<<
>>

§ 2. БЫТИЕ В ВОЗМОЖНОСТИ И БЫТИЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

В онтологии Аристотеля различаются две сферы, или два аспекта, сущего: бытие в возможности и бытие в действительности, осуществленности20, или, иначе, потенциально сущее и актуально сущее.

Вещи (события), если только они не невозможны21, либо действительны «без возможности» (непреходящи, вечно актуально сущи), либо «никогда» не действительны, но только возможны (вечно потенциально сущи), либо, наконец, действительны «вместе с возможностью» 22.

Если данная вещь принадлежит к вещам последнего рода, т.

е. к вещам действительным вместе с возможностью, то ее допустимо рассматривать как в аспекте бытия в возможности, так и в аспекте бытия в действительности, ибо она сама в состоянии иногда вести себя так, как если бы она принадлежала к сфере вечно потенциально сущего, но вместе с тем и так, как если бы она принадлежала к сфере вечно актуально сущего.

Для выявления различия23 между потенциально сущим и актуально сущим Аристотель рассматривает следующую ситуацию: дана пекоторая вещь («печто», «одно й то же») и некоторая совокупность противоположных атрибутов24, в частности некоторая пара Противоречащих атрибутов, или, иначе: дано нечто (в смысле события) и пара квазиатрибутов «есть» — «не есть» или «происходит» — «не происходит». В каком из двух состояний (состоянии потенциальности или состоянии актуальности) находятся вещи (события) — это определяется характером их отношения к совокупностям противоположных атрибутов:

2.1. В возможности (потенции) одно и то же событие в одно и то же время и происходит, и не происходит; у него в одно и то же время наличествует и бытие, и не бытие 25.

2.1.1. В возможности одной и той же вещи в одно и то же время присущи противоположности26. «Если,— разъясняет Стагприт,— чему-то по породе присущи противоположности, а определяют его через одну из них, то ясно, что определение его не дано.

Иначе окажется, что у одного и того же много определений. В самом деле, почему более [правильно] указывает тот, кто определяет через одну противоположность, чем тот, кто определяет через другую, поскольку обе одинаково возникают в нем естественным образом?»27. Присущи же ему противоположности постольку, поскольку оно — потенциально сущее, поскольку оно рассматривается в аспекте бытия в возможности. Таким образом, по Аристотелю, существует особое состояние вещей (событий), находясь в котором они оказываются способными обладать в одпо и то же время всеми противоположными атрибутами (за исключением невозможных, т. е. таких, которые по природе не могут быть им присущи).

С другой стороны, «действительность — это существование вещи не в том смысле, в каком мы говорим о сущем в возможности... а в смысле осуществления» 28; «в возможности одно и то же может быть вместе [обеими] противоположностями, но в действительности нет»29:

2.2. В действительности (энтелехии) невозможно, чтобы одно и то же событие в одно и то же время и произошло, и не произошло; невозможно, чтобы у него в одно и то же время наличествовали и бытие, и небытие, и вместе с тем необходимо, чтобы оно произошло или не произошло, было или не было30.

2.2.1. В действительности невозможно, чтобы одному и тому же в одно и то же время были присущи противоположности, и вместе с тем необходимо, чтобы одна из них была ему присуща32. Пример 1. «Здесь есть затруднение (апория): как относится материя каждой вещи к противоположностям. Например, если тело в возможности здорово, а здоровью противоположна болезнь, то есть ли тело в возможности и то и другое?» 31 Решение (в общем виде) этой апории Стагприт усматривает в различении материи и формы, бытия в возможности и бытия в действительности: «Если же, как мы это говорим, одно есть материя, другое — форма, и первое — в возможности, второе — в действительности, то, по-видимому, вопрос уже не вызывает затруднения»32. Например, в действительности «невозможно быть [в одно и то же время] и здоровым и больным» 33, но в возможности дело обстоит иначе: «субстрат, который бывает и здоровым, и больным...

один и тот же» 34. «То, о чем говорят, что оно способно быть здоровым, одинаково и в то же самое время способно быть больным: ведь способность быть здоровым и быть больным... [всякий раз] одна п та же» 35.

Пример 2. «Некоторые вещи существуют в потенции и в энтелехии, только не одновременно и не в одном и том же смысле (как, например, теплое в потенции энтелехиально является холодным)»38.

Наряду с онтологической Аристотель дает также теоретико-познавательную формулировку определений бытия в возможности и бытия в действительности: 2.3.

Относительно потенциально сущего вместе истинны (и тем самым вместе ложны) каждое утверждение и его отрицание; так что не необходимо, чтобы одно из них было истинным, а другое ложным39. 2.4.

Относительно актуально сущего невозможно, чтобы были вместе истинны как некоторое утверждение, так и его отрицание; необходимо, чтобы одно из них было истинным, а другое ложным36.

Очевидно, что утверждения 2.1., 2.1.1. и 2.3., с одной стороны, и утверждения 2.2., 2.2.1. и 2.4., с другой, соответственно равнозначны следующим определениям: 2.5.

Потенциально сущее — это такое сущее, которое подчинено диалектическому закону противоречивости.

2.6. Актуально сущее — это такое сущее, которое подчинено закону (невозможности) противоречия и закону исключенного третьего.

Таким образом, правомерность основного закона диалектики, в смысле Гераклита плп Гегеля, не оспаривается Аристотелем, но лишь ограничивается областью потенциально сущего. Со своей стороны ограничена область действия и так называемых формальнологических законов: законы противоречия и исключенного третьего имеют силу только в сфере актуально сущего. Иначе говоря, для Аристотеля ни закоп противоречивости, ни законы противоречия и исключенного третьего не суть универсальные законы всего сущего.

Вместе с тем утверждения 2.1.1. и 2.2.1. представляют собой по существу определения следующих понятий: данная вещь потенциально обладает данным атрибутом и данная вещь актуально обладает данным атрибутом.

Определение 1. Мы будем говорить о данной вещи, что она потенциально обладает данным атрибутом, если она обладает как этим, так и противоположными ему атрибутами (за исключением невозможных), в частности противоречащим ему атрибутом.

Определение 2. Мы будем говорить о данной вещи, что она актуально обладает данным атрибутом, если она, обладая им, не обладает ни одним из противоположных ему атрибутов, в частности не обладает противоречащим ему атрибутом.

В этих определениях понятие обладания — понятое неопределимое; оно нейтрально как по отношению к бытию в возможности, так и по отношению к бытию в действительности. Вопрос о том, истинно ли, что данная вещь обладает данным атрибутом, следует считать неуместным, а само выражение «данная вещь обладает данным атрибутом» — стоящим как бы «по ту сторону» истины и лжи37.

Кроме того, понятие потенциального в Определении 1 все еще йе является модальностью, а используется для описания онтологической ситуации, характерной для отношения, в котором вещь находится к своим потенциям.

Для того чтобы стало возможным применение оце- пок «истинно», «ложно», необходимо перейти из сферы потенциально сущего в сферу актуально сущего и отсюда взглянуть на отношепие, в котором вещь находится к своим потенциям. В такой переориентации, или смене установки, и заключается условие введения искомой модальности. Не трудно догадаться, что она окажется некоторым видом возможности. Назовем ее потенциальной возможностью или просто потенцией.

Между тем в определении понятия потенции как модальности Аристотель примепяет в качестве исходного иное понятие возможности. Условимся именовать его простой, или безусловной, возможностью38.

Понятия безусловной и потенциальной возможностей сопоставляются Аристотелем в главе 13 трактата «Об истолковании». Придется подробно проанализировать эту главу, так как нам кажется, что оиа не совсем правильно была понята исследователями логики Стагирита.

Начнем с того, к чему в заключение приходит Аристотель после детального обсуждения указанпого вопроса39: он констатирует существование двух видов возможности, один из которых удовлетворяет соотношениям

2.а. Условие «быть возможным» следует из условия «быть действительным»,

2.6. Условие «быть возможным» следует из условия «быть необходимым» 40,

тогда как второй не удовлетворяет ни одному из этих соотношений, удовлетворяя при этом соотношениям

2.в. Условие «быть возможным» равнозначно условию «быть не необходимым»,

2.г. Условие «быть необходимым» равнозначно условию «быть невозможным» 41,

которым со своей стороны не удовлетворяет первый вид возможности.

К этому заключению Аристотель приходит следующим путем: сперва он изучает характер поведения отрицания в отношении модальностей «быть возможным», «быть необходимым», «быть невозможным», как бы сознательно но различая при этом два вида возможности; затем он, исходя из соотношений, установленных в предварительном исследовании, доказывает несовместимость соотношения 2.6. с соотношением 2.B. Вот это знаменитое доказательство.

