<<
>>

§ 2. ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛИВШИЕ СВОЕОБРАЗИЕ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ И ВОСПИТАНИЯ

Природа. Особое место среди причин, определяющих характер культур и этнических отличий, занимают объективные условия жизни. Народы Земли живут в разных природных зонах. «Родина» есть один из компонентов понятия «этнос»; это его исходная территория, имеющая неповторимое сочетание различных элементов ландшафта1. Ландшафт, географическое положение, климат, флора, фауна, полезные ископаемые и многое другое отличаются разнообразием; так же, как многообразны и связанные с природой Занятия людей на своей территории проживания.

Поэтому многое в национальном характере, господствующих ценностях и воспитании детей определяется особенностями природной среды, в которой оказались люди в силу объективных причин и обстоятельств. Как подчеркивает В.О. Ключевский, разным частям человечества природа, географическая среда отпускает неодинаковое количество света, тепла, воды — даров и бедствий, а от этой неравномерности зависят местные особенности людей, т.е. те бытовые условия и духовные особенности, которые вырабатываются у людей «под очевидным влиянием окружающей природы и совокупность которых составляет то, что мы называем народным темпераментом*'.

Рассмотрим природные факторы, обусловившие своеобразие русского этноса и являющиеся его колыбелью,

Лихачев АС. Заметки о русском // Новый мир. 19S0. № 3. С. 36. 2 См.: ГумилевЛ.Н. Указ. соч. 185.

^ Ключевский В.О. Курс русской истории: В 9 т. Т. 1. М.. 1987. С. 40.

Территория древнерусского государства — это бесконечная ВосточноЕвропейская равнина с небольшими возвышенностями и обг .ирными низменностями, с разными почвенно-растительными зонами. «Восточные славяне... увидели себя на бесконечной равнине, своими реками мешавшей им плотно усесться, своими лесами и болотами затруднявшей им хозяйственное обзаведение, ...в стране, ненасиженной и нетронутой, прошлое которой не оставило пришельцам никаких житейских приспособлений и культурных преданий, не оставило даже развалин, а только одни бесчисленные могилы в виде курганов...»1.

Мягкость, размытость очертаний, отсутствие резких переходов в природе, скромность и даже робость тонов и красок — все это вызывает чувство невозмутимого покоя.

Лес, степь, река — основные географические реалии, которые повлияли на быт, хозяйство, культуру и политический строй людей в Древней Руси. До второй половины XVIII в. большая часть населения России обитала в лесной полосе; еще в XVII в. иностранец, ехавший в Москву, представлял эту страну, как сплошной лес, среди которого были разбросаны города и села.

Аес значил для человека очень много: сосна и дуб давали материалы для жилищ, береза и осина отапливали жилье, березовая лучина освещала избу.

Лес обувал лыковыми лаптями, из лесных материалов делались посуда и мочало. Пушной зверь и лесная пчела также были необходимы людям. Лес служил и убежищем от внешних врагов, заменяя горы и замки; в лес удалялись отшельники, избегая соблазнов мира и пытаясь спасти свою душу.

Но лес доставлял и много неудобств в жизни людей: он был препятствием для дорог, местом обитания медведей и волков, угрожавших как самому человеку, так и скотине; в лесах укрывались разбойники. Лес постепенно наступал на участки земли, отвоеванные у него для земледелия. Поэтому и робел человек, вступая в лес, и населял его в своем воображении злыми духами и озорниками, например образом лешего, любившего подурачиться над путником.

Таким образом, жизнедеятельность человека, его характер во многом определялись условиями обитания.

Южно-русская степь способствовала развитию земледелия и скотоводства, особенно табунного; ее соседство с морями позволяло установить связь с южноевропейской цивилизацией.

Можно предположить, что степь со своими бесконечными просторами воспитывала в древнерусском южанине чувство шири и дали.

Ключсвскчй В.О. Указ, соч. Т. 1. С. 48.

