Социальные противоречия в РФ. Общая характеристика

После распада Союза социально-экономические процессы в новых государствах стали развертываться по-разному. В нашу задачу не может входить сравнительный анализ развития всех стран СНГ и При- бал тики.

Поэтому здесь будет идти речь о социальных противоречиях только в Российской Федерации — в том ее виде, который она приобрела в конце 1991 г. Частично этот вопрос уже был нами освещен в предшествующем очерке при анализе процессов трансформации социальной структуры. В данном очерке, завершающем обсуждение всех предложенных к рассмотрению проблем, сначала будет дано обобщенное изложение социальных противоречий, поскольку социально-классовые противоречия были частично рассмотрены «по ходу дела» в двух предшествующих очерках. Что же касается национальных противоречий этого периода, то на них мы остановимся более подробно, по ряду вопросов не ограничиваясь рамками Российской Федерации, поскольку русский и многие другие народы оказались новыми государственными границами разделены на части. По данному пункту представляется также уместным продолжить полемику, начатую в очерке втором, коснувшись кратко рекомендаций по разрешению национально-государственных и этнических противоречий, вытекающих из постмодернистских теорий нации и концепций глобального развития.

Получившее к концу 1991 года полную свободу руководство РФ приняло программу ускоренной капитализации страны методом «шоковой терапии», продиктованную МВФ и другими финансовыми центрами Запада по указке США и НАТО. Разрушение, начиная с фундамента, сложившейся системы управления хозяйством, либерализация цен, свобода спекуляции и внешнеэкономических отношений, разрыв давно сложившихся хозяйственных связей с другими «постсоветскими» государствами привели к поисти- не катастрофическим результатам. Россия попала в полную финансовую зависимость от МВФ, других финансовых центров Запада и ряда государств, щедро предоставлявших РФ кредиты. Произошло резкое снижение жизненного уровня подавляющего большинства населения. В предшествующем очерке мы обосновали тезис о прогрессирующей деградации российского общества.

На протяжении «десятилетия реформ» происходил процесс (его нельзя считать законченным) формирования двух основных групп социально-классовых противоречий. Первая из них — противоречие между упоминавшимися ранее группами, составляющими привилегированную часть (ее часто именуют элитой, хотя не редки возражения против этого термина) современного российского общества: новой буржуазией и новой номенклатурой. Последняя непосредственно выросла из старой номенклатуры и в основном состоит из тех же самых людей, но социальная сущность бюрократии изменилась, этот слой обуржуазивается (см. очерк третий). Другая составная часть новой «элиты» — выросшая из «теневиков» и «кооператоров» буржуазия, которая захватила в свои руки банки и биржи, экспортно-импортные операции, коммерческую торговлю и завладевала основными отраслями промышленности. Между этими двумя слоями не изжиты известные противоречия в интересах. Так, аукционы по распродаже предприятий приносят непосредственную выгоду их новым владельцам, но подчас встречают известное сопротивление хозноменклатуры и региональной администрации.

Противоречия в экономических интересах находят свое продолжение в политике в весьма своеобразных формах, обусловленных «правилами игры», установленными автократической Конституцией, принятой В декабре 1993 года.

По Конституции президент обладает непомерными полномочиями, правительство не формируется парламентским большинством и не отвечает за свои действия перед парламентом. Только в течение 1999 года Ельцин менял премьеров пять раз. Политических партий на авансцене политики, в т. ч. участвующих в думских выборах, много, но до «нормальной» многопартийной системы России пока что далеко. Политическая борьба сплошь и рядом вырождались в «подковерные» схватки за влияние на президента Ельцина, рейтинг доверия которого в том же году составлял (по измерениям трех социологических институтов, которые проводили опросы населения независимо друг от друга) всего 2 %. Слабость государственной власти после «дефолта» 17 августа 1998 г. и опубликования в западных СМИ документальных свидетельств о коррумпированности кремлевской верхушки, включая «семью», вынуждены признать не только участники разграбления России, вроде Д. Сороса или Д. Сакса, но и покровители Ельцина во властных структурах стран Запада. В начавшейся предвыборной кампании в третью Думу (19 декабря 1999 г.) реки компромата были вылиты на головы всех политических деятелей. Тем не менее, в программных установках основных политических партий и блоков за популистской риторикой с достаточной определенностью были выражены интересы социальных групп. Правые выразили интересы компрадорской буржуазии и ее западных покровителей; центристы — интересы центральной и местной бюрократии, национально ориентированной буржуазии; левые — инте-

