<<
>>

«Определение общества как предмета социологии». Факторы социальной эволюции

Вопросы, с постановки которых Южаков начинает изложение своей социологической концепции, — это вопросы о том, что есть обществоу в чем оно схоже со всей прочей совокупностью явлений окружающего мира и в чем его специфика.
Вслед за Ш. Фурье, А. де Сен-Симоном и О. Контом, отстаивавшими идею «Единого закона», он постулирует наличие общей связи «мира явлений социальных с миром явлений органических и физических»6. Следовательно, опять же со ссылкой на Конта утверждает автор «Социологических этюдов», «все истинное относительно явлений, как неорганических, так и органических, истинно и относительно явлений социальных»7, т. е. социальные явления необходимо подчиняются действию универсальных законов мироздания, а потому «полное изолирование общества как предмета изучения»8 не может считаться научным. Возможность дедуктивного сведения социологических законов как более частных к универсальным космическим законам обеспечивает, по мнению Южакова, «научный» статус социологии и выводит ее за пределы спекулятивной метафизики.

Итак, что же роднит общество с прочими явлениями окружающего нас мира? Ответ на этот вопрос Южаков находит в теории Г. Спенсера: «Основной, общий всему сущему признак — агрегатное строение [агрегат — термин Спенсера]. ...и общество является только одним из звеньев в длинной цепи агрегацийу где все агрегации служат единицами для более и более сложных агрегаций [курсив мой — Я.О.]»9. О его месте в цепи агрегаций можно судить по схеме 1.

Схема 1. Иерархия агрегатов, составляющих Вселенную

Именно то обстоятельство, что в конечном счете общество, пусть и не непосредственно, складывается из простых молекул, как и прочие неорганические и органические агрегаты, обусловливает ранее упомянутую общую связь всех явлений и позволяет утверждать принципиальную сводимость законов социологии к универсальным законам мироздания, коими являются законы сочетания вещества и согласования энергии10, отвечающие за соединение единиц в агрегат — интеграцию, и за распадение, разрушение агрегата — дезинтеграцию (идея, явно заимствованная из «Основных начал» Спенсера).

Интеграцию Южаков, вслед за Спенсером, трактует как сочетание, т. е. как увеличение массы вещества за счет утраты части энергии соединяющимися единицами более низшего порядка, а дезинтеграцию, соответственно, как распадение и разложение вещества, сопровождающееся приобретением энергии частями распадающегося целого, или, другими словами, как изменение соотношения массы вещества и энергии агрегата в пользу последней и в ущерб первой11. Таким образом, любое явление, и социальное в том числе, может быть описано и объяснено в терминах циркуляции вещества и энергии, что и попытался продемонстрировать Южаков прежде всего в первом этюде второго тома «Обзор социологической проблемы».

Вместе с тем общество — это не просто агрегат, а живой агрегат. Принадлежность к числу явлений жизни наделяет его рядом свойств, не присущих неорганическим агрегатам, и вносит определенные коррективы в действие универсальных законов сочетания и согласования применительно к социальным явлениям. Во-первых, общество есть многоуровневый (сложный) агрегату состоящий из индивидуальных живых организмов (личностей), которые, в свою очередь, также являются результатом интеграции единиц более низкого порядка (см. схему 1).

Во-вторых, как любое живое тело, общество растет и размножается, а также совершает определенную работу (содержательный смысл этого понятия будет раскрыт нами ниже), в процессе чего происходит расходование содержащихся в нем вещества и энергии. Восполнение же запасов этих жизненно важных ресурсов осуществляется путем их поглощения из внешней среды. Таким образом, постоянный взаимообмен со средой — третье свойство общества как живого образования. Причем в отличие от неорганической природы, где сочетание (накопление) вещества сопровождается выделением (тратой) энергии и наоборот, в живых телах, в том числе и в обществе, наблюдается одновременное накопление вещества и энергии и одновременная трата того и другого. Именно в этой одновременности и заключается так называемый основной закон жизни, оказывающий влияние на действие универсальных законов сочетания и согласования в обществе.

