<<
>>

Современные подходы к идеологии

Сейчас концепции Мангейма, тем более Маркса политологи нередко критикуют, особенно тезис о «ложном сознании», а также противопоставление идеологии и утопии. Вместе с тем, рациональный первоэлемент обоих подходов — идея о том, что разные типы «ложного сознания» в ходе своей внутренней эволюции и динамики могут выполнять известные социальные функции, — так или иначе используется почти всеми исследователями политических идеологий.
Причину этого может объяснить следующая цитата из Мангейма.

Мироощущение политического деятеля и его представление о действительности все более вытесняют схоластически-со- зерцательное восприятие и мышление; и с этого момента. —

что же действительно есть действительное? — более не исчезает. Если первоначально исследователи ложного сознания обращались в своих поисках истинного и действительного к Богу или к идеям, постигаемым посредством чистого созерцания, то теперь одним из критериев действительного все более становятся законы бытия, постигнутые впервые в политической практике. Эту специфическую черту понятие идеологии сохранило, несмотря на все изменения содержания, которые оно претерпело на протяжении всей своей истории от Наполеона до марксизма. В своей борьбе «сверху вниз» Наполеон, именуя своих противников «идеологами», пытался дезавуировать и уничтожить их. На более по-

гуманистом Томасом Мором в произведении «Золотая книга о наилучшем государственном устройстве и о новом острове Утопия» (1516), но у этого жанра долгая история. Утопии, начиная с античности, были тесно связаны с мифами о «золотом веке человечества» или входили в философско-этические доктрины (например, «Государство» Платона, утопии Ксенофана и Плутарха). С эпохи Великих географических открытий утопии представлялись еще и виртуальной альтернативой >? http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

здних стадиях развития мы обнаруживаем обратное: слово «идеология» используется в качестве орудия дезавуирования оппозиционными силами общества, прежде всего пролетариатом.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что понятие идеологии связывали прежде всего с марксистско-пролетарской системой мышления, более того, даже отождествляли с ней. Однако в ходе развития истории идей и социальной истории эта стадия была преодолена. Оценка «буржуазного мышления» с точки зрения его идеологичности не является более исключительной привилегией социалистических мыслителей; теперь этим методом пользуются повсеместно, и тем самым мы оказываемся на новой стадии развития.

>? реальности, место которой — на обнаруженных территориях («Город Солнца» Т. Кампанеллы, «Новая Атлантида» Бэкона, «Утопия» Мора). В ХУ11-Х1Х вв. утопии оформились как проекты различных преобразований, а также как жанр литературы, посвященной общественному идеалу. В последнем случае шла резкая полемика между либерально-буржуазными (Дж. Гаррингтон — «Содружество Океания», 1656; Э. Беллами — «Взгляд назад», 1888) и социалистическими (Ш. Фурье — «Новый хозяйственный социетарный мир», 1829; К. Сен-Симон — «Новое христианство», 1825) утопиями.

Ученые предложили такую типологию: утопии реконструкции с их высокой критичностью по отношению к действительности, значительным преобразовательным потенциалом; эскапистские утопии, отличающиеся отсутствием призыва к изменению действительности, пассивным ее восприятием ради перенесения основных усилий человека в неполитическую сферу; обоснованные утопии, идеи которых воплотились на практике (например, либеральная утопия XIX в. стала сущностью политической практики в XX

в.). Утопии рубежа XX- XXI

вв. в основном сосредоточены на конкретных проблемах (экологических, технологических и т.п.).

К. Мангейм, «Идеология и утопия»

Одна и та же по форме идеологическая система, рождающаяся как обоснование свержения существующих порядков и выполняющая критическую функцию, способна со временем превратиться в оправдание полномочий и привилегий нового правящего слоя, стремящегося сохранить свое господство (нечто подобное, кстати, произошло в СССР с идеологией марксизма-ленинизма).

Эту закономерность подмечает, в частности, Льюис Фёйер (род.