13 Зак. 3808 в полную финансовую зависимость от МВФ, других финансовых центров Запада и ряда государств, щедро предоставлявших РФ кредиты. Произошло резкое снижение жизненного уровня подавляющего большинства населения. В предшествующем очерке мы обосновали тезис о прогрессирующей деградации российского общества.

На протяжении «десятилетия реформ» происходил процесс (его нельзя считать законченным) формирования двух основных групп социально-классовых противоречий. Первая из них — противоречие между упоминавшимися ранее группами, составляющими привилегированную часть (ее часто именуют элитой, хотя не редки возражения против этого термина) современного российского общества: новой буржуазией и новой номенклатурой. Последняя непосредственно выросла из старой номенклатуры и в основном состоит из тех же самых людей, но социальная сущность бюрократии изменилась, этот слой обуржуазивается (см. очерк третий). Другая составная часть новой «элиты» — выросшая из «теневиков» и «кооператоров» буржуазия, которая захватила в свои руки банки и биржи, экспортно-импортные операции, коммерческую торговлю и завладевала основными отраслями промышленности. Между этими двумя слоями не изжиты известные противоречия в интересах. Так, аукционы по распродаже предприятий приносят непосредственную выгоду их новым владельцам, но подчас встречают известное сопротивление хозноменклатуры и региональной администрации.

Противоречия в экономических интересах находят свое продолжение в политике в весьма своеобразных формах, обусловленных «правилами игры», установленными автократической Конституцией, принятой в декабре 1993 года. По Конституции президент обладает непомерными полномочиями, правительство не формируется парламентским большинством и не отвечает за свои действия перед парламентом. Только в течение 1999 года Ельцин менял премьеров пять раз. Политических партий на авансцене политики, в т. ч. участвующих в думских выборах, много, но до «нормальной» многопартийной системы России пока что далеко. Политическая борьба сплошь и рядом вырождались в «подковерные» схватки за влияние на президента Ельцина, рейтинг доверия которого в том же году составлял (по измерениям трех социологических институтов, которые проводили опросы населения независимо друг от друга) всего 2 %. Слабость государственной власти после «дефолта» 17 августа 1998 г. и опубликования в западных СМИ документальных свидетельств о коррумпированности кремлевской верхушки, включая «семью», вынуждены признать не только участники разграбления России, вроде Д. Сороса или Д. Сакса, но и покровители Ельцина во властных структурах стран Запада. В начавшейся предвыборной кампании в третью Думу (19 декабря 1999 г.) реки компромата были вылиты на головы всех политических деятелей. Тем не менее, в программных установках основных политических партий и блоков за популистской риторикой с достаточной определенностью были выражены интересы социальных групп. Правые выразили интересы компрадорской буржуазии и ее западных покровителей; центристы — интересы центральной и местной бюрократии, национально ориентированной буржуазии; левые — инте- 13

Зак. 3808 ресы людей наемного труда, безработных, пенсионеров, большинства крестьян. Другое дело, что патриотические лозунги, используемые всеми партиями, движениями, блоками, позволили правым и центристам повести за собой мелкую буржуазию и известную часть лиц наемного труда.

Второе (оно является главным) противоречие существует и углубляется между обеими группами властвующей «элиты» и массой трудящегося населения. Основную массу последнего составляют люди наемного труда, занятые на государственных, «по- лугосударственных» и частных, в т. ч. принадлежащих зарубежному капиталу, предприятиях, а также в различного рода учреждениях и организациях. К ним следует также отнести более миллиона полностью или частично безработных и около 40 млн пенсионеров, большинство студентов, получающих ничтожную стипендию и вынужденных подрабатывать во время учебы.

