<<
>>

Бытие в знании

Одни из самых замечательных концепций субстанции были созданы английским философом Маргарет Кавендиш, графиней Ньюкасла (1624—1674), португальско-датским философом Барухом Спинозой (1632—1677) и немецким философом Готфридом Вильгельмом Лейбницем (1646—1716).

Хотя философии этих мыслителей сильно различаются, они схожи в одном: они не согласны с дуалистическим взглядом на субстанцию, предложенным Декартом.

Более того, по их мнению, восприятие и познание не ограничено, возможностями человека. Познание присуще, природе самой субстанции.

Философские взгляды Спинозы и Лейбница по-разному представляют устройство реальности. Для Спинозы форму реальности задает субстанция, из которой все происходит. Для Лейбница реальность существует в виде бесконечного числа монад, которые соединяются вместе согласно «предустановленной гармонии», которую создает Бог.

Бог и природа — это мы

Спиноза родился в Амстердаме, куда его родители-евреи бежали из Португалии от преследований. Хотя он и воспитывался в ортодоксальном духе, его сообщество отказалось от него из-за его философских идей, которые противоречили взглядам и иудеев, и христиан. Спиноза был пантеистом, то есть он верил, что Бог заключен во всех вещах. Его взгляды были столь неприятны церкви и власти, поскольку в них не было четкого разделения между Богом-творцом и тварной природой. По Спинозе, Бог не мог бы сделать ничего, чего не могла бы создать природа. Некоторые его взгляды, касающиеся природы души, можно понять так: у человека нет бессмертной души, его действия определены на всю жизнь вперед, и нет жизни после смерти. Для Спинозы Бог и природа являются единой субстанцией. Субстанция само-определенна. Ее не следует объяснять, используя понятие

— Словарь ^

Пантеизм — вера в то, что Бог заключен во всех вещах. Это означает, что люди и | і природа — различные части Бога и сами по себе обладают божественной силой. Й

Пантеизм представляет собой вид монизма — веры в то, что все едино и однородно. ^

Субстанция — философский термин, которым обозначается все существующее. Этот тер- % мин может означать различные вещи. Некоторые философы определяли субстанцию как | материю, некоторые считали, что она одновременно и материя, и дух.

^ . А внешней причины, поскольку не существует ничего вне субстанции, что делало бы ее такой, какая она есть.

Мы можем понимать субстанцию двояко, говорит нам Спиноза. Мы можем думать о ней как о Природе в терминах физических свойств и событий, которые имеют место в пространстве. Или мы можем представлять ее себе как Бога, используя понятия об интеллекте. Эти два способа понимать субстанцию соотносятся с различными ее «атрибутами». Спиноза называл эти два атрибута протяженностью и мышлением. Мысль — это идея протяженности, а протяженность воплощает в себе мысль. Даже несмотря на то, что эти два атрибута относятся к одному объекту, нам они не кажутся одним и тем же.

Как человеческие существа, мы не можем представить протяженность как идею и мышление как протяженность. Другими словами, мы не можем говорить о сознании как о теле и о теле как о сознании, хотя на самом деле они представляют собой единую субстанцию.

Спиноза и модусы

— Мнение

Если все, что происходит в мире, как считает Спиноза, предопределено, тогда и самые ужасные события так же неизбежны, как и остальные. Поэтому все, что нам остается делать, это просто принимать все так, как оно идет. Но такие взгляды могут стать плохим уроком для многих людей, так как могут убедить их прекратить что-либо изменять для того чтобы улучшить свою жизнь.

Хотя субстанция и едина, она проявляется в различных формах, которые называются модусами. Модусы, в отличие от субстанции, необходимо объяснять, используя понятия о чем-то другом, поскольку они в своем существовании зависят от субстанции. Модусы заключены в субстанции, подобно тому, как волны неотделимы от поверхности океана или комки от манной каши. Люди, животные, растения и вещи — все это модусы. Именно благодаря модусам вещи принимают различные формы. Как модус мы просто часть всего остального, субстанция поддерживает наш модус в некоторой более или менее постоянной форме. На самом деле, по словам Спинозы, все модусы и то, что с ними происходит, предопределено субстанцией. Это верно по отношению к обоим атрибутам субстанции: мысли и протяженности. Спиноза верил в то, что все происходит так, как и должно происходить согласно плану, который субстанция — Бог и Природа — претворяет в жизнь как на материальном (протяженность), так и на духовном (мысль) уровне.

Где водя, там и путь

— филосо-факт n

Большую часть своей жизни Спиноза работал полировщиком линз. Он умер от туберкулеза, который, вероятнее всего, возник по причине постоянного вдыхания стеклянной пыли.

У Спинозы, конечно же, были противники. Мысль о том, что у человека нет свободы воли, а следовательно, и контроля над собственной жизнью и судьбой, не так-то легко принять. Спиноза же утверждал, что, ес- ли нет свободной воли, тогда нет и бессмертной души, и жизни после смерти. Представьте, как это могло понравиться критикам! Он рассуждал так: если нет свободной воли, то и нет выбора между хорошими и плохими поступками, а значит, нет причин отправлять одного человека в рай, а другого в ад после смерти, раз оба они одинаково не властны над : V-™.- судьбой. Хотя Спиноза, как кажется, не верил в загробную жизнь, он говорил, что людям отпущено ограниченное пространство свободной воли. В конце концов, мы ведь сделаны из того же материала, что и Бог. Мы свободны, по мнению Спинозы, принимать происходящее с нами, понимая отношение этих событий к общей модели мира. Другими словами, мы можем решить, соответствовать ли тому, что нам предопределяет субстанция.

Истина освободит нас

- Мудрость в действии

Используйте идею Спинозы о том, что субстанция сохраняется вечно, как обоснование намерения не мусорить. Субстанция, которая содержится в этом мусоре, возможно, принадлежала вашей прабабушке. Относитесь к вечной субстанции с уважением и используйте ее аккуратно!

Л

Мы можем сделать это, обратив внимание на свои прошлые страсти. Спиноза рассматривал страсти так же, как и Декарт: наши переживания заставляют нас слишком много беспокоиться о,себе. Спиноза полагал, что именно они стоят на пути к нашей способности принимать свое предназначение и возможности видеть, как мы соотносимся со всем остальным. Для этого философа принятие себя такими, какие мы есть, то есть частью Бога, Природы и субстанции, гораздо более желательно, чем загробная жизнь в раю. Он говорил, что понимание собственной субстанциальной природы не только более истинно, но и более обнадеживающе, чем любые религиозные концепции жизни после смерти. Спиноза говорил, что, когда мы понимаем себя так, мы становимся частью вечности. Вы не останетесь жить вечно, йо ваша субстанция останется.

<< | >>
Источник: Стивенсон, Д.. Философия / пер. с англ. С.В. Зубкова. — М.: ACT: Астрель — XXI, 294, [5]с.:. 2006

Еще по теме Бытие в знании:

  1. § 2. БЫТИЕ В ВОЗМОЖНОСТИ И БЫТИЕ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
  2. О философском знании
  3. 1. Вопрос о непосредственном знании в философии Канта
  4. Что следует знать о знании
  5. Свобода в знании
  6. [УЧЕНИЕ О ЗНАНИИ]
  7. 3. Учение Ф. Г. Якоби о непосредственном знании
  8. Бытие и человек
  9. 2. Учение Гамана о непосредственном знании
  10. Бытие ведет к познанию
  11. Специфический источник получения новых знании в школьном возрасте
  12. 3. Вопрос о непосредственном знании в философии Шеллинга
  13. ТЕСТЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ ЗНАНИИ СТУДЕНТОВ
  14. § 1. Тенденции сциентизма и аіггисциентизма в гуманитарном знании
  15. Глава II О СМИРЕННОМ ЗНАНИИ СЕБЯ САМОГО
  16. БЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА. СООТНОШЕНИЕ БЫТИЯ И СОЗНАНИЯ
  17. 90. Как определить бытие и небытие?