<<
>>

ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ИЗОБРАЖЕНИИ АКАДЕМИКА А. А. ШАХМАТОВА

1

Акад. А. А. Шахматов принадлежал к числу тех русских ученых энциклопедического типа, которые сыграли выдающуюся роль в развитии нашей отечественной науки вообще и филологии в частности.

Славянские языки в их взаимоотношениях и в их взаимодействиях с иными языками, древне славянские литературы, социально-политическая и культурная история славянства, особенно в донациональный период развития славянских народов, источниковедение, текстология, палеография, фольклор и притом не только славянский, но и финский (мордовский), этнология и историческая география Восточной Европы имели в нем своего блестящего, самобытного исследователя. С юных лет А. А. Шахматова увлекала морально-общественная идея самопознания, которая в его представлении тесно связывалась с судьбами родного народа, его ролью в мировой истории и должна была опираться на глубокое изучение русского исторического процесса, истории русской жизни, русской культуры, истории русского языка и русской литературы. Об этом А. А. Шахматов так писал — в соответствии с определившейся тогда нашей основной интеллигентской традицией: «Самопознание возможно лишь при известной широте кругозора: расширение же нашего русского кругозора достигается прежде всего приобщением к нему всего греко-славянского мира, с которым мы так тесно связаны исторически и политически» Это заявление отнюдь не говорило

0 близости А. А. Шахматова к славянофильским концепциям. Оно выражало лишь его повышенный интерес к древнейшим судьбам восточнославянского племени и русской духовной культуры. Тут у Шахматова были несомненные точки соприкосновения с Ф. И. Буслаевым, которого он считал наряду с А. X. Бостоновым основателем исторического изучения русского литературного языка и его наречий. А. А. Шахматов признавал основным недостатком лингвистических трудов Буслаева неполноту и неясность «сравнительно-исторического освещения».

Он сожалел, что Буслаев «не сосредоточился на более узком поле славянского языкознания...», «...недостаточно определив его [русского языка. — Ред.] ближайшее отношение к языкам славянским, лишил свой труд тех главных исторических основ, на которые он должен был опираться» 2.

Последовательность и строгая точность применения сравнительно-исторического метода в фортунатовском его понимании, а также трезвый исто-

1 «Записка об ученых трудах заслуженного профессора имп. С.-Петерб. ун-та В. И. Ламанского, составленная акад. А. А. Шахматовым». — «Сб. ОРЯС», т. 69. СПб., 1901, стр. ХБ (Приложения).

2 А. А. Шахматов. Буслаев как основатель исторического изучения русского языка. «Четыре речи о Буслаеве, читанные на заседании Отдела Коменского...». СПб., 1898, стр. 14.

ризм культурно-этнографического, а отчасти и социально-политического освещения языковых фактов — вот что для Шахматова стало компасом на пути историко-лингвистического исследования. Академики Ф. Е. Корш и Ф. Ф. Фортунатов казались ему надежными водителями в этом направлении 3.

Вот как понимает А. А. Шахматов задачи изучения современного русского литературного языка. Основой научного описания языковых явлений должен быть принцип историзма. Простое статическое или синхроническое описание фактов не содержит и не дает их объяснения. Объяснительное изложение их невозможно без исторического изображения. «Факты современного языка в их взаимоотношении могут быть поняты только в историческом освещении» 4.

Однако А. А. Шахматов не отрицает вспомогательного значения синхронного описания языковых явлений. Такое описание явлений языка в один из периодов его развития «дает полезный и необходимый материал для объяснительного исторического их изложения; оно по самой задаче своей охватывает факты языка шире и полнее, чем то изложение, которое с самого начала ставит себе целью выяснить обобщающие моменты в исследуемых явлениях и потому оставляет в тени единичные, не поддающиеся обобщению и объяснению факты» 5.

Таким образом, Шахматову чужд принцип функциональной изменчивости или разнозначимости одних и тех же явлений в разных системах языка.

Само понятие системной связанности языковых явлений у Шахматова выступает лишь по отношению к воспроизведению морфологической структуры языка. Но и здесь, — он полагает, — без исторической перспективы всякое описание будет односторонним и случайным. Только научно-историческое описание «берет язык во всем его целом», «открывает внутреннюю связь между явлениями в их последовательности и приходит таким образом к определению причин тех или иных изменений языка, законов, ими управляющих»6. Поэтому шахматовское описание строя современного русского литературного языка — это собственно история его фонетических явлений и морфологических категорий, расположенных на плоскости.

В «Очерке современного русского литературного языка» А. А. Шахматов учит: «Историческое объяснение большей части явлений современного русского языка не может ограничиваться данными, представляемыми письменными памятниками с XI в., оно должно пользоваться фактами старших эпох, восстановляемыми путем сравнительного изучения русских наречий, и даже еще более отдаленными данными, извлекаемыми как из сравнения между собою славянских наречий, так и из сопоставления фактов славянских языков с фактами других индоевропейских языков. Так, например, современное русское ударение, его колебания в пределах тех или иных грамматических категорий, а также в говоре отдельных индивидуумов может быть объяснено только путем сравнительно-исторического изучения ударений славянских и прочих индоевропейских

3 См.: L'oeuvre de A. A. Sachmatov par S. M. Kulbakin. — R?S1, t. I, fasc. 1 et 2, 1921, p. 146-147.

4 A. A. Шахматов. Очерк современного русского литературного языка. Изд. 3. М., 1934, стр. 7.

5 Там же, стр. 8.

6 А. А. Шахматов. Курс истории русского языка, ч. 1, 2-е [литограф.] изд. СПб., 1910—1911, стр. 8.

языков» 1. Однако, несмотря на свою сильную зависимость от младограмматической концепции в тех ее видоизменениях, которые она получила в трудах академиков Фортунатова, Корша и Всев. Миллера, Шахматов далеко выходит за ее пределы и притом не только в сфере синтаксиса.

2

В лингвистической концепции А.

А. Шахматова совершенно особое место занимает теория и история литературного языка. Именно в этом кругу явлений А. А. Шахматов ушел дальше всего вперед от основной массы младограмматиков.

Границы науки о истории русского литературного языка в понимании Шахматова необыкновенно расширяются. С одной стороны, история русского литературного языка у него тесно связывается с историей всех других славянских литературных языков и, таким образом, органически входит в общую сравнительную историю славянских языков. С другой стороны, в системе самого русского языкознания история русского литературного языка образует внутреннее ядро, центральную часть общей полной истории русского языка, притягивая к себе или втягивая в себя историю народного языка, языка народной словесности, народного поэтического творчества и историческую диалектологию. В концепции А. А. Шахматова преодолен и устранен характерный для древней традиции разрыв между историей русского литературного языка и историей русских наречий и народных говоров, остро воспринятый Буслаевым и Потебней и мучивший — одновременно с Шахматовым — и акад. А. И. Соболевского.

До известной степени тут нельзя не видеть непосредственной связи Шахматова с Буслаевым, который говорил: «Изучение народного языка и языка древних памятников само собою предполагает уже и изучение областных наречий». «До нас дошли памятники литературные из разных мест России: мы пользуемся ими и в теперешнем слоге, значит, вносим в слог провинциализмы. Мы изучаем язык народный: где он? В Киеве, Вологде, Новгороде, Москве: следовательно, вместе изучаем и провинциализмы» 8.

А. А. Шахматов стремился раскрыть во всей полноте и многообразии связи и взаимодействия между литературным языком и народной речью в ее разных областных вариациях, между языком старинных памятников, современных писателей и живыми народными говорами.

Но в исторической концепции А. А. Шахматова проблема связей и взаимодействий литературного языка и народных диалектов получила новый смысл и новое разрешение.

У Шахматова история русского литературного языка тесно слилась не только с историей русского народа, но и с историей русского государства, с историей восточнославянских народностей, а затем — русской нации, хотя от А. А. Шахматова еще было очень далеко историческое понимание тех закономерностей, которые были установлены марксистской теорией исторического развития наций и национальных литературных языков. По мнению А. А. Шахматова, история русского литературного

А. А. Шахматов. Очерк современного русского литературного языка. Изд. 3, стр. 7—8.

А. А. Шахматов. Буслаев как основатель исторического изучения русского языка, стр. 11.

