<<
>>

РОЛЬ ДЕЛИ В ФОРМИРОВАНИИ ИНДИЙСКОЙ НАЦИИ. СТОЛИЦА И ИНДИЯ


На ранних этапах развития национализма Дели, как и некоторые другие города Хиндустана, ставшие жертвой колонизаторов, был в стороне от политических бурь и потрясений. О нем почти забыли. Ho грозные события начала века в Бенгалии и Махараштре, ставшие предвестником и залогом будущих бурь, заставили английские власти заговорить об этом городе.
Столица Британской Индии Калькутта с ее университетом, множеством организаций и нелегальных молодежных, спортивных и других кружков националистов, созданным в 1902 г. тайным обществом, ставившим целью подготовку антианглийского вооруженного восстания, «крамольной» печатью, грандиозными массовыми митингами в августе 1905 г. в знак протеста против раздела Бенгалии, город, где в годы революционного подъема проходили кампании бойкота английских товаров в рамках движения свадеши в защиту национального предпринимательства, где члены союзов «национальных волонтеров» в желтых тюрбанах и рубашках в 1905 г. организовали массовые демонстрации и митинги, — эта Калькутта не внушала колониальным властям доверия. В 1911 г. столица была перенесена в Дели.
На северной окраине Дели — Шахджаханабада — на месте пустошей и возделываемых полей был разбит огромный парк с подстриженными кустами и деревьями, вывезенными из Англии, сооружены спортивные площадки, раскинуты яркие, цветные шатры и построены причудливые павильоны. Это был «лагерь белых». Разрушенные в 1857 г. стены Красного форта были восстановлены, вновь забили фонтаны. В городе зажглись электрические лампы. В конце 1911 г. здесь состоялся торжественный дарбар — так на манер монгольских дворцовых аудиенций английские власти называли периодически устраиваемые ими церемонии приема махараджей и других своих знатных индийских подданных. На дарбаре в Дели английский король Георг V объявил о своем намерении перенести столицу в Дели и построить «Новый город» — Нью-Дели.
Нью-Дели — центр не только Британской Индии, но и всей британской колониальной империи. Поэтому архитектурное решение его должно было быть подчинено идее мощи и незыблемости. Такого грандиозного масштаба, как строительство «англо-индийского Рима», не знала история градостроительства Великобритании. Мадрас, Калькутта, Бомбей, Карачи, появившиеся в процессе колонизации и превратившиеся в крупные центры промышленности и торговли, развивались стихийно. Нью-Дели застраивался по заранее предначертанному плану, на него возлагались исключительно репрезентативные функции административно-политического центра.
Работы по строительству начались после первой мировой войны и затянулись более чем на десять лет, К 1931 г. к юго-западу от Шахджаханабада, втиснутого вместе со множеством кривых улочек в полумесяц городских стен, вырос утопающий в садах Нью-Дели, к югу от которого лежали почти одичавшие и пришедшие в полнейшее запустение средневековые «города» —
Лал-кот, Сири, Джаханпанах, Туглакабад, а к востоку — Пурана-кила и Фируз-шах котла.
Широкие проспекты пересекались под прямым углом; главными осями Нью-Дели были Кингсвэй (Проспект короля) — ныне Раджпатх (Правительственный проспект), Квинсвэй (Проспект королевы) — ныне Джанпатх (Проспект народа). В месте их пересечения стояла статуя Георга V, снятая в 1965 г.
Проектирование и строительство Нового города возглавил известный английский архитектор Эдвин Лаченс. Ему принадлежит проект таких монументальных зданий, как дворец вице-короля, городской центр на Кон- наут-плейс, некоторые крупные резиденции знати. В Дели работали и другие известные английские архитекторы: Г. В. Ланчестер, Г. Бейкер и др.
Нью-Дели строился по радиальному принципу. Доминировал над городом правительственный ансамбль, приподнятый на искусственную платформу (высотой 4,5 м) на естественном холме.
В центре ансамбля административных зданий столицы Британской Индии находился дворец вице-короля, ныне — дворец вице-президента Индии Раштрапа- ти бхаван* По замыслу Лаченса, он должен был находиться на некотором возвышении. Однако Бейкер расположил дворец на одном уровне с другими строениями ансамбля, что не способствовало воплощению замысла Лаченса сделать дворец вице-короля доминантой города, так как на первый план выступает здание Секретариата правительства. Оно выполнено в стиле, который иногда называют англо-индийским, или колониальным: монументальность, свойственная многим сооружениям викторианской Англии, сочетается со стилизованными восточными арками и арочными проемами и куполами. Здания Секретариата с двух сторон подходят к главному подъезду дворца вице-короля. />Грандиозное здание дворца, имеющего 285 помещений различного назначения и разных размеров, отличается своей композиционной целостностью и гармоничностью пропорций. Внутренние дворы, террасы, галереи, лоджии выполнены в традициях индийской жилой архитектуры, их основное назначение — обеспечить прохладу обитателям.
