давидов и М.С. Малоне372. Особой популярностью пользуется теория «Менеджмента полного качества» (МПК), которая была развита Эдвардом Демингом373, работавшим консультантом с японскими менеджерами после Второй мировой войны. В частности, один из четырнадцати принципов успешности любой деятельностной или производственной структуры, по теории МПК, сформулированных Демингом, гласит:

В любой организации (на фирме, в офисе или на производстве) должно поощряться образование и самоусовершенствование каждого сотрудника. Для продолжения усовершенствования члены организации должны непрерывно учиться и развиваться, чтобы быть готовыми работать в будущем374.

Все эти теории в том или ином виде проецируются в странах Запада на деятельность судов, прокуратуры и правоохранительных органов, а также юридических и профессиональных правоохранительных вузов375.

Основная терминология сравнительно – юридической педагогики

Любая теория может быть подлинно научной, если она строитсяна сыстеме понятий, предполагающих точное и однозначное понимание ческой педагогики обозначаемой ими реальности. Детальное знакомство с иноязычными терминами выявляет массу несоответствий и разночтений между нашей и зарубежной терминологией в сфере юридической и правоохранительной деятельности, педагогики, общего и профессионального образования. Причина этого в различиях, обусловленных социокультурными традициями, образованием, теоретическими подходами и иными факторами. Даже такие ключевые термины, как педагогика, андрагогика, образование, обучение, воспитание, не избежали социокультурных противоречий и разночтений в их трактовке. Чуть ли не каждая страна использует собственную педагогическую терминологию, создает собственную классификацию, собственный порядок составления статистических таблиц, собственные методы сопоставления количественных данных, на что еще в середине XX в. обращал внимание видный компаративист — представитель российского педагогического зарубежья Н.А. Нанц376.

По ходу сравнительно-педагогического исследования различных аспектов юридической и правоохранительной деятельности, профессионального образования юристов различных специальностей зарубежных стран и милиции России могут встречаться самые неожиданные несоответствия иностранных и отечественных реалий. Так, у нас в России «голубые береты» — это воздушный десант, а не полицейские подразделения по вмешательству в семейные кризисы. «Черная работа» понимается у нас как низкоквалифицированная работа, а в Европе это нелегальная работа, с которой не платятся налоги. Да и американское понятие Law enforcement, которому соответствует русское правоохранительные органы, было бы правильно перевести как правоприменительные органы.

Особую сложность вызывает разграничение общих, междисциплинарных терминов, которые широко используются в международной полицейской практике. Речь идет, прежде всего, о таких понятиях, как «управление», «управленец» и «менеджмент», «менеджер», применяемых часто без разбора. В научной литературе уже высказывались мнения о разных смысловых нагрузках этих слов и о том, что «управление» и «управленец» — понятия более широкие, чем «менеджмент» и «менеджер»; управленец — это, скорее, высший руководитель, начальник, директор, а менеджер — хоть и управленец, но уровня не выше среднего. Да на Западе никому и в голову не придет, например, директора ФБР или ЦРУ США, или любого французского (английского, немецкого, итальянского и др.) крупного начальника назвать менеджером.

Известны случаи присутствия в значении слова идеологического компонента. Перекосы во внутренней политике стран приводят к тому, что слова могут восприниматься с предубеждением: политбюро, жандарм, Stasi (нем. Штази в ГДР — то же, что КГБ в СССР). В 1917 г. в России правоохранительное ведомство по борьбе с преступностью переименовали из полиции в милицию.

Иногда оценочный компонент может меняться от «плюса» к «минусу»: бизнес, бизнесмен, карьера, сделка. Для российских специалистов становится неожиданностью негативная реакция западных немцев на такие, с нашей точки зрения, нейтральные термины, как Kader — «кадры» и Abschnittsbevollmdchtigter — «участковый уполномоченный». Широко распространенные ранее в ГДР, они встречают резкое отторжение у служащих полиции западно-германских земель, для которых эти слова символизируют «проверенные партийные кадры» и «аппарат слежки за населением». С такой реакцией иностранцев приходится считаться и заменять в практике общения слово Kader на вариант ФРГ — Personal.

Терминологический барьер является одной из основных трудностей, с которыми сталкиваются исследователи общего юридического и профессионального ведомственного, например полицейского, образования. Бывает очень сложно разобраться, что означают такие широко распространенные на Западе понятия, как «курикулум», «кредит», «ассоционный уровень образования». Имеют место разночтения в дефинициях, определяющих одно и то же понятие. Например, чтобы передать смысл термина «высшее образование», одни авторы используют словосочетание «higher education», другие — «tertiary education» (Великобритания, ЮАР). Для обозначения понятия «среднее образование» существуют равноценные словосочетания «high education» либо «secondary' education», а базовая подготовка может обозначаться «foundation training» или «basic training». Некоторые определения бывают труднопереводимы (например, cumulative training system377), неоднозначны или несопоставимы с аналогичными русскими понятиями.

