<<
>>

§ 5. Русские литературные источники по истории греческо

Церкви османского периода. Имеются также русские источники, связанные с историей греческого Востока турецкого периода — прежде всего сборник документов, изданный в 2-х томах академиком Российской академии наук (1837) Андреем Николаевичем Муравьевым (1806-1874) под названием «Сношения России с Востоком по делам церковным» (СПб., 1858-1860)95.

А.П. Лебедев восторженно пишет о «Странствовании Василия Григоровича-Барского по св. местам Востока с 1723 по 1747 год», изданном по рукописям в 4-х частях Палестинским обществом под ред.

А.П. Барсукова (СПб.,- 1885-1887)96. Определенный интерес представляют также путевые заметки и дневники епископа Чигиринского Порфирия (Успенского) (1804-1885)97, архимандрита Антонйна (Капустина) (1817-1894) — «Поездка в Румелию» (СПб., 1879) и «Из Румелии» (СПб., 1886), профессора-филолога в Казанском, Московском и Одесском университетах Виктора Ивановича Григоровича (1815-1876) — «Очерк путешествия по европейской Турции» (Казань, 1848); изданные М.Н. Катковым историко-литературные заметки Константина Николаевича Леонтьева (1831-1891) «Из жизни христиан в Турции» (в 3-х т.; М., 1876) и др.

В ежегодно издававшемся с 1881 г. в Петербурге Императорским Палестинским обществом «Православном палестинском сборнике» был опубликован (во многом — с рукописей) целый ряд добытых отечественными специалистами ценных источников касательно

98

истории Восточной Церкви разных периодов .

Примечания к Главе 3

  1. Georgius Syncellus. Ecloga chronographica / Ed. A.A. Mosshammer. Leipzig, 1984.
  2. Прокопий Кесарийский. Война с персами; Война с вандалами; Тайная история / Пер., ст., комм. А.А. Чекаловой. М., 1993.
  3. Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. М., 1996.
  4. Сочинение Менандра утрачено и восстанавливается только по отрывкам. См.: The History of Menander the Guardsman / Introd. essay, text, trans., historiogr. notes G. Blockley. Liverpool, 1985.
  5. Феофилакт Симокатта. История. М., 1996.
  6. Малала — компилятор: он дает сводку чужих произведений, считая это не только своим правом, но и обязанностью. Хроника Малалы — новый тип христианской византийской монашеской литературы. Она основана на множестве источников, в том числе на произведениях античных авторов,

но хронист пользуется ими главным образом из вторых рук — из более поздних компиляций римского и византийского времени. Лишь о современном ему правлении Юстиниана Малала писал самостоятельно, и поэтому наибольшую ценность в качестве исторического источника имеет 18-я книга хроники, авторская принадлежность которой вызвала некогда споры в науке (Малала здесь строго ортодоксален, хотя в других частях его труда обнаруживаются следы монофизитства).

В отличие от своих предшественников, византийских историков VI в., Малала не стремится критически проверить доступный ему фактический материал. Поэтому его хроника являет собой причудливое переплетение важных исторических событий и анекдотов, ярких характеристик исторических деятелей и чудесных явлений природы, достоверных фактов и легенд. Неразборчивость в подборе источников в соединении с недостаточной образованностью автора привели к тому, что «Хронография» Иоанна Малалы (особенно в первых 15 книгах) пестрит ошибками и анахронизмами. Лишь для VI в. она — ценный, хотя и нуждающийся в постоянной критической проверке источник.

Характерной особенностью сочинения Малалы является то, что, вопреки названию, его «Хронография» (т.е. летописание) почти не содержит хронологических указаний; впрочем, немногие имеющиеся даты у Малалы показывают, что он придерживался хронологической схемы, в которой 7-е тысячелетие мировой истории началось с явления Христа. Эта схема носит ярко выраженную антиэс- хатологическую направленность, поскольку по мере приближения 6000 г. мира (по хронологии Афри- кана и Ипполита он приходился на начало VI в.) рос общественный ажиотаж, связанный с наступлением таинственного «субботнего» тысячелетия. Малала (точнее, его источник), объявив о начале 6-го тысячелетия во времена Христа, тем самым отождествил его начало с началом христианской эры.

  1. Пасхальная хроника / Пер., вст. ст., комм. Л.А. Самуткиной. СПб., 2004 (издание содержит Пролог и древнейшую часть хроники).
  2. Патриарх Никифор (середина VIII в. — 828 г.) составил краткий очерк истории Византии — «Бревиарий», который охватывает период от 602 до 769 г. (см.: Патриарх Никифор. Бревиарий // Чи- чуров И.С. Византийские исторические сочинения. М., 1980). Иногда «Бревиарий» почти дословно совпадает с «Хронографией» Феофана, поскольку оба автора пользовались общими источниками. Никифор — один из столпов иконопочитания — оставил после себя также большое богословско-критическое сочинение против иконоборцев, написанное в 817 г., во время вторичного господства иконоборцев: «Опровержения»(’АупчрртупкоЦ в 3-х частях, в которых он критикует воззрения Константина V и его политику.
  3. «Хронография» Феофана Исповедника (752-818) охватывает время от 284 до 813 г. Этот труд, содержащий погодную хронику событий, использует александрийскую эру от «сотворения мира» (начало эры отнесено на 1 сентября 5493 г. до н.э.). Феофан привлекал не дошедшие до нас источники, возможно и иконоборческого направления. Его труд — основной источник для истории VII — начала IX в., хотя Феофан передает факты некритически. Ввиду того, что Феофан на первый план в иконоборческих спорах выдвигал монашество, у некоторых историков создалось впечатление, будто вся иконоборческая политика была борьбой против монашеского влияния, что не соответствовало действительному положению монашества в VIII в. Тот факт, что Феофан детально описывает случаи частичной конфискации монастырского имущества и оставляет в тени конфискацию земель светских иконопочитателей, привел к тому, что некоторые историки стали видеть в иконоборческой политике только стремление овладеть монастырскими землями [см. фрагменты в: Феофан Исповедник. Хронография // Там же. Полный, но безнадежно устаревший перевод В.А. Оболенского и Ф.А. Терновского см.: Летопись византийца Феофана. М., 1858].
  4. Georgii monachi chronicon lib. 1-4 / Ed. С. de Boor. 2 vols. Leipzig, 1904 (repr.: Stuttgart, 1978). Видя своей задачей дать читателю не столько обзор истории, сколько душеполезное наставление, Георгий вставил в текст огромное количество цитат из отцов Церкви. При этом, в отличие от Феофана, он почти полностью отказался от хронологических указаний. Труд Георгия, непритязательный с точки зрения исторической информации (его хроника, начинающаяся «от Адама», как источник имеет значение только в заключительной части, трактующей о событиях 813-842 гг.), представлял собой своего рода антологию христианской книжности и оказался очень востребован как в Византии, так и у обретших в эту эпоху письменность славянских народов.
  5. Продолжатель Феофана.
    Жизнеописания византийских царей / Пер., ст., комм. Я.Н. Любарского. СПб., 1992 (3-е изд.: 2009).
  6. Compendium historiarum: Georgius Cedrenus, Ioannis Scylitzae opera / Ed. I. Bekker. 2 vols. Bonnae, 1838-1839 (Corpus scriptorum historiae Byzantinae).

  7. Лев Диакон. История / Пер. М.М. Копыленко; ст. М.Я. Сюзюмова; комм. М.Я. Сюзюмова,

С.А. Иванова. М., 1988.

  1. Михаил Пселл. Хронография / Пер., ст., прим. Я.Н. Любарского. М., 1978; Михаил Пселл. Краткая история / Пер. Д.Р. Абдрахмановой, Д.А. Черноглазова. СПб., 2003.
  2. Никифор Вриенний. Исторические записки (976-1087). СПб., 1858; Никифор Вриенний. Исторические записки: (976-1087) / Комм. А.А. Калинин. М., 1997; Никифор Вриенний. Исторические записки (976-1087) // Епископ Себеос. История императора Иракла; Никифор Вриенний. Исторические записки (976-1087). Рязань, 2006.
  3. Анна Комнина. Алексиада / Вст. ст., пер. и комм. Я.Н. Любарского. М., 1965 (2-е изд.: СПб., 1996).
  4. Эта хроника (Historia universalis, или Annalium) занимает в византийской исторической литературе выдающееся место по обстоятельности и полноте сообщаемых сведений, по умелому использованию многочисленных источников. Значение первоначального источника хроника Зонары имеет, по-видимому, только для царствования Алексея I Комнина (1081-1118); но и другие ее части, основанные на разнообразных материалах, ценны именно потому, что иногда сохраняют утраченные источники по византийской и римской истории, а также содержат немало биографических и лингвистических пояснений. Особенно важны в этом отношении первые 12 книг хроники, где сохранились приблизительно 1-21, 44-80 книги Диона Кассия (от которого до нас дошли непосредственно только кн. 37-54, более или менее полно, а из остальных — лишь отрывки).