Выше мы уже писали о растущей дифференциации среди всех групп населения. По этой причине известная часть названных социальных групп трудящихся находилось в сравнительно благополучном состоянии, но их доля резко снизилась после августа 1998 г. Однако определяющим настроением всей этой массы пока что является политическая пассивность, поскольку недоверие властям сочетается с неверием в свои силы. Тот общественный подъем, который в свое время был использован «демократами» для прихода к власти, сменился разочарованием. На собственном опыте люди убедились, что социально-экономической политике правительства Касьянова, следующего рекомендациям Кудрина, Грефа и др., нельзя верить, но политические призывы левых сил к активным действиям не встречают должного отклика в массах. Известное распространение имеют экономические стачки местного значения, в которых главным требованием выдвигается чаще всего выдача задержанной на несколько месяцев заработной платы. Эти трудовые конфликты разрешаются, как правило, частичным удовлетворением требований бастующих. Местные власти изыскивают средства из тощего бюджета или выпрашивают дотацию в центре для выплат учителям. Администрация угольных шахт, электростанций, других предприятий находит возможности для выдачи задолженности рабочим, служащим, ИТР, выпросив средства у вышестоящих инстанций либо занимая деньги под большие проценты в коммерческих банках. Данный социальный конфликт временно погашается, чтобы возникнуть вновь в этом же или другом месте. Наиболее крупные демонстрации и митинги оппозиционных сил приурочиваются к датам майских и октябрьских праздников, Дню Победы и проходят мирно. Каждое выступление протеста является одновременно следствием и причиной роста социальной напряженности. Возникновение локального конфликта всегда содержит в себе возможность перерастания в силовое противостояние. Однако и организаторы массовых мероприятий, и силы охраны правопорядка, учитывая уроки кровавых событий в Москве, блокады железных дорог в Кузбассе и т. д., стремятся не выходить за рамки согласованных с местными властями предписаний о дате и количестве участников митингов и других выступлений, избегают стычек с милицией. Новым явлением можно считать выход борьбы трудящихся на предприятиях за пределы требований о своевременной выплате зарплаты и повышение ее уровня. События на ЦБК в Выборге, Ломоносовской фабрике фарфора, комбинате «Ванадий» в Качканаре и т. д. против передачи собственности от одних владельцев другим, за повышение участия коллектива предприятия в управлении, вплоть до восстановления коллективной собственности, вызвавшие применение властями силы (ОМОН, частные охранные фирмы), свидетельствует о том, что в экономических требованиях начали содержаться требования политические.

Политическая пассивность основной массы населения нашла конкретное выражение во время декабрьских (1999) выборов в Государственную думу. Созданная наспех новая «партия власти» («Единство») под объявленного заранее «наследника» в лице доверенного лица «семьи» В. В. Путина, благодаря мобилизации всех «административных ресурсов» в центре и регионах при массированной обработке общественного мнения государственными каналами ТВ, позволила получить четверть голосов избирателей и лишить левых большинства в Думе. Председатель Центральной избирательной комиссии А. Вешняков иронически заметил после выборов, что «у нас неустойчивый избиратель». Преждевременный отказ Б. Ельцина от поста президента и назначение В. Путина и. о. президента позволило сдвинуть сроки президентских выборов с июня на март и тем создать предпосылки для желательного для олигархической верхушки общества продолжения «ельцинизма» без Ельцина. Если во внешней политике и в мерах по укреплению «властной вертикали» новый президент внес существенные коррективы в политику своего предшественника, то курс социально-экономической политики остался без изменений [15а].

Таким образом, после десятилетнего периода «реформ» отношения между социальными группами в России можно охарактеризовать как напряженные вследствие углубления и нарастания социальных противоречий, но при желании сторон избегать в социальных конфликтах применения насилия.