Но из степи шло и много бедствий: в ранние периоды истории — от набегов степных кочевников, а с XVI—XVII вв. — от «вольных» беглых людей, казаков.

Границы территории в Древней Руси во многом определяли реки. Река, так же как лес, была многофункциональной для людей: помогала сориентироваться в пространстве при переселениях, на ее берегах они строили свои жилища; река кормила и поила, служила летней и зимней дорогой для торговца. Видимо, не случайно так много ласковых песен было сложено о ней. Река являлась даже воспитательницей, как бы подавая пример порядка и закономерности: восточноевропейские реки спокойны, размеренны, чем отличаются от разрушительных горных рек Юга и Запада Европы.

Река воспитывала у человека дух предприимчивости, развивала стремление к совместной, артельной деятельности, в которой важно было уметь взаимодействовать, общаться, учитывать характеры и интересы друг друга, обмениваться товаром, придерживаться определенного этикета.

Общей особенностью всех территорий, освоенных русскими, явилось однообразие ландшафта, что предопределило основные виды занятий жителей различных мест. Если природная среда Западной Европы, отличавшаяся обилием гор, возвышенностей, способствовала специализации хозяйства, то в России ее однообразие привело к однотонности хозяйственной жизни: возделыванию пашни и разведению скота.

Схожесть природных условий и занятий приводила, как считает СМ. Соловьев, к очень важным последствиям. «Однообразие природных форм исключает областные привязанности, ведет народонаселение к однообразным занятиям; однообразность занятий производит однообразие в обычаях, нравах, верованиях; одинаковость нравов, обычаев и верований исключает враждебные столкновения; одинаковые потребности указывают одинаковые средства к их удовлетворению; и равнина, как бы ни была обширна, как бы ни было вначале разноплеменно ее население, рано или поздно станет областью одного государства..,»[11].

Уместным будет заметить, что на территории, где расселялись славяне, проживали и другие этносы в тех же климатических и территориальных условиях. Возможно, единое природное пространство и предопределило поразительное сходство разнообразных культур народов России. Например, жилища у разных ее народов четко разделялись на женскую и мужскую половины; существовало доминирующее положение мужчины; приемы ведения сельского хозяйства, орудия труда и многое другое имели

также много общего. Эмоциональная окрашенность взаимоотношений, любовь к детям, почтение к старшим характерны как для русского, так и для многих других народов России1. Эти общие элементы культур осваивались детьми и передавались благодаря воспитанию.

Но климатические и почвенные условия на обширной территории имели свои отличия, что и повлияло на особенности ведения одних и тех же отраслей хозяйства — земледелия, животноводства, а также развития местных промыслов. Эти условия наложили свой отпечаток и на педагогическую практику народа, например, определили своеобразие физического воспитания детей, их подготовки к трудовой деятельности, семейных взаимоотношений взрослых и детей, связанных с бытом, трудом.

Большую роль в определении видов деятельности человека, а также черт его характера играли климатические условия.

Ветры, беспрепятственно носясь по всей равнине из-за отсутствия гор, сближали в климатическом отношении даже отдаленные места. На большой территории России наблюдались резкие колебания температур. Холодные зимы приводили к промерзанию почвы; короткая весна и жаркое лето подгоняли крестьянина, вырабатывали у него способность выложиться и провести быстро и успешно работу в короткий срок. От умения крестьянина определить нужные сроки для пахоты, сева, жатвы зависела вся его жизнь в течение года, поэтому мобилизовывались все силы человека, работа требовала не только большого физического напряжения, но и значительных познаний, учета своего и чужого опыта.

Краткий период теплого времени и долгая холодная зима вызывали относительную пассивность в зимние месяцы и бурную эмоциональную разрядку летом.

Итак, во многом под влиянием климата складывались виды деятельности, определялись быт и взаимоотношения людей, традиции, обычаи, формировались психические черты. Все эти реалии в свою очередь сказывались на характере подготовки детей к жизни, передаче опыта хозяйствования, методах воспитания.