Сочинение Зонары пользовалось большой известностью в Средние века: его перевели на сербский язык, из него черпали материал позднейшие византийские хронисты и русские летописцы. В эпоху Возрождения «Хроника» была переведена на французский, итальянский и латинский языки. Вольф издал ее в Базеле в 1557 г., Ш. Дюканж — в Париже в 1686-1687 гг., Л. Диндорф — в Лейпциге в 1868-1875 гг., наконец, Минь включил ее в свою «Патрологию» (см.: Ioannis Zonarae Epitomae historiarum. Vol. 1-6. Lipsiae, 1868-1875; Ioannis Zonarae Epitomae historiarum libri XIII-XVIII / Ed. Th. Btittner-Wobst. Bonnae, 1897; PG. Vol. 135).

  1. Nicetae Choniatae Historia / Ed. I. Bekker. Bonnae, 1835.
  2. Пахимер был преподавателем Патриаршей школы; церковные интересы стоят для него на первом плане: он — резкий противник церковной унии с Западом, его книга весьма интересна с позиций выяснения деталей богословских споров, в то же время в ней обходятся многие существенные моменты социальной и политической жизни. Тем не менее Пахимер, как современник описанных им событий, сообщает много ценных подробностей.

Кроме того, перу Пахимера принадлежит учебное пособие Quadrivium (обязательный раздел средневекового образования, включавший изучение т.н. свободных искусств — арифметики, геометрии, астрономии и музыки), во второй части которого («О гармонии или музыке») изложены основные положения древнегреческой музыкальной теории, в частности система ладов (genon; из 52 сохранившихся глав около 40 посвящены этой проблеме).

  1. Nicephori Gregorae Byzantina historia / Ed. L. Schopen, I. Bekker. 3 vols. Bonnae, 1829-1855; idem. Rhomaische Geschichte / Historia Rhomaike, tibers. und erlautert von Jan Louis van Dieten. 6 Bde in 7 Tl. (Bibliothek der griechischen Literatur. Bd. 4, 8, 9, 24, 39, 59, 66). Stuttgart, 1973-2007; Никифор Григора. Римская история, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами / Под ред. П. Шал- феева. Т. 1 (1204—1341). СПб., 1892 (издан только 1-й том данного перевода).

«История ромеев» Григоры, ученика Феодора Метохита и полемиста одновременно против Вар- лаама Калабрийского и Паламы, посвящена периоду от 1204 до 1359 г. Это — основной труд Григоры, частью дополняющий, частью продолжающий работу Георгия Пахимера. Для времени до 1320 г. Григора основывается преимущественно на Акрополите и Пахимере, а затем — в основном на собственных воспоминаниях. Наиболее обстоятельно он повествует о церковной борьбе, хотя и грешит субъективизмом (в 1351 г., когда исихазм был признан официальной доктриной, Григора был отлучен от Церкви и заточен в монастырь).

Григора обнаруживает внушительную скрупулёзность, но стиль его помпезен и тенденциозен. Пристальное внимание уделено религиозным вопросам и догматическим спорам. Данный труд и труд Иоанна Кантакузина дополняют и уточняют друг друга. Прочие сочинения Григоры, которые (за редким исключением) до сих пор не изданы, доказывают его потрясающую разносторонность. Среди них, помимо истории его спора с Паламой и обширной переписки, — биографии его дяди и воспитателя Иоанна, митрополита Ираклеи, а также мученика Кондратия Антиохийского, речи на смерть Феодора Метохита и двух императоров Андроников (II и III), комментарии к странствиям Одиссея и трактату

Синезия о снах, трактаты по орфографии и о словах с неясным значением, философский диалог «Флорентиец, или О мудрости», астрономические труды по вычислению пасхалии и подготовке астролябии.

  1. Иоанн Кантакузин. «Беседа с папским легатом»; «Диалог с иудеем» и другие сочинения / Предисл., пер., комм. Г.М. Прохорова. СПб., 1997. Кантакузин, уже в монашестве (поздней осенью 1354 г., после неудачной попытки защитить собственный престол в борьбе с Иоанном Палеологом, он добровольно постригся с именем Иоасафа), написал свою «Историю» в откровенной полемике с Григорой. Его сочинение охватывает период от 1320 до 1356 г. (изредка затрагивая более поздние события). «История» Кантакузина — одна из наиболее пристрастных книг в византийской историографии: все изложение сосредоточено вокруг личности Кантакузина, причем автор часто приукрашивает собственную роль в истории. Однако книга Кантакузина основана на документах (некоторые из них приводятся в тексте) и написана человеком, стоявшим в центре событий, в чем и состоит ее важность как исторического источника.
  2. Обозрение трудов по византийской истории. СПб., 1890.
  3. Обзор источников по истории падения Византии // Журнал м-ва народа, просвещения. 1899. Авг.
  4. История Греко-Восточной Церкви под властью турок. В 2-х т. Т. 1. СПб., 2004 (переизд.).
  5. TlanaddnovXoq-BpeTdqA. NeoeXXr|viKri cpiXoXoyia, rjtoi КатаХоуос; tojv ало лтсиашс; xfjc; Bu(aviivfj(; AuTOKpaTopiaq (isxpi ?ука01бриаеа)(; tfjq ev'EXXafii paaiXeiaq TimwQsvTiov (3i(3Xiwv кар’'EXXrjvtuv eu; if]v 6|iiXouj!8vr|v r\ e\c, xfjv apxaiav eXXr|viKf]v yXdxjaav. Т. AI AGfjvai, 1854; Т. B’. AGfjvai, 1857.
  1. AaSocq Г., Xar(rj8riiioq A. 'EXXr|viKf) pipXioypaqna tojv etojv 1791-1795. AGfjvai, 1970;'EXXr|viKri (3i- pXioypaqna tojv etojv 1796-1799. AGfjvai, 1973.
  1. Voumulinopoulos G. Bibliographie critique de la philosophie grecque depuis la chute de Constantinople a nos jours. Athenes, 1966.
  2. Обстоятельства возникновения этого сочинения были своеобразными. Как пишет А.П. Лебедев, Европа XV-XVI вв. оказалась в совершенном неведении относительно христианства и греческого народа в Оттоманской Порте. На Западе «стали думать, будто христианская вера “не существует больше ни в Азии, ни в Элладе, ни во Фракии”. В конце XVI в. западные ученые мужи сочли нужным обратиться в Константинополь с вопросом: существуют ли теперь такие города, как Фессалоника, Никея, Халкидон и даже Афины? ...Из этого постыдного состояния просвещенный Запад был выведен Тюбингенским университетом», в числе профессоров которого был Мартин Крузий (1526— 1607) — знаток древних языков, завязавший в 1573 г. через австрийское посольство контакты с греками в Константинополе и даже писавший патриарху Иеремии II (патриарх в 1572-1579, 1580-1584 и 1586-1595 гг.). Тюбингенские ученые прислали патриарху экземпляр Аугсбургского исповедания в греческом переводе; патриарх в ответном послании 1576 г. подробно изложил, в чем не согласен с протестантами. Тогда патриарху послан был греческий перевод Compendium theologicum Геербранда, но сближения не последовало: Иеремия заявил, что его возражения остались неопровергнутыми.

В результате своей активности Крузию удалось получить объемную рукопись по-гречески, которая обрела латинское название Patriarchica Constantinopoleos Historia.

  1. Текст патриаршей истории в версии Малакса, вместе с еще одним историческим трудом, полученным Крузием от греков (Historia politica Constantinopoleos, содержащая информацию о событиях 1391-1578 гг., которую Сатас приписал тому же Дамаскину), и рядом других документов был им издан в Базеле (Turco-Graeciae libri octo, a Martino Crusio edita. Basiliae, 1584). Без примечаний Крузия обе «Истории» изд. в: Corpus scriptorium historiae Byzantinae. Т. XVII. Bonnae, 1849.

Переписка Крузия и других лютеранских теологов (в т.ч. Л. Озиандера и С. Герлаха) с Константинопольским патриаршим престолом касательно основ протестантского вероучения была опубликована герцогом Вюртембергским и известна под названием «Акты Виртембергские» (Acta et scripta theologorum Wirtembergensium et patriarchae Constantinopolitani D. Hieremiae. Wirtembergiae, 1584. Cm. также: Святейшего Патриарха Константинопольского Иеремии ответы лютеранам / Пер. архим. Нила. М., 1866; Wort und Mysterium: Der Briefwechsel tiber Glauben und Kirche 1573 bis 1581 zwischen den Tubingen Theologen und dem Patriarchen von Konstantinopel. Wittenberg, 1958). В Западной Европе эта переписка вызвала оживленную полемику между протестантами и католиками.

Существенное значение для истории греческой Церкви и состояния христианства в славянских землях в XVI в. имеют дневники (Tagebuch) еще одного тюбингенца — пастора Стефана Герлаха, в составе астрийского посольства посетившего Константинополь в 1573-1578 гг. (первое издание: Франкфурт, 1674). Несмотря на определенную ангажированность автора, бывшего, как сказано, протестантским пастором, книга содержит большой объем информации касательно разных сторон цер

ковной жизни греков и славян в рассматриваемый период. Еще один путешественник, французский натуралист Пьер Белон (1517-1564), объехавший Грецию, Малую Азию, Египет, Аравию и Палестину между 1546 и 1549 гг., оставил иллюстрированные заметки этнографического характера (1553; 2-е изд.: 1555; латинский перевод Шарля де л’Эклюза, он же Каролус Клузиус: 1589; 2-е изд. в приложении к Exoticorum libri decern того же Клузиуса: 1605). См. также: Les observations de plusieurs singularites et choses memorables trouvees en Grece, Asie, Judee, Egypte, Arabie et autres pays etrangers (лат. пер.: Petri Bellonii Cenomani plurimorum singularium et memorabilium rerum... observationes).