В традициях индусского зодчества выполнена и горизонтально протяженная композиция фасадов дворца. Парадные интерьеры снабжены белыми просторными холлами, широкими мраморными лестницами, ведущими к тронному залу, который находится в центре дворца под куполом на высоком барабане. Простота форм сочетается с изысканностью убранства: в зале нет ни резьбы, ни лепки, ни скульптуры, однако тонкие, изящные линии архивольтов вокруг ниш и опоясывающего зал карниза, сверкание в пересекающихся в плавном изгибе бархатно-черных, белых и изумрудных полос полированного мрамора (привезенного из Италии) создают впечатление великолепия. Другие части здания облицованы местным строительным материалом — мрамором из Джайсалме- ра (Раджастхан) и виндхийским камнем.
Перед дворцом — большая площадь, на которой возвышается Джайпурская колонна; на фоне главного фасада стояли мраморные статуи короля Георга V и королевы, его супруги. С противоположной стороны к дворцу прилегал большой декоративный сад; в планировке его сочетаются приемы могольского, иранского и европейского садово-паркового искусства. Водоемы, каналы, каскады фонтанов в виде водяных лилий перемежаются с зелеными лужайками, мощеными дорожками, цветочными клумбами.
Несколько поодаль было расположено концентрическое здание Законодательного собрания, сооруженное по проекту Г.Бейкера (завершено в 1927 г.).
Столица Британской Индии была не только административным центром, но и городом богатых бунгало английской аристократии, чиновников, индийских раджей и других феодальных владетелей, как индусов, так и мусульман. Резиденции богачей стояли в глубине огромных садов, обрамленных невысокой каменной оградой и охраняемых чокидарами-стражниками.
Архитектурный ансамбль торгового центра в стиле европейского неоклассицизма на Коннаут-плейс как бы соединяет Нью-Дели с Шахджаханабадом. Коннаут- плейс — площадь, окруженная одинаковыми трехэтажными зданиями, стоящими в два ряда, с внутренним кольцевым проездом. С парадной стороны этих зданий проходит галерея с колоннадой тосканского ордена. На нижних этажах размещаются фешенебельные магазины и рестораны.
Столетия отделяют сооружения Шахджаханабада от построек Нью-Дели. Однако есть нечто, что роднит и сближает их. Это общий колорит строительного материала — красного песчаника и белого мрамора, это некоторые архитектурные детали, вызванные к жизни особенностями жаркого климата, — глубокие лоджии, узкие окна, ниши, выступающие портики, солнцезащитные средства в виде карнизов.
Нью-Дели строили простые индийцы, в том числе 3500 каменщиков, из различных частей страны. Ho город не принадлежал индийцам, хотя именно они оплачивали расходы по его сооружению. Город не принадлежал и простым его жителям, которые в массе своей ютились в «Старом городе» (даже в наши дни здесь проживает едва ли не 3/4 населения 5-миллионного Дели).
И все же превращение Дели в столицу Британской Индии как бы вдохнуло новую жизнь в умиравший город; и дело, конечно, не только в развернувшихся строительных работах, появлении электрического освещения, выросших здесь и там административных зданиях, редакциях газет, банков и страховых компаний, всевозможных офисов, оживленных базаров. Дели стал пульсом страны, центром ее политической жизни.
В докладе о политике метрополии в Индии, опубликованном в 1918 г., говорилось: «Революция в России была воспринята в Индии как победа над деспотизмом... Она дала толчок развитию политических устремлений в Индии». Большинство индийских националистов сочувственно отнеслись к событиям в России. Националистическая публицистика и печать несли в массы правду о русской революции, о преобразованиях на благо всего народа, получившего мир, землю, право на труд. Левые националисты видели в новой России своего союзника в борьбе с колониализмом.
Английские колониальные власти в условиях послевоенного подъема освободительного движения осуществляли свою излюбленную политику ¦ кнута и пряника». Расправляясь с выступлениями масс, они в то же время считали возможным идти на некоторые уступки. В 1919 г. английским парламентом был принят Закон об управлении Индией, известный как реформы Монтегю — Челмсфорда. Расширяя представительство индийцев в центральном и провинциальных законодательных собраниях, этот закон был, по существу, уступкой имущим классам Индии. Основная цель, которую преследовали власти, — укрепление своей социальной базы и раскол освободительного движений путем отрыва от него националистически настроенной буржуазии, помещиков и буржуазно-помещичьей интеллигенции. Этому же служила вводимая куриальная система выборов, предусматривавшая раздельное голосование индусов и мусульман, причем последние получали ряд преимуществ.