Отметим и педагогическое значение природных условий. Природа влияла непосредственно на каждого ребенка: учили его лес и трава, степь и река, птицы и животные. Мир живой природы открывал перед ним свои законы, вызывал радостные или печальные чувства, учил правилам поведения.

Как видим, роль природы в жизни народа велика, она определяет многое. Но далеко не всё.

' См.: НикишснкобА.А. Традиционный этикет народов России XIX — нач. XX в. М., 1999. С. 21.

История этноса. Существенное влияние на развитие этноса и его культуры оказала история. Она опосредовала связь ландшафта и этноса, осваивавшего территорию обитания. Ведь не существует нации без истории, реальной или мифологической; история отражает дух нации, она обнажает ее корни, раскрывает ее культуру.

Не останавливаясь на общеизвестных фактах истории России, сосредоточимся на основных ее эпизодах, имевших первостепенное значение для развития русского этноса.

Исторические корни русских уходят в Киевскую Русь. Начальный же этап формирования их этноса приходится на XV/ в.

В результате объединения восточнославянских племен (IX в.) возникла Киевская Русь •— государство с киевским князем во главе, занимавшее территории от Белого моря до Черного и от Карпатских гор до Волги. Основная масса населения сосредоточилась в среднем и верхнем течении Днепра и на реках Ловать и Волхов. Русь в это время (IX—XI вв.) состояла из отдельных обособленных территорий, в каждой из которых был центр — большой торговый город с князем во главе. Лесной промысел, звероловство и бортничество (лесное пчеловодство), а также внешняя торговля являлись экономической основой жизни населения. Это Русь Ане- провскоя, городовая, торговая[12]. Постепенно в состав государства включались угро-финские, балтские и тюркские племена. В княжеских дружинах находились, кроме славян, варяги, финно-угры, тюрки, принявшие крещение.

Главными факторами исторического процесса еще с периода Днепровской Руси стали непрерывающиеся перемещения, миграция русско-

2

го населения и колонизация им других территорий с проживавшими там народами. Славяне переносились, переселялись подобно птицам, из края в край, навсегда покидая насиженные места и устраиваясь на новых.

С берегов Днепра они стали перемещаться группами в Волго-Окское междуречье. Места эти в течение нескольких веков были заселены финно-угорскими племенами: меря, мещера, чудь, весь, ижора, мурома и др.

Такая колонизация верховьев Волги происходила мирно, без особых стычек и столкновении.

Переселенческий поток в XI—XII вв. в Волго-Окское междуречье шел также с севера, из земель новгородских словен, и с юга — с верховьев Десны. Славяне-земледельцы селились в более возвышенных, сухих местах, а коренные финны, занимавшиеся лесными промыслами и железорудным производством, — в низменных, болотистых местах.

Особенность расселения состояла в том, что русские переселенцы не вторгались в край финнов крупными группами, а просачивались тонкими струями, занимая обширные территории, которые оставались между разбросанными среди болот и лесов финскими поселениями.

Местное население частично ассимилировалось, т.е. было поглощено славянами, слилось с ними, утратив свой язык. Славяне же приняли новые этнические компоненты. В результате рождения детей в смешанных браках появился новый тип русского человека, наделенный чертами и внешними данными и славян, и аборигенов.

На территории Волго-Окского бассейна и сложилось основное ядро русского народа.

Период с XIII по XV в. характеризуется политической раздробленностью не на городовые области, а на княжеские уделы. Происходит удельное дробление верхневолжской Руси.

Тогда вместо единого народа появляется несколько обособленных образований: у каждого князя возникает свой удел, свой «великий стол» взамен прежнего Киевского.

И начинается период войн и вражды между владимирскими, тверскими, рязанскими, суздальскими и тд. князьями. Воюют друг с другом как с иноземцами, грабят и жгут города, убивают ни в чем не повинных людей. Древнерусские княжества поражают современников бессмысленной жестокостью в отношениях друг с другом. Утрачивается даже общее название народа, вместо него появляются «тверичи», «новгородцы», «киевляне» и др.