Большой объем информации касательно взаимоотношений Венеции с Оттоманской Портой, а также с греками и славянами в XV-XVI вв. извлек из венецианских архивов и опубликовал в подлинном виде профессор Санкт-Петербургского университета Владимир Иванович Ламанский (1833— 1914) [см.: Les Secrets d’etat de Venise et les relations de la republique a la fin du XV et au XVI siecle avec les grecs, les slaves et les turcs: Documents, extraits, notices et etudes servant a eclairer les rapports de la seigneurie avec les Grecs, les Slaves et la Porte Ottomane a la fin du XV et au XVI siecle. СПб., 1884].

  1. Книга неоднократно переиздавалась, начиная с 1630/1631 г. Сатас полагал, что в существенной части информация была заимствована из «Хронографии» Дамаскйна Студйта, а авторство книги приписывал некоему митрополиту Иерофёю, сотруднику патриарха Иеремии и соученику помянутого Дамаскйна, считая, что имя «Дорофей» обязано своим возникновением ошибке переписчиков. А.П. Лебедев в данном вопросе поддержал Сатаса, несмотря на общее критическое отношение к его творчеству. По мнению И.Н. Лебедевой, автор первоначального текста хроники не может быть установлен, а Дорофей Монемвасийский имел отношение к составлению одной из многочисленных ее редакций (Лебедева И.Н. Поздние греческие хроники и их русские и восточные переводы // Палестинский сб. Т. 18. Л., 1968).
  2. Monuments authentiques de la religion des Grecs et de la faussette de plusieurs confessions de foi des chretiens orientaux / Par Aymon, ministre du St. Evangile. La Haye, 1708. Та же книга, лист в лист, «воровским образом» была перепечатана под названием «Lettres anecdotes de Cyrille Lucar etc.» в Амстердаме в 1718 г. Эймон известен также как публикатор актов реформированных церквей во Франции: Actes ecclesiastiques et civils de tous les synodes nationaux des Eglises reformees de France / Ed. Jean Aymon. 2 vols. La Haye, 1710.
  3. Эймон известен также тем, что активно обличал Римский престол в ряде своих сочинений, в частности: Metamorphoses de l’Eglise romaine (1700); Tableau de la cour de Rome (1707) и др.
  4. Hardouin J. Conciliorum collectio regia maxima ad p. Philippi Labbei et p. Gabrielis Cossartii e Societate Jesu labores haud modica accessione, facta et emendationibus pluribus additis... 12 vols. Paris, 1714—1715.
  5. ’Ешто [if] ifj q 'IepOKoafiiKfj q 'Iaiop icu;.
  6. To XuvTayiidTiov (ev Tepyo(3i)(mp Tf\q OuyypopXaxicu;, 1715); Eiaaycoyr] eic; та recoypacpiKa ка! Ecpai- piKa (ev ПарюХюк;, 1716).
  7. Legrand Ё. Bibliotheque Greque vulgaire. Т. III. Ev Парююк;, 1881. EeX. 337-441; Лаокар1 q M. 'O XpuaavGoc; Noxapac; ка! r| Kiva //*E\\r|viKf] Arpoupyia. Тоц. 6. Tsuxoc; 65 (15’0ктсо(3рюи 1950). Z. 433-440.
  1. Первое путешествие в Афонские монастыри... Порфирия (Успенского). С. 1213 сл. (нижн. паг.).
  2. См.: Bibliotheca graeca medii aevi / Ed. К. Sathas. 7 vols. Paris, 1872-1879.
  3. Zepyiov MccKpcdov.'Yno[Lvr\[LaTa еккХтринткт^ iaiopicu; (1750-1800). Издано в 3-м томе «Средневековой греческой библиотеки» К. Сатаса.
  4. Рукопись этого труда, как указывает Преосвященный Порфирий [Первое путешествие в Афонские монастыри и скиты... Порфирия Успенского. С. 377 (нижн. паг.). Прим.*], была найдена в библиотеке Синайской метохии в Каире. Издатели опубликовали только три книги из анонсированных автором 12-ти, а именно — книги 8-10, начинающиеся с 1453 г. А.П. Лебедев оценивает Ипсилан- ти весьма невысоко даже тогда, когда он пишет как современник и очевидец событий. Историкоцерковная часть изложения Ипсиланти незначительна.
  5. OiXinnov Kvnpiov. XpoviK6v, 1711.
  6. Так, после Леонтия Махераса и Георгия Вустрония, оставивших труды по истории Кипра, появляется посвященное этой же теме произведение архимандрита Киприана, опубликованное в 1788 г. в Венеции (Макра IaTOpia тцс, Киярои, аяохеХе! то imoKEifievov ifjq'Iaxopiaq xpovoXoyiKfjq if\c, vqaou Ku- ярои, ?pavia0eiar|(; ек Siacpopcov iaiopiKwv ка! auvT?0eiar|(; аяХг] cppaaei, аяо той КатакХиацоО (iexpi той яароутос;, ияо той dpxi(iav6piTou KimpiavoO). Другой церковный деятель, архиепископ Самоса Иосиф Георгиринис, составил «Описание нынешнего состояния Самоса, Икарии, Патмоса и Святой Горы»,

    которое вскоре было переведено на английский и немецкий языки (A Description of the Present State of Samos, Nicaria, Patmos, and Mount Athos. London, 1678).

Об              истории Афин в период турецкого владычества (с 1754 по 1800 гг.) писал Иоаннис Бенизелос (Етарапссбоу Е. Oi KamXavoi ev тг| AvaxoXq. Ou; лроаетё0г| кш ауекботос; тк; xpovoXoyia tcov A0r|vcbv. Ev A0r]vau;, 1869. Z. 267-327; OiXaSeXfio)q 0. Iaxopia tcov A0r|vcbv ило tou A0r|vaiou 6i6aaKaXou Icoavvou MKeviCsXou. T6(i. 1. Ev Apfiovia, 1900. Z. 263-270; AyyeXov А. Ефгщер1бе(;. A0qvai, 1963. Z. 214).

Хронику событий, случившихся в городе Серее с 1598 по 1642 гг., составил священник Сина- динос. Интересно, что при этом он пользовался византийским летоисчислением от сотворения мира (Ilivva П. Ееррсика XpoviKa. тейхос; А': «То XpoviKov tcov Zeppcbv» той Палааиуабгуой, цет еюаусоупо^ цеХётг|с;; «О Opqvoq» ел1 тг| aXcoaei тгц; KcovaxavTivouKoXecoq той ncataauvaSivoi), цет еюаусоу1КТ](; цеХё- тг|с;. A0qvai, 1938).

Определенный интерес представляют истории Эпира (AeocvSpov Bpavovorj. XpoviKa тг|с; (ieaai- coviKqq Kai тоиркократоицёуг|(; Нле1рои. Ev Icoavvivou;, 1962; Tou аитои. To XpoviKov tcov Icoavvivcov кат’ avEKfioxov бгщсобг| елиоцтр, ev EKeir|pi6i tou Меааюткои Apxeiou тг|с; Акабгцдск; A0r|vcbv. Тоц. 12 (1962). Ev A0rjvat?, 1965.1. 57-115).

Событиям, случившимся на острове Керкира (Корфу), посвящен восьмитомник Андреаса Мар- мораса, написанный на итальянском языке (Della Historia di Corfu. Венеция, 1672).

  1. Jacovaky Rizo Neroulos. Histoire modeme de la Grece depuis la chute de l’Empire d’Orient. Geneve, 1828.
  2. BaKaXonovXov А. Пг|уёс; тг|с; laiopicu; tou veou EXXr|via|iou. 0eaaaXoviKr|, 1965. T. I.E. 39.
  3. Ригас Велестинлис (Фереос) — греческий революционер, национальный герой, поэт и писатель. Автор социально-политического проекта и конституции Балканской федерации. Казнен турками за антиосманскую пропаганду.
  4. Христофорос Перревдс — член многих тайных обществ, направленных на возрождение Греции, «как никто другой знавший свою эпоху» (MixaXonovXoq Ф. Коацск; о AmoXoq. A0qvai, 1940. Z. 19), пишет о некоем тайном обществе, которое составили ученики Евгения Вулгариса. Интересно, что многие участники общества стали впоследствии архиереями, известными проповедниками, преподавателями, общественными и политическими деятелями. Они «отправились в самые отдаленью районы страны... где основывали школы... с целью борьбы с невежеством и духовного возрождения отечества» (MixocXdnovXoq Ф. Та Ravevva ка1 r| veoeXXr|viKq avayevvr|ar|. A0qva, 1930. Z. 88). To обстоятельство, что сам Христофорос Перревос был лично знаком с некоторыми участниками этого общества (ПеррафоqX. ZuvTO|iO(; Pioypacpia тои Xoi6i|iou Ртууа Феррсиои тои ©еттаХой. Ev AOqvau;, 1860. Z. 50), позволяет нам с определенной степенью уверенности говорить о его существовании.