На чрезвычайном съезде Национального конгресса в августе 1918 г. в Бомбее большинством голосов английские предложения были отвергнуты как «недостаточные, неудовлетворительные и разочаровывающие». В Конгрессе произошел раскол. Из партии вышли С. Ба- нерджи и некоторые другие лидеры умеренных, создавшие буржуазно-помещичью политическую организацию Либеральная федерация. Внутри Конгресса возросло влияние М. К. Ганди, организовавшего в общеиндийском масштабе кампанию протеста против принятого английскими властями 18 марта 1919 г. закона Роулетта. Этот акт предоставлял вице-королю Индии чрезвычайные полномочия, а также право подвергать аресту, обыску и заключению в тюрьму без суда и следствия любое неугодное лицо.
Закон был продиктован нараставшим всеобщим недовольством колониальным режимом, которое обнаружилось в многочисленных стачках в различных городах на протяжении 1918 — начала 1919 гг. В начале 1918 г. бастовали текстильщики Ахмадаба- да, возмущенные наступлением предпринимателей на их права. В переговоры с предпринимателями от имени рабочих, выдвинувших экономические требования, вступил М. К. Ганди. Летом того же года прошла стачка рабочих текстильных предприятий английской компании «Бинни» в Мадрасе: они выдвинули требование прекратить расовую дискриминацию рабочих- индийцев. С декабря 1918 по январь 1919 г. дли* лась забастовка текстильщиков Бомбея, в которой приняли участие 125 тыс. человек. Рабочие добились повышения заработной платы. Экономических уступок от предпринимателей добились и рабочие бенгальской джутовой промышленности. Во время стачечной борьбы возникали рабочие профсоюзы; активизировались и другие слои населения, в том числе

крестьяне прилегающих к городам сельских местностей.
Принятый в этих условиях закон Роулетта вызвал всеобщее возмущение и послужил поводом к новым выступлениям. 1919 год стал началом антиимпериалистической борьбы. По всей стране прокатилась широкая волна митингов, демонстраций, забастовок.
Руководство антиимпериалистическим движением осуществлял Индийский национальный конгресс (ИНК). По инициативе Ганди, выступившего от имени созданного в Бомбее «Союза сатьяграхи» было решено провести всеобщий хартал. Хартал (букв, «закрытие лавок») сопровождался прекращением не только торговли, но и работы на заводах, фабриках и в учреждениях, закрытием учебных заведений. Назначенный на 6 апреля хартал начался стихийно на целую неделю раньше — 30 марта.
В столице замерла деловая жизнь. В разных частях города происходили многочисленные демонстрации и митинги. Их участники — рабочие мастерских, служащие учреждений, учащиеся — выступали с обличением политики колониализма. Проведенные во многих городах харталы ознаменовали начало новой фазы в развитии революционных событий в стране: от экономических стачек 1918 г. был совершен переход к массовым выступлениям широких слоев городского населения, которые кое-где достигли высшей формы борьбы — вооруженного восстания.
alt="" />Английские власти планомерно и хладкокровно расправлялись с участниками движения. Особенно бесчинствовали они в Пенджабе, где по ряду причин борьба приняла особо острые формы. 13 апреля на площади Амритасара командующим английскими войсками генералом Дайером было расстреляно около I тыс. и ранено около 2 тыс. участников проходившего в городе митинга. В Пенджабе было введено военное положение. Тысячи людей подверглись арестам и публичным экзекуциям. Репрессии вызвали волну возмущения. В Дели прозвучал призыв ИНК начать забастовки в знак протеста против действий колониальных властей. Эти забастовки во многих городах, в том числе в столице, приняли угрожающие формы. Они вышли за пределы кампании ненасильственного несотрудничества и не могли контролироваться Национальным конгрессом. Всемирная история, т. 20

¦Беспрецедентное единство», «единодушие» индийцев всех вероисповеданий отмечала английская буржуазная печать. Военные и полицейские силы были мобилизованы и готовы по первому приказу обрушить на жителей города репрессии.
Дальнейший рост массового движения в 1919 — 1921 годы, вышедший из-под контроля Конгресса, и репрессии властей вызвали изменения в тактике руководства. В феврале 1922 г. экстренное рабочее заседание в Бардоли (Гуджарат) изменило тактику Национального конгресса. М. К. Ганди заявил, что страна не готова к ненасилию, и объявил о прекращении кампании гражданского неповиновения и несотрудничест- ва (включая бойкот выборов в законодательные собрания). Это было отступлением антиимпериалистического движения. Оно еще продолжалось, но, лишенное руководства, быстро пошло на убыль. Революционный натиск 1918 — начала 1922 г. сменился периодом временного отступления сил национального освобождения и контрнаступления империализма, которое продолжалось до 1927 г.