Чтобы разобраться в многообразной терминологии по педагогике образования, принятой за рубежом, необходимо дать определения и различных дипломированных образовательных степеней:

• степень средней школы (high school degree) — степень, получаемая после обучения сверх элементарной школы, обычно после 12 или 13 лет учебы (в некоторых странах называемая «гимназической» степенью);

• ассоционная (связующая) степень (associate degree) — степень, предоставляемая колледжем или университетом после завершения двух лет обучения;

• степень высшего профессионального образования (higher professional educational degree) — степень, предоставляемая колледжем или профессиональным высшим образовательным институтом после завершения трехлетней программы обучения (в Германии называемая степенью «Fachhochschule»);

• степень бакалавра (bachelor's degree) — степень, присуждаемая колледжем или университетом человеку, который полностью завершил курс обучения (обычно длительностью 4—5 лет);

• степень магистра (master's degree) — первая ученая степень, присуждаемая университетом (обычно после 2—3-летнего обучения сверх степени бакалавра);

• докторская степень (doctoral degree) — высшая степень, присуждаемая университетом (обычно в результате 3—4-летнего обучения свыше степени магистра и (или) проведения исследования)378.

В системе американского высшего образования можно выделить также три основные ступени:

1) подготовка по программе бакалавра (Bachelor или Bachalor, минимум 4 года);

2) подготовка по программе магистра (Master, дополнительно, как минимум, еще 2 года);

3) проведение исследования для получения степени доктора философии (Doctor of Philosophy /Ph.D. — 2 года).

Первые две программы являются чисто учебными, третья — исследовательская. Вузы, имеющие только программы бакалавра, называются колледжами и ведут так называемую преддипломную подготовку специалистов (graduate) в отличие от последипломной (postgraduate), осуществляемой по программам магистра и доктора философии. При наличии двух или трех перечисленных выше видов подготовки вуз правомерно назвать университетом. В контексте американского образования термины «колледж» и «университет» не имеют ни четкого определения, ни законодательно и официально закрепленных критериев присвоения статуса тому или другому учебному заведению. В США колледжи, как правило, по окончании обучения присваивают ученую степень бакалавра. Университет — это высшее учебное заведение, где помимо graduate-программы, присвоения степеней магистра и PhD (доктора философии) большое внимание уделяется научно-исследовательской работе. При этом непосредственная подготовка специалистов осуществляется в рамках так называемых Школ («большие школы»), составляющих органическую часть университетских структур (Harvard Business School, Columbia Business School и др).

«Кандидат наук» в представлении американцев — это человек, допущенный (после сдачи квалификационного экзамена и одобрения поданной им диссертационной заявки) к написанию диссертации, но не завершивший и не защитивший ее. Кандидат наук по-американски — это официальный статус, означающий, что его носитель является «кандидатом в доктора». Отсюда возникает то непонимание, с которым сталкиваются наши ученые — кандидаты наук, когда приезжают на Запад.

После успешной защиты диссертации соискатель получает степень доктора философии (PhD) в какой-либо области, например: «доктора философии в области бизнеса» (PhD in business), «доктора философии в области администрирования/менеджмента» (PhD in administration) и др. Таким образом, понятие «доктор философии» означает на Западе то же, что у нас кандидат наук, но может не иметь никакого отношения к науке философии379.

Необходимо заметить, что высшее юридическое образование в США, которое можно получить только в гражданском образовательном учреждении, состоит из базовой подготовки с присвоением степени доктора права (раньше называлась бакалавр права) и подготовки на степень магистра права, имеющее также наименование доктор юридических наук. Существует также почетная докторская степень, присвоение которой не связано с прохождением формального курса обучения. При этом степень «доктор философии» является более высокой универсальной научной степенью.