1912), утверждающий, что «догма — это революционная идеология предшествующего поколения, когда бывшие революционные фанатики становятся консерваторами и охранителями». Предложенный им «закон крыльев» исходит из мысли о том, что любая политическая идея в своей эволюции проходит все фазы политического спектра — слева направо или наоборот, — обслуживая полярные политические силы («Идеология и идеологи», 1975).

Американский политолог Мартин Сэлиджер верно подмечает такую особенность функционирования идеологии — ее «асимметричность»: одни и те же по основному смыслу идеи и принципы способны входить в состав разных идеологий, они могут выдвигаться разными политическими силами и обслуживать их интересы, выполняя, таким образом, неодинаковые социальные функции («Идеология и политика», 1976).

В современной политической мысли, вслед за Марксом и Мангеймом, распространено и представление об идеологии как о «ложной» форме сознания, а характер и содержание деформированного образа реальности обусловлены конкретными социальными обстоятельствами, в которых находится производитель и транслятор идеологии (т.е. сам идеолог) и которые либо скрыты от него, либо намеренно им искажены. В этом смысле идеология опять-таки трактуется как противоположность научному постижению действительности.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Идеология от науки отличается не рациональными доводами, а лозунгами, традициями, желаниями, предрассудками, легендами, призывами к чувствам, ссылками на авторитет. Идеологиям не присущи принципы научной жизни и объективности, пересмотр своих выводов, постоянная критика и аналитическое сопоставление возможных точек зрения.

Томмазо КАМПАНЕЛЛА (1568-1639) — итальянский философ, политический деятель; автор утопического романа «Город солнца».

Я. Барион, «Что такое идеология?»

Следуя принципу социальной обусловленности идей, политологи уделяют пристальное внимание вопросу о взаимосвязи идеологии и социальных интересов. Они отмечают нередко встречающееся несовпадение социальной базы и общественной функции идеологии. Иными словами, носителями какой-то идеологии способны быть социальные слои, чьи интересы в ней не представлены, или, напротив, идеология может изначально возникнуть вне той среды, интересы которой она призвана отстаивать (как это было, например, с пролетарской идеологией на заре ее существования). Кроме того, одна идеология способна в определенных ситуациях обслуживать интересы разных социальных слоев. В других случаях интересы одной социальной группы могут быть зафиксированы в разных идеологиях (на Западе интересы предпринимателей выражаются и либеральными, и консервативными, и даже социал-демократическими партиями).

Другая важнейшая черта идеологии — ее органическая связь с политикой и обусловленность политической практикой. Политика — своего рода инобытие идеологии, которая воплощается именно в сфере политического. Равным же образом и политика немыслима без «одухотворяющего» ее идеологического компонента. Вот почему вряд ли имеет смысл говорить о «конце идеологии», как это сделали Дэниел Белл в 1950-е и Фрэнсис Фукуяма в 1980-е гг. либо неоднократно Реймон Арон, начиная со знаменитой книги «Опиум интеллектуалов» (1955).

ФУКУЯМА (Fukuyama), Фрэнсис (1952, Чикаго) — американский политолог, профессор университете Дж. Мэйсона; эксперт по международным отношениям Госдепартамента США, своими позициями повлиявший на идеологию американских «новых правых» в 1990-е.

Автор нашумевшей статьи «Конец истории?» (1989); книг «Конец истории и последний человек» (1992); «Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния» (1996); «Великое крушение» (1999).

Вклад в развитие политической мысли. В работах о «конце истории» Фукуяма констатировал, что мировая история как продукт соперничающих идей (идеологий) подошла к своему завершению, поскольку после крушения коммунизма концепция либеральной демократии 529

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

м

Фрэнсис ФУКУЯМА (род. 1952, Чикаго) - американский политолог, профессор университета Дж. Мэйсона; в разное время эксперт по международным отношениям Госдепартамента США.

