<<
>>

Япония в международных отношениях на Дальнем Востоке

Сложившаяся в 60—70-е годы внешнеполитическая доктрина правящих кругов Японии ставит своей целью обеспечение стабильности капиталистического строя в Японии, укрепление ее позиций в конкурентной борьбе с другими империалистическими державами и создание максимально благоприятных условий для экономической экспансии монополий путем использования всех имеющихся в распоряжении государства средств.

Для достижения этих целей японская дипломатия применяет широкий арсенал различных средств и методов. Особое место отводится использованию во внешнеполитической борьбе ее возросших экономических возможностей. Вместе с тем с середины 70-х годов возрастающее значение стало приобретать наращивание военной мощи как средства политического давления и орудия дипломатических маневров в отношениях с США и другими странами.

Все шире в японской политике используются также методы идеологического порядка. Выделяя громадные ассигнования на проведение различных пропагандистских кампаний, правящие круги пытаются создавать положительный образ Японии, изображать японскую «модель развития» как наиболее приемлемую для всех стран Азии.

Первое место в японской внешней полити- Развитие японо-американ- ке занимают отношения с Соединенными ских военно-политиче- Штатами. Правящие круги Японии свя- ских связей зывает с США высокая степень совпаде

ния классовых и политических целей. Большое значение имеет возрастающая степень экономической взаимозависимости: США являются основным рынком для японской промышленной продукции. Они поглощают 37,2% японского экспорта (1985 г.) —в три раза больше, чем все страны ЕЭС, вместе взятые. В то же время Япония превратилась во второго по значению после Канады покупателя американских товаров (10,6% экспорта США). Важнейшую роль играют, наконец, военно-политические отношения, которые в условиях гигантского военного преимущества США дают в руки Вашингтона надежное средство контроля над Японией и воздействия на политику правящих кругов страны.

Военный союз с США юридически оформлен рядом документов, основным из которых является «договор о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности», подписанный в Вашингтоне 19 января 1960 г. и вступивший в силу 23 июня 1960 г. По истечении в июне 1970 года 10-летнего срока действия он был автоматически продлен и будет оставаться в силе до тех пор, пока одна из сторон не заявит за год о желании его денонсировать.

В соответствии с этим документом США получили право создавать на территории Японии неограниченное количество своих военных баз. К началу 1986 года они имели в Японии 130 баз и других военных сооружений; здесь были размещены 47 тыс. американских солдат и офицеров (из состава ВВС, ВМС и морской пехоты). Япония обязалась наращивать свой военный потенциал и обеспечивать защиту американских военных объектов.

Выполняя свои союзнические обязательства, Япония оказывала Соединенным Штатам помощь в ходе агрессивной войны против Вьетнама. США использовали базы на территории Японии для снабжения и переформирования своих частей. Большой вклад Япония внесла в материально-техническое обеспечение военных действий, поставляя американским войскам во Вьетнаме различные виды оружия, боеприпасов и снаряжения. За 1965—1972 годы общая стоимость различного вида поставок американской армии и услуг, оказанных Японией, превысила 5 млрд. долл.

Стремление Вашингтона в максимальной степени использовать Японию как важнейшую базу своей агрессии во Вьетнаме явилось одной из основных причин согласия США пойти на удовлетворение японских требований о возвращении административных прав на оккупированный с момента окончания войны архипелаг Рюкю с главным островом Окинава.

Однако в соответствии с соглашением, подписанным 17 июня 1971 г., США оставили там за собой все основные базы и военные сооружения. Окинава сохранила свою роль важнейшего звена военно-стра- тегической системы США в Азии.

Положения «договора безопасности» были уточнены и детализированы в подписанном 27 ноября 1978 г. документе под названием «Руководящие принципы американо-японского сотрудничества в области обороны», в котором конкретно определяются функции японских и американских вооруженных сил на случай боевых действий. 7 ноября 1983 г. было заключено соглашение о передаче Японией Соединенным Штатам военной технологии, открывшее путь для использования Пентагоном научно-техничес кого потенциала Японии в интересах более быстрого и дешевого создания новых видов боевой техники. 9 сентября 1986 г. правительство объявило, что намерено присоединиться к американской программе «стратегической оборонной инициативы».