Иначе обстоит дело с противоречиями и конфликтами, которые выше были объединены под общим названием «национальные». Они обострились еще в период «перестройки» и сыграли существенную роль в ликвидации СССР как единого многонационального государства, но распад Союза привел к их резкому усилению. Теперь уже на территории бывшего СССР столкнулись два принципа решения национальных проблем, о которых говорилось ранее (см. очерк второй). Один из них, сформулированный в Ялте и Потсдаме державами-победительницами во второй мировой войне (подобно Венскому конгрессу 1815 года или системе договоров в Версале и др. после первой мировой войны), подтвердил незыблемость установленных новым соотношением сил границ. Послевоенные границы в Европе были дополнительно закреплены в Хельсинки в 1975 году на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ); декларация была подписана правительствами всех европейских стран, а также США и Канады. Второй принцип демократичен по своей природе — это право наций на самоопределение, включая право образования самостоятельного государства. Данный принцип был частично учтен в Версале на территории Европы, а в России был положен в основу при создании Советского Союза. Эти два принципа и стоящие за ними интересы государств, народов, классов после очередного передела мира остаются в противоречии, ибо, с одной стороны, не все народы обретают права на «самоустройство», и, с другой стороны, возникают новые проблемы, порожденные перекройкой границ.

Начало второй мировой войны было в значительной мере предрешено версальским миром, прежде всего стремлением Германии к реваншу, к отторжению населенных немцами земель у Франции, Польши, Чехословакии. Не меньше национальных проблем было порождено договорами в Потсдаме по Европе 1945 и в Сан-Франциско по Азии в 1951 году, которые подвели черту после второй мировой войны. Поражение СССР и его союзников в конце 80-х гг. в «холодной» войне породило стремление со стороны Запада к новому переделу мира на своих условиях. Особенность наступившего с конца 80-х гг. этапа состоит в том, что США и НАТО лицемерно используют принцип «нерушимости государственных границ» после распада СССР и Югославии для закрепления этого распада, т. е. по сути для нарушения этого принципа. Объявление союзными республиками в СССР в 1991 г. государственной независимости получило немедленное признание административных границ (проведенных в свое время без должного учета этнического состава территорий и без демократического волеизъявления населения) государственными; вслед за ведущими странами Запада это было закреплено принятием возникших на территории СССР государств в члены Организации Объединенных Наций. Этот же прием в точности был применен в Югославии, спровоцировав многолетнюю гражданскую войну, которая переросла в прямое вмешательство США и НАТО в Боснии, а затем в Косово.

В результате в нашей стране возник ряд взаимосвязанных глубочайших противоречий, таящих в себе на десятилетия вперед серию конфликтов самого различного характера и силы.

Во-первых, это противоречия между странами СНГ, а также государствами Прибалтики. Новые границы впервые разрезали на куски живое тело русского народа, а также принявших русскую культуру и язык миллионов граждан различных национальностей. На Украине проживает 20 % русских, кроме того 40 % украинцев, для которых основной язык общения русский. В Белоруссии 80 % населения считает родным языком русский, в Казахстане при разделе было более 50 % населения. Признание русского вторым государственным языком и полное равноправие двух языков в государственной жизни, делопроизводстве, подборе и расстановке кадров является самым очевидным требованием русскоязычного населения этих трех государств и соответствует нормам международного права, в частности, требования Совета Европы. Только в Белоруссии два языка имеют равные права, на Украине и в Казахстане это нормальное демократическое требование властями игнорируется, более того, проводится последовательная политика его вытеснения в среде образования, в СМИ, в администрации. Права русского населения и русского языка в этих и других «постсоветских» государствах должны защищаться Российской Федерацией на межгосударственном уровне, как самая первейшая обязанность перед русским народом, а также в интересах всех трех восточнославянских народов, давно образовавших своеобразную «сверх- национальную» общность.

Во-вторых, это противоречие в сфере экономической между стремлением народов всех (пожалуй, кроме прибалтийских) постсоветских государств к интеграции, свободному передвижению людей, товаров, капиталов, сохранению единой транспортной и энергетической систем (которые уже разрушают) и эгоистическим стремлением правящих этнократи- ческих элит «отгородиться» друг от друга и от России заставами, погранвойсками, таможнями, пошлинами и т. д.