На этот период приходится порабощение Руси Золотой Ордой, когда русские княжества хотя и не были оккупированы, но были обложены тяжелой данью. Население пыталось бороться против переписи и дани, поднимая восстания. После их подавления право дани было передано русским князьям, доставался ярлык на княжение тому князю, который мог собрать большую дань для Орды и держать население в повиновении. Но в отношениях между Русью и Золотой Ордой наблюдалось и конструктивное сотрудничество, а не только конфликты и соперничество, как, например, поддержка Руси золотоордынцами против западной агрессии шведов и немцев.

В XIII—XIV вв. князья не только не помогают друг другу в борьбе с Ордой, а, наоборот, злорадствуют, видя разорение своих соседей.

Это период Руси Верхневолжской, удельно-княжеской, вольно-земледельческой.

Остановимся на одном значимом факте истории. С начала XIV в. вместо бесформенной людской массы, способной лишь плакать о «погибели земли русской» да разбегаться при появлении врага, возникает новая «порода» людей, твердо ориентированных на объединение. И возникает ядро нового народа в Москве.

Московское княжество в удивительно короткие сроки поднимается и крепнет, быстро разрастаясь в огромное целостное государство, которое впоследствии превратится в государство-континент Россия-Евразия. При этом русские и другие евразийские народы этого государства оказались вовлеченными в совместную созидательную деятельность, но сохранили свою самобытность.

Москва притянула к себе со всего Евразийского континента энергичных, отважных, деятельных людей. Это были славяне и выходцы из Золотой Орды, литовцы, финно-угры. Они несли государеву службу, единственным условием для зачисления на нее служило принятие православия. Но и не Приняв этой веры, можно было жить спокойно и заниматься своим делом: никого не преследовали за иную веру, но от каждого требовали уважения иных обычаев и ненавязывание своих. Москва, ставшая главным городом, получила поддержку не только русских княжеств, но и самых разных народов.

При этом не прекращаются непрерывные перемещения — миграция русских, что стало фактом, влиявшим на этническую и культурную ситуации. С XIV в. начался процесс славянской колонизации северных территорий — Поморья (земель, примыкавших к Белому морю и Северному Ледовитому океану); эти земли много раньше освоили карелы, вепсы, саамы, коми-пермяки, ненцы. Происходят сложные этнические процессы, идет постепенная ассимиляция славянами части местного населения.

С XV по XVII в. основная масса русского населения с Верхней Волги расселяется на юг и восток (по Дону и Средней Волге). Появляется огромная по территории страна Великороссия с ее населением великороссами. Великороссы впервые объединились в единое политическое целое под властью московского государя, который правил с помощью боярской аристократии (это бывшие князья и бояре). Вольный крестьянин начинал терять свою свободу из-за сосредоточения земель в руках военного сословия (дворян), которое вербовалось государством для несения воинских обязанностей при обороне от внешних врагов.

В результате образовалась Русь Московская, царско-боярская, военноземлевладельческая.

Окончательно отмерло понятие «княжество» в XVI в., что можно объяснить усилением формирования многонационального Российского государства, поэтому чаще стали употреблять понятие Россия, Российская земля.

Происходило расширение России также на восток и юго-восток: народная миграция в XVI—XVII вв. осуществлялась в Уральский, Поволж-

ский регионы — места проживания тюркских народов и в Сибирь. В результате в состав русских снова проникли иные этнические компоненты: в районах юго-западнее Перми новые поселенцы приобретали в своем облике черты тюрков, а русские выходцы из Вятки в бассейне реки Камы приняли черты народа коми. Русские в Сибири также смешивались с местным населением: у сибиряков можно обнаружить примесь местного тунгусского, якутского, бурятского элементов у русских поселенцев, а у бурят, эвенов, манси, хантов появилась значительная доля русской крови. Лишь часть русских сибиряков жила обособленно, не вступая в контакты с местным населением (старообрядцы).

