<<
>>

Рефлексирующая п рекогнитивная санкция припоминания


Правильно или нет данное припоминание, этот вопрос припоминающим решается или на основании рассуждения, или, как обычно выражаются припоминающие, они «чувствуют», правильно они припоминают или нет.

Рассуждение, или, как условимся называть, рефлексирующая санкция припоминания, применяется припоминающими сравнительно редко — лишь при рефлексирующем припоминании, да и то в весьма немногочисленных случаях. Обычно тогда только, когда другие способы санкции припоминания дают неопределенный результат. Так, например, припоминая год начала буржуазной французской революции, припоминающий колеблется, стоит ли на втором месте цифра «7» или «8», все же он решает: «Скорее 1889» — и тут же отвергает это свое решение, «так как оно было в XVIII в.». Аргументы, на основании которых отвергается данное припоминание, далеко не всегда отличаются логичностью. Так, например, испытуемый, сказав, что Некрасова звали Николай Васильевич (вместо Николай Алексеевич), затем отвергает это: «Нет, так звали Гоголя». В результате подобной аргументации рефлексирующая санкция может сама оказаться ошибочной, причем тенденция этих ошибок — в сторону отрицания правильного припоминания. Любой внимательный педагог может привести примеры, как ученик, припомнив что-либо правильно, но не совсем уверенно, потом «исправляет» правильное, причем, как оказывается, в результате ошибочного рассуждения.
Несравненно чаще, нея^ели применяют рефлексирующую санкцию, припоминающие просто «чувствуют», правильно ли они вспомнили или нет: «То ли это или нет?» Таким образом, им приходится узнавать, то ли это или нет. В 1906 г. Кульман ввел для данного психологического процесса термин «рекогнитивная санкция», и термин этот действительно подходящ: в данном случае выступает на сцену узнавание.
Уже давпо известно, что узнавание — гораздо более легкий акт, нежели припоминание, но еще до сих пор нет достаточного объяснения, почему это так, почему, например, припомнить, что имя-отчество Гоголя Николай Васильевич, труднее, чем узнать среди различных пмен-отчеств действительное имя-отчество Гоголя. Не претендуя на исчерпывающее объяснение, мы можем здесь указать одну из причин: узнавание входит как часть в более сложный акт припоминания, и припоминание поэтому гораздо сложнее узнавания, припоминание

включает в себя узнавание, узнавание же может быть и без припоминания.
Психология рекогнитивного санкционирования далеко не проста. Если припоминающий припоминает по возможности вслух, то можно порой слышать его реплики: «Нет, не то». На вопрос, откуда он знает, что не то, припоминающий в том случае, когда не было рефлексирующей санкции, обычно отвечает: «Непривычно звучит», «Не гладко выходит» (в произношении). Это — негативная рекогнитивная санкция: «Нет, не то; непривычно, необычно» и т. п., негативное, отрицающее узнавание: «Не то». В психологических исследованиях узнавания более обстоятельно изучено позитивное узнавание: «Это — то».
Хотя в психологическом анализе позитивного узнавания, идентификации, еще существует немало разногласий между исследователями, все же, поскольку речь идет об аффективной стдроне (припоминающие, говоря о рекогнитивной санкции, говорят, что они «чувствуют»), существенным обычно признается чувство знакомости. Но вот на это- то припоминающие не ссылаются. Поэтому нет оснований утверждать, что в рекогнитивном санкционировании имеет место и позитивное узнавание, идентификация. Вероятней будет утверждать, что реког- нитивное санкционирование является или негативным, отрицающим узнаванием «не то» (= непривычно, необычно и т. п.), или отсутствием этого негативного узнавания: отсутствие негативной санкции уже является для припоминающего позитивной санкцией. Что в данном случае имеет место действительно не позитивное узнавание, идентификация, а отсутствие негативного узнавания, это подтверждается еще и тем фактом, что, как видно из соответствующих опытов, узнавание, идентификация, в гораздо большей мере аффективный процесс, чем припоминание.
Но негативное узнавание в большей степени подвержено ошибке — именно считать «нет» за «то». Это доказывается довольно простым опытом: показав испытуемому несколько незнакомых ему предметов, просят затем в смешанном из показанных и однородных новых предметов ряде указать показанные и новые. Оказывается, испытуемый гораздо чаще на новый предмет указывает как на показанный, нежели наоборот. В моих опытах с узнаванием яванских и арабских букв ряд сеансов сплошь проходил без единого указания на прежде виденную букву как на новую, тогда как обратные случаи то и дело имели место.
Припоминающий склонен скорее признать неверно припомненное как правильное, особенно если они сходны (принять «не то» за «то»). Однако это не значит, что он совершенно свободен от противоположной ошибки — отвергнуть правильно припомненное как неправиль
ное (принять «то» за «не то»). Но это бывает гораздо реже. Закономерности здесь еще не установлены. Подмечены лишь некоторые частные случаи, когда это встречается. Таков, например, случай, когда припоминающий вместе с правильным вспомнил неправильное сходное, почему-либо кажущееся ему более или одинаково вероятным. Например, припомнив неправильное сходное «Иван Георгиевич», а затем правильное «Георгий Иванович», испытуемый колеблется между ними. Также припоминающий бывает иногда склонен принять «то» за «не то», если оно припоминается, хотя бы будучи само правильным, в неправильной реинтеграции или затериваясь в ряду других явно неправильных репродукций. Тогда негативная ре- когнитивная санкция как бы распространяется с них на него.
Из всего сказанного о рефлексирующем припоминании следует несколько практических выводов. В припоминании огромную роль играет реинтеграция, и при прочих равных условиях припоминает лучше тот, чьи реинтеграционные связи многочисленней и прочней. Поэтому как раз на это надо обратить особое внимание при заучивании. Иными словами, при заучивании очень важно заучивать в связи: нужно запоминать связь, контекст, последовательность, смысловую или буквальную, смотря по задачам припоминания, не останавливаясь в известных случаях, за неимением лучших возможностей, даже перед случайными связями (страница книги, внешние обстоятельства при заучивании и т. п.). При этом надо иметь в виду, что в припоминании играет большую роль как раз непосредственно предшествующая последовательность. В то же время следует предостеречь против злоупотребления при заучивании так называемыми ассоциациями по сходству, отрицательную роль которых в припоминании мы уже видели. />Как мы выяснили, припоминающий бывает склонен принимать неверно припомненное за правильное, особенно если они сходны. Поэтому не мешает иметь контроль, насколько возможно, над правильностью припоминания при помощи рассуждения, роль которого в репродуктивном припоминании больше выступает в проверке правильное!^ припоминания, чем в процессе припоминания, хотя известную роль играет и в последнем при репродукции некоторых видов заученного материала.
<< | >>
Источник: Блонский П. П.. Избранные педагогические и психологические сочинения. В 2-х т. Т. 2. 1980

Еще по теме Рефлексирующая п рекогнитивная санкция припоминания:

  1. Рефлексирующее припоминание
  2. § 3. САНКЦИИ И ОБЩИЙ ХАРАКТЕР АЛИМЕНТНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА 741. I. Гражданская санкция. Способы обеспечения исполнения обязательства.
  3. Припоминание и чувства
  4. Процесс припоминания
  5. 10. Припоминание и воспоминание
  6. Припоминание как детерминированныйволевой акт
  7. Психологический анализ припоминания
  8. И. Запоминание, память п припоминание
  9. Припоминание как волевой акт
  10. Конатнвное припоминание
  11. Психологический анализ припоминания
  12. § 4. Санкция в обязательстве
  13. Глава 10 СОЦИАЛЬНЫЕ САНКЦИИ
  14. 1. Понятие санкции в банковском праве
  15. РАЗДЕЛ III. САНКЦИИ
  16. Три отличия санкций от наказаний
  17. 36. Санкции за нарушение контрактных обязательств
  18. Финансовое законодательство; королевская санкция