В соответствии с законом жизни, одновременность, или, как выражается Южаков, параллельность процессов накопления и выделения вещества и энергии есть норма для всякого живого агрегата, непременное условие его выживания. Собственно говоря, жизнь и определяется в «Социологических этюдах» как «параллельное накопление вещества и энергии... при постоянном обмене вещества и энергии со средой»12. Напротив, процессы интеграции и дезинтеграции, как они определены страницею выше, признаются автором «Этюдов...» нормой для неорганических тел и патологией для тел живых, включая общество. В-четвертых, отмеченная выше зависимость живых тел от внешней среды предполагает необходимость приспосабливаться к ней. Будучи живым агрегатом, общество обладает способностью к изменению под действием среды. Следовательно, внешняя среда, включая и среду физическую (ландшафт), непременно должна входить в число факторов, влияющих на общественное функционирование и развитие.

Из принадлежности общества к числу живых агрегатов следует, что «те законы, которые сопровождают жизнь везде, где она ни проявляется,.. можно смело переносить из области биологической в область социологическую»13. В первую очередь это касается упомянутого выше основного закона жизни. В то же время подобное перенесение, предполагающее отождествление общественных процессов с процессами жизни, может быть чревато двумя серьезными ошибками: отождествлением общества с индивидуальным организмом и отождествлением социального прогресса с прогрессом органическим. И Дарвин, и Спенсер, не говоря уже о приверженцах органицистского и социал-дарвинистского направлений, оказались, по мнению Южакова, заложниками этих недопустимых отождествлений, фактически лишающих социальную реальность присущей ей специфики, а социологию — права на существование в качестве самостоятельной научной дисциплины.

Коренное различие между обществом и организмом, одинаково относящимися к живым многоуровневым (сложным) агрегатам, заключается в их строении и в способе проявления активности. Суть этого различия Южаков выражает с помощью таких понятий, как степень интеграции и дифференциации, а также индивидуальность и неделимое, заимствованных им отчасти у Спенсера, отчасти у Н.К. Михайловского. Организм представляет собой агрегат с полной интеграцией и высокой степенью функциональной дифференциации составляющих его частей, что делает его неделимым — разделенный на части, он не способен жить и умирает, впрочем, как и отделенные от него части. Неделимость организма непосредственно связана с наличием в нем так называемого единого руководящего центра, образованного нервно-мозговыми тканями и управляющего деятельностью всех остальных органов. Данный центр служит единственным источником активности организма. В свою очередь, неделимость и «дифференцование отправлений организма при централизации одного руководящего отправления... есть основа индивидуальности»14. Таким образом, любой организм, обладающий способностью проявлять самостоятельную активность, является индивидуальностью.

В отличие от организма общество в нормальном состоянии характеризуется неполной интеграцией. Оно не неделимо и не индиви дуальность, оно есть разновидность общежития’, представляющего собой «сочетание высоко развитых индивидуальностей»15. Это означает, что, во-первых, единицы, составляющие общественный агрегат, «обладают всею полнотою жизненных отправлений, физиологически однородны»16, и, во-вторых, при объединении в агрегат они не утрачивают способности к самостоятельному проявлению активности. Следовательно, общество делимо, его распадение «не влечет прекращения жизненного процесса в его единицах»17 и в нем отсутствует единый руководящий центр, управляющей всей его жизнедеятельностью. Напротив, активность общества обеспечивается активностью всех входящих в его состав единиц, сохраняющих свою индивидуальность, т. е. всех живущих в нем личностей. Собственно говоря, активность личностей — это один из основных факторов социальной жизни. Подавление же их самостоятельной активности и снижение степени их индивидуальности чревато, по мнению Южакова, пагубными для общества последствиями.