Таким образом, длительная и интенсивная метисация приводила к смешению представителей различных генотипов[13].

В результате миграций происходило чересполосное или смешанное с другими этносами расселение русских. Наблюдалось передвижение и других этносов, хотя и в более ограниченных масштабах (коми, мордвы, казанских татар и т.д.).

С начала XVII в. продолжался процесс интенсивного освоения русскими других земель: в европейской части — степной Новороссии, Нижнего Поволжья, Южного Приуралья, Северного Кавказа; в Азии — степей Сибири, Средней Азии, а также Дальнего Востока. К Великороссии примыкают одна за другой Малороссия, Белороссия и Новороссия, образуя всероссийскую империю. Власть теперь сосредоточивается в руках военно-служилого класса — дворянства. Основным занятием населения оставалось земледелие, к нему добавляется фабричная и заводская промышленность.

Это период всероссийский, императорско-дворянский, период земледельческого и фабрично-заводского хозяйства.

Чем объясняется постоянная миграция русского населения?

Причиной стихийных или организованных перемещений был прежде всего поиск самим населением новых, более благодатных условий жизни (миграция на пустующие земли). Возникали новые поселения, чересио- лосно чередовавшиеся со старыми, заселенными другими этносами. Миграция производилась и по политическим причинам: так, в XV в. переселяли из Новгорода Великого в Новгород Нижний опасных и неугодных людей, а на их места переселяли своих людей. Переселение происходило в результате религиозных конфликтов и гонений на иноверцев (старообрядцев). В XIX—XX вв. появилась масса переселенцев в результате земель^ ных реформ.

Становится очевидным, что в результате миграций расширялась территория проживания русских людей, причем в новых районах пересе

ленцы стали преобладать численно. В процессе приспособления к местным условиям вырабатывались и черты психического склада (уральцы, сибиряки, волжане и т.п.), появились и особенные черты внешнего облика.

Процесс миграции русского населения вел к переносу своей культуры и заимствованию разных этнокультур. Но при этом заметим, что миграция не означала постоянного кочевья, это были эпизоды, хотя и очень много значившие для судьбы народа. Обосновавшись на новых местах, переселенцы и их потомки затем проживали здесь веками. Из поколения в поколение, из века в век не покидали насиженного места, если не возникала особая ситуация.

Огромные расстояния и небольшая численность населения на века привязывали людей к своей местности, что вело к созданию и консервации этнорусской культуры и включению в нее местных особенностей. «Что ни город, то норов, что ни деревня, то обычай».

Таким образом, на протяжении всей истории народа в результате миграционных процессов происходило проникновение в русский этнос различных этнических компонентов. Многообразные контакты с другими этносами, населявшими территории европейской равнины, сделали русских открытыми для сотрудничества с другими народами. Возможно, это обстоятельство и определило главное в стиле взаимоотношений между народами — принцип этнической терпимости, ставший издавна ведущим: между народами России не существовало межнациональной вражды, они жили по соседству, сотрудничая и почитая своих богов.

История этноса наложила свой отпечаток и на его педагогическую культуру. В процессе переселения в новые природно-климатические условия изменялись быт, виды труда, появлялись новые занятия. Это означало необходимость развития у детей тех трудовых навыков, которые диктовались новыми обстоятельствами жизни (например, умения ухода за скотом в условиях более суровой или, наоборот, более теплой зимы, навыков рукоделия и ремесел, подходящих для данной местности). При этом в педагогическую культуру проникали приемы, методы воспитания, используемые соседними коренными народами, приспособившимися ранее к данным условиям жизни. Этнические нормы, поразительная схожесть которых у разных народов России уже отмечалась выше, видимо, тоже перенимались друг у друга, осваивались молодыми как в практике общения, так и благодаря специальному воспитанию. При этом сохранялись и сложившиеся, традиционные особенности воспитания.

Численность русского населения