Особенно серьезные расхождения вызывают термины профессиональное образование — профессиональная подготовка. По мнению американских специалистов380, образование — это процесс, включаясь в который, обучающийся обогащает свой интеллект и углубляет знания, на основе которых он формирует для себя определенные ценности и суждения. Получение высшего образования — процесс, во время которого обучающийся знакомится с науками и развивает способности к оценке, принятию самостоятельных решений, а также интеллектуальные способности, которые будут служить ему в будущем. Образование помогает человеку в понимании сложных проблем, учит приспосабливаться к различным жизненным ситуациям. Опрос начальников полиции показал, что образованные полицейские способны более эффективно выполнять должностные обязанности. Подготовка же предназначена для оттачивания профессионального мастерства обучаемых, для совершенствования практики. Акцент при подготовке делается не на образовании человека, а на выработке навыков успешного выполнения порученной работы (обучение правильному написанию дорожных квитанций, надеванию на арестованного наручников, правилам погони и т.п.), что не расширяет интеллектуальные возможности обучающегося. Качественные образование и подготовка являются квинтэссенцией процесса обучения будущих полицейских. При этом отмечается, что разделить образование и подготовку во время учебного процесса подчас очень сложно381.

Серьезные проблемы вызывает разграничение терминов «профессиональное юридическое образование» — «профессиональное юридическое обучение» — «профессиональная юридическая подготовка». Профессиональное юридическое образование — это процесс передачи и приобретения общих и частных знаний, имеющих отношение к юридической деятельности, который приводит к получению определенной дипломированной степени (диплома средней школы, ассоционной (связующей) степени, степени профессионального высшего образования, степени бакалавра, магистерской степени, докторской степени). Обычно юридические образовательные программы рассчитаны на несколько лет. Профессиональная юридическая подготовка — это процесс передачи и получения частных знаний и умений (навыков), необходимых для той или иной правоприменительной, например полицейской, работы. Этот процесс не ведет к получению какой-нибудь дипломированной степени, но может (или не может) закончиться получением сертификата в какой-либо форме. Как правило, обучающие программы короче, чем образовательные; они могут длиться даже один день, либо год, или дольше382. Зарубежные исследователи подчеркивают формальный признак — наличие (отсутствие) конвертируемого диплома и степени — различие «профессионального образования» и «профессиональной подготовки». В настоящее время наблюдается сближение позиций ученых и практиков, стремление к выработке общих, конвенционных понятий, а также терпимость к сосуществованию альтернативных определений. Обращает на себя внимание доминирование англо-американской терминологии, что объясняется широким распространением английского языка во всем мире, а также главенствующей ролью и авторитетом США во всех сферах деятельности правоохранительных органов. Самые употребляемые термины и ключевые слова — это: leadership — лидерство, management — управление, development — развитие, education — образование, learning — учение, изучение (запоминание, зубрежка), study — учеба, изучение (сознательное). Наиболее популярным термином можно считать training — обучение (подготовка), который понимается и толкуется всеми исследователями более-менее единодушно: как профессиональное конкретное обучение, подготовка человека к конкретной деятельности, получение профессиональных знаний. Иногда этот термин используется в более узком смысле — как тренинг, тренировка, натаскивание. Термин «воспитание» отдельным словом не обозначается. Вместо него употребляется, как правило, многозначное понятие education или другие, близкие по смысловому значению слова: этика, культура и т.п.

«Встраивание» российской педагогической науки в общемировую, стремление российских правоохранительных органов и российского профессионального образования к интеграции в международное пространство актуализирует проблему соответствия и адекватности категориального строя российской и зарубежной педагогической теории и практики. Однако это не означает, что российские педагоги должны следовать за трактовкой этих категорий за рубежом. Поскольку среди теоретиков нет единого мнения ни относительно полного набора категорий педагогики, ни относительно их определения, некоторого сближения точек зрения можно было бы достичь констатацией положения и иерархии основных педагогических понятий.

<< | >>
Источник: Кикоть В.Я, Столяренко A.M, и др. Юридическая педагогика.

Еще по теме Теоретическая база зарубежной юридической педагогики:

  1. 18.1. Общая характеристика юридической педагогики за рубежом Задачи сравнительно-юридической педагогики
  2. Цели воспитания в зарубежной педагогике
  3. Часть I ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ПЕДАГОГИКИ(до XX в.
  4. Основные формы и методы социально-педагогической деятельности в зарубежной и отечественной педагогике
  5. Объект, предмет и цели юридической педагогики
  6. Основные направления исследований юридической педагогики
  7. Кикоть В.Я, Столяренко A.M, и др. Юридическая педагогика,
  8. История и перспективы юридической педагогики
  9. § 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПЕДАГОГИКИ Я.А. КОМЕНСКОГО
  10. Глава 6 ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА И ИЗВЕСТНЫЕ ДЕЯТЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ
  11. Основные задачи юридической педагогики
  12. Общепедагогические основы методологии юридической педагогики
  13. Специальная (частная94) методология юридической педагогики