Представление общества в качестве агрегата, т. е. целостности, но не монолитной, а состоящей из единиц более низкого порядка, определенным образом взаимосвязанных, но при этом способных к проявлению самостоятельной активности, не позволяет квалифицировать теоретическую позицию Южакова однозначно как реалистическую или как номиналистическую. Адекватнее ее было бы обозначить термином социологический концептуализм (да простят нам читатели это терминологическое нововведение).

Отмеченные различия между обществом и организмом приводят Южакова к выводу о том, что «в пределах явлений жизни они представляют... две противоположности»18. Поэтому проведение каких-либо аналогий между ними и, тем более, их отождествление неприемлемы, с научной точки зрения, соответственно, недопустимо и перенесение закономерностей, свойственных организму, на общество19. Так что любые вариации на тему био-органицизма, включая и спенсеровскую, не могут претендовать на статус научной социологической теории. Утверждая принципиальное отличие общества от организма, Южаков фактически отходит от теоретической линии Спенсера, которой до этого момента следовал, и позиционирует себя как сторонника антиорганицисткой традиции, являющейся отличительной чертой русской этико-социологической (субъективной) школы. Неудивительно, что один из ведущих представителей этой школы, автор знаменитой «Борьбы за индивидуальность», Н.К. Михайловский поспешил признать в сочинителе «Социологических этюдов» своего единомышленника20. Не отрицал идейной близости с Михайловским и сам Южаков, в этюдах 1870-х гг. подкреплявший свои выводы о противоположности организма и общества ссылками на его работы21, а впоследствии позаимствовавший у него такие понятия, как «неделимое» и «индивидуальность». Кстати сказать, понятием «индивидуальность» пользуется и Спенсер. Однако английский мыслитель трактует его гораздо шире, считая индивидуальностью «всякий центр (или всякую ось), обнаруживающий способность совершать самостоятельно то постоянное приспособление внутренних отношений к внешним, которое составляет жизнь»22. В «Социологических этюдах» это понятие распространяется лишь на активно приспосабливающиеся живые организмы.

В отличие от Спенсера Южаков настаивает на необходимости различать два типа приспособления — пассивное и активное. Пассивное приспособление заключается в изменении организма под воздействием среды. Без такого изменения были бы невозможны разного рода органические процессы, обеспечивающие поглощение организмом вещества и энергии из внешней среды, необходимых ему для питания, роста и размножения. Напротив, активное приспособление предполагает изменение среды живыми организмами. Данное изменение является результатом проявляемой ими активности — сознательной и целесообразной деятельности, или работьіу направленной на удовлетворение их потребностей и опосредующей связь между организмом и средой. Активность есть процесс, противоположный процессам органическим, так как она сопряжена с расходованием живым телом энергии (субъективно это расходование мы ощущаем, например, как усталость) и вещества. Целесообразность совершаемых активным организмом действий Южаков напрямую связывает с наличием у него единого руководящего центра, из чего делает вывод о взаимосвязи активности и индивидуальности. Будучи совокупностью высоко развитых индивидуальностей, общество относится к числу активно приспосабливающихся коллективных живых тел.

Из различения пассивного и активного приспособления и, соответственно, органических процессов и активности следует принципиальное различие двух типов эволюции: органической (биологической) и исторической (социальной). В основе эволюции органической лежит пассивное приспособление: выживают и дают потомство лишь особи, наиболее приспособленные к данной конкретной среде обитания в плане поглощения из нее вещества и энергии для своей жизнедеятельности. Наследственность, изменчивость, половой и естественный отбор — вот основные факторы, обусловливающие этот тип эволюции, законы и процесс протекания которой были исследованы и описаны Ч. Дарвином. Причем органическая эволюция не мыслима не только без межвидовой, но и без внутривидовой борьбы между особями, относящимися к одной популяции, за значимые для выживания ресурсы (вещество и энергию), имеющиеся во внешней среде.

