<<
>>

Сообщество женщин: пример города Сократа

Когда современный читатель обращается к «Государству» Платона и к представленной в нем утопической схеме, наиболее поражающим допущением многим кажется предложение, которое разрешает женщинам наравне с мужчинами, равными им по талантам, участвовать в политической и военной жизни города. Аристотель, оценивая предложения Сократа, итерирует проблему равенства полов. Новой для него скорее является предложение об общности жен; вопрос о равенстве встал бы лишь при условии, если бы такая общность появилась.

Для Аристотеля понятие «общности жен» подразумевает равенство полов, тогда как сохранение семьи влечет за собой неравенство полов. До тех пор, пока продолжают существовать женщины, поддерживающие существова ние человеческого рода, будут, по мнению Аристотеля, существовать иерархия, власть и неравенство — семья.

Проблема, которую ставит перед собой Аристотель, начиная рассматривать город Сократа, — как много общего должно быть в политическом сообществе: часть, все или ничего? Несомненно — какая-то часть, поскольку без общего город не существует. На самом базисном уровне в общем пользовании должна находиться земля, на которой располагается город. Но Сократ ударяется в крайность и утверждает, что все должно быть общим. Его аргументы в пользу такого коммунизма разнообразны, но за всеми ними лежит забота о стабильности политической системы, основанной на единстве.

Женщина и семья существуют в области частного, сосредоточенного на том, что в бблыней мере является специфическим, нежели общим; следовательно, по словам Сократа, они действуют в направлении, противоположном интересам сообщества, для которого на первом месте преданность всеобщему. Ликвидируя область частного путем разрушения семьи с ее ориентированностью на специфическое, Сократ ставит целью сделать человека абсолютно преданным обществу.

Это стало возможным в городе Сократа потому, что он абстрагировался от тела, которое связывает человека с такими функциями семьи, как продолжение рода и питание. В процессе образования средствами поэзии он воспитывал в своих солдатах презрение к телу и телесным нуждам. Отвлечение от тела отодвигало заботу о частном и специфическом. Тела сократовских горожан ничего не говорили о том, кто они, поэтому женское тело можно было игнорировать при такого рода коммунизме и в условиях равенства полов, о чем впервые упомянуто в начале книги V.

Аристотель не абстрагируется от тела; наоборот, он подчеркивает, как наличие тела противоречит предложениям Сократа, как природа привлекает наше внимание к телу, к его особенностям, как благодаря природе мы любим наши собственные тела. Сократ отвлекается от различий, сторонясь тела. Аристотель обращает внимание на тело и, следовательно, на различия. Например, он находит подтверждение существованию связей между детьми и их родителями в естественном физическом сходстве родителя и ребенка. Он выдвигает мысль, что люди сократовского города захотят выяснить свое родство. «Как бы то ни было, невозможно было бы избежать тех случаев, когда некоторые граждане стали бы все-таки признавать тех или иных своими братьями, детьми, отцами, матерями»22. Именно благодаря возможности установить сходство между детьми и родителями жители сократовского города будут заняты выяснением родственных связей. Наши тела отображают их.

Выявляя эти связи, тела постигают то, что разум, в частности разум Сократа, не желает замечать.

По словам Аристотеля, отрицать такие связи, подобно тому, как Сократ старается это делать в «Государстве», значит действовать против природы. А действия против природы приводят к порочным и нечестивым поступкам,^ которые оскорбительны даже в мыслях. Аристотель приводит примеры таких поступков, начиная перечисление с насильственных действий в отношении собственных родителей и заканчивая сексуальными связями, могущими возникнуть между членами одной естественной семьи: отцов с дочерьми и даже братьев с братьями, что он считает самым ужасным и противоестественным. Анонимность, присущая сократовской схеме, и, следовательно, отсутствие стыда, сдерживающего человеческие поступки, открывает двери всем этим действиям, которые противоречат природе.

Аристотель продолжает вскрывать проблемы, присущие сократовскому городу, поскольку в этом городе не удается учесть естественную любовь к себе и к тому, чем человек обладает. «Ведь свойственное каждому чувство любви к самому себе не случайно, но внедрено в нас самой природой», — говорит он23. Мы любим себя и любим созданное нами. Мы существуем благодаря деятельности, и, поскольку любим свое существование, мы любим и то, что это существование привносит в бытие, будь то наши дети, что-то, сделанное нами вручную, или наши сочинения. Мы действуем в соответствии с любовью к себе и к тому, что создано нами24. Общность же, предложенная Сократом, уничтожила бы эту естественную любовь к себе и к своей творческой деятельности. Аристотель утверждает, что такое искажение наших естественных потребностей станет причиной нестабильности и приведет к гибели города. Для подтверждения данного положения он приводит пример с рабами, занятыми в домохозяйстве: если слишком большому количеству рабов дано задание, но никто из них не чувствует, что для выполнения этого задания потребуется его или ее творческая отдача, задание не будет выполнено. Многие из рабов, не горя жела- ниєм выполнить задание, не чувствуя, что, выполняя его, они смогут выразить себя, просто оставят это задание другим. «Менее заботятся они о том, что является общим, или же заботятся в той мере, в какой это касается каждого»25.

Женщина, как символ частного, дома, всего особенного, как источник детей, которые являются ее собственными детьми и считаются таковыми во всем городе, служит ярким выражением потребности всех человеческих существ бьпъ привязанными к тому, что является специфическим и принадлежащим только тебе. Обобществить женщин — значит разрушить личное и придать чрезмерное значение общественному и всеобщим целям; для Аристотеля это равноценно разрушению нравственных и психологических основ города. Общность женщин, противная законам природы, не может служить опорой городу как образованию, выросшему из естественной потребности людей в самосовершенствовании.

Есть и другие проблемы, присущие городу Сократа. Убрав семью и игнорируя различия между мужчиной и женщиной, Сократ разрушает разнообразие, сложность и взаимозависимость в самой сердцевине города. Аристотель утверждает, что разнообразие внутренне присуще городу; нам нужны как сапожники, так и доктора. Сделать сапожников и докторов одинаковыми, игнорировать их непохожесть друг на друга и ожидать от них одинаковой компетентности означает превратить город в единичного человека. От природы мы различны, у нас различные способности. Сократ подчеркивал это сам, когда начинал закладывать свой город в городе свиней.

По природе мужчина не то же самое, что женщина. Хотя в биологических сочинениях Аристотеля эти различия часто выражаются через указания на изъяны, в «практических» сочинениях он сосредоточивается на рассмотрении их через указания на добродетели. «Добродетели юноши — сдержанность и мужество в душе... Добродетель девушки — красота и величие тела и сдержанность и любовь к работе без рабского к ней отношения в душе»26. Это разнообразие должно быть сохранено и на частном уровне, иначе город — без сапожников и докторов, мужчин и женщин — умрет. Абстрагирование Сократа от сферы приватного ставит под сомнение саму способность его города выжить. Напротив, на общественном уровне, в сфере политической жизни должно обеспечиваться равенство, благодаря которому будет достигнуто объединение через сходство. Все являются гражданами, все способны управлять и бьггь управляемыми. Некоторые различия между индивидами, считающимися по определению равными, становятся неважны. Но достичь такого состояния равенства можно только тогда, когда будут удовлетворяться потребности, учитывающие индивидуальные различия.

Проблему сократовской модели города Аристотель видит в том, что Сократ, предлагая равенство полов в сфере политики, не принимает во внимание необходимость разнообразия в сфере частного, игнорируя обязательность появления общественного из частного. Как показано в книге I «Политики», Аристотель не может начать рассматривать добродетельную жизнь, пока не рассмотрено, что есть жизнь вообще. В книге V «Государства» Сократ пытается проигнорировать жизнь вообще, чтобы сразу приняться за добродетельную жизнь. В результате, по мнению Аристотеля, он уничтожает возможность существования обеих.

<< | >>
Источник: МЛ.Шенли, К.Пейтмен. Феминистская критика и ревизия истории политической философии / Пер. с англ. под ред. НЛ.Блохиной — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). — 400 с.. 2005

Еще по теме Сообщество женщин: пример города Сократа:

  1. Свобода для женщин: пример Спарты
  2. Европейское сообщество и новая карта Европы Возникновение Сообщества
  3. «...А что женщина человек — в голову не помещается!» (А. Герцен): женщина и брак в России 1840-х годов
  4. КАК ЖЕНЩИНА ЗАВЛЕКАЕТ В СВОИ СЕТИ ЖЕНЩИНУ
  5. Глава 28 О              запрещении следовать примеру фарисеев, о              Том, Кто может послать душу в геенну, о              примере Валаамаи Моисея, о притче про богача (ср.: Евангелие от Луки, 12:1—21)
  6. Между 800 и 720 годами до н.э. в Греции начинаютсяОлимпийские игры, а в Италии строятсягреческие города и город Рим
  7. § 2. СОКРАТ
  8. Сванидзе А.А. (отв. ред.).. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Том 2. Жизнь города и деятельность горожан, 1999
  9. СОКРАТЯТ ЛИ БЕРЕМЕННУЮ?
  10. СОКРАТ
  11. Сократ
  12. Сократ
  13. Образ Сократа