языка тесно связана с историей языка русской народной словесности. Ведь древнерусский письменный язык не мог не опираться, по крайней мере в отдельных своих жанрах, на уже установившуюся дописьменную традицию общего государственного и устно-поэтического языка. Так, в «Русской правде», по словам Шахматова, «письменная передача закрепила готовый, обработанный устный текст». Язык былин, исторических песен, вообще народного эпоса развивается в той же социальной среде, которая затем культивирует письменную речь, «...профессиональные певцы сосредоточивались вокруг князя и его дружины, — писал А. А. Шахматов в некрологе акад. В. Ф. Миллеру, — такое заключение объясняет нам и присутствие в нашем эпосе книжных элементов и международных сюжетов; среда профессиональных певцов не могла быть чуждою книжной образованности» 9. Правда, Шахматов в соответствии с общей концепцией о роли Болгарии в истории древнерусской культуры очень расширил круг болгарского влияния на древнерусскую эпическую поэзию. Но ведь язык былин в его генезисе и развитии у нас и до сих пор почти вовсе не исследован.

С историей литературного языка А. А. Шахматов впервые на русской почве сочетал задачу историко-лингвистического изучения города. По учению Шахматова, построение истории русского литературного языка невозможно вне «вязи с историей областных разноречий и с историей полудиалектов и общих языков (койне — хоьут]), складывающихся в культурно-политических и социально-экономических центрах, в городах. «Культура проникает во всякую страну, — по словам Шахматова, — через ее городские и торговые центры. Купцы, горожане, правящие классы являются ее распространителями» 10. Так в историю литературного языка включается вопрос о социально-языковой структуре города в разные периоды истории народа. Здесь прежде всего выделяется задача исследования обиходной и официально-деловой речи верхних общественных слоев, господствующих городских классов. Шахматовым выдвигается историческая задача изучения влияния языка города на сельские диалекты. Например, в XI—XII вв. «городские слои Новгорода, Ростова, Смоленска и других городов под влиянием прибывших с юга княжеских дружинников, княжеских тиунов, торговых людей и духовенства могли сглаживать те или иные областные особенности своей речи, усваивая южное произношение; за городом должна была пойти деревня» и.

Поставленные А. А. Шахматовым вопросы изучения языка города успешно разрабатывались и в научно-теоретическом, и в конкретно-историческом плане (разговорная речь Москвы в XVI—XVII вв.) у нас и позднее, особенно — покойным проф. Б. А. Лариным.

А. А. Шахматовым же впервые выдвигается и исследуется вопрос об объединяющем и нормализующем влиянии русского литературного языка на городские мещанские говоры и на говоры селений и деревень разного времени и разного типа (барских, монастырских, однодворческих и т. п.).

Методологические соображения по этим вопросам особенно широко и

9 А. А. Шахматов. В. Ф. Миллер (некролог). «Изв. ими. Акад. наук». Серия VI, 1914, № 2, стр. 83.

!° А. А. Шахматов. Введение в курс истории русского языка, ч. I, II. Пг., 1916,

стр. 79. 11 Там же, стр. 84.

разносторонне А. А. Шахматов развивает в критическом разборе книги проф. Д. К. Зеленина «Великорусские говоры с неорганическим и непереходным смягчением задненебных согласных...» (СПб., 1913) 12. Здесь же А. А. Шахматов доказывает, что подлинный историк русского языка должен быть хорошо знаком со всей вообще Россией, с умственным и нравственным состоянием русского народа в его прошлом и настоящем, должен быть внимательным «к малейшим извилинам бытовой жизни русского народа» 13.

<< | >>
Источник: В.В.ВИНОГРАДОВ. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА. 1978

Еще по теме ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ИЗОБРАЖЕНИИ АКАДЕМИКА А. А. ШАХМАТОВА:

  1. О СВЯЗЯХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА С ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИЕЙ
  2. ТРУДЫ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  3. БИБЛИОГРАФИЯ ТРУДОВ В. В. ВИНОГРАДОВА ПО ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА 1.
  4. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ.
  5. О СВЯЗЯХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА С ИСТОРИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИЕЙ (стр.206—215)
  6. В.В.ВИНОГРАДОВ. ИСТОРИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА, 1978
  7. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ПРЕИМУЩЕСТВЕННО XVII—XIX ВВ. (стр. 152—177)
  8. В. Г. Бовина-Лебедева М. Д. Приселков и школа академика А. А. Шахматова: к вопросу о судьбах научных школ в России 0
  9. ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА*
  10. Ответственный редактор член-корреспондент АН СССР Ф. П. ФИЛИН. ЛЕКСИКА РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА XIX-НАЧАЛА XX ВЕКА, 1981
  11. РОЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА ДО КОНЦА 30-х ГГ. XIX В.*