Иными факторами обусловливается эволюция социальная, в основе которой лежит активный тип приспособления. Одним из таких факторов, как уже отмечалось выше, является активность. Субъектом активности в человеческом обществе выступает личность — «человеческая индивидуальность, вошедшая в состав активно-культурного общежития, понимаемая как член и деятель этого общежития [курсив мой—Я.О.]»23, а проявляемая ею активность определяется на страницах «Социологических этюдов» как деятельность24. Деятельность личностей приводит к преобразованию естественной природной (физической) среды обитания людей в среду рукотворную — общественную. Эту рукотворную среду Южаков именует культурой. Данное понятие трактуется им максимально широко. Культура — это овеществленная и дифференцировавшаяся от жизни ее работа. Материальные объекты и социальные институты («организации»), обычаи и традиции, знания и законодательно-нормативные системы — все это подпадает под понятие «культура». В «Социологических этюдах» (статьи 1888 г.) вся культура делится на материальную, существующую вне индивидов, и духовную, заключенную в тканях индивидов25. В свою очередь, духовная культура включает в себя культуру умственную (религиозную и научную), моральную и политическую. Позднее, в «Вопросах просвещения» (1895-1897 гг.), Сергей Николаевич предложит несколько иное деление культуры на разновидности: политическая культура (государственность), «культура экономическая (формы производства, формы владения, распределение средств и орудий, дробление на экономические классы, разделение труда и т. д.) и культура духовная (церковная организация, с одной стороны, организация светского образования — с другой) [курсив мой — Я.О.]»26.

Культура «представляет [собой] самый могучий цемент, соединяющий отдельных индивидов в неразрывное общественное тело... Культура объединяет общественное тело в пространстве, делает из него связный, интегрированный агрегат в данный момент и в данных пределах, но она объединяет общество и во времени, делает из него агрегат, существование которого длится вне зависимости от продолжительности жизни индивидов, его составляющих... Она наследуется одним поколением от другого, и без этого наследства никакое поколение не могло бы существовать и развиваться. Сочетая индивидов в общественное тело, объединенное в пространстве и во времени, культура дарует возможность общественного развития и кладет первые основы для исторического прогресса. Вне культуры общежития представляют союзы, довольно случайные, непостоянные, не длящиеся и потому неспособные к сколько-нибудь широкому развитию»1.

Хотя зачатки культуры можно обнаружить уже в царстве животных (например, строительство гнезд, производство запасов на зиму), как таковая она является специфическим атрибутом человеческого общества. Возможности отдельной особи преобразовывать свою среду обитания крайне ограничены, следовательно, создание высокоразвитой культуры возможно исключительно в процессе коллективной работы, осуществление которой, в свою очередь, предполагает развитие нравственного начала у личностей, в ней участвующих. Проявлениями этого начала можно считать взаимопомощь, солидарность, альтруизм, патриотизм и т. п. Таким образом, активное коллективное приспособление предполагает совершенно иные отношения между приспосабливающимися особями, нежели при приспособлении пассивном: сотрудничество вместо борьбы и конкуренции, заботу не только о собственном благополучии, но и о благополучии всего общества в целом, порой даже в ущерб благополучию личному. Именно те человеческие сообщества, которые отличаются большей развитостью нравственного начала у их членов, получают преимущество в межплеменной и международной борьбе и имеют больше шансов сохраниться в ходе исторического отбора. Впрочем, надеется Южаков, в будущем и этот вид конкуренции тоже исчезнет, уступив место всеобщей, всечеловеческой солидарности.

Активность и культура и являются собственно социальными факторами, взаимодействие которых обусловливает любое социальное явление или процесс. Например, экономический процесс представляет собой сочетание труда и капитала, умственный — сочетание критической мысли, с одной стороны, традиционной религии и науки — с другой, политический — сочетание нравственного убеждения и законодательства. «Труд, критическая мысль, нравственное убеждение — все это различные названия личной деятельности». Соответственно, капитал, тради- ционная религия и наука, законодательство являются культурными составляющими вышеуказанных процессов27.