Данные Перревоса находят подтверждение в других источниках (nsrpiSov A. AkoXXcov neipaicoq. Тоц. Е'. Z. 868) и позволяют совершенно по-новому взглянуть на истоки национально-освободительного движения на Балканах и участие в этих процессах представителей традиционно-просветительского движения.

  1. В «Биографиях выдающихся греков-ученых» Сатаса интересен рассказ об ученых, писателях, общественных и церковных деятелях периода турецкого владычества. Этот фундаментальный труд, без сомнения, помогает вписать учение отдельных персоналий в контекст общественной мысли второй половины XVIII века. Как и другие произведения Сатаса, «Биографии...» написаны на богатой источниковой базе.
  2. Коща К. Iaiopiai tcov avGpamivcov Kpafecov. Bievvr|, 1832; ZuvTcry|ia OiXoaocpiaq. Bievvr|, 1818-1820.
  3. К. Икономос — выдающийся греческий ученый и богослов XIX в., член Российской и Прусской Академий наук; он некоторое время был советником российского императора по греческим вопросам, неоднократно встречался с королем Пруссии, папой Римским, другими ведущими общественными и церковными деятелями своего времени.

Икономос активно участвовал в устройстве Элладской Церкви после отделения ее от Константинопольской и фактически стал единственный серьезным оппонентом баварского правления на идеологическом уровне, в рамках научной среды. В своих произведениях (все они написаны с привлечением широкой документальной базы) Икономос выступает как последовательный противник церковных реформ и греческого Просвещения (Kcovoravrivoq OiKovdfioq. Аитоахёбюс; 6iaTpi(3q лер1 Z|_iupvr|c;. Аоуюс; Ер- цг|с; (1817), avaiimcoari МеХпт| 1831. AGqva, 1977; Граццаиксоу r| eyKUKXicov Kai6eu|ilt;mov. Bi(3Xia A'. Bievvr|, 1817; OiKOv6(iOU KcovaiavTivou тои OiKOvojicov. AvekSotoi 8Л1атоХси.'ЕккХг|а1а. 1957. № 34. Z. 492-498).

Труды Икономоса интересны не только в контексте истории Элладской Церкви; его широчайшие международные связи делают его фигурой общецерковного масштаба.

  1. Maurer G.L. von. Das Griechische Volk in offentlicher, kirchlicher und privatrechtlicher Beziehung vor und nach dem Freiheitskampfe bis zum 31. Juli 1834. Heidelberg, 1835-1836.
  2. Етраука 0. ЕккХг|тси; EXXdSoq Icrropia ек KTyycov a\}/?u6d)v 1817-1967. Тоц. A'-E'. A0r|vai, 1969— 1974. Книга содержит решения Синода, официальную документацию, переписку с греческим государством и другими Поместными Церквами, важные публикации церковной и светской прессы. Публикуются источники по церковному законодательству и государственному законодательству, регулирующему жизнь Церкви.

Автору удалось собрать все важнейшие источники по Элладской Церкви и не только дать целостную картину ее жизни на протяжении более полутора столетий, но и отразить ключевые события в жизни других православных Поместных Церквей. В исследовании приведены очень интересные источники по переходу на новый стиль, взаимоотношениям Александрийского, Иерусалимского и Константинопольского Патриархатов, деятельности Мелетия Метаксакиса, экуменическому движению.

  1. BaKaXdnovXov А. Пг|уе(; тг|lt;; laiopicu; тои vsou EXXr|via(iOi). 0eaaaXoviKr|, 1965. Т. 1-2.
  2. Переизд. на более высоком критическом уровне с включением новых документов и переводов: Corpus Fontium Historiae Byzantinae. Berlin, 1967.
  3. Chronicon integrum (названная, видимо, в противовес Chronicon fulgatum, в которой опущено всё общее, что имеется у Проспера с Иеронимом и Евсевием), включающая также описание событий 445-455 гг., — наиболее важная из рукописей «Хроники» Проспера.
  4. Проспер сделал определенную карьеру при папском дворе: он был нотариусом папы Льва Великого, для коего, в частности, составил, как полагают, знаменитые письма касательно евтихианского спора. Эта тема занимала его до конца жизни: как в начале своей богословской работы он трудился над опровержением полупелагианства в вопросе о природе человека, так в конце — над опровержением ереси Евтихия—Нестория по вопросу о природах Христа.

«Хроника» Проспера Аквитанского была распространена во многих рукописях. Вскоре она нашла продолжателей, так что оригинальный текст Проспера выделить весьма сложно (см.: Muhlberger S. The Fifth Century Chroniclers. Redwood Press, 1990). Для раннего периода своего изложения Проспер явно должен был черпать материал из письменных источников, однако (за исключением De haeresibus и De civitate Августина и, возможно, трудов Орозия и Кассиодора) определить их не удается (Trout D.E. The years 394 and 395 in the Epitome chronicon: Prosper, Augustine and Claudian // Classical Philology. 1991. Vol. 86. № 1); видимо, именно в этой связи часто считается, что Проспер (для указанного времени) является просто небрежным компилятором труда Иеронима (в т.ч. и в связи с некоторыми хронологическими огрехами). Сам автор из светских сочинителей упоминает лишь Клавдиана.

Проспер дает подробное освещение политических событий. В обширных пассажах под соответствующими годами он описывает вторжения Аттилы в Галлию (451 г.) и Италию (452 г.).

Существуют пять разных редакций «Хроники» Проспера, последняя из которых может быть отнесена к 455 г., к времени непосредственно после смерти Валентиниана III. Помимо упомянутой Chronicon integrum, нужно отметить также рукописи: Augustanum (названа по месту находки — Аугсбург, в древности Augusta Vindelicorum; иногда называется также по имени первого издателя Петра Канизия Canisianum или по имени монастыря, в коем хранилась, — Ulricianum\ Vaticanum, Codex Hafniensis (из Копенгагена).

Долгое время Просперу Аквитанскому (Prosper Tiro) совершенно неосновательно приписывалась Chronicon imperiale, но к нему она не имеет ни малейшего отношения и, более того, в ряде мест даже демонстрирует пелагианские тенденции и симпатии, чего от Проспера Аквитанского — защитника и популяризатора Августинова учения о благодати и свободе воли, посвятившего ряд трудов опровержению пелагианской ереси (De vocatione omnium gentium; Capitulla\ Sententia; Epigrammata\ Liber contra Collatorem\ Carmen de Providentia Divina) и активно подавлявшего, с помощью Августина и папы Целестина I (422^32), пелагианские выступления на юге Галлии, — ожидать абсолютно невозможно.

  1. Ок. 427 г. Идаций получил епископскую хиротонию в город Aquae Flaviae (ныне — в Португалии) неподалеку от города Лимика в Галисии, где он родился. Он претерпел немало гонений от ариан и в 431 г. отправился с посольством к Аэцию в Галлию просить помощи против притеснителей. В 460 г. по обвинению во враждебности к властям Идаций был посажен йод домашний арест в собственном соборе королем Фрумарием; лишение Идация свободы сопровождалось насилием над кафолическими христианами со стороны арианских властей.
  2. «Анналы» Марцеллина впервые опубликованы в Париже в 1546 г. (A. Schonhovius). Второе парижское издание подготовил Ж. Сирмон (1619). В 1677 г. «Анналы» были опубликованы в Лио

    не в Maxima Bibliotheca veterum Patrum (т. 4). Затем их публиковали Галланди в Bibliotheca veterum Patrum (т. X) и Минь (PL, Т. LI). Лучшей публикацией считается издание Моммзена в Chronica minora (см.: Monum. Germ. hist. auct. antiquiss. Bd. IX. Berlin, 1894).

Кассиодор пишет, что Марцеллину принадлежали также 4 книги De temporum qualitatibus et positionibus locorum и «очень точное описание градов Константинополя и Иерусалима» (также в 4-х кн.), но эти произведения до нас не дошли.

  1. За эту свою позицию Виктор был (после 544 г., когда эдиктом Юстиниана «три главы» были осуждены) заключен в монастырь Мандракион, а затем отправлен в изгнание на один из островов в Средиземном море и, наконец, в Египет. В 564 г. он, вместе с пятью другими африканскими епископами, предстал перед императором и патриархом для дальнейшего разбирательства, отказался признать эдикт о «трех главах» и был заключен в один из константинопольских монастырей, где, возможно, и умер.
  2. Первым хронику Виктора издал Канизий в 1600 г., затем — Минь (PLf Т. LXXII) и, наконец, Моммзен (в Mon. Germ. Hist. Auct. Antiq. Т. XI. Berlin, 1894).

Полагают, что Виктор является также автором трактата De Poenitentia, который ранее приписывался Амвросию Медиоланскому (.PL, Т. XVII).

  1. Подробности биографии хронографа неизвестны. Сам себя он называл «Матеосом Урхаецй и монахом» или «Матеосом Урхаецй и монастырским иереем» [Матеос Урхаецй. Хронография. Вагар- шапат, 1898 (грабар). С. 113-114]. Предположительно он жил за пределами Армении и был иеромонахом в одном из монастырей Эдессы, где и написал свою «Хронографию» («Я, Матеос... в месопотамском городе Урха долгие годы благодаря самоотверженным разысканиям и проницательной мысли собирал факты и записал их до сего места», то есть до 1136 г. включительно). Погиб Матеос во время взятия Эдессы турками-сельджуками в 1144 г.

Известно, что еще в древности в Месопотамии проживало довольно много армян. Численность армянского населения в этой части Ближнего Востока стала резко расти во второй половине XI в. вследствие внешнеполитической активности византийских императоров. Множество городов с окрестными селами перешли в руки армянских феодалов, которые становились византийскими наместниками. Именно таким городом был известный древний город Эдесса, или Урфа (Урха), значительную часть населения которого в конце XI — начале XII в. составляли армяне.

  1. Оценивая свой труд в предисловии к третьей книге, Матеос Урхаецй уподоблял себя ласточке, строящей гнездо, — «хотя голосом и превосходящей многих, но телом слабой, легкокрылой птице... Она имеет сходство с нами своим удивительным умением строить жилье; из ничего создает она себе гнездо и высоко, таская смазку и солому, искусно строит его крепче крепкого и передает по наследству птенцам своим, чего не в состоянии сделать птицы более могучие, как, например, орлы и другие им подобные». Всё, что написано, специально поясняет автор, «говорится определенно и без иносказания, поскольку то, что мы, изучив, написали, невозможно другому обнаружить либо собрать воедино о народах, царях, патриархах и князьях, записав все с указанием дат, так как ушли из жизни поколения предков, которые были очевидцами всех этих событий. Итак, никто не может сделать то, что осуществили мы. Таким образом, мы написали то, что следовало написать» (Матеос Урхаецй. Хронография. С. 279).
  2. Отдельные фрагменты «Хронографии» Урхаецй в рус. пер. см. в: Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., 1975.
  3. «Мы намерены рассказать вам о собранных Матеосом Урхаецй и иереем монастыря событиях еще 80-ти лет». См.: Матеос Урхаецй. Хронография. С. 114.
  4. Как сообщает автор в предисловии к третьей части, «десять лет мы вовсе не заботились об этой хронике и перестали писать» (Матеос Урхаецй. Хронография. С. 277). Возобновив труд, он отмечает, что «предстоит записать еще события тридцати лет» (т.е. опять до 1131 г.), а в конце того же предисловия пишет, что после армянского 550 г. (т.е. 1101 г. в современной хронологии) нужно дополнить событиями «еще двадцати пяти или тридцати лет, и на том будет конец книги». Таким образом, вторую и третью части своего труда он писал после 1131 г. (Абегян М. История древнеармянской литературы. С. 372).
  5. Урхаецй — пamp;риот, он даже не пытается скрыть неприязнь к грекам и туркам, однако это чувство не ослепляет^ его. Описывая разрушение Севастии, он возмущается: «Кто мог бы описать по порядку гибельные потери и мучительный плач дома Армянского, которые он, оставшись без царей, претерпел от неправедных и кровожадных, звероподобных войск тюркских и от лжезащитни- ков — немощного и слабовольного, худого племени греческого. Ибо одного за другим удалили они

    из дома Армянского храбрых военачальников, лишили их родного крова и областей, разрушили престол царства Армянского, упразднили войска оборонявшие и удалили военачальников. Племя ромеев вместо мужества прославилось своим неудержимым бегством. Они уподобились плохим пастухам, которые при виде волка обращаются в бегство. Однако своими усилиями ромеи добились лишь того, что понапрасну разрушили, уничтожили крепость стены дома Армянского и персы обрушились на него с мечом и всю победу приписали себе. И в то время, как сами ромеи с помощью своих наглых военачальников-скопцов и войском евнухов пытались удержать Армению, персы увидели, что весь Восток не имеет хозяина. И тогда непомерно усилились иноплеменники, которые за один год достигли врат Константинополя и захватили всю страну Ромейскую, прибрежные города и острова их, и племя греческое заперли как пленников внутри Константинополя». Как и все армянское население Сирии и Месопотамии, Урхаеци откровенно радуется приходу крестоносцев, но когда те, едва укрепившись на Востоке, начинают теснить армян, ненависть хрониста обращается и против них, поскольку они «неправедно и неблагопристойно забыли заповеди Божьи» (Матеос Урхаеци. Хронография. С. 135-136).

  6. Зарбаналян Г. История древнеармянской письменности. Т. II. Венеция, 1886 (на арм. яз.).
  7. Григор Ерец повествует о военно-политических событиях в Киликийском армянском государстве, отношениях Рубенидов с Византийской империей, крестоносцами и сельджуками, захвате мосульским эмиром Занги города Эдессы и т.д. Особую художественную ценность в хронике Григора представляет «Плач» на смерть князя Кесуна и Мараша Болдуина (1148 г.), написанный Барсёгом Вардапетом.
  8. Самуэл Анеци II Извлечения из книг историков. Вагаршапат, 1893 (грабар). В комментарии к данному изд. А. Тер-Микелян опубликовал список «Сведения о преемстве патриархов Армении». См. также: Recueil des historiens des croisades. Т. I. Documents armeniens, publie par les soins de l’Academie royale des inscriptions et des belles lettres. Paris, 1869-1906. Note preliminaire a la traduction des «Tables chronologiques de Samuel d’Ani». P. 445^446; The Heritage of Armenian Literature. Vol. II. From the Sixth to the Eighteenth Century / Ed. Hacikyan A.J. Detroit, 2002; Armenian People form Ancient to Modem Times. Vol. I. The Dynastic Periods: From Antiquity to the Fourteenth Century / Ed. Hovannisian R.G. Pal- grave Macmillan, 2004; Armenie, la magie de l’ecrit / Ed. Mutafian C. Paris, 2007.
  9. См.: История Анонимного повествователя: (История Псевдо-Шапуха Багратунй) / Пер. с др.- арм., предисл. и прим. М.О. Дарбинян-Меликян. Ер., 1971 (дошла в единственном списке: рук. Мате- надарана № 5974).
  10. См. сноску 69, начиная с «The Heritage...».
  11. В это время для Армении начинается новый период бедствий. Из Средней Азии на запад устремились полчища татар. Под их ударами уже пал Хорезм, а его правитель Джелал-эд-дин в 1225 г. вместе с большим войском бежал на запад, захватил Гандзак, Тифлис и другие города и, наводнив Армению персидскими, арабскими и тюркскими войсками, направился в «страну ромеев» и в Иконийский султанат. Здесь он потерпел поражение от объединенных сил Иконийского и Египетского государств, франков и армян Киликии и вернулся в Мугань. Татары разбили армию Джелал-эд-дина около Амида. Именно в это время был разграблен Хоранашатский монастырь вардапета Ванакана. «В пределах Тавушской крепости» Ванакан создал для себя новое убежище, «вырыл пещеру на вершине высокой скалы, что напротив села, именуемого Волорути, к югу от крепости Тавуш. И построил он в пещере маленькую церковь и там пребывал после того, как султаном Джелал-эд-дином был разрушен первый его монастырь, что напротив крепости Ергеваниц. Там скрывался он, собрав много книг, ибо был мужем весьма любящим науку и боголюбивым. С ним вместе находились многие, которые учились у него... И когда увеличилось число людей (монахов), пришлось ему спуститься из пещеры и у подножья скалы построить церковь и кельи и там поместиться» (Киракос Гандзакеци. История. С. 206, 230).

Однако просветительская деятельность Ванакана на новом месте длилась недолго. Татары овладели всей Персией, а затем «достигли Агвании со всем своим имуществом и массой войска, они остановились и разбили свои шатры в равнине Мугань, исполненной всяких благ, водой, деревом, плодами и дичью. Здесь пребывали они в течение зимы. С наступлением весны они распространялись в разные стороны, производили набеги и опустошения и снова возвращались в свои лагеря» (История монголов по армянским источникам. Вып. II / Пер. и объяснения К. Патканова. СПб., 1874. С. 15). Они разрушили Гандзак, постепенно разорили, разграбили и уничтожили население Армении, Агванка и Грузии.

Жители окрестных деревень, спасаясь от захватчиков, укрылись в пещере Ванакана, где татары осадили их. Ванакан вместе с двумя другими священниками направился к татарам, и в результате переговоров

ему удалось спасти народ от избиения, однако самого Ванакана и Киракоса Гандзакеци татары увели с собой. В конце того же 1235 г. Ванакан, за которого уплатили выкуп, был освобожден татарами, а Киракосу Гандзакеци удалось бежать. Обо всем этом Киракос очень подробно рассказывает в своей книге.

После освобождения Ванакан сначала перебрался в Тифлис, а затем возвратился в монастырь Хо- ранашат для того, чтобы заняться его восстановлением. Здесь он скончался и был похоронен в 1251 г.