Та степень интеграции, которой Европейский Союз достиг в результате многолетних усилий, много ниже, чем имевшаяся налицо в едином экономическом комплексе Советского Союза. Это преимущество уже утрачено, но в жизненных интересах всех народов бывшего СССР возродить экономическую интеграцию на основе трезвых экономических и финансовых расчетов. Интересам народов, которые от экономической интеграции только выиграют, противостоят интересы указанных выше групп правящей этнической административной элиты. Особо следует отметить нелепость действий кремлевской администрации, затормозившей, исходя из узко понятых интересов, шаги белорусского руководства к объединению в экономической и финансовой сфере. Союз двух государств провозглашен, но до создания хотя бы федерации (при сохранении суверенитета РФ и Беларуси) еще далеко, а введение общей валюты предполагается лишь к 2008 году.

В-третьих, это противоречие в сфере оборонной, включая охрану границ бывшего Советского Союза. Намерения Запада вбить клин между постсоветскими государствами, провоцировать конфликты между ними, привлекать к себе финансовыми подачками или нефтяными контрактами, используя всюду, где удается, «исламский фактор» с помощью Турции и ряда других исламских государств, приносят известные результаты. Разрушена сложившаяся стройная система противоракетной обороны и охраны общей границы. Расширение НАТО до границ бывшего СССР на важнейшем участке (Польша, Чехия, Венгрия) уже свершилось, на очереди Румыния, Словакия, Болгария и государства Балтии. Дальнейшее приближение НАТО к границам РФ не встречает пока что должного противодействия со стороны российского правительства. А тем временем при поддержке Запада создается союз явно антироссийской направленности, в который входят Украина, Молдавия, Грузия, Азербайджан, Узбекистан (ГУУАМ). Этим устремлениям разрушителей исторической России должно было быть противопоставлено международное признание постсоветской территории сферой геополитических интересов Российской Федерации, хотя, представляется, по вине ельцинско- козыревской дипломатии время уже упущено.

Рассмотренное противоречие суть прямое продолжение того внутреннего противоречия в границах СССР, о котором шла речь ранее, но оно трансформировалось, поскольку его стремятся перевести — и уже в этом преуспели — в межгосударственные противоречия внутри исторически сформировавшегося евразийского пространства, где союзником внешних сил выступают (или могут выступать) уже не группы автономистов и сепаратистов, а правящая в новых государствах этнократическая бюрократия, имеющая поддержку со стороны националистически настроенной интеллигенции и отравленных антирусской пропагандой кругов населения.

В-четвертых, это противоречия в сфере культуры. Для своего хотя бы частичного разрешения они нуждаются в свободе обмена культурными ценностями, политической и прочей информации. Это требует снятия введенных в ряде постсоветских государств ограничений в распространении газет, журналов, книг, трансляции теле- и радиопрограмм России, в соблюдении права на использование родного языка «нетитульными» нациями в сфере образования и культуры. Эти права нарушаются. Например, в западных областях Украины все русские школы практически закрыты, из Киева не транслируется полностью ни один канал московского телевидения. Это стало возможным потому, что националисты при покровительстве сначала Л. Кравчука, а затем Л. Кучмы, который победил на президентских выборах 1995 и 1999 гг., благодаря обещаниям провозгласить русский язык вторым государственным или, по крайней мере, официальным. В результате националисты смогли прибрать к рукам руководство Министерством образования и основными СМИ на Украине.

