<<
>>

§ 3. ПРОБЛЕМА ТАК НАЗЫВАЕМОЙ БИЛАТЕРАЛЬНОЙ ВОЗМОЖНОСТИ

Дело касается понимания (подробно проанализированного нами выше) места из главы 13 трактата «Об истолковании» 93, где Аристотель, во-первых, доказывает несовместимость равнозначности условий «быть возможным» и «быть не необходимым» со следованием условия «быть возможным» из условия «быть необходимым» (т.
е. несовместимость соотношений 2.В. и 2.6.) и, во-вторых, доказывает равнозначность условий «быть возможным» и «не быть не необходимым» (т. е. соотношение 2.9.5.).

Историки логики считают соответствующие рассуждения Стагирита по меньшей мере неясными или даже путаными, что и сказалось, по их мнению, в крушении предпринятой им попытки построения модальной силлогистики. «Аристотелевская модальная силлогистика»— утверждает Я. Лукасевич,— почти непостижима вследствие содержащихся в ней многих дефектов и противоречий» 12Т. В частности, по поводу обсуждаемой нами проблемы Я. Лукасевич пишет: «В своем сочинении «Об истолковании» Аристотель ошибочно утверждал, что возможность подразумевает отсутствие необходимости... Однако позднее он увидел, что это не может быть правильно, потому что он допускает, что необходимость содержит в себе возможность... После дальнейшего изучения проблемы Аристотель правильно констатирует, что... если возможно, что р, то не необходимо, что не р, однако он не исправляет своей прежней ошибки в тексте сочинения «Об истолковании». Эта поправка дана в «Первой аналитике», где отношение возможности к необходимости имеет форму эквивалентности: ...возможно, что р, если и только если не необходимо, что не р» 94.

Несколько иначе представляет дело И. М. Бохень- ский: он справедливо полагает, что обсуждаемое место из трактата «Об истолковании» имеет большое значение для понимания всего учения Аристотеля о модальностях; далее он воспроизводит аристотелевское доказательство несовместимости соотношений 2.6. и 2.в. и — в отличие от Я. Лукасевича — правильно отмечает, что возникшую апорию Стагирит решает различением двух значений «возможного», а именно унилатераль- ной (unilateral, einseitige) возможности и билатеральной (bilateral, zweiseitige) возможности; но вместе с тем он — в согласии с Я. Лукасевичем — считает, что Аристотель устанавливает это различие, определяя унилатеральную возможность как дуал необходимости или как отрицание невозможности, а билатеральную возможность — как «не необходимость и не невозможность»; наконец, И. М. Бохеньский высказывает мнение, что, в то время как в «Первой аналитике» Аристотель исследует билатеральную возможность, прибегая к унилатеральной только в том случае, когда нет пного выхода, в трактате «Об истолковании» он занят изучением лишь унилатеральной возможности 95.

Сразу же отметим, что термины «простая, или безусловная, возможность» и «акцидентальная возможность» мы употребляли соответственно в смысле «унилатсральная возможность» и «билатеральная возможность». Теперь постараемся разобраться в высказываниях Я.

Лукасевича и И. М. Бохеньского.

По И. М. Бохеньскому, унилатеральная возможность изучается Аристотелем в основном в трактате «Об истолковании», а билатеральная — в «Первой аналитике». По Я. Лукасевичу — наоборот. Нам кажется, что не правы оба историка. Достаточно просмотреть внимательно те разделы сочинений «Метафизика», «Об истолковании», «Первая аналитика», которые посвящены модальным понятиям, чтобы убедиться в том, что дело в действительности обстоит несколько по-другому: там Аристотель исследует почти исключительно потенциальную и билатеральную (акцидентальную) возможности; что же касается унилатеральной (безусловной) возможности, то она в основном применяется им только в качестве исходного понятия.

Мнение (его придерживаются оба историка), будто Стагирит определяет унилатеральную возможность как дуал необходимости, не подтверждается текстом трактата «Об истолковании». Определением этого понятия Аристотель занят не в том месте 96°, на которое ссылаются Я. Лукасевнч и И. М. Бохеньский, а несколько ниже 97, но там унилатеральная возможность определена как вид возможности, который удовлетворяет соотношениям «возможность следует из действительности» и «возможностьследует из необходимости», т.е. соотношениям 2.а. и 2.6.98 Что касается определения возможности как дуала необходимости, то, как об этом уже было сказано выше 99, оно, по Аристотелю, имеет силу для всех видов возможности.

Так же неверно фактически мнение И. М. Бохень- ского, будто Аристотель, решая вышеупомянутую апорию, противопоставил билатеральной возможности унилатеральную, определив последнюю как отсутствие невозможности. Аристотель недвусмысленно заявляет по этому поводу: «Но и о том, и о другом правильно сказать, что оно не немогущее ходить или быть,— и о том, что уже действительно ходит, и о том, что может ходить. Последний вид могущего неправильно приписывать безусловно необходимому, первый же — правильно» 100.

При анализе обсуждаемого места из трактата «Об истолковании» Я. Лукасевич и И. М. Бохеньский опираются на, казалось бы, верное предположение, что невыполнима вообще равнозначность условий «быть не необходимым» и «не быть не необходимым». Отсюда проистекает обвинение Я. Лукасевичем Аристотеля в том, что он допустил ошибку, определив возможность как отсутствие необходимости и вместе с тем как дуал необходимости.

Между тем нетрудно показать, что ложно само это предположение. В самом деле, пусть под «возможностью» подразумевается билатеральная (акциденталь- ная) возможность, а под «необходимостью» — билатеральная необходимость — дуал билатеральной возможности. Тогда, согласно соотношению 2.10.3., условие «быть билатерально возможным» равнозначно условию «не быть билатерально возможным»; вместе с тем, согласно соотношению 2.10.1., условие «быть билатерально возможным» равнозначно условию «быть билатерально не необходимым» и, значит, условие «ие быть билатерально возможным» равнозначно условию «не быть билатерально не необходимым»; но поскольку условия «быть билатерально возможным» и «не быть билатерально возможным» равнозначны, условия «быть билатерально не необходимым» и «не быть билатерально не необходимым» равнозначны одному и тому же условию и, следовательно, равнозначны также друг другу, что и требовалось доказать 101. Таким образом, среди модальных понятий имеются и такие, отри- цавйе которых Совпадает с их дуалами. Понятие унн- латеральной (безусловной) возможности, однако, пе таково. Это означает, что предположение Я. Лукасе- вича и И. М. Бохеньского хотя и не общезначимо, но выполнимо.

Выводы:

а. Неверно утверждение о ложности соотношения «возможность подразумевает отсутствие необходимости», пока не уточнено, каким видом возможности и необходимости мы занимаемся.

б. Неверно, что унилатеральная и билатеральная возможности различимы по соотношению «условие «быть возможным» равнозначно условию «пе быть не необходимым»». Следовательно:

в. Замена соотношения «из возможности следует отсутствие необходимости» соотношением ««быть возможным» равнозначно условию «не быть не необходимым»» не может свидетельствовать о переходе от понятия билатеральной возможности к понятию унилате- ральной возможности.

г. Если даже ошибка Аристотеля и состояла в том, в чем она состояла по Я. Лукасевичу, и если даже возникшая апория и состояла в том, в чем она состояла по И. М. Бохеньскому, то предложенное этими авторами средство замены соотношений, о котором говорилось в предыдущем пункте, неуместно и бьет мимо цели в обоих случаях.

Известная неуверенность, которая чувствуется, вообще говоря, в весьма тонких рассуждениях Аристотеля, объясняется, по-видимому, тем, что ему не было известно положение о том, что для каждого понятия возможности имеется сопряженное с ним понятие необходимости и что каждое из них получается из другого применением приема дуализации.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме § 3. ПРОБЛЕМА ТАК НАЗЫВАЕМОЙ БИЛАТЕРАЛЬНОЙ ВОЗМОЖНОСТИ:

  1. О так называемой моральной дефективности
  2. О так называемой моральной дефективности
  3. § 4. Вопрос о так называемой каузальности бездействия
  4. XXII. Так называемые политические права
  5. О ТАК НАЗЫВАЕМЫХ «НЕОПОЗНАННЫХ ЛЕТАЮШИХ ОБЪЕКТАХ» (НАО)
  6. Часть II. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ТАК НАЗЫВАЕМОГО НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ
  7. § 5. Так называемый духовный ренессанс начала XX в. его сущность и социальный смысл
  8. Завоевание Средней Италии. Так называемая Первая Самнитская война
  9. § 2. Понятие «достаточного основания» так называемого обогащения за счет другого
  10. НАСЛАЖДАЯСЬ ТАК НАЗЫВАЕМЫМ «ЗАМОРОЖЕННЫМ»: МИСТЕР БЕРНС, САТАНА И СЧАСТЬЕ
  11. О ВЫСТУПЛЕНИИ АНГЛИЙСКОГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА БОЛДУИНА ПО ПОВОДУ ТАК НАЗЫВАЕМОГО «ПИСЬМА КОМИНТЕРНА»
  12. ГЛАВА XVI. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ИЗ ТАК НАЗЫВАЕМОГО НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ
  13. Как относиться к своему положению в обществе, к своему благополучию, а также к так называемым «ударам судьбы»
  14. «Мир делится на называющих и называемых»: власть и ответственность ученых
  15. Другие возможные проблемы
  16. § 1 Проблема смысла морали как возможности осуществления должного
  17. ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ [Возможное и силлогизмы о возможно присущем]