  1. В предисловии к своему сочинению Киракос Гандзакеци, перечисляя предшествующих историков, упоминает Ванакана как ученого, написавшего историю, а затем, в конце повествования о соборах в Лори и Ани, добавляет: «Обо всем — о всех речах и делах этих соборов написал многомудрый и ученейший вардапет Ванакан в своей истории, ибо он был очевидцем событий и слышал все своими ушами, будучи учеником великого вардапета (Мхитара Гоша. — К.А.). Это и многое другое найдут в его книге те, кто пожелает учиться с прилежанием». А Вардан пишет: «Начиная с 685 г. армянского летосчисления до 714, в котором мы живем (т.е. с 1236 до 1265 г.), все, что совершил народ стрельцов с царями и царствами (, находившимися) по сию сторону великого моря: с Персией и землею Алова- нов, с Арменией и Иверией, армяне, сиряне, греки, тачики и туркманы — со всей подробностью описали: отец наш, с божьими святыми прославленный, Ванакан вардапет, и друг наш Киракос вардапет, шедший во всем по стопам отца нашего» (Всеобщая история Вардана Великого / Пер. Н. Эмин. М., 1864. С. 179-180).
  2. «Местом своего воспитания» историк называл монастырь Нор Гетйк. Киракоса отличали пристрастие к литературе, интерес к религии и политике. Никаких иных трудов Киракоса Гандзакеци, кроме «Истории Армении», не сохранилось. Сочинение стоило автору «многих трудов и стараний». Собирая и обрабатывая материалы, автор уповал, что «История» станет ему памятником не каменным, «а живым, ибо упомянуто в ней будет имя Киракоса». Помимо этого Киракос сохранил свое имя в акростихе, где «Кюракос» образовано из начальных предложений Введения к его сочинению.
  3. Киракос Гандзакеци. История Армении / Пер. с др.-арм., предисл. и коммент. Л.А. Ханларян. М., 1976.
  4. Повествуя о тех или иных событиях, автор иногда делает ссылки на свои источники. Например, говоря о путешествии царя Хетума, о виденном и слышанном им, он добавляет: «Много неизвестного и удивительного рассказывал нам царь о варварских народах...» Или, описывая взятие Багдада, пишет: «Все это рассказал нам князь Гасан, называемый Прош... который был очевидцем и свидетелем этих происшествий». Сообщаемые им сведения, почерпнутые из подобных источников, представляют собой большую ценность для изучения истории Восточной и Западной Армении и Грузии. Киракос весьма подробно пишет о деятельности братьев Закарэ и Иванэ, а также других князей и вардапетов восточных областей Армении, об основанных ими монастырях, часто в подтверждение своих слов приводит документы, особенно если они касаются религиозных вопросов.

Очень подробно он останавливается на походах татар, их завоеваниях и взаимоотношениях с армянами. Иногда Киракос приводит древние сказания, которым верит. В целом его труд — разноплановое освещение очень важного для Армении политического периода.

Изложение Киракоса пронизано нескрываемым оптимизмом: «Желая оставить грядущим поколениям память о татарах, так как мы надеемся освободиться от гнета нас давящего, в кратких словах опишем для любознательных читателей их черты и язык» (История монголов по армянским источникам. Вып. II. С. 45).

Историк приводит очень интересные личные этнографические наблюдения о нравах и быте татар. См., например: «Вид их был адский и наводил ужас. У них не было бороды, а только несколько волос на губах и на подбородке. Глаза узкие и быстрые, голос тонкий и острый. Они сложены прочно и долговечны. Когда имеют что поесть, то едят часто и пьют с жадностью; в противном случае легко переносят голод. Едят безразлично всех животных — чистых и нечистых, но всему предпочитают конину, которую разрезают на куски, жарят или варят без соли; а потом, накрошив на мелкие части, едят ее, обмакивая в соленую воду. Иные при этом опускаются на колени, подобно верблюдам; другие сидят. Одну и ту же пищу подают господам и служителям. Перед тем как пить кумыс или вино, кто- нибудь из них берет большой сосуд, а другой малой чашей черпает из него и брызгает сначала к небу, а потом к востоку, к западу, к северу и к югу. После того совершающий возлияние выпивает немного и передает чашу старшему. Если кто приносит им пищу или питье, то они сначала дают отведать и испить самому принесшему, а после уже сами едят и пьют. Так поступают они, чтобы предохранить себя от отравы. Они берут столько жен, сколько хотят. Прелюбодеев с их (татар. — КА.) женами умерщвляют, но сами безразлично имеют сообщение с чужестранками, где бы их ни встретили. Они

ненавидят воровство и жестокой смертью умерщвляют воров. У них нет никакого богослужения, но при каждом случае упоминают имя Божье. Благодарят ли они при этом Сущего Бога или призывают другое божество, мы этого не знаем, да и они сами не знают. Но вот что они рассказывали обыкновенно: царь их — родственник бога, который взял себе в удел небо, а землю дал хагану. Говорили, что Чингиз-хан, отец хагана, родился не от семени мужчины, но что какой-то свет проник через крышу дома и сказал его матери: “Ты зачнешь и родишь сына, который будет обладателем земли”. Так, говорят, родился Чингиз-хан... Если кто-нибудь из них умрет или если они умертвят кого-нибудь из своих, то в течение нескольких дней возят его с собой, потому что (по их мнению) в него входил дух и говорил много вздору, а после уже жд ут или хоронят в глубоких ямах. При этом они кладут с ним оружие, одежду, золото, серебро и все, что составляло его имущество. Если это был вельможа, то зарывали с ним в могилу рабов, чтобы они могли ему прислуживать, как они говорили; также коней, потому что они уверены, что на том свете происходят жестокие битвы. Чтобы сохранить память о покойнике, разрезали живот у коня и через это отверстие выталкивали все мясо без костей, внутренности и кости жгли в огне, снимали шкуру коня так, чтоб он казался целым. После этого, навострив длинный шест, продевали его через живот в рот лошади и в этом виде подымали его на дерево или вешали на другое возвышенное место. Их женщины были ворожеи и обо всем гадали. Без совета колдунов и кудесников они не пускались в путь» (История монголов по армянским источникам. Вып. II. С. 45^47).

Труд Киракоса нельзя рассматривать с литературной точки зрения, это не целостное, композиционно стройное произведение и не хронологически последовательная летопись, выбор описываемых событий довольно хаотичен. Автор сознавал необходимость придания своему произведению цельности, но не сумел найти необходимую для этого связь и писал: «У каждого из прежних повествователей было с чего начать: либо некий царь, либо известные родоначальники народов. Мы же лишены всего этого, ибо царства Аршакуни и Багратуни давно уже исчезли, да не видно и князей армянских, которые, удалившись, укрылись в чужой стране... Поэтому, — продолжает он, — молю всех, кто придет за нами, не порицать наш труд, как нечто невежественное, не смеяться под нос и не хмурить брови».

Таким образом, по словам Киракоса, он не сумел написать свой труд в виде целостной, внутренне связанной последовательной истории из-за отсутствия значительной политической личности в современной ему Армении. В своем повествовании рассказы о Востоке он чередует с описаниями Запада, размышления о грузинах — с описанием татар, упоминания об армянских церковных делах — с осуждением политики армянских князей. Все это он делает легко и непринужденно, ясно излагая события, не стремясь к витиеватости, вычурности и напыщенности, не претендуя на глубокомыслие и утонченность. Описания Киракоса почти всегда очень подробны, поскольку его постоянно преследовала мысль о том, что нельзя предать забвению современные события, «ибо осаждают нас мысли не допустить умолчания об этих горестных бедствиях, коим мы были свидетелем и очевидцем».

Ценность его сочинения в том, что оно просто, безыскусно и бесхитростно. В нем немало фрагментов, которые, будучи взяты отдельно, очень хороши и привлекательны именно искренностью и наивностью переживаний автора.

  1. Место рождения Вардана Великого неизвестно. Его прозвище Аревелци (Восточный) позволяет думать, что он был родом из Восточной Армении, возможно, из города Гандзака или его окрестностей. Когда он учился у вардапета Ванакана, учеником последнего был также Киракос Гандзакеци, который рассказывает, что Вардан совершил паломничество в Иерусалим. На обратном пути он прибыл в Киликию, где посетил царя Хетума и его братьев, а также католикоса Костандина, который очень обрадовался ему «и долгое зремя удерживал при себе, привязавшись к нему такой любовью, что не желал, чтобы он когда-нибудь удалился от него» (Киракос Гандзакеци. История. С. 278-296). Католикос вручил «мудрому и ученейшему вардапету» Вардану соборное послание и церковные каноны для городов, поселений, монастырей и князей Армении. «И прибыл вардапет Вардан и бывшие с ним посланцы католикоса на Восток и, объездив области Армении, епископов, монастыри и князей, передали всем канонический указ и потребовали от всех письменного одобрения законоположения». В 1246 г. Вардан отослал католикосу в Ромклу грамоту одобрения, подписанную многими епископами и князьями, «а сам отправляется в Кайен, в свою обитель, которую звали обителью Св. Андрея, напротив неприступной крепости Кайен и, оставшись там, стал обучать божественному учению многих, кто учился у него» (Киракос Гандзакеци. История. С. 295).

