<<
>>

3. Социализм есть свобода для народа

Если бы мы подробно рассматривали все абсурдные утверждения, высказанные Фечером по этому поводу, то мы попусту тратили бы время и бумагу, злоупотребляя терпением нашего читателя.
Они ничем не отличаются от всех тех клеветнических измышлений, которые высказывались по этому поводу в устпой и письменной форме с момента перехода государственной власти в Советском Союзе в руки пролетариата.

Карл Маркс писал в 1842 году в «Рейнской газете»: «...«цельоправдывает средства». Но цель, для которой требуются неправые средства, не есть правая цель» Для идеологов антикоммунизма все средства хороши, если речь идет о клевете на политическое господство рабочего класса и социалистическое государство. Фечер не представляет собой исключения. В своих рассуждениях о социалистических государствах Фечер вполне сознательно ссылается на приведенные выше слова Маркса для характеристики его целей, и мы можем засвидетельствовать, что ему блестяще удалось подтвердить этим самым правильность выводов Маркса.

На двух ярких примерах мы хотим продемонстрировать, как «объективно и верно» Фечер излагает марксистско-ленинскую теорию и какими методами он пользуется при ее «критическом анализе». Фечеру необходимо прежде всего «доказать», что в социалистических странах, где существует диктатура пролетариата, возможна только «(теоретически!) реальная демократия для большинства» а на самом деле «единственным, кто действительно пользуется правом политической свободы, является коммунистическая партия»2. Политические стремления Фечера направлены к тому, чтобы исказить сущность политической власти рабочего класса, существующей в социалистических странах под руководством коммунистических и рабочих партий в союзе с другими трудящимися классами и слоями населения, выдав ее за господство коммунистических и рабочих партий над рабочим классом и другими трудящимися. Такая конструкция необходима Фечеру для того, чтобы из реальных экономических и политических свобод трудящихся социалистических стран сделать вывод о так называемом «тоталитаризме» и мнимом «отстутствии свободы».

Если Фечер в философской части своей статьи одним мановением руки превращает философское понятие закона в юридическое понятие, то теперь искажение и прямая фальсификация ленинских цитат призвана служить ему средством для достижения политических целей.

В многочисленных работах Ленин всесторонне разработал созданное Марксом и Энгельсом учение о диктатуре пролетариата как необходимой предпосылке успешного строительства социалистического общества и последова- тельно защищал его от нападок правых оппортунистов и реформистов II Интернационала, особенно Карла Каутского.

Ленин всегда указывал русскому и международ ному пролетариату, что решающим вопросом социаліісти ческой революции является вопрос о власти, которая необходима пролетариату для успешного решения его исторических задач построения социалистического общественного строя, слома старого буржуазного государственного аппарата, укрепления своего политического господства в обществе и решительной защиты его от посягательств внутренней и внешней контрреволюции. Маркс и Энгельс писали в «Манифесте Коммунистической партии», что в ходе борьбы международного пролетариата речь в конечном итоге идет «об упразднении буржуазной личности, буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы» давая этим самым совершенно ясную и отчетливую характеристику нового общественного и политического содержания и классовой сущпости марксистской идеи свободы. Маркс, Энгельс и Ленин всегда противопоставляли лживым рассуждениям буржуазных идеологов об «общечеловеческой свободе» и «абсолютной свободе индивида» три основных вопроса, характеризующие сущность общественной и личной свободы человека: «Свобода для кого?» «Свобода от чего?» «Свобода для чего?». Классовый характер и партийность марксистско-ленинской иден свободы — бельмо на глазу Фечера. Возводя клевету на реальные экономические и политические свободы трудящихся социалистических стран в интересах и по заданию реакционных империалистических кругов западногерманской буржуазии, он дает толкование свободы с субъективистских позиций, стремясь избежать какой-либо классовой оценки теории и практики человеческой свободы. В соответствии с этим он пишет: «В общественно-политической жизни речь идет о свободе от господства других людей» 452. Однако такая индивидуалистическая свобода отдельной личности от других ипдивидуумов совершенно не имеется в виду при решении проблемы человеческой свободы! Начиная с восстаний рабов в античном мире, выступлений революционного крестьянства в ходе крестьянских войн в сред- ыие века, революций, совершенных молодой, стремящейся к власти буржуазией XVIII и XIX веков и социалистической революции рабочего класса в современный период прогресс во всех областях человеческой свободы всегда происходил только в результате ожесточенной классовой борьбы между эксплуатируемыми и угнетенными классами и господствующим на том отрезке времени в обществе эксплуататорским классом.
Представление о свободе Спартака, Томаса Мюнцера, Руссо, Вольтера, Канта, Гегеля и других идеологов молодой буржуазии, а также взгляды Маркса, Энгельса.и Ленина всегда провозглашались и разрабатывались в интересах соответствующих революционных классов, к которым принадлежали эти идеологи, и они делали из своих представлений о свободе различные теоретические и практические выводы.

Фечер индивидуализирует человеческую свободу с той лишь целью, чтобы с помощью такой антинаучной конструкции «доказать», что в социалистических странах существует якобы диктатура определенных лиц — руководителей и членов коммунистических и рабочих партий над другими индивидами, которые не принадлежат к этим партиям, и делает ложный вывод о том, что в этих странах не может быть и речи о «свободе отдельной личности».

Представители многочисленных делегаций трудящихся из Западной Германии и других капиталистических стран сами убеждаются, что в жизни трудящихся социалистических стран является естественным и обычным существование неограниченных свобод для всех трудящихся в деле всестороннего развития духовных и физических способностей людей, научного познания закономерностей природы и человеческого общества, а также всестороннего и планомерного использования их для постоянного улучшения и подъема производства, для развития науки и техники, для еще более успешного строительства нового, социалистического общества, для совместной активной работы и участия трудящихся во всех областях политической, государственной, хозяйственной и культурной жизни. Несмотря на реальные и очевидные факты, Фечер пытается отрицать их простыми ссылками на «восточный тоталитаризм». Более того, Фечер пытается «вывести» «восточный тоталитаризм» из теории марксизма-ленинизма. Кто имеет хотя бы элементарное представление о марксизме-ленинизме, тот знает, что такая попытка обречена на провал.

Марксизм-ленинизм объявляет непримиримую борьбу ограничениям общественной и личной свободы граждан, так как он является наукой об освобождении рабочего класса, всех трудящихся и, в широком смысле, всего человечества.

Фечеру это так же хорошо известно. Именно поэтому он вынужден прибегать к сомнительным методам грубого извращения и фальсификации марксистско-ленинской теории. Так, он пишет: «Как должна конкретно выглядеть эта диктатура пролетариата (...)? Ленин полагал, что диктатура не означает обязательно отмену демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами. Оп считает, очевидно, вполне возможным, что сам номинально господствующий класс фактически управляется с помощью диктаторских методов, так как иначе что представляет собой «отмена демократии для господствующего класса?» 453 Но одно дело, что «представляет» себе господин Фечер под этими словами Ленина, и совершенно другое — что в действительности говорил и имел в виду В. И. Ленин.

В «перечне источников» Фечер ссылается на работу Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Поэтому мы не сделаем большой ошибки, если предположим, что Фечер прочитал всю эту работу, а не только цитату, на которую он ссылается. Он не может отрицать, что Ленин в работе специально подвергает критике реформистское толкование сформулированного Марксом термина «диктатура пролетариата», который в слишком свободной форме давал Каутский. В своих ревизионистских нападках на это основное положение марксизма Карл Каутский противопоставлял демократию и диктатуру как якобы совершенно исключающие друг друга понятия, утверждая: «Буквально, слово диктатура означает уничтожение демократии»2. Ленин разоблачил и опроверг это совершенно антидиалектическое, метафизическое представление об отношении демократии и диктатуры. Он писал по этому поводу: «Во-первых, этр не определение. Если Каутскому угодно уклоняться от дачи определения понятию диктатура, к чему было выбирать данный подход к вопросу? Во-вторых, это явно неверно. Либералу естест венно говорить о «демократии» вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: «для какого класса?» Всякий знает, например,— и «историк» Каутский знает это тоже,— что восстания или даже сильные брожения рабов в древности сразу обнаруживали сущность античного государства, как диктатуры рабовладельцев. Уничтожала ли эта диктатура демократию среди рабовладельцев, для них? Всем известно, что нет. «Марксист» Каутский сказал чудовищный вздор п неправду, ибо «забыл» о классовой борьбе... Чтобы из либерального и лживого утверждения, данного Каутским, сделать марксистское и истинное, надо сказать: диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами, но она обязательно означает уничтожение (или существеннейшее ограничение, что тоже есть один из видов уничтожения) демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура»

В своем «объективном и верном» освещении марксистско-ленинского учения о диктатуре пролетариата Фечер вынужден естественно «упустить» и оставить без внимания эту связь между приведенной им ленинской цитатой и всем изложением Лениным этой проблемы, так как всякий мало-мальски логически мыслящий человек из содержания работы поймет, что вывод В. И. Ленина о том, что «диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами», направлен исключительно против Каутского, который утверждал, что диктатура означает безусловную и абсолютную отмену демократии. Вырывая этот правильный ленинский вывод из общего содержания работы, искажая его смысл, Фечер использует это указание Ленина как «теоретический аргумент» для доказательства, что «номинально господствующий класс фактически сам является управляемым классом»454. Западногерманский читатель является настолько «свободным», что боннское «правовое государство» не разрешает ему лично ознакомиться в оригинале с марксистско-лснин- ской теорией, а поэтому Фечер пытается подвести читателя от этой исходной теоретической предпосылки к другой, являющейся прямой фальсификацией ленинского учения. Фечер утверждает: «В своей работе «Государство и революция» (1917 год) Ленин поучительным образом охарактеризовал диктатуру пролетариата именно как организацию авангарда (то есть партии.— И. Ф.) угнетателей в господствующий класс с целью подавления угнетателей... Из «диктатуры пролетариата» совершенно логично вытекает диктатура партии от имени пролетариата» Этим якобы доказывается мнимая практическая «псевдо-демократическая тирания советского мира»2 со ссылкой на марксистско-ленинскую теорию. Однако приведенная им выдержка из «оригинала» ленинской работы «Государство и революция» настолько далека от действительных слов В. И. Ленина, как и конструируемая Фече- ром «свобода» рабской покорности западногерманских граждан отличается от подлинной общественной и личной свободы трудящихся социалистических стран. В действительности В. И. Ленин писал следующее: «...диктатура пролетариата, т. е. организация авангарда угнетенных в господствующий класс для подавления угнетателей, не может дать просто только расширения демократии. Вместе с громадным расширением демократизма, впервые становящегося демократизмом для бедных, демократизмом для народа (курсив наш.— Авт.), а не демократизмом для богатеньких, диктатура пролетариата дает ряд изъятий из свободы по отношению к угнетателям, эксплуататорам, капиталистам. Их мы должны подавить, чтобы освободить человечество от наемного рабства, их сопротивление надо сломить силой,— яспо, что там, где есть подавление, есть насилие, нет свободы, нет демократии» 3 (курсив наш.— Авт.).

В этих немногих словах Ленин дал точный, иаучпо обоснованный и последовательный партийный ответ на три указанные выше основные вопроса, выражающие сущность человеческой свободы: «Свобода для кого, от чего, для чего?» Он указал, что только диктатура пролетариата предоставляет действительную свободу для боль- шинства трудящегося народа от любых форм капиталистической эксплуатации и рабства, которая предполагает и включает ограничение свободы для свергнутого меньшинства эксплуататорского класса, пока он еще существует. Превращая ленинские слова «организация авангарда угнетенных» в «организацию авангарда угнетателей (то есть партии.— И. Ф.)», Фечер проделывает совершенно заурядную фальсификацию. Так «свободно» он обращается со взглядами своих идейных противников!

«Свобода», которую защищает Фечер, один из филосо фов НАТО, не является свободой трудового народа. Это свобода западногерманских империалистов и милитаристов подавлять все прогрессивные силы и вести немецкий народ к новой военной катастрофе. Для предотвращения опасных тяжелых последствий необходима совместная борьба всех миролюбивых сил против милитаризма. Эта борьба будет еще более успешной, если они лучше поймут истинный характер «западной свободы» и намерения ее апологетов.

<< | >>
Источник: Гейден Г., Клейн М., Козинг А.. Философия преступления. Против идеологии немецкого милитаризма. 1962

Еще по теме 3. Социализм есть свобода для народа:

  1. 6.Крестьянский или пролетарский социализм? (Идеи, организации, деятели)
  2. 6.Крестьянский или пролетарский социализм? (Идеи, организации, деятели)
  3. В. БРАНДТ. ПРОГРАММНЫЕ ОСНОВЫ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОЦИАЛИЗМА
  4. ПИСЬМО ДЕВЯТОЕ. О СОЦИАЛИЗМЕ
  5. Свобода духа
  6. 3. Социализм есть свобода для народа
  7. ФИЛОСОФСКАЯ И СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ НАРОДОВ СССР XIX в.
  8. ВОЕННЫЙ СОЦИАЛИЗМ И ВОЕННЫЙ КОММУНИЗМ
  9. § 1. Татарский социализм и его солдаты
  10. § 5. Крестьяне и перманентная революция