Суть взаимодействия социальных факторов заключается в следующем: «Ряд общественных условий образует ряд личностей, а деятельность последних производит новый ряд общественных условий...»28. Это означает, что теоретически неверно и, следовательно, ненаучно пытаться выделить один коренной процесс или элемент (один единственный решающий фактор), имеющий исключительное значение в общественной жизни, а также рассматривать конкретные социальные условия исключительно как продукты предыдущих социальных условий, игнорируя при этом действие субъективного фактора — активности личностей. Ненаучным также будет объяснение какой-либо категории общественных явлений только предшествующими им общественными явлениями той же категории. Поскольку личность есть продукт всей комбинации предыдущих социальных условий, то все производимое ею, «все совершающиеся общественные явления имеют своею причиною не какую-либо категорию предшествовавших явлений, но все категории. Явления экономические, напр[имер], производятся не только экономическими, но и политическими, умственными, нравственными, органическими»29. Научная истина заключается «в раскрытии комбинации [всех] ...элементов и единиц [экономических, умственных, политических, органических, нравственных], в открытии законов, которые управляют этой комбинацией, и того значение, которое для этой комбинации имеет деятельная воля, самочувствие и самосознание комбинируемых единиц (индивидуальностей)»30. Взаимобусловленность, взаимовлияние факторов общественного развития, именуемая Южаковым вслед за Миллем «consensus’oM», отличает этот процесс от органического прогресса, где «среда, создавшая жизнь, продолжает и после полновластно направлять ее дальнейшее развитие»31.

Руководствуясь принципом консенсуса, Южаков выстраивает многофакторную модель социальной эволюции, включающую три группы факторов: физические (природная среда обитания), органические и социальные. Последние объявляются им основными факторами общественной жизни, а доля влияния первых двух групп факторов в «современном, цивилизованном» обществе признается ничтожной (см. схему 2).

Схема 2. Факторы социальной эволюции

Позднее, в конце 1880-х гг., Южаков несколько усложнил первоначальную модель (см. схему 3), введя третий элемент в группу социальных факторов, индивидуальность, и разделив культуру на так называемую культурную активность и продукты. Первая представляет собой разновидность культурных явлений, которые дополняют собой активность индивидов, умножая силы активной жизни32 — своеобразный аналог марксовых средств производства. К ним относятся, например, рабочий скот, паровые машины, топливо и прочие объекты, позволяющие использовать энергию внешней среды при совершении работы, как она определяется Южаковым. Продукты же составляют овеществленный результат работы, предназначенный «для потребления организмами, для удовлетворения их потребностей»33 (например, пища, одежда, жилище). Они служат материалом, из которого организмы восполняют запасы вещества и энергии, потраченные в процессе работы.

Различие факторов, обусловливающих два типа эволюции, означает недопустимость их отождествления и научную несостоятельность объяснений социальных явлений и процессов действием органических фак торов. Последнее как раз присуще социал-дарвинистским теориям, которым Южаков отказывает в научности, относя к разряду умозрительно-спекулятивных. Конечно, он не отрицает, что на заре человеческой истории, в период «дикости», когда активность первобытных людей еще не создала развитой культуры (имеется в виду, естественно, не материальная культура, а система социальных институтов — экономических, политических, религиозных и т. д.), а сама их активность была практически лишена нравственного начала, жизнь человеческих групп и сообществ обусловливалась преимущественно, если не исключительно, органическими факторами и являлась ареной межиндивидуальной борьбы за существование. Однако по мере развития культуры и нравственного начала действие органических факторов на общество постепенно ослабевает и замещается действием факторов социальных. Доказательству истинности этого утверждения посвящена большая часть первого тома «Социологических этюдов»34.

Схема 3. Взаимосвязь и взаимовлияние социальных факторов

Являясь одной из разновидностей живых агрегатов и обладая всеми свойствами, присущими живым агрегатам как таковым, общество, как становится ясно из вышесказанного, обладает и рядом свойств специфических, присущих только ему. «Скомбин[ир]ованная, так сказать, сложная активностьи порожденная ею культура, сынтегрированные в одно тело, — такова основная отличительная особенность общественного строения. Постоянный процесс траты и восстановления активности, постоянный процесс потребления и производства культуры, — таковы отличитель ные особенности отправлений общества. Приспособление физической среды в потребностях жизни, развитие активности и культуры, приспособление жизни к культуре и культуры к жизни, — таковы основные отличительные явления прогресса исторического, или общественного [курсив автора]»35. Отсюда следует, что специфика общественного агрегата заключается в коллективной активности, проявляемой составляющими его личностями, и в создаваемой ими культуре. В соответствии с указанной спецификой Южаков формулирует «определение общества как предмета социологии». Общество—это «общежитие активных особей, создавшее свою особую общественную среду, или культуру, и слившееся с нею в одно сложное тело. Короче говоря, общество есть активно-культурное общежитие [курсив автора]»36, состоящее «1) из активных индивидов, вошедших в союз,., и 2) из вещества и энергии, скомбин[ир]ованных в культуру»37. В силу отмеченных выше особенностей, отличающих общество от прочих агрегатов, далеко не все социальные явления можно объяснить исходя из универсальных и биологических законов. Наличие этих «необъяснимых» в рамках других наук (точных и естественных) остатков позволяют Южакову обосновать право социологии на существование в качестве самостоятельной науки, науки, которая занимается изучением строения, отправлений и развития особой разновидности общежития— общества. Ее задачи определяются онтологическим статусом общества, как он трактуется автором «Этюдов...». «Первою задачею социологии должно быть раскрытие тех форм, под которыми проявляются в общественной жизни универсальные законы сочетания... и согласования»38; второю — раскрытие тех форм, «в которых в общежитиях обнаруживаются специфические свойства живых единиц и органических молекул и специфические особенности в согласовании (координировании) движения этих специфических единиц»39. «Третьей основной задачей социологии является раскрытие влияние индивидуальности составных единиц общежития на законы сочетаний и согласований, общие всему сущему и всему живому»40. Четвертая же задача социологии — «раскрыть... те особенности сочетания единиц общежития и их движений, которые, прямо не вытекая из космического закона сочетаний и согласований, ни из его видоизменение в явлениях жизни и индивидуальности, вносятся самим специфическим общественным сочетанием и его продуктами, заключенными в тканях сочетающихся единиц и в отложениях в среде»7. Социологическая доктрина С.Н. Южакова

<< | >>
Источник: Южаков, С.Н.. Социологические этюды / Сергей Николаевич Южаков; вступ, статья Н.К. Орловой, составление Н.К. Орловой и БЛ. Рубанова. - М.: Астрель. - 1056 с.. 2008

Еще по теме «Определение общества как предмета социологии». Факторы социальной эволюции:

  1. § 1. Природа как фактор социальной и экономической эволюции
  2. § 2. Общество как объект и предмет теоретической социологии
  3. А.И.Подберезкин В.И.Зоркальцев; С.П.Стреляев. Роль институтов гражданского общества и человеческого потенциала как возрастающих факторов ускорения социально-экономического развития России и обеспечения ее безопасности, 2004
  4. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА КАК ФАКТОР ЭВОЛЮЦИИ
  5. 2.1.ОБЩЕСТВО КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВА
  6. Дрейф генов как фактор эволюции
  7. 123. Какие существуют подходы в социальной философии к определению социальной структуры общества?
  8. 1. Определение общества. Общество как система
  9. § 3. РЕАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ, ПОВЕДЕНИЕ И ИХ СРЕДА КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ
  10. а) ВЕРБАЛЬНОСТЬ КАК ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКОГО ПРЕДМЕТА
  11. Идеалы научного знания как факторы развития экономической теории определенного типа
  12. Новое определение предмета, задач и функций исторической науки историками, группирующимися вокруг журнала « История и общество»
  13. Общество как предмет философского анализа
  14. 1.2.7. Пятое значение слова «общество» — общество вообще определенного типа (тип общества, или особенное общество)