Однако Вардан не засиживался подолгу на одном месте, он странствовал по разным монастырям, занимаясь преподаванием и литературными изысканиями, у него было множество учеников, среди которых — видный писатель Ованес Ерзынкаци.

  1. См., например: Всеобщая история Великого Вардана Бардзрабердци, выпущенная в свет М. Эмином. М., 1861 (1-е изд.; грабар).
  2. Ему, в частности, принадлежит перевод «Истории» Михаила Сирийского, памятная запись которого имеется в «Истории народа стрелков» инока Магакии.
  3. См.: Воскян А. Ованнес Ванакан и его школа. Вена, 1992. С. 53-89; Зарбаналян Г. Древнеармянская письменность. Т. I. С. 738; Абегян М. История древнеармянской литературы. С. 453.
  4. «Мы не дерзнули в третий раз повторять ими рассказанное или распространяться о том. Мы сочли нужным для хронологической связи вкратце упомянуть о замечательнейших событиях и деяниях и тем закончить наш труд, давно начатый и до сих пор не оконченный; нам и без того совестно перед историками, которых мы упомянули выше» (Всеобщая история Великого Вардана. С. 180).
  5. О биографии Магакии из его книги (История народа стрелков инока Магакии. СПб., 1870 (грабар); История монголов инока Магакии / Пер. К. Патканова. СПб., 1871) известно лишь то, что он был учеником вардапета Ванакана. Упоминая о смерти последнего в 1251 г., он пишет: «В те дни преставился во Христе учитель наш Ванакан и погрузил в глубокую печаль не только нас, учеников своих, но и всю страну». Последняя приводимая им дата — «720-й (1271) год армянского (летосчисления)», когда скончались «славные вардапеты армянские Вардан и Киракос (Гандзакеци. —К.А.)». Вскоре после этого он завершает свое повествование рассказом о заговоре против сына царя Хетума (ум. 1270), царя Левона в первые годы его царствования и молитвой о жизни и победе его.

Материал «Истории» Магакии по большей части тот же, что и в повествованиях Вардана и Киракоса Гандзакеци о татарах, основное отличие — в деталях. Магакия написал свое произведение, не деля текст на части, в живой манере, на разговорном языке своего времени. С литературной точки зрения оно стоит выше, чем «Всеобщая история» Вардана. Стержень его повествования — деяния «племени стрелков»-татар в Армении и сопредельных с ней странах. Одновременно с этим он обращал внимание и на сугубо армянские дела, однако если иногда и описывал их более или менее подробно, то только в связи с татарами.

  1. История Армении Мхитара Айриванеци. М., 1860 (грабар); Хронографическая история, составленная отцом Мехитаром, вардапетом Айриванкским. СПб., 1869.
  2. Информация о жизни Мхитара Айриванеци скудна: даты его рождения и смерти неизвестны; мы знаем, что уже в 1267-1270 гг. он обрел известность как вардапет, а в 1279 г. стал настоятелем Айриванкского монастыря. Благодаря его просветительской деятельности развивались также монастыри Танаат и Скхунйк, находившиеся в вотчине князей Прошянов. См.: Овсепян Г. Мхитар Айриванеци. Иерусалим, 1931 (на арм. яз.); Арутюнян Э. «Гандзаран» Мхирата Айриванеци // Историко-филологич. журнал. 1975. № 3 (на арм. яз.); Арутюнян Э.А. Мхитар Айриванеци: (Жизнь и творчество). Ер., 1985.
  3. Помимо «Истории Армении» Мхитару Айриванеци приписывается авторство житий Степаноса Сюнецй [История блаженнейшего, святого и прославленного митрополита Сюникского Степаноса, изложенная владыкой Мхитаром, епископом святой Айриванкской обители (см.: Хомизу- риГ.П. Армянская апостольская церковь: Святые, мученики, видные священнослужители, богословы, христианские деятели культуры: Словарь)] и Алексианоса, многочисленных поэтических произведений, включая 21 гандза, 4 тага и акростиха. Известно, что, помимо литературной, научной и педагогической деятельности, Айриванеци сочинял музыку для своих стихотворений.
  4. Смбат Спарапёт происходил из рода Хетумидов. Он был сыном Костандйна Пайла и Тама Вицй (сестры Нерсеса Ламбронацй) и старшим братом киликийского царя Хетума I. О себе Смбат писал: «В году 657 родился Смбат Гундстабль, составитель сей Истории». Во времена Рубинянов в Киликии титул гундстабль («конюший») давался спарапетам (главнокомандующим войсками). С 1226 г. на протяжении примерно 50 лет Смбат командовал киликийскими войсками и вел победоносные войны. Повествуя о венчании на царство царя Левона II в Киликийской Армении в 1198 г. и восхваляя его, он пишет: «И если он узнавал, что где-то есть муж мудрый и ученый, удачливый в делах или военной службе, либо в речах и ответах, посылал за ним и призывал обещаниями, и ублажал щедротами. Один из таких — я, Смбат Спарапет, составитель сей книги и истории» (История греков... Смбата Спарапета. С. 99).

В труде Смбата упоминается смерть Левона в 1219 г., когда самому Смбату было еще одиннадцать лет, нападение Иконийского (Конийского, Румского, или Сельджукского) султаната на Киликию в 1226 и 1246 гг. Известно, что Смбат Спарапет в 1248 г. по поручению царя Хетума отправился послом к татарскому хану в Каракорум, где вел переговоры о будущем визите Хетума I: «В году 697 я, Смбат

Гундстабль, отправился к татарам и в году 699 (1250) вернулся к своему брату, царю Хетуму». Об этом рассказывает и Киракос Гандзакеци: «Вернулся он с великой славой и достоверными грамотами, дал он ему много областей и крепостей, о которых слышал, что прежде принадлежали они царю Левону, а после его смерти были захвачены Аладином, султаном Рума» (Киракос Гандзакеци. История. С. 302).

О смерти Смбата в 1276 г. известно, что когда многочисленное египетское войско напало на Киликию, армянские войска под командованием царя Левона III и Смбата Спарапета окружили врагов и уничтожили их. Невзирая на свой возраст, Смбат принимал участие в битве при Сарвиндикаре и от раны, полученной во время погони за спасающимся бегством вражеским военачальником Амиром, умер спустя несколько дней после битвы.

  1. См.: История греков в Константинополе и Великой Армении Смбата Спарапета. М., 1856 (грабар); Der Nersessian S. The Armenian Chronicle of the Constable Smpad // Dumbarton Oaks Papers. 1959. № 13. P. 143-168; Dedeyan G. La chronique attribuee au Connetable Smbat. Paris, 1980. P. 9-35; Maksoudian K.H. Smbat Sparapet // Dictionary of the Middle Ages. Charles Scribner’s Sons, 1989; Richard J. Histoire des Croisades. Fayard, 1996; Mutafian C. Le Royaume Armenien de Cilicie. 2001; Stewart A.D. The Armenian Kingdom and the Mamluks: War and diplomacy during the reigns of Het’um II (1289-1307). Brill, 2001 \Bournoutian G.A. A Concise History of the Armenian People: From Ancient Times to the Present. Mazda Publishers, 2002; Weatherford J. Genghis Khan and the Making of the Modem World. Three Rivers Press, 2004; Luisetto F. Armeniens et autres Chretiens d’Orient sous la domination mongole. Geuthner, 2007.
  2. Впервые издана в Москве в 1856 г.; в 1862 г. В. Ланглуа сделал частичный перевод и опубликовал его в Санкт-Петербурге; в 1859 и 1869 гг. «История» Смбата была издана в Париже, соответственно, Г. Шахназаряном и Э. Дюролье (см.: Sempad the Constable. Chronique du Royaume de Petite Armenie / Trans., ed. Duraulier // Receuil des Historiens des Croisades. Historiens Armeniens. Т. I. P., 1869). Фрагмент описания вторжения монголов из Средней Азии в Иран был переведен и издан К. Патканя- ном (Паткановым) в 1873 г. Все эти переводы и публикации выполнены на основе поздних списков, хранящихся в ереванском Матенадаране.

В конце 1870-х в Венеции в Библиотеке конгрегации мхитаристов на о. Св. Лазаря был обнаружен более ранний список рукописи (№ 1308), который датируется концом XIII — началом XIV вв. Он издан С. Агеляном под названием «Хроника Смбата Спарапета» (Венеция, 1956; грабар); ранее перевод значительных фрагментов этой рукописи был выполнен Г. Алишаном в трудах «Сисван» (Венеция, 1885) и «Хайапатум» (Венеция, 1901), где рукопись цитируется под названием «Киликийская» или «Царская хроника».