В годы спада освободительного движения Дели оставался важнейшим центром политической жизни. В 1923 г. здесь состоялся очередной съезд Национального конгресса под председательством известного деятеля освободительного движения — Абул Калам Азада. В Конгрессе сложились две крупные фракции. Одну из них — «противников перемен» — возглавлял Ганди, который временно отказался от практики массовой сатья- грахи во имя достижения свараджа (самоуправления) и выдвинул «конструктивную программу». Во главу угла он ставил поощрение ремесел, прежде всего ручного прядения, борьбу против социально-бытовой дискриминации неприкасаемых, пропаганду индусско-мусульманского единства. «Сторонники перемен» составляли фракцию, лидерами которой были Мотилал Неру и Ч. Р. Дас. Будучи в принципе против вовлечения масс в политическую борьбу, «сторонники перемен» выступили за участие ИНК в намеченных выборах в законодательные собрания. Еще в марте 1923 г. в Аллахабаде они образовали внутри Национального конгресса Партию свараджистов. По их расчетам, борьба за сварадж должна была вестись в рамках законодательных собраний методами парламентской обструкции.
На делийском съезде ИНК в 1923 г. членам партии было разрешено выставить свои кандидатуры на выборы в законодательные собрания. Съезд принял резолюцию («Пакт Ганди — Ч. Р. Дас»), гласившую: «Члены Конгресса, не имеющие религиозных или других этических мотивов против вхождения в законодательные органы, свободны выставлять свои кандидатуры и реализовать свое право голоса на предстоящих выборах. В связи с этим Конгресс прекращает всякую пропаганду против вхождения в законодательные органы».
В сущности, это был отказ от бойкота Закона об управлении Индией, который осуществлялся в годы подъема массового движения. Это было серьезной уступкой «сторонникам перемен», которые добились официального осуждения кампании гражданского несотруд- ничества как основной формы деятельности Конгресса.
Съезд в Дели продемонстрировал страх «сторонников перемен» перед массовой борьбой трудящихся. Рядовые члены конгресса были недовольны позицией руководства. Они представляли главным образом мелкобуржуазные круги, которые глубоко страдали от политики империалистов и были склонны к более активным формам борьбы. Возникло и стало постепенно укрепляться левое крыло. Идеологами и лидерами левого крыла, представленного в основном молодежью, были Джавахарлал Неру (1889 — 1964) и Субхас Чандра Бос (1897 — 1946). В последующем Конгресс усилил свое влияние.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история. Том 20. Итоги Первой мировой войны. 2002

Еще по теме РОЛЬ ДЕЛИ В ФОРМИРОВАНИИ ИНДИЙСКОЙ НАЦИИ. СТОЛИЦА И ИНДИЯ:

  1. А.Н. Мещеряков ВИЗУАЛИЗАЦИЯ ИМПЕРАТОРА МЭЙДЗИ И ФОРМИРОВАНИЕ ЯПОНСКОЙ НАЦИИ
  2. Столица Союза, столицы республик
  3. Нравственные ценности. Их роль в формировании личности
  4. ПОРАЖЕНИЕ СИПАЕВ В ДЕЛИ
  5. Роль игры в формировании личности
  6. Роль этических эталонов в формировании личности ребенка
  7. ЦАРИ-РАБЫ В ДЕЛИ
  8. § 1. Роль синергетики в формировании современной картины мира
  9. IV.7.4. Роль руководителя в формировании психологического климата в коллективе.
  10. Роль информатики в системе средств формирования личности
  11. 3. Функции философии, её роль в формировании мировоззренческой культуры личности.
  12. РОЛЬ В.И. ВЕРНАДСКОГО В ФОРМИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОГО УЧЕНИЯ О БИОСФЕРЕ.
  13. Роль географии малой родины в формировании личности школьника
  14. 4.1. Статус и роль объекта в формировании бытия и порядка общества
  15. ИСТОЧНИКИ ОБРАЗОВАНИЯ ТРОПОСФЕРНОГО ОЗОНА И ЕГО РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ СМОГОВ.
  16. § 3. Ж.Ж. Руссо об универсальности «естественного человека» и роль школ-интернатов в процессе ее формирования
  17. Глава 3 ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ЕГО РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ СРЕДНЕГО КУЛЬТУРНОГО СЛОЯ
  18. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В.*
  19. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В. (стр. 202—205)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -