<<
>>

Припоминание как детерминированныйволевой акт


Когда и что мы припоминаем, пли, иными словами, когда и какие воспоминания мы нарочито вызываем? Единодушный ответ всех испытуемых: «Когда нужно», «Что нужно». В этом отношении припоминание ярко практично, тогда как непроизвольные воспоминания сплошь и рядом не пмеют такого непосредственного практического значения.
Этот характер припоминания делает его очень определенным, строго детерминированным, так как нужно припомнить именно то, а не иное. Прппоминапие — детерминированный волевой акт, именно детерминированный нашими определенными нуждами.
Но мы сами социально детерминируемся: сплошь и рядом нам нужно то, что социально требуется от нас. Соответственно социально детерминируется и припоминание — содержание и форма его. Можно говорить о социальном спросе на определенные виды припоминаний
и о социальных шаблонах припоминания, причем все это может варьировать в различных профессиональных группах.
Итак, припоминапие — детерминированный нашими нуждами и социальными требованиями волевой акт. Социальное детерминирование припоминания психологически происходит так: субъект воспринимает данное социальное требование и соответственно ему припоминает. Случается иногда, что это социальное требование неправильно воспринимается относительно содержания или формы припоминания. Так, например, ученик иногда не понимает, что или в какой форме учитель требует от него припомнить: «А я думал, что вы меня не об этом спрашиваете», «А я думал, что вы хотите краткого ответа». Здесь вина обычно лежит на учителе: его требованпя к ответу ученика должны быть ясны и понятны для последнего. Но иногда случается, что и при понимании учительских требований ученик, даже знающий урок, не может удовлетворить учителя своим ответом, так как еще не овладел соответствующей формой ответа. Общеизвестно, как по этим двум причинам страдают ученики, переходя к новому учителю и не зная еще, как надо ему отвечать, и не умея дать такой ответ, какой тому нравится. Приходится учить ученика отвечать, т. е. ученику приходится усваивать определенные формы припоминания.
Мы припоминаем, когда это нужно обществу или нам. Общество требует от нас припоминаний. Точно так же требуют от нас припоминаний наши настойчивые нужды: я голоден, но еда в запертом буфете, мне нужно припомнить, куда я задевал ключ от него, и я изо всех сил стараюсь припомнить это. Но бывают слабые чувствуемые нужды, которые не побуждают припоминать. Ученик пишет диктант и, не чувствуя нужды припомнить хорошо известное ему правило правописания дательного падежа существительных женского рода на я, пишет: «Я подарил Мани». В таких случаях часто говорят, что он забыл это правило, но это не так, ибо он в любую секунду может ответить его. Иногда говорят, что он забыл припомнить, но такое объяснение похоже на плохую игру словами: «не припомнил припомнить» ничем не лучше «водяной воды». В чем же дело? Данный ученик еще не настолько овладел правописанием этого падежа, чтобы оно стало для него привычным автоматизмом.
Больше того, это правило правописания даже еще не спустилось на более низкий уровень непроизвольного воспоминания. Оно еще на уровне припоминания: ему нужно припомнить это правило, чтобы написать «Мане» вместо «Мани», но именно этой нужды он и не чувствует, не сознает. Учитель не воспитал в нем сознания нужды активно припоминать правила правописания в этом случае.
Припоминание как автоматический, конативный и рефлексирующий акт
Вышеприведенные выводы основываются на простых, легко доступных наблюдению фактах. Для более глубокого изучения припоминания приходится уже прибегнуть к экспериментам. Самый простой из этих экспериментов состоит в том, что испытуемого просят припоминать материал различной степени трудности для припоминания, начиная с такого, который он очень легко припоминает, и кончая, наоборот, очень трудным для припоминания. При этом надо помнить, что припоминание бывает двоякого рода — репродуцирующим (буквальным) и реконструирующим. Настоящая работа посвящена только репродуцирующему припоминанию как более легкому для изучения. В качестве основного эксперимента для изучения репродуцирующего припоминания возьмем припоминание фамилий персонажей читаемых произведений. Этот очень простой эксперимент дает возможность подметить ряд очень интересных фактов. В зависимости от трудности припоминания можно различать три вида припоминания. Когда припоминают то, что помнят очень хорошо, припоминание происходит сразу, автоматически. В более трудных случаях испытуемый делает усилие припомнить. Наконец, в еще более затруднительных случаях испытуемый начинает к тому же еще и размышлять. Эти трп вида припоминания можно соответственно называть автоматическим, конативным [††††††††††††††††††††††††] и рефлексирующим припоминанием. Автоматическое припоминание
Я спрашиваю испытуемого, как фамилия героини «Евгения Онегина». Он сразу отвечает: «Татьяна Ларина». Испытуемый отвечает сразу, без всякого усилия и не думая. По своей психологической природе этот акт припоминания аналогичен тому акту ходьбы, когда на зов из другой комнаты я иду туда сразу, без всякого усилия и совершенно не думая о ходьбе. Насколько мало участвует здесь сознание, показывает ряд случаев, когда испытуемый не может повторить, что он ответил, или даже сам спрашивает: «А как я сказал?»
В вышеприведенном опыте я спрашивал фамилию, а в ответ иногда получал и фамилию, и имя. Таких случаев немало: как имя Тургенева? — Иван Сергеевич Тургенев (вместо Иван); как имя Толстого — Лев Николаевич и т. п. Испытуемый отвечает более привычным

для него образом. В отличие от всяких других видов автоматизма такое припоминание можно отнести к привычному автоматизму, автоматизму привычного действия.
Для автоматического припоминания характерны и автоматические ошибки — обмолвки: имя героини «Пиковой дамы»? —Лина (хотя испытуемый прекрасно знал ее имя); имя героини «Евгения Онегина»? — Тамара; ах, что я, Татьяна. Ассоциативный характер этих обмолвок обыкновенно легко заметить. Другой класс ошибок при автоматическом припоминании происходит от слабого сознава- ния (восприятия?) вопроса; происходит как бы замена вопроса (слабая детерминация ответа переходит в ошибочную?): имя Тургенева? — Лев Николаевич; фамилия героини «Евгения Онегина»? — Ольга.
Характерно, что часто испытуемые не замечают своих ошибок при автоматическом припоминании. В тех же случаях, когда замечают, замечают или как неправильное (по артикуляции или по акустическому впечатлению: «странно звучит»), или как несоответствующее вопросу («Нет, это сестру ее так звали», «Ах, вы меня о Тургеневе спрашивали» и т. п.).
В школе, особенно прп поспешных ответах, ошибки автоматического припоминания нередки. Во избежание их следует инструктировать склонных к этим ошибкам (обычно торопливых) учеников так: 1) внимательно прослушать вопрос учителя и даже повторить его (в самых младших классах для этой целп рекомендуются так называемые полные ответы, т. е. ответы, начинающиеся с повторения вопроса); 2) только после этого начать отвечать; 3) проверить самому, если возможно и удобно, свой ответ, прислушавшись к нему и вторично повторив его.
<< | >>
Источник: Блонский П. П.. Избранные педагогические и психологические сочинения. В 2-х т. Т. 2. 1980

Еще по теме Припоминание как детерминированныйволевой акт:

  1. Припоминание как волевой акт
  2. Акт о парламенте 1949 г. Акт, изменяющий Акт о парламенте 1911 г. (16 декабря 1949 г.)
  3. § 3. Заочное решение как акт правосудия по гражданским делам
  4. ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА КАК АКТ ЧТЕНИЯ*
  5. § 2. Акт государственной регистрации как основание возникновения правосубъектности юридического лица
  6. Глава 17. ПРАВОВИЙ АКТ. НОРМАТИВНО-ПРАВОВИЙ АКТ. МІЖНАРОДНИЙ ДОГОВІР
  7.  4. Корпоративный нормативный акт как основной источник корпоративного права
  8. Припоминание и чувства
  9. 10. Припоминание и воспоминание
  10. Процесс припоминания
  11. § 13. Підзаконний нормативний акт державного підприємства, установи, організації. Підзаконний нормативний акт комерційної організації
  12. Психологический анализ припоминания
  13. Рефлексирующее припоминание
  14. Рефлексирующая п рекогнитивная санкция припоминания