  1. Абегян М. История древнеармянской литературы. С. 457.
  2. Труды Смбата Спарапета важны для изучения истории армянского языка: язык Смбата — уже не древнеармянский (грабар), но и не смешанный с грабаром живой язык, а киликийский разговорный диалект.
  3. Хронику Михаила Сирийца опубликовал в 4-х т. в Париже в 1899-1924 гг. под эгидой Академии надписей и литературы аббат Жан-Батист Шабо, получивший ее в свое распоряжение от сиро-яковитского католического патриарха Рахмани; в опубликованных позже кратких воспоминаниях о. Шабо описывает любопытные перипетии, связанные с получением им этой рукописи (см.: Mes Chroniques. Louvain, 1947).
  4. Mafrejana — «насаждающий», т.е. «рукополагающий», клириков; викарий патриарха.
  5. См.: Abulpharagii historia dynastiarum (Оксфорд, 1663; изд. Е. Покок) и немецкий перевод Бауэра (Лейпциг, 1783).
  6. Barhebraeus Gregorius. Chronicon Syriacum / Ed. P. Bedjan. Paris, 1890 (1-е изд.: Abulpharagii sive Bar-Hebraei chronicon Syriacum / Ed. P. Bruns, G. Kirsch. Lpz., 1789); Nomocanon Gregorii Barhebraei / Abu-’lfarag. Ed. Paulus Bedjan. Paris; Leipzig, 1898; Ethicon, seu Moralia Gregorii Barhebraei / Ed. Paul Bedjan. Paris; Leipzig, 1898. См. также: Gregorii Barhebraei Chronicon ecclesiasticum / Ed. J. Abeloos, Th. Lamy. 3 vols. Louvain, 1872-1874.
  7. A.H Муравьев в 1849-1850 гг. путешествовал на Восток (в Константинополь, на Афон, о. Родос, в Афины, Сирию, включая Дамаск, и в Палестину), более 20 лет был эпитропом (поверенным) трех патриарших престолов (Александрии, Антиохии, Иерусалима) в России; длительное время сносился с многими обитателями Афона, был ктитором двух афонских монастырей (болгарского и русского), состоял в многолетней переписке по догматическим, церковно-политическим, должностным вопросам с 4 патриархами и другими архиереями Востока. Таким образом, он имел широкие возмож

ности для систематизации актуальных материалов по ряду историко-церковных проблем. Указанное собрание подготовлено на основе материалов российского министерства иностранных дел. Публикация, в рукописи имевшая обширные хронологические рамки, доведена только до 1645 г.

  1. «Достоинство его мы можем обозначить только следующим неправильным, но на этот раз наиболее подходящим выражением: он, этот памятник, слишком хорош» (Лебедев А.П. История Греко-Восточной церкви под властью турок: От падения Константинополя (в 1453 году) до настоящего времени. В 2-х кн. СПб., 2004. Кн. 1. С. 77).

В то же время, пользуясь, несомненно, ценной информацией — «верным пером»! — Барского, следует иметь в виду и тот факт, что подчас он пользовался «неверными слухами» и грешил, в частности, серьезными анахронизмами [см.: Первое путешествие в Афонские монастыри и скиты... Порфирия Успенского. С. 384, 399 (нижн. паг.)].

  1. В частности: Книга бытия моего. В 8-ми т. СПб., 1894-1902; Восток христианский: Абиссиния: Церковное и политическое состояние Абиссинии с древнейших времен до наших дней. Киев, 1866; Восток христианский: Египет: Состояние Апостольской, Православно-Кафолической Церкви Египетской в первой половине девятнадцатого столетия. Киев, 1868; Восток христианский: Египет и Синай: Виды, очерки, планы и надписи: К путешествиям архимандрита Порфирия. Б.м., 1857; Афон. В 2-х ч. Киев, 1877-1881; Второе путешествие по Святой Горе Афонской архимандрита, ныне епископа, Порфирия Успенского в годы 1858, 1859 и 1961 и описание скитов Афонских. М., 1880; Первое путешествие в Синайский монастырь в 1845 году архимандрита Порфирия Успенского. СПб., 1856; Второе путешествие архимандрита Порфирия Успенского в Синайский монастырь в 1850 году. СПб., 1856; Нитрийские монастыри в Ливии: [Путешествие архимандрита Порфирия Успенского в нитрий- ские монастыри в Ливии в 1845 г.] Киев, 1868; Отрывки из путешествия в египетские обители (преподобных Антония Великого и Павла Фивейского). [СПб., 1855]; Путешествие по Египту и в монастыри святого Антония Великого и преподобного Павла Фивейского в 1850 году. СПб., 1856; Письмена Мана- фы на Синайских утесах. СПб., 1857; Сирийская Церковь. [СПб., 1850]; Сирия: Антиохийские патриархи в арабском списке священника Иоанна Жеми, 1756 г. Киев, 1875; и проч. Библиографию см.: Первое путешествие в афонские монастыри и скиты... Порфирия Успенского. С. 1282-1285 (нижн. паг.).
  2. «Рассказ и путешествие к св. местам Даниила, митрополита Ефесского, 1493-1499 гг.» под ред. Г.С. Дестуниса [1884. Т. III. Вып. 2 (8)]; «Описание св. Горы Синайской и ее окрестностей» Па- исия Агиапостолита, митрополита Родосского (между 1577 и 1592 гг.) под ред. А.И. Пападопуло- Керамевса в пер. Г.С. Дестуниса [1891. Т. XII. Вып. 2 (35)]; «Хождение Трифона Коробейникова» 1593-1596 гг. под ред. Хр.М. Лопарева [1896. Т. IX. Вып. 3 (27)]; «Материалы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX вв.», в переводе с греческого, выполненном П.В. Безобразовым [Т. XIX. Вып. 1 (55). Ч. 1-2. 1901, 1904]; «Проскинитарий» Арсения Суханова 1649-1653 гг. под ред. Н.И. Ивановского [1896. Т. VII. Вып. 3 (21)]; «Описание Турецкой империи, составленное русским, бывшим в плену у турок во второй половине XVII века», между 1670 и 1686 гг., под ред. П.А. Сырку [1890. Т. X. Вып. 3 (30)]; «Фотия, святейшего архиепископа Константинопольского, о Гробе Господа нашего Иисуса Христа (написанное между 867 и 878 гг.) и другие малые его творения на греческом и армянском языках» под ред. А.И. Пападопуло-Керамевса в пер. Г.С. Дестуниса и Н.Я. Марра [1892. Т. XI. Вып. 1 (31)]; «Описание путешествия отца Игнатия в Царьград, на Афонскую гору, в св. Землю и Египет 1766-1776 гг.» под ред. В.Н. Хитрово [1891. Т. XII. Вып. 3 (36)]; «Сборник палестинской и сирийской агиологии». Вып. 1-3, под ред. А.И. Пападопуло-Керамевса и В.В. Латышева [1907. Т. XIX. Вып. 3 (57); 1913 (на обложке: 1914). Т. XX. Вып. 3 (60); 1917. Т. XXI. Вып. 3 (63)]; «Материалы для истории архиепископии Синайской горы» под ред. А.И. Пападопуло-Керамевса в пер. В.В. Латышева [1908-1909. Т. XX. Вып. 1 (58). Ч. 1-2]; «Александрийские документы, относящиеся к истории православной церкви в Египте в XVIII и XIX столетиях» под ред. И.И. Соколова [1916. Т. XXI. Вып. 2 (62)] с прибавлением «Хронологии патриархов Александрийской церкви от начала XVIII века до настоящего времени»; исследование В.Н. Хитрово «Православие в св. Земле» (1881. Т. I. Вып. 1), выполненное по личным наблюдениям и содержащее историко-статистическое описание Иерусалимского Патриархата; исследование Н.А. Медникова «Палестина от завоевания ее арабами до крестовых походов по арабским источникам» [1897. Т. XVII. Вып. 2 (50). Ч. 1-4], сопровождаемое публикацией произведений арабских историков и географов и обширным научным аппаратом; и ряд других материалов, имеющих существенное источниковедческое значение.

<< | >>
Источник: В.В. Симонов. Введение в историю Церкви. Часть 1: Обзор источников по общей истории Церкви: Учебное пособие. — М.: Издательство Московского университета. — 752 с., илл.. 2012

Еще по теме § 5. Русские литературные источники по истории греческо:

  1. ГЛАВА I источники греческой истории
  2. § 2. Новогреческие литературные источники по истории Церкви
  3. БИБЛИОГРАФИЯ ТРУДОВ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА 1.
  4. О СВЯЗЯХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА С ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИЕЙ
  5. ТРУДЫ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  6. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ.
  7. О СВЯЗЯХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА С ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИЕЙ (стр.206—215)
  8. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ИЗОБРАЖЕНИИ АКАДЕМИКА А. А. ШАХМАТОВА
  9. В.В.ВИНОГРАДОВ. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА, 1978
  10. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ. (стр. 152—177)
  11. Источники русской истории
  12. ЛИТЕРАТУРНЫЕ СОЧИНЕНИЯ КАК ИСТОЧНИК СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО ЛЕТОПИСАНИЯ КОНЦА ХШ-НАЧАЛА ХУ в. JI. Л. Муравьева
  13. Греческие источники.
  14. Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. ФИЛИН. ЛЕКСИКА РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА, 1981
  15. ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА*
  16. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В.*
  17. О третьем русском издании „Греческой истории“ К.Ю.Белоха
  18. ОБ ИСТОЧНИКАХ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ ДО XVII ВЕКА СИИ ИСТОЧНИКИ СУТЬ:
  19. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В. (стр. 202—205)