Наконец, в-пятых, это противоречия национально-территориального устройства, в том числе на территории Российской Федерации. Именно эти противоречия, связанные с землей, на которой люди на протяжении поколений живут, трудятся, воспитывают детей, стали источником кровавых конфликтов в Карабахе, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, на границе Северной Осетии и Ингушетии и т. д. Особо следует сказать о конфликте в Чечне. Он не мог бы принять такого размаха, если бы криминальная власть Дудаева и его окружения не была поддержана в Кремле теми, кто в 1991-1992 гг. оставил ему горы оружия и три года спокойно взирал на геноцид изгоняемого русского населения, на тысячи актов разбоя на железной дороге и нефтепроводе Новороссийск — Баку, на террористические акты и похищение людей, на поток фальшивых авизо из Чечни и т. д. Только благодаря этому, а также вследствие неквалифицированного руководства войсковыми операциями, этот криминальный президент и его преемники смогли возродить лозунги джихада и увлечь за собою большинство коренного населения республики. Поражение, которые потерпели войска РФ в Чечне в 1995-96 гг., явилось результатом развала армии и по меньшей мере странных действий президента РФ, приостановившего наступление в горной части Чечни тогда, когда оставалось немногое для полного разгрома сепаратистов. Заключение позорного соглашения с ними представителем президента генералом Лебедем в Хасавюрте в 1996 г. фактически означало выход Чечни из состава Российской Федерации. В результате поддерживаемая извне «суверенная» Ичкерия стала гнездом разбоя, рынком работорговли и базой наступления «исламистов» на Дагестан и подрыва позиций российского государства на всем Кавказе. Вопрос о денонсации соглашения в Хасавюрте был поднят правительством РФ только в 1999 г. после нападения банд из Чечни на Дагестан и террористических актов по подрыву жилых домов вместе с обитателями в Москве и ряде других городов. Вторая чеченская война, начавшаяся с выдворения банд исламских террористов из Дагестана, пользуется поддержкой народа в России. Твердая позиция В. Путина по доведению до конца подавления сепаратистов, привела к началу XXI века к фактическому освобождению территории Чечни. Но террористические акции, руководимые Масхадовым и Басаевым, продолжаются, унося еженедельно десятки жизней.

Нынешние «неприятности» на Кавказе обусловлены прежде всего отсутствием продуманной стратегической национальной политики у властей Российской Федерации. В известной мере они связаны и с полученным ею в этой области наследством, с результатами недостаточно продуманной, а подчас ошибочной политикой советского руководства при осуществлении в целом соответствовавшей российским условиям программной установки РСДРП, а потом РКП(б)-ВКП(б) на предоставление «областной автономии» компактно проживавшим на территории России национальным меньшинствам. В ряде случаев в этом деле царил полный произвол, например, когда Абхазия в 1924 г. была включена в состав Грузии, а Крым в 1956 передан Хрущевым Украине. Мы рассматриваем как двойную ошибку сначала депортацию Сталиным ряда народов, а затем их обратное переселение Хрущевым на прежние места проживания, которые к этому времени были освоены переселенцами из других регионов страны.

Автономные республики и области в Российской Федерации были «нарезаны» так, что в 15 из 21 «титульные» нации составляют меньшинство, а во многих даже незначительное меньшинство населения.

В период «суверенизации», когда президент РФ Ельцин предложил руководителям национальных республик «брать суверенитета столько, сколько они сумеют проглотить», были заложены зерна многочисленных противоречий между центром и регионами. Эти противоречия были усугублены при заключении договоров о разделении полномочий между центром и субъектами Федерации, когда этнокра- тическая бюрократия, стоящая у руля управления в национально-государственных образованиях, получила (фактически за счет других территорий) многочисленные привилегии для «своих» республик. Например, республика Саха (Якутия) выторговала право оставлять 20 % добытых алмазов для реализации на внешнем рынке. В Ингушетии была создана оффшорная зона, в которой бросившиеся туда в целях наживы предприниматели укрывались от налогообложения. Налоги в федеральный бюджет поступают из Татарстана и ряда других республик в льготных размерах. В культурной и кадровой политике наблюдаются те же перекосы, что были в советские времена в союзных республиках. В результате складывается неравенство в фактическом положении этих республик и других субъектов Федерации, что вызывает ответную реакцию и способствует нагнетанию межнациональной напряженности. К теоретическим вопросам мы обратимся несколько далее в связи с критикой ряда теорий, обсуждение которых было начато в очерке втором.

Таково далеко не полное описание клубка глубоких внешних и внутренних, социально-классовых и национальных противоречий, которые определяют сегодня бытие и сознание народов Российской Федерации, противоречий, непрерывно создающих конфликтные ситуации, перерастающие в конфликты в самых разных, в том числе насильственных формах. В них надо выделить главное. Главным противоречием, на наш взгляд, является внешнее противоречие — между Российским государством и объединенными силами империализма Запада во главе с США и НАТО, к которым примыкает Япония. Это силы мирового капитала, умело вырабатывающие общую линию поведения в мировом масштабе и ныне мирно улаживающие противоречия между собой.