утвердилась в качестве «единственного принципа» политической организации человеческого сообщества. Выдвижение подобной идеи в конце 1980-х было, очевидно, обусловлено политическими и культурными причинами: эрозия марксистско-ленинской идеологии и распад социалистической системы; расширение дискуссий о «постмодерне» и «постыстории», становящихся реальностью развитого Запада и постиндустриального общества. Эти дискуссии основывались на положениях о возрастании глобальной взаимозависимости, плюрализма и универсализации в сфере идей. Таким образом, версия «конца истории» Фукуямы появилась на волне эйфории после окончания холодной войны в качестве попытки осмысления складывающихся реалий на основе анализа новых тенденций в международных отношениях, выводы которого абсолютизировались и распространялись на все человечество, что вызвало критику данной концепции и ее замену идеей «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона.

Согласно Фукуяме, в современном мире место «борьбы за признание», т.е. противостояния идеологий, религиозных и мировоззренческих систем, заняла борьба за более эффективную стратегию удовлетворения человеческих потребностей в рамках всемирного общества потребления. Значит, основной спор разворачивается вокруг того, как эффективнее добиться одних и тех же (экономических) целей. Отдельные проявления идеологического соперничества локализованы «на задворках цивилизации».

Идея «конца истории» не оригинальна: она излагалась в различных религиозных доктринах, а ее нерелигиозная трактовка была представлена Гегелем, А. Кожевым, на которых ссылается Фукуяма. По Гегелю, «остановка истории» произошла в эпоху Наполеона с абсолютным «обуржу- азиванием»; по Кожеву — во времена Сталина и Г. Форда, характеризующиеся победой технократического тоталитаризма; по Фукуяме — в период горбачевской перестройки и политики Р. Рейгана, знаменующей собой полную «консьюмеризацию» (от англ. consume — потреблять) человечества. «Конец истории» у Фукуямы — это «конец» политического (вместе с крушением коммунизма победил «мировой рынок») и культурного соперничества, поскольку одновременно с утверждением либеральной демократии в качестве универсального принципа организации человеческого сообщества господствующим типом культуры стала совокупность ценностей, ориентаций, мифов и т.д., объединенных понятием Запад.

Книга «Доверие», признанная бестселлером более чем в 20 странах, посвящена проблемам социального развития и содержит оригинальную типологизацию обществ на основании критерия «доверия», которое понимается как культурный и исторический залог стабильности и процветания. Известный американский политолог Карл Фридрих (19011984), в свою очередь, подчеркивал то, что «идеологии неразрывно связаны с политическим процессом, ибо без идеи не бывает никаких политических действий». Влияние идеологии проявляется на 530 всех фазах этого процесса: осознание проблемы, выбор и принятие

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

политического решения, его осуществление и оценка результатов.

Но политика тоже существенно влияет на идеологию — очень часто политический интерес оказывается решающим фактором для выбора направленности и содержания идеологической деятельности. При этом в одних ситуациях ход идеологических процессов может обгонять политическое развитие, в других — тормозить. В первом случае идеология выполняет критическую функцию, во втором — консервативную.

Кроме того, между идеологией и политикой складываются особый род взаимоотношений. Во-первых, можно говорить о неодинаковом влиянии на политику разных типов идеологии, которые отличаются по «степени иллюзорности». Одни идеологии, образно говоря, более «ложны», чем другие (например, идеологии нацизма, расизма существенно опаснее, нежели центристские) и задают политике соответствующую ориентацию. Во-вторых, политике — в зависимости от конкретной ситуации — почти всегда присущ разный уровень идеологизма. Так, для политического процесса может быть характерна искусственная идеологизация, т.е. его подчинение конкретным идеологическим целям, достижение которых считается категорически необходимым, причем немедленно и независимо от реально складывающихся обстоятельств.

" Обратите внимание а —

«Президент является гарантом конституции», — это политическое утверждение. —

«Тот факт, что президент является гарантом конституции, позволяет позитивно оценить процесс демократизации в стране», — идеологическое утверждение.

Как же на основании всего вышесказанного понимать идеологию вообще и политическую идеологию, в частности? Вот несколько дефиниций. Среди них — предложенная польским социологом и политологом Ежи Вятром.

Идеологию можно определить как относительно систематизированную совокупность взглядов, отличительной чертой которой является функциональная связь с интересами и стремлениями общественной группы и в состав которой входят возникающие на основе исторического опыта и условий жизни данной группы идеи, отображающие и оценивающие действительность, а также директивы к действиям, исходящими из этих идей.

Е. Вятр, «Социология политических отношений»

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Вятр уточняет, что идеология предлагает и разъясняет политическим силам общую картину мира, ценности, с которыми связаны политические действия, указывает средства, обеспечивающие реализацию этих ценностей. Кроме того, идеология — это совокупность символов с эмоциональным содержанием, поощряющим усиление активности индивидов и групп.

Мэтр американской политической науки Дэвид Истон понимает идеологию как «артикулированную совокупность идеалов, целей и задач, которые помогают членам политической системы интерпретировать прошлое, понимать настоящее; она также предлагает образ будущего».

Здесь можно добавить, что политическая идеология, по сравнению с идеологией как таковой, более отчетливо ориентирована на практическое политическое действие, на реальное влияние на политическое поведение тех или иных акторов (индивидов, социальных групп, партий, движений и др.). Вот почему Фридрих, например, называет политическую идеологию «идея- ми-в-действии». Политическая идеология отличается от совокупности неких идей тем, что она более целостна и систематизирована, выражена, как правило, в теоретической форме, четче формулирует лежащие в ее основе базовые принципы, сильнее настаивает на активном участии в каких-либо политических организациях.

Политическая идеология — система верований, которая объясняет и оправдывает предпочитаемый данным обществом политический порядок (уже существующий или предполагающийся), а также предлагает стратегию (процессы, институциональные меры, программы) для его достижения. Это целостная система идей о политических средствах для сохранения или преобразования политического порядка... Это системы идей, связанные с действием. Обычно они содержат программу и стратегию для их реализации вместе с главной функцией объединения организаций, выстраивающихся вокруг них. Это совокупности идей, которые относятся к существующему политическому и общественному строю и нацелены на то, чтобы изменить либо защищать его.

К. Фридрих, «Человек и его правительство: эмпирическая теория политики»

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

1.3.

<< | >>
Источник: А.Ю. Мельвиль. Категории политической науки. - М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 656 с. . 2002

Еще по теме Современные подходы к идеологии:

  1. ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИДЕОЛОГИИ ?
  2. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ ПРОШЛОГО И СОВРЕМЕННОСТИ
  3. ГЛАВА 4 Три идеологии или одна? Псевдобаталии современности
  4. Современные подходы
  5. СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ФЕНОМЕНУ ЛИДЕРСТВА
  6. СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ СЕМЬИ
  7. ПОДХОДЫ К МОТИВАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
  8. 2.1. Методологические ОСНОВЫ постнеклассического подхода в современной социологии
  9. 4.2. Междисциплинарный подход в вопросах современной биологии
  10. 17.2. Современные подходы к исследованию этносов и наций
  11. 1.1. Ноопсихологический подход к процессу развития личности в современном глобальном сообществе
  12. 4.4. Современный подход к проблеме рациональности и его значение в биологии
  13. Введение ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД В ОБЩЕЙ СТРАТЕГИИ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  14. Общая характеристика прав, свобод и обязанностей гражданина: современный подход
  15. Глава 5. Становление и реализация новых подходов к истории ПСР в современной отечественной историографии
  16. §2.2.1.1. Понятие идеологии. Идеология, религияи квазирелигии Нового времени
  17. Рябинин В. А.. Идеология «тайны беззакония»: философский и политический анализ идеологии «мондиализм». М.: «АИРО-ХХІ» 440 с., 2009