Пусть верно соотношение 2.6., т. е. из условия «быть необходимым» следует условие «быть возможным» (ибо если бы это было не так, то из необходимости следовало бы отрицание возможности42, т. е. получилось бы, что необходимое певозможно (2.Г.), а это нелепо). Но верно соотношение 2.В., т. е. из условия «быть возможным» следует условие «быть пе необходимым», так что получилось бы, что необходимое не необходимо, а это нелепо43.

Неразличение подразумеваемых видов возможности приводит, следовательно, к противоречию.

Между тем онтологическая картина сущего такова, что она вынуждает пас к постулированию существова- ния вида возможности, отличного от потенциальной возможности, допускающей, согласно Определению 1, как бытие чего-то, так н его небытие, т. е. «противолежащие друг другу [вещи]»44. Дело в том, что, во-первых, 2.7.1.

«Не всякая возможность, [или способность], допускает противолежащие друг другу [вещи]»48. Пример: «Не все могущее или быть, или ходить в то же время способно и к противолежащему — в некоторых случаях это неверно» 45. Во-вторых, 2.7.2.

«Об одном говорят как о могущем потому, что оно истинно как существующее в действительности»; ведь «говорят, что... нечто может, потому что уже существует в действительности то, о чем говорят, что оно может». «Например, говорят, что кто-то может ходить, потому что он ходит» 46. В-третьих, 2.7.3.

Вид возможности, удовлетворяющий определению 2.7.2 и тем самым соотношению 2.а., правильно приписывать «безусловно необходимому», или, иначе говоря, он удовлетворяет также соотношению 2.6.

Определение 3. Назовем простой, или безусловной, возможностью вид возможности, который удовлетворяет соотношению 2.а., в частности соотношению 2.6.47.

Аристотель, к сожалению, не позаботился об отыскании для понятия просто, или безусловно, возможного солидного онтологического фундамента, подобного тому, который был заложен им под понятие потенциально возможного. Понятие безусловно возможного так и осталось у него чисто концептуальным средством. Дальнейшее развитие модальной логики, как известно, пошло уже по этому пути вплоть до появления работ Прайора, Крипке и др.

Определение 4. Будем говорить о данной вещи, что она потенциально обладает данным атрибутом, если безусловно возможно, что она обладает как этим, так и противоположными ему атрибутами (за исключе- ниєм невозможных), в частности противоречащим ему атрибутом48.

Определение 1 эквивалентно Определению 4 при условии, что вещь рассматривается в аспекте бытия в возможности. В то время как в Определении 1 потенциально сущее подразумевается в качестве некоего фона рассуждения, в Определении 4 явно зафиксировано предположение о существовании особого обстоя- ния вещей, называемого бытием в возможности. Дело в том, что утверждение «некоторые вещи... могут в одно и то же время принимать противолежащие ДРУГ другу [свойства]»49 очевидно синонимично в данном контексте утверждению «существует обстоя- ние вещей, в котором вещи в одно и то же время принимают противолежащие друг другу свойства». Таким образом, в Определении 4 понятие безусловной возможности использовано для выражения существования потенции как особой сферы сущего.

Из Определения 4 вытекает, что потенциальная возможность удовлетворяет соотношениям 2.в. и 2.г., так что справедливы соотношения 2.8.1.

Потенциальная возможность равнозначна отрицанию необходимости, эквивалентной ей по противоречию, но в обратном порядке, т. е. равнозначна отрицанию своего дуала54, 2.8.2.

Необходимость, эквивалентная потенциальной возможности по противоречию, но в обратном порядке, равнозначна потенциальной невозможности 55.

Поэтому естественно именовать непотенциальностью как необходимость, дуальную к потенциальной возможности, так и потенциальную невозможность.

Нетрудно убедиться также в справедливости следующих соотношений: 2.8.3.

Условие «быть потенциально возможным» равнозначно условию «не быть потенциально возможным» 56, 2.8.4.

Условие «быть непотенциальным» равнозначно условию «не быть непотенциальпым» 57, 2.8.5.

Из необходимости, дуальной к потенциальной возможности, не следует потенциальная возможность 58, 2.8.6.

Из необходимости, дуальной к потенциальной возможности, не следует действительность 59, 2.8.7.

«Последний вид могущего (потенциальную возможность. — 3. М.) неправильно приписывать безусловно необходимому» 60, 2.8.8.

Из безусловной необходимости следует непотенциальность, но не наоборот61, 2.8.9.

Из действительности не следует потенциальная возможность50, 2.8.10.

Из условия «быть потенциально возможным» следует как условие «быть безусловно возможным», так и условие «не быть безусловно возможным» 51, 2.8.11.

Из условия «не быть безусловно необходимым» следует условие «быть непотенциальным», но не наоборот52.

Вместе с тем Аристотель формулирует соотношения, которым удовлетворяют оба вида возможности: 2.9.1.

Условие «быть возможным» равнозначно условию «быть не невозможным», 2.9.2.

Условие «не быть возможпым» равнозначпо условию «быть не необходимым», 2.9.3.

Условие «быть невозможным» равнозначно условию «не быть необходимым», 2.9.4.

Условие «быть необходимым» равнозначно условию «не быть невозможным» в смысле «иначе быть не может» 53,

2.9.5. Условие «быть возможным» равнозначно условию «не быть не необходимым»54.

Последнее утверждение Аристотель доказывает посредством разбора случаев55. Вот это доказательство.

Ясно, что условие «быть возможным» эквивалентно одному из следующих четырех условий: «быть не необходимым», «не быть необходимым», «быть необходимым» и «не быть не необходимым». Но первое из них отпадает, поскольку равнозначности условий «быть возможным» и «быть не необходимым» не удовлетворяют безусловные возможность и необходимость. Следующие два условия также должны быть отброшены, ибо соответствующим равнозначностям пе удовлетворяют обе пары дуальных друг к другу понятий «возможность — необходимость»: ««Необходимо быть» и «необходимо пе быть» пе следуют из «могущего быть», ибо «могущее быть» допускает п «ие помогу- щее быть» и «пе необходимо быть»»56. «Таким образом,— заключает Стагирит,— остается сказать, что из «могущего быть» следует «не необходимо не быть»» 57.

Наряду с понятием потенциального в смысле Определения 4 Аристотель пользуется также другим, более слабым понятием потенциального: «Под «быть возможным»... я разумею то, что не необходимо, но если принять, что оно присуще, то из этого не следует ничего невозможного» 70; ипаче говоря, возможно (в этом смысле) то, что не необходимо и не невозможно, т. е. то, что может «и произойти, и не произойти» 7

Пример: «Все, что может быть разрезано или что может ходить, может и не ходить и не быть разрезанным; основание же этого —то, что все могущее в таком смысле не всегда осуществляется, так что ему присуще и отрицание, ибо то, что способно к хождению, может и не ходить» 72. Назовем этот вид возможности акциденталъной возможностью.

вв В символах: 2.9.1. О р <=> ~1 op. 2.9.2. О Р <=ї ППр. 2.9.3. ор^=>а-лр. 2.9.4. ? р <=> о—ір. 2.9.5. О р » « "і ? -ip. 67

«Об истолковании» 13, 22 Ъ 14—23 а 4. 68

Там же, 13, 22 b 19. 69

Там же, 13, 22 а 22—23. 70

«Первая аналитика» I 13, 32 а 18—20. 71

«Об истолковании» 9, 19 а И (курсив мой. — 3. М.). 72

Там же, 12, 21 b 13-16.

Определение 5. Мы будем говорить о данной вещи, что она акцидентально обладает данным атрибутом, если безусловно возможно, что она обладает им, и вместе с тем для каждого атрибута (за исключением певозможпых), противоположного данному, безусловно возможно, что она обладает также и им58.

Из Определения 5 непосредственно вытекают следующие соотношения: 2.10.1.

Акцидентальная возможность равнозначна отрицанию необходимости, эквивалентной ей по противоречию, но в обратном порядке, т. е. равнозначна отрицанию своего дуала59, 2.10.2.

Необходимость, эквивалентная акциденталь- ной возможности по противоречию, но в обратном порядке, равнозначна акцидентальпой невозможности60.

Поэтому естественно именовать неакциденталъно- стью (неслучайностью, непривходящностыо) и необходимость, дуальную к акцидентальной возможности, и акцидентальную невозможность.

Легко видеть, что соотношения 2.10.1. и 2.10.2. получаются соответственно из соотношений 2.8.1. и 2.8.2. путем замены всех вхождепий термина «потенциальный» вхождением термина «акцидентальный». Поэтому справедливыми будут и соотношения 2.10.3.-2.10.11., образованные соответственно из соотношений 2.8.3.— 2.8.11. посредством той же процедуры61. Нетрудно убедиться и в том, что соотношения 2.9.1.—2.9.5. удовлетворяются также акцидентальной возможностью.

Аристотель, казалось бы, сам порою игнорирует им же установленный факт, что «некоторые... возможности одноименны, ибо «могущее» не однозначно»77; но на деле в соответствующих контекстах он предполагает выполненными различные условия, при которых акци- дентальная возможность совпадает с безусловной, неак- цидентальность — с безусловной необходимостью и, наконец, при которых соотношение «возможное есть не необходимое, а не необходимое — возможное»78, т. е. соотношение 2.в., справедливо в отношении безусловных возможности и необходимости: 2.11.1.

При условии, что безусловно невозможное изъято из рассмотрения, неакцидентальность равнозначна безусловной необходимости79, 2.11.2.

При условии, что безусловно необходимое изъято из рассмотрения, безусловная возможность равнозначна акцидентальной возможности80, 2.11.3.

При условии, что акцидентально невозможное (неакцидентальное) изъято из рассмотрения, безусловная возможность равнозначна отрицанию безусловной необходимости81.

Последнее соотношение в силу 2.9.2. или 2.9.3. эквивалентно соотношению 2.11.4.

При условии, что акцидентально невозможное изъято из рассмотрения, условия «быть безусловно возможным» и «не быть безусловно возможным» совпадают 82.

Аристотель пишет: ««Могущее быть» и «могущее не быть» следуют одно из другого, ведь одно и то же может быть и не быть; в таком случае «могущее быть» и «могущее не быть» не противоречат друг другу»83. Или иначе: «Возможное есть не необходимое, а не необходимое — возможное. Все посылки о возможном оказываются взаимно обратимыми. Я имею в виду не обращение утвердительных посылок в отрицательные, а то, что они, имея утвердительную форму, обратимы 77

«Об истолковании» 13, 23 а 6—7. 78

«Первая аналитика» I 13, 32 а 28—29.

7® В символах: Мр (Np С^ Lp), т. е. Мр или (Np <=> <=> Lp). 80

В символах: —і Lp (Мр Qp), т. е. Lp или (Мр

<=> Qp). 81

В символах: Qp z=> (Мр —і Lp), т. е. Vp или (Мр Lp). 82

В символах: Qp z=> (Мр М р); иначе: Qp => (Lp <=> L "Л p). 83

«Об истолковании» 12, 21 b 35—39.

по противопоставлению друг другу (другими словами, эквивалентны в обратном порядке. — 3. ІІ/.), как, например, «возможно присуще» — в «возможно не присуще»... В самом деле, так как возможное не необходимо, а не необходимое может и не быть присущим, то очевидно, что если А возможно присуще Б, то опо возможно и не присуще ему» 84.

Впрочем, эти высказывания Стагирнта могут быть истолкованы и ипаче, а именно как утверждение о том, что в отношении тех видов возможности, для которых возможность равнозначна не необходимости, условия «быть возможным» и «не быть возможным» совпадают. В самом деле, для потенциальной и акци- дентальной возможностей верны соотношения 2.8.1. и 2.10.1., но вместе с тем верны также соотношения 2.8.3. и 2.10.3. При этом ясно, что оба толкования совместимы.

Остается выяснить, в каком отношении находятся потенциальная возможность и акцидентальпая возможность: «Вообще у того, что деятельно не постоянно (т. е. что не вечно энергийно суще, не вечно актуально сущ е.-—3.71/.), возможность быть и не быть одинакова; у него возможно и то и другое, т. е. быть и не быть, а потому и произойти и не произойти» 85. Таким образом, справедливо соотношение 2.12.

Условие «быть акцидентальпо возможным» следует нз условия «быть потенциально возможным» 86, и тем самым соотношение 2.13.

Условие «быть непотенциальным» следует из условия «быть неакцидентальиым» 87.

Понятие акцидентально возможного очевидно непригодно для различения двух сфер сущего — потенциально сущего и актуально сущего, ибо события не необходимые и не невозможные, т. е. могущие произойти и могущие не произойти,— это в точности те события, которые Стагирит именует привходящими (случай-

84 «Первая аналитика» I 13, 32 а 28—38. В символах: пусть І. О Р <=> ~н ? Р, но 2. п ? пр. Следовательно, 3. О "И р. 8° «Об истолковании» 9, 19а 9—11 (курсив мой. — 3. Af.). 86

В символах: Ер М (р и —і р) (Мр и М~п р) Qp. 87

В символах: Np Cz> (Lp или L. —і р) =r> L (p или p) » Гр.

иыми) событиями 62. Последние же (поскольку они — события) лежат в области актуально сущего, хотя и не целиком: по происхождению они, полагает Аристотель, принадлежат к сфере потенциально сущего; потенциально сущее — субстрат случайных событий, источник их существования 8д, что и отображено адекватным образом в следовании акцидентальности из потенциальности, сформулированном выше в виде соотношения 2.12.

Считая существование акцидентальных, а также неакцидентальных атрибутов и событий эмпирическим фактом, Аристотель явно постулирует их существование: 2.14.1.

«Очевидно, что необходимо сущее имеется в действительности» 63, 2.14.2.

«Необходимо должно быть нечто привходящим образом сущее» 64.

Гипотеза Аристотеля: «Быть может, необходимое и не необходимое суть начало бытия или небытия всего, а остальное должно рассматривать как следствия из них» 65, прячем начало и причина каждого необходимо сущего само есть необходимо сущее и начало и причипа каждого не необходимо сущего само есть не необходимо сущее66.

Следствие. «А что начала и причины у случайно сущего не такие, как у сущего самого по себе,— это ясно: иначе все существовало бы необходимым образом» 67.

Аристотель к тому же предполагает, что эта гипотеза одинаково применима как к атрибутам, так и к событиям.

Не трудно догадаться, что Гипотеза Аристотеля — не что иное, как первая в истории онтологии и логики формулировка так называемого Принципа предикации фон Райта68.

Признавая эмпирическим фактом также и существование различия между возможными, действительными (истинными), необходимыми, не действительными (ложными) и невозможными атрибутами и событиями, Стагирит постулирует в качестве очевидных следующие положения: 2.14.3.

«Ясно, что возможность и действительность — не одно и то же» 69. «Все могущее... не всегда осуществляется» 70, 2.14.4.

Ничто вечное, непреходящее, необходимое «не существует в возможности» 71, 2.14.5.

«Не все сущее необходимо есть»72. Просто истинное следует отличать от того, что «не просто истинно, но и необходимо» 73°, 2.14.6.

«Не все не-сущее необходимо не есть» 74. «Ложное и невозможное не одно и то же» 75. Просто ложное следует отличать от того, что «не просто ложно, но и необходимым образом ложно» |03.

Поскольку, согласно онтологическому толкованию соотношения 2.12. и Гипотезе Аристотеля, акцидеи- тальные атрибуты и события порождены потенциально сущим, подчиняющимся диалектическому закону противоречивости, легко, по мнению Стагирита, видеть, «какие выводы следуют для тех, кто говорит, что такие (противолежащие друг другу. — 3. М.) высказывания вместе истинны (также и в актуально сущем. — 3. Л/.), и почему они так говорят» 76:

2.д. «Все есть привходящее» 77,

2.е. «Ничего не бывает по необходимости» 78,

2.Ж. «Все должно быть в одно и то же время и истинным и ложным»79. «По-видимому,— поясняет Аристотель,— учение Гераклита, что все существует и не существует, признает все истинным; напротив, по учению Анаксагора, есть нечто посредине между членами противоречия, а потому все ложно» 80.

Что касается вопроса «почему они так говорят?», Стагирит находит весьма остроумный и глубокий ответ: «Они думали, что противоречия и противоположности совместимы, поскольку они видели, что противоположности происходят из одного и того же; если, таким образом, не-сущее возникнуть не может, то, значит, вещь раньше одинаковым образом была обеими противоположностями» 81.

Не менее интересна и оценка, даваемая Аристотелем мнению о всеобъемлемости потенциально сущего, о сводимости всего сущего к бытию в возможности; к тому же она важна для выявления одного из главных источников аристотелевской концепции существования двух сфер сущего: «Так вот, тем, кто приходит к своему взгляду на основании таких соображений82, мы скажем, что они в некотором смысле правы, в некотором ошибаются. Дело в том, что о сущем говорится двояко, так что в одном смысле возможно возникновение из не-сущего, а в другом нет, и одно и то же может вместе быть и сущим и не-сущим, но только не в одном и том же отношении. В самом деле, в возможности одно и то же может быть вместе [обеими] противоположностями, но в действительности нет» 1П. Рассматриваемое мнение в целом, однако, заслуживает самого строгого осуждения, поскольку «те, кто придерживается этого взгляда, на деле отрицают сущность и суть бытия» П2.