По отношению к России они приняли эстафету из рук своих исторических предшественников. В 1914- 18 гг. во главе сил, планировавших раздробление России, стояла Германия, захватившая Украину, Белоруссию, Крым, почти целиком Прибалтику, частично Донскую область и т. д. Оккупацию пришлось прекратить вследствие поражения германских войск на Западном фронте. Планы Антанты, оккупировавшей часть территории нашей страны под предлогом борьбы с немцами, были не менее масштабными. Белогвардейские армии и правительства, посаженные ими, начиная с «Верховного правителя России» Колчака и кончая сепаратистскими правительствами в Закавказье и Средней Азии, были пешками в ее руках. Не кто иной, как П. Н. Милюков, прзнанный вождь партии кадетов, писал из Парижа в 1920 году, что «на Западе в более грубой и откровенной форме выдвигается идея эксплуатации России как колонии ради ее богатств» [16]. Детально исследовавший документы этого периода В. В. Кожинов приходит к заключению: «Запад, в частности в 1918-1922 годах, делал все возможное для расчленения России, всемерно поддерживая любые сепаратистские устремления» [17]. В 1939-1945 гг. эстафету приняло фашистское руководство «третьего Рейха». Немецкий историк А. Хильгрубер, на основе тщательного изучения всех источников пришел к выводу: «Завоевание Европейской России для создания германской континентальной империи, как базы германских мировых позиций, было основной целью Гитлера» [18].

Ныне эстафета перешла к США, конструирующим после завершения холодной войны «новый мировой порядок». Первая цель достигнута — историческая Россия в лице СССР расчленена, перестала быть глобальным противовесом мировому господству США. На очереди дальнейшее ослабление позиций России, в том числе дальнейшее ее расчленение. Уже выдвигаются территориальные претензии на Калининградскую область, Принаровье, Чечню и другие районы Кавказа, Южные Курилы — и все они открыто или скрытно поддерживаются американской администрацией и НАТО. Противостоять этому давлению может только экономически сильная Россия, сохраняющая и модернизирующая свои вооружения, прежде всего стратегические ядерные силы, сплачивающая вокруг себя все «постсоветское пространство».

Для того чтобы противостоять развертыванию этого противоречия необходимо наличие пользующегося народной поддержкой и доверием политического руководства. Оно должно ставить во главу угла интересы трудового народа, а не эгоистические интересы верхних слоев бюрократии и компрадорской буржуазии, склонных подражать образу жизни западных «верхов» и приукрашивать, идеализировать политику своих западных « партнеров», идти на бесконечные уступки им во имя «общечеловеческих идеалов» либо «совместной борьбы с коммунизмом». К концу 90-х годов назрел вопрос о смене политического руководства страной, поскольку «перестройщики», а вслед за ними «реформаторы» исчерпали кредит доверия. Она произошла, первый год правления В. В. Путина ознаменовался известными сдвигами во внешней и внутренней политике. «Государственне- ческая» позиция президента пользуется поддержкой левых и центристских партий, большинства населения. Важнейшей задачей нового руководства страны должно стать дальнейшее укрепление российского государства, с тем чтобы интересы русского и других народов Федерации, русского населения за ее пределами, всех бывших советских народов были приоритетными во всех областях внешней политики.

<< | >>
Источник: М. Н. Руткевич. ОБЩЕСТВО КАК СИСТЕМА. Социологические очерки. 2001

Еще по теме Социальные противоречия в РФ. Общая характеристика:

  1. § 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХИЧЕСКИХ РАЗДРАЖИТЕЛЕЙ
  2. Общая характеристика социальной среды, окружавшей М.И., в связи с краткими биографическими сведениями о нем
  3. ОЧЕРК ПЯТЫЙ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ
  4. Общая характеристика
  5. 1.1. Общая характеристика адаптации
  6. Социальные противоречия
  7. Социальные противоречия и конфликты. Советский период
  8. Общая характеристика движения крови по сосудам
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
  10. Общая характеристика
  11. Социально-экономические противоречия
  12. 12.1. Общая характеристика периода