Все эти соглашения и договоренности привели к значительному повышению роли Японии в американской военно-стратегиче- ской системе на Дальнем Востоке.

США придают важное значение быстрому наращиванию боевой мощи японской армии — «сил самообороны». Военные расходы Японии растут значительно более высокими темпами, чем в странах — членах НАТО: за 1960—1985 годы они увеличились в 20,6 раза и дошли до 3,3 трлн. иен (16,7 млрд. долл.). В 1986/ 87 финансовом году военный бюджет Японии достиг 1,004% валового национального продукта, то есть впервые вышел за официально объявленный и вот уже более 10 лет традиционно соблюдаемый предел в 1% ВНП. Воссоздаваемая японская армия при относительно небольшой численности (268 тыс. чел.) оснащена всеми новейшими видами оружия, кроме ядерного, и по большинству качественных параметров занимает примерно шестое место среди армий капиталистических стран.

Одновременно с наращиванием военного потенциала происходит существенное повышение роли возрождаемой японской армии в американской стратегии в Азии. В ходе переговоров на высшем уровне, проведенных в 1981 —1983 годах, Япония взяла на себя обязательство обеспечить в чрезвычайных обстоятельствах противовоздушные и противолодочные операции в северо- западной части Тихого океана, провести минирование международных проливов Лаперуза, Сангарского и Корейского, чтобы попытаться блокировать советский флот в Японском море, и организовать боевое патрулирование на расстоянии до одной тысячи миль от японских берегов, включая конвоирование американских кораблей.

Из года в год возрастает значение Японии как ядерной базы США на Дальнем Востоке. В порты Йокосука и Сасэбо регулярно заходят американские авианосцы и подводные лодки с ядерным оружием на борту. С весны 1986 года на военно-воздушной базе Мисава на северо-западе острова Хонсю началось размещение истребителей-бомбардировщиков F-16, способных нести ядерное оружие.

Повышение темпов милитаризации и расширение участия в реализации американских военных планов в Азии накладывают свой отпечаток на всю систему внешнеп9литических связей Японии, усиливая ее зависимое положение и создавая серьезные трудности на пути развития добрососедских отношений как с социалистическими, так и с развивающимися странами.

Потерю колоний и зависимых территорий Л „ в результате второй мировой войны пра-

КРУГИ Ялоиин пытаются компен- сировать широкой экспансией в развивающихся странах. Развивающиеся страны к середине 80-х годов превратились в важнейший дляГ Японии источник сырья и топлива, обеспечивая 72,6% всех поставок этих товаров (1985 г.). Вместе с тем они служат для Японии важным рынком сбыта, закупая 32,4% всего японского экспорта. Стремясь обеспечить стабильные поставки необходимых природных ресурсов и в полной мере использовать дешевый труд местного населения, японские монополии рассматривают эту группу стран как важную сферу приложения капитала. Здесь размещено 32,6 млрд. долл. японских прямых промышленных инвестиций (1984 г.), что составляет 53,3% от их общей суммы.

Правящие круги Японии придают важнейшее значение развивающимся странам также с политической точки зрения. Они ставят своей задачей использовать различные средства экономического, политического и идеологического давления, чтобы совместно с другими империалистическими державами предотвратить дальнейшее распространение национально-освободительного движения, помешать глубоким социальным преобразованиям, не допустить установления тесных дружественных связей со странами социализма и втянуть их в той или иной форме в систему империалистических блоков.

Японская концепция неоколониализма отражает, таким образом, неразрывную связь экономических, политических и со- циально-классовых интересов и целей финансовой олигархии страны. Новым явлением в японском неоколониализме, все более заметным с конца 70-х годов, стало преобладание в политических приоритетах долгосрочных политических целей, а не непосредственных экономических выгод. Продолжая оказывать всемерную поддержку монополиям в их экономической экспансии, правящие круги Японии в то же время больше внимания стали уделять использованию экономических рычагов, включая программы «помощи», для попыток оказать давление на политический курс развивающихся государств.

Наиболее ярким проявлением этих тенденций явилась достигнутая в январе 1985 года в ходе встречи премьер-министра Я. Накасонэ с президентом США Р. Рейганом в Лос-Андже- лесе договоренность относительно «усиления сотрудничества в предоставлении помощи стратегически важным районам» и создания с этой целью постоянно действующего координационного органа. На базе этого соглашения Япония приняла решение о резком увеличении потока средств, направляемых в Южную Корею, на Филиппины, в Таиланд, Пакистан, Турцию, Гондурас, Гватемалу и ряд других стран.

Важнейшее место в своей неоколониалистской политике Япония отводит развивающимся странам Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии, которые рассматривает как естественную зону своего

Восточная Азия — основной объект японской экспансии

политического, экономического и культурного влияния.

В экономическом плане этому региону придается особое значение как обширному и имеющему колоссальные потенциальные возможности рынку сбыта для японской промышленной продукции. Из этого района поступают многие жизненно важные для нормального функционирования японской экономики виды сырья и топлива. Здесь размещено 26,8% всех японских частных инвестиций на общую сумму 16,4 млрд. долл. Важнейшее место страны региона занимают в государственных программах помощи: за 1960—1985 годы сюда было направлено 5,3 млрд. долл., то есть 66,5% всей «официальной помощи развитию».

В результате применения всех средств экономической экспансии Японии удалось превратить Восточную Азию в зону своего влияния. В суммарном импорте расположенных здесь капиталистических стран доля Японии возросла с 17,1% в 1965 году до 20,4% в 1984 году, тогда как удельный вес США сократился с 25,1% до 15,1%, а стран Западной Европы — с 23,0%

до 12,2%.

Стремясь обеспечить политическими средствами наиболее благоприятные условия для проникновения японских монополий в экономику стиран Азии и снизить накал антияпонских настроений, правящие круги страны выдвинули ряд концепций, направленных на то, чтобы завуалировать истинные цели японской экспансии и создать наиболее благоприятный для нее моральнопсихологический климат.

В ходе поездки по государствам — членам Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в августе 1977 года премьер- министр Т. Фукуда сформулировал три основных принципа японской политики в Азии, которые впоследствии печать стала называть «Манильской декларацией» или «доктриной Фукуды». Он заявил, что Япония не будет стремиться стать мощной военной державой; приложит все усилия для развития связей со странами ЮВА не только в области экономики и политики, но также в культурной и социальной сферах; наряду с сотрудничеством с членами АСЕАН будет стремиться к укреплению отношений, основанных на взаимном доверии, со странами Индокитая. Однако на практике ни один из этих трех пунктов «доктрины Фукуды» не был претворен в жизнь.

В 70-е годы, в силу развития международной ситуации в регионе, была практически парализована деятельность Азиатско- тихоокеанского совета (АЗПАК), созданного в 1966 году в качестве региональной политико-экономической организации (пер воначальные члены — Япония, Австралия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины, Малайзия, а также режимы Южной Кореи, Тайваня и Южного Вьетнама). Однако Токио продолжал стремиться к более активной роли в азиатско-тихоокеанском бассейне. С конца 60-х годов японские правящие круги стали выдвигать различные проекты создания «тихоокеанского сообщества» как широкого регионального объединения развитых капиталистических и развивающихся стран, в котором Япония в силу своего экономического и научно-технического потенциала могла бы играть ведущую роль. Как отмечалось в Заявлении Советского правительства 24 апреля 1986 г., в перспективе это сообщество «может быть трансформировано в замкнутую региональную группировку, в еще один милитаристский блок». Страны региона серьезно отнеслись к этому предупреждению (см. гл. XI).

Важным объектом японской экспансии в Азии является Южная Корея. Под ак- Японии Корея в политике тивным давлением со стороны Вашингтона, стремившегося добиться кардинального улучшения отношений между двумя важнейшими своими союзниками на Дальнем Востоке, 22 июня 1965 г. в Токио был подписан Основной договор между Японией и Южной Кореей, которым провозглашалось установление между ними дипломатических и консульских отношений. Широкое возмущение среди корейского населения и в соседних странах вызвала статья 3 договора, в которой сеульская администрация провозглашалась «единственным законно учрежденным правительством на Корейском полуострове». Это был прямой выпад против Корейской Народно-Демократической Республики, который свидетельствовал о попытках японского правительства помешать реализации предложений о мирном объединении корейского народа без вмешательства извне.

В равной мере дискриминационно по отношению к КНДР были решены и некоторые специальные вопросы: о правах примерно 600 тысяч корейцев, проживающих в Японии; о возмещении ущерба, нанесенного Корее в период колониального режима с 1910 по 1945 год, включая вывоз ценностей Корейского банка, драгоценностей, исторических реликвий и т. д.

Основной договор и связанные с ним соглашения заложили юридическую основу экономического и политического союза Японии с Южной Кореей, который получил дальнейшее развитие в последующие годы. Ряд новых договоренностей был достигнут в ходе первого за послевоенные годы посещения Сеула японским премьер-министром Я. Накасонэ 11 —12 января 1983 г. и ответного визита президента Южной Кореи Чон Ду Хвана в Токио в сентябре 1984 года. На регулярную основу были поставлены групповые совещания министров, включая министров иностранных дел, установлены тесные связи между парламентами и деловыми кругами Южной Кореи и Японии.

Опираясь на правительственную помощь и используя самые благоприятные условия, созданные Сеулом для иностранного капитала, японские монополии пустили глубокие корни в экономику Южной Кореи. За 1965—1985 годы приток японского капитала в Южную Корею на правительственной и частной основах составил в общей сложности 776 млрд. иен (3,4 млрд. долл.). На долю Японии приходится почти четверть импорта Южной Кореи. Японским компаниям принадлежит 27% всех иностранных инвестиций.

Были сделаны первые шаги на пути налаживания военнополитического сотрудничества. В ходе встреч на высшем уровне и контактов министров иностранных дел регулярно обсуждается стратегическая обстановка на Корейском полуострове и в прилегающих районах; организован регулярный обмен делегациями между военными ведомствами. Несмотря на ряд противоречий, связанных с хроническим дефицитом баланса Южной Кореи в торговле с Японией, территориальным спором относительно принадлежности острова Такасима (Чэчжудо), правящие круги Японии и Южной Кореи при активном давлении со стороны США настойчиво .стремятся подготовить почву для такого сближения, на основе которого станет возможным формирование трехстороннего военного союза Вашингтон—Токио — Сеул.

Важным новым явлением в японской

Нормализация и развитие политике в 70-Х годах стал крутой по- японо-китайских ВОрОТ В ОТНОШЄНИЯХ С КНР, широкое раз-

отношений витие с ней всесторонних связей. В те

чение 1972—1978 годов были заключены торговое соглашение, которое предусматривало взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования (5 января 1974 г.), соглашения о прямом воздушном сообщении (20 апреля 1974 г.), о мореплавании (12 ноября 1974 г.) и о рыболовстве (15 августа 1975 г.). После длительных переговоров, продолжавшихся около четырех лет, 12 августа 1978 г. был подписан договор о мире и дружбе (см. выше).

Взаимная заинтересованность в развитии связей привела в дальнейшем к значительному сближению Японии и Китая. К середине 80-х годов были налажены регулярные групповые совещания министров, создана система консультаций между ведущими правительственными органами.

Высокими темпами развивается японо-китайская торговля, объем которой дошел в 1985 году до 18,9 млрд. долл., увеличившись в 17 раз по сравнению с 1975 годом. Объем торговли с Японией почти в полтора раза превысил товарооборот КНР с США, ФРГ, Францией, Великобританией и Италией, вместе взятыми, составив 47,3% всего товарооборота КНР с развитыми капиталистическими странами.

Япония предоставила КНР к 1985 году кредитов и займов на общую сумму в 2,4 млрд. долл. Постепенно возрастает значе ние Китая для японских монополий как сферы приложения капитала — в 1984 году, например, было создано 57 смешанных японо-китайских компаний (против 13 в 1983 г.).

Происходит налаживание контактов между военными ве домствами, хотя обе страны проявляют известную осторожность в этой области. С 1979 года осуществляется обмен визитами различных военных делегаций. В Японии побывали министр обороны КНР Чжан Айпин (июль 1984 г.), начальник Генерального штаба Народно-освободительной армии Китая Ян Дэчжи (май 1986 г.) и его заместитель Сюй Синь (июнь 1986 г.). С японской стороны Пекин посетил заместитель начальника Управления национальной обороны X. Нацумэ (май 1985 г.). В ходе переговоров Япония добивалась поддержки со стороны Пекина своего курса на наращивание военного потенциала, а КНР зондировала возможность использования японской передовой технологии для модернизации своей армии.

В то же время по мере развития отношений между Японией и КНР все более явственно дают о себе знать глубокие противоречия, уходящие своими корнями в различие социально-экономических систем и расхождение национальных интересов обеих стран.

Резкой критике подвергаются в Китае тенденции к наращиванию военного потенциала Японии. В сентябре 1986 года в Пекине и ряде других крупных городов Китая прошли многотысячные студенческие демонстрации под лозунгами протеста против возрождения японского милитаризма и экономической экспансии Японии в КНР.

Сложный узел противоречий создают различные проблемы, связанные с расширением контактов между Токио и Тайбэем. Признав номинально Тайвань «неотъемлемой частью территории Китая», Япония в то же время ни в коем случае не хотела бы его фактического воссоединения с КНР, учитывая экономические интересы японских монополий и военно-стратегическое значение острова. Общий объем торговли Японии с Тайванем составил в 1985 году 8,4 млрд. долл., почти в 6 раз превысив уровень, который был до разрыва дипломатических отношений в 1972 году.

Существенно расходятся позиции Китая и Японии в подходе к ряду важнейших международных проблем, включая вопросы предотвращения ядерной войны и распространения гонки вооружений на космическое пространство.

Серьезно обострились в середине 80-х годов торгово-эконо- мические противоречия. В результате усиленного проникновения японских монополий на китайский рынок образовался громадный дефицит в торговле Китая с Японией, который достиг в 1985 году 6 млрд. долл. В адрес Японии раздаются обвинения в нежелании открыть свой рынок для китайских товаров.

Все это ограничивает возможности для сотрудничества Японии с Китаем и оказывает заметное влияние на формирование всей системы японо-китайских отношений.

В 70-годы для Японии существенно по- высилось значение связей с Советским Союзом””11 ° Советским Союзом. Эти связи рассматриваются как

важнейший элемент обеспечения безопасности страны и утверждения ее роли в решении глобальных международных проблем. Вместе с тем деловые круги Японии большое значение придают развитию торгово-экономических связей с СССР, учитывая географическую близость, структурную сочетаемость экономик двух стран и надежность СССР как торгового партнера.

После восстановления дипломатических отношений на базе подписанной 19 октября 1956 г. Совместной декларации постепенно стали налаживаться связи и контакты между обеими странами. В июле 1966 года была заключена консульская конвенция, которая облегчила и ускорила процедуру оформления всех необходимых документов для обмена делегациями и туристами. В соответствии с условиями этого соглашения были созданы генеральные консульства СССР в Саппоро, на острове Хоккайдо, и в Осаке, а японские — в Находке и в Ленинграде. С апреля 1967 года открылось прямое воздушное сообщение между Москвой и Токио, а в ноябре 1969 года была достигнута договоренность об организации регулярных транзитных полетов из Японии в Западную Европу через Сибирь. Были налажены периодические консультации на уровне министров иностранных дел как по вопросам двусторонних советско-японских отношений, так и по важнейшим международным проблемам.

Важный вклад в развитие японо-советских отношений внесли переговоры на высшем уровне, которые состоялись во время визита в Москву премьер-министра К. Танаки и министра иностранных дел М. Охиры 7—10 октября 1973 г. Были заключены соглашения о научно-техническом сотрудничестве, об обмене научными изданиями, о распространении информационных материалов. В совместном заявлении было зафиксировано согласие обеих сторон расширять прочные связи в области мирного использования атомной энергии и форсировать при соДёйствии правительственных органов экономическое сотрудничество, в том числе в связи с разработкой природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока.

На основе этой договоренности 22 апреля 1974 г. был подписан межправительственный протокол, в соответствии с которым Япония предоставила Советскому Союзу долгосрочный банковский кредит на 1050 млн. долл. для реализации трех крупномасштабных проектов: по вводу в эксплуатацию Южно-Якутского каменноугольного бассейна, разработке лесных ресурсов Дальнего Востока и по разведке газовых месторождений в Якутии.

Этим был проложен путь для перехода от ограниченных по своему объему и предоставляемых на высоких процентах фирменных кредитов к крупным долгосрочным и сравнительно льготным по своим условиям кредитам по линии государственных финансовых органов.

Стали налаживаться контакты между учеными обеих стран. 18 ноября 1977 г. было заключено соглашение о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Оно открыло путь для организации научного обмена по проблемам строительства энергетических реакторов и управляемого термоядерного синтеза.

Поступательное развитие советско-японских отношений было, однако, прервано в результате присоединения японского правительства в начале 1980 года к антисоветской кампании, развернутой Соединенными Штатами в связи с временным вводом в Афганистан по просьбе его правительства ограниченного контингента советских войск для оказания помощи в борьбе против подстрекаемых империалистическими державами контрреволюционных сил. Япония прекратила предоставление кредитов по государственной линии, отменила ряд намеченных переговоров, прервала контакты по политической линии, резко свернула культурный и научный обмен, объявила о бойкоте Олимпийских игр в Москве.

Сокращение объема связей с Советским Союзом вызвало глубокое недовольство широких масс населения и делового мира страны. Правящие круги стали постепенно убеждаться в том, что ненормальное положение, в котором оказались отношения с СССР в результате политики «санкций», идет вразрез с интересами Японии, подрывает ее международный авторитет, резко сужает возможности дипломатического маневрирования и препятствует повышению ее роли в решении глобальных проблем как одной из ведущих держав мира.

Важный импульс для постепенного оживления советско-япон- ских отношений был дан в ходе встречи в Москве Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева с премьер-министром Японии Я. Накасонэ 14 марта 1985 г. М. С. Горбачев подчеркнул что «Советский Союз готов раззивать взаимовыгодные связи с Японией и выступает за придание отношениям между обеими странами добрососедского характера».

В Японии были положительно встречены советские инициативы, направленные на оздоровление обстановки в отношениях между обеими странами. Существенный вклад в улучшение общего климата советско-японских отношений внес обмен делегациями Верховного Совета СССР (май 1985 г.) и парламента Японии (сентябрь 1985 г.). Злачительно расширились связи по линии массовых общественных организаций и профсоюзов. Все эти контакты создали благоприятные условия для организации встречи министров иностранных дел.

15—19 января 1986 г. состоялся визит в Японию министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе, который означал возобновление политического диалога после 8-летнего перерыва. В мае 1986 года ответную поездку в СССР совершил министр иностранных дел Японии С. Абэ.

В ходе переговоров в Токио и Москве были не только подтверждены те договоренности, которые существовали до принятия японским правительством системы «санкций», но и сделаны некоторые шаги вперед по пути дальнейшего развития отношений между обеими странами.

Налаживание политического диалога между СССР и Японией создало благоприятную атмосферу для развития отношений в торгово-экономической и других сферах. В 1985 году объем совет- ско-японской торговли составил 4,1 млрд. долл., увеличившись на. 6,8% по сравнению с предыдущим годом.

Важной вехой в развитии взаимовыгодных связей между СССР и Японией в использовании морских ресурсов явилось подписание соглашений о взаимных отношениях в области рыболовства у побережий обеих стран (7 декабря 1984 г.) и о сотрудничестве в области рыбного хозяйства (12 мая 1985 г.).

Все эти договоренности означали существенный сдвиг к лучшему в отношениях между СССР и Японией. В то же время переговоры на различных уровнях показали, что имеется еще немало серьезных расхождений в подходе обеих стран как к международным, так и к двусторонним проблемам.

В Советском Союзе, как и в других странах региона, вызывает серьезную озабоченность нарастающее по своим масштабам и значимости втягивание Японии в военно-стратегическую систему, создаваемую США в Азии (в частности, принятое 9 сентября 1986 г. решение о присоединении к американской программе подготовки «звездных войн» и непосредственно связанное с этим повышение темпов и расширение масштабов милитаризации страны). Негативно сказывается на советско-японских отношениях раздуваемая в Японии кампания вокруг незаконных и необоснованных притязаний на южную часть Курильских островов. В торгово-экономической области создают трудности ужесточающиеся из года в год различного рода ограничения на поставки в СССР новейшей технологии и оборудования.

Несмотря на все это, есть широкие возможности для установления между СССР и Японией истинно добрососедских отношений. В ходе беседы с С. Абэ 30 мая 1986 г. М. С. Горбачев отметил, что они «могут успешно строиться только на основе взаимности», при том понимании, «что никто не будет посягать на итоги второй мировой войны и нерушимость границ».

СССР еще в 70-е годы предложил заключить с Японией договор о добрососедстве и сотрудничестве, разработать и принять меры доверия, зафиксировать в форме специального соглашения обязательство СССР не применять ядерного оружия против Японии и обязательство Японии строго соблюдать «три неядерных принципа». В области торгово-экономических связей новые перспективы открыли бы заключение межправительственного соглашения о принципах экономического сотрудничества, создание совместных предприятий, дальнейшее расширение научно-технического обмена. Высокий интеллектуальный и промышленный потенциал обеих стран мог бы обеспечить плодотворные результаты совместных работ в мирном использовании атомной энергии и космического пространства, в области биоинженерии и изучения путей наиболее рационального использования богатств Мирового океана.

Практическая реализация всех этих объективных возможностей позволит сделать новый шаг в развитии советско-япон- ских отношений в полном соответствии с национальными интересами обеих стран и задачами обеспечения мира на Дальнем Востоке. 5.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Япония в международных отношениях на Дальнем Востоке:

  1. Япония в международных отношениях на Дальнем Востоке
  2. 7. Обострение международных отношений на Дальнем Востоке.
  3. Народная Монголия в системе международных отношений на Дальнем Востоке
  4. Глава IX МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В 70—80-е ГОДЫ
  5. Глава XIII МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В 60-е ГОДЫ
  6. Глава V ПЕРЕХОД ИМПЕРИАЛИЗМА К АКТАМ ОТКРЫТОЙ АГРЕССИИ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ В 40—50-е ГОДЫ
  7. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 40—50-е ГОДЫ
  8. Международные отношения на Ближнем Востоке после провала тройственной агрессии
  9. Глава XVI МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 60-е ГОДЫ
  10. Глава XIII МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 70—80-е ГОДЫ
  11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 1918—1939 ГОДАХ
  12. Дальний Восток
  13. Дальний Восток
  14. А. В. Кузнецова Дальний Восток в концепции естественных рубежей М. И. Венюкова
  15. БУДДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В КИТАЕ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
  16. 3.3. Индия и Дальний Восток в средние века
  17. 190. НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
  18. ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ И СЪЕЗД РЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
  19. БЕСЕДА С КОРРЕСПОНДЕНТОМ «ИЗВЕСТИЙ» О ПОЛОЖЕНИИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ октября 1922 г.