Неприемлемо, с другой стороны, также мнение о всеобъемлемости актуально сущего, т. е. мнение о сводимости бытия в возможности к бытию в действительности. «Нелепости,— заявляет Аристотель,— которые следую? ОТСЮДА ДЛЯ НЙХ, йетрудйд усмотреть» пз, если при этом учесть постулаты 2.14.3.— 2.14.6.:

2.з. «Все существует и происходит по необходимости» 83, «все совершается по необходимости» 1|5. Аристотель поясняет: «Так что все существовало бы необходимым образом и из происходящего совершенно устранились бы то, что может случиться и так и иначе, и возможность возникать и не возникать» 84.

2.и. «Ничего не существует и не происходит случайно и как попало, и точно так же не будет ничего такого, что произойдет или не произойдет случайно» П7.

2.К. «То, что еще не произошло, не будет иметь возможность произойти» 85.

Единственный путь преодоления только что описанных односторонних (и в условиях такой односторонности несовместимых) точек зрения Стагирит, как об этом уже было сказано выше, усматривает в постулировании двух сфер сущего — потенциально сущего, подчиняющегося основному закону гераклитов- ской диалектики, и актуально сущего, подчиняющегося онтологическим аналогам формально-логических закона (невозможности) противоречия и закона исключенного третьего.

Определение 6. «Под движением я разумею осуществление сущего в возможности, как такового» 86. Вместо термина «осуществление» Стагирит пользуется также выражениями «становится действительным» 12°, «станет сущим в действительности»87, «переходит в действительность» 120, «обнаруживается через действительность» 88.

Следствие. Движение «нельзя отнести ни к возможности сущего, ни к действительности сущего», «так что,— добавляет Аристотель,— ему (движению.— 3. М.) только и остается быть тем, что мы сказали, а именно быть осуществлением» 89.

Принцип энтелехии Аристотеля: если печто есть в возможности, то при благоприятных условиях оно осуществляется, т. е. переходит в действительность.

Хотя и справедливо положение 2.14.3., гласящее, что не все могущее осуществляется, но «ведь не в любое время она (та или другая вещь. — 3. Л/.) в возможности» 90, «ведь каждая вещь может иногда развивать энергию, иногда нет» 91 и она, например, «при отсутствии каких-либо внешпих препятствий станет сущим в действительности через себя» 92.

Принцип энтелехии выражает некую открытость бытия в действительности для бытия в возможности через осуществление, становление, движение. Стало быть, Принцип энтелехии относится к универсальным принципам сущего, как такового. Надо полагать, что путем введения этого принципа Аристотель пытался «восстановить» единство сущего и тем самым решить проблему соотношения гераклитовской диалектики и «формальной логики».

Между тем, как это ни неожиданно, аристотелевское понимание модальностей оказалось основанным на гераклитовской диалектике потенциально сущего.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме § 2. БЫТИЕ В ВОЗМОЖНОСТИ И БЫТИЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ:

  1. Г. Бытие будущих единичных событий в возможности и действительности
  2. Категория «бытие» как начало философского анализа действительности
  3. Бытие и человек
  4. БЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА. СООТНОШЕНИЕ БЫТИЯ И СОЗНАНИЯ
  5. 2.2. Генезис категории «бытие».
  6. 90. Как определить бытие и небытие?
  7. Тема: БЫТИЕ: СУЩЕЕ И СУЩЕСТВОВАНИЕ
  8. 1.2. Бытие как философская проблема.
  9. 6.3. Бытие, форма, порядок
  10. Бытие, материя, движение
  11. § 7. В чем особенность перехода Небытия в бытие?
  12. Бытие ведет к познанию
  13. 1. Материя или «бытие сущегоъ?
  14. Добро и бытие. «Сущность» зла
  15. Бытие как абсурд
  16. 2.3. Бытие - основа онтологизма европейской философии.
  17. Бытие в знании
  18. 6. КОНТИНУУМ "БЫТИЕ-СОЗНАНИЕ" И ЕГО НЕКЛАССИЧЕСКИЕ СЛЕДСТВИЯ [1]