<<
>>

Свобода для женщин: пример Спарты

«Слишком вольготное положение женщин оказывается вредоносным с точки зрения той главной цели, какую преследует [лакедемонский] государственный строй, и не служит благополучию (eydaimonian) государства вообще. Ведь как мужчина, так и женщина являются частями семьи, так и государство необходимо следует считать разделенным на две части — на мужское и женское население. При том государственном строе, где плохо обстоит дело с положением женщин, половина государства неизбежно оказывается беззаконной.

Это случилось в Лакедемоне: законодатель, желая, чтобы все государство в его целом стало закаленным, вполне достиг своей цели по отношению к мужскому населению, но пренебрег сделать это по отношению к женскому населению»18.

Согласно Аристотелю, в результате такой политики в Спарте сложился государственный строй, который хотя и преследовал цель достичь военного превосходства (выражение мужской силы), на самом деле управлялся женщинами. Женщины, не контролируемые традициями и законами, вели ничем не ограничиваемую жизнь, посвящая ее погоне за роскошью. Таким образом, при государственном строе, получившем название «спартанского», почиталось богатство. Принципы, на которых базировался спартанский государственный строй, не выражали интересы женщин, и поэтому полис был внутренне расколот — с одной стороны, аскетический и воинственный по своим целям, с другой стороны, роскошествующий и изнеженный (по сути). Когда на Спарту было совершено нападение, отмечает Аристотель, женщины не предложили никакой помощи: они не были обучены искусству мужества, а потому подняли больше суматохи, чем нападавшие враги.

В этом кратком анализе спартанского устройства Аристотель выступает против распространенного убеждения своего времени, восхваляющего данное устройство за его хорошие законы, его eunomia. Традиционно считалось, что эти законы просуществовали 700 лет. Они обеспечили существование сильного военного города, считавшегося моделью упорядоченной жизни для всего греческого мира19. Аристотель критикует не саму цель существования данного государственного строя20, но, скорее, неспособность его осознать разницу, непреднамеренно проведенную между мужчиной и женщиной. Мужчины города пришли к пониманию требований общественной жизни из своего опыта военных кампаний. Там они научились подчиняться дисциплине, необходимой в политическом сообществе, а следовательно, и власти законов, которые управляли их жизнью не только на полях сражений, но и в мирной жизни. Женщины же, оставаясь дома и делая, что им заблагорассудится, были свободны от тягот военной жизни и не постигали искусства подчинения власти. Они не принимали ограничений, устанавливаемых политическими властями, даже в границах города и преследовали скорее личные, нежели общественные цели.

Критикуя спартанский государственный строй и его неспособность серьезно отнестись к политическому образованию женщин, будь то посредством военных кампаний или каким-либо иным образом, Аристотель тем самым признает значимость женщины в политической жизни Греции. И именно потому, что он признает эту значимость, он отвергает общепринятое мнение греков о добродетельности спартанского государственного строя, не уделяющего должного внимания своим женщинам. В «Риторике» он также критикует спарти- атов: «Кто бы ни относился, подобно спартиатам, к женским делам как к не стоящим внимания, упускает половину счастья»21. По Аристотелю, результатом неспособности спартиа- тов отнестись к женщинам как должно является не просто вольность и недостаток мужества, но также алчность общества в целом. Женщины жадны и, управляя своими мужчинами, добиваются того, что всем городом начинает править жадность: даже когда мужчинам-воинам сопутствует успех, в городе прорастают зерна внутреннего упадка.

Цитируемый выше отрывок, вырванный из контекста, может натолкнуть нас на мысль, что Аристотель считал женщин слабыми и распущенными по своей природе. Однако здесь следует отметить два важных момента: мужчины не были такими слабыми или такими распушенными, как женщины, именно потому, что привлекались к участию в военных кампаниях и, следовательно, учились искусству подчинения, в то время как женщины оставались свободными дома; и поэтому проблема не является неразрешимой, поскольку если мужчины обучались подчинению политической и военной власти, то этому могли бы обучиться и женщины. Последним недоставало дисциплинированности исключительно потому, что мужчина-законодатель просто забыл про них. Женщина должна быть частью города, частью его образовательного развития. Город должен научить мужчин, как сделать женщин частью сообщества, чтобы они могли принимать решения, которые отвечают нуждам и интересам этого сообщества; и если город забывает об образовании женщин, он порождает внутри себя дестабилизирующую силу.

Политическая жизнь должна уделять должное внимание проблеме стабильности, потому что невозможно распознать, кто является лучшим; а потому такое невнимание к образованию жительниц города подрывает политическую обстановку в целом. Город Сократа в «Государстве», с его образованием для женщин и привлечением женщин в городские войска, по-видимому, служит ответом на аристотелевские замечания относительно спартанского государственного строя. Но Сократ добавляет общность жен и детей, которая, на взгляд Аристотеля, подрывает все задуманное Сократом и становится дестабилизирующей силой.

<< | >>
Источник: МЛ.Шенли, К.Пейтмен. Феминистская критика и ревизия истории политической философии / Пер. с англ. под ред. НЛ.Блохиной — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 400 с.. 2005

Еще по теме Свобода для женщин: пример Спарты:

  1. Сообщество женщин: пример города Сократа
  2. § 1. Создание Комитета для разработки проекта принципов и мер, необходимых для лучшего обеспечения протестантской религии, законов и свобод английских подданных
  3. ПРИМЕР РЕЧИ: ЖИЛИЩЕ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА (МИРАНДА БРЭНТОН)1
  4. 1 ТРИ СПОСОБА ПРАКТИКИ ПРОСВЕТЛЕНИЕ БУДДЫ КАК ПРИМЕР ДЛЯ НАС
  5. 499. 2. Срок в 300 дней, установленный для вдовы или женщины, состоящей в разводе.
  6. «...А что женщина человек — в голову не помещается!» (А. Герцен): женщина и брак в России 1840-х годов
  7. Беседина В. Г.. Англоязычный ювенальный медиатекст: когнитивно-семиотический аспект (на примере репрезентации концепта CELEBRITY в американских журналах для подростков),
  8. 3. Социализм есть свобода для народа
  9. КАК ЖЕНЩИНА ЗАВЛЕКАЕТ В СВОИ СЕТИ ЖЕНЩИНУ
  10. Глава 28 О              запрещении следовать примеру фарисеев, о              Том, Кто может послать душу в геенну, о              примере Валаамаи Моисея, о притче про богача (ср.: Евангелие от Луки, 12:1—21)
  11. 2. Проблема свободы личности, свобода и ответственность, свобода и необходимость.
  12. Значение международных кредитно-денежных отношений для экономической свободы
  13. Свобода выбора образовательной траектории и адаптация структур высшего образования для удовлетворенияпотребностей личности
  14. Направление осужденных к лишению свободы для отбывания наказания и их прием в исправительное учреждение
  15. Социальный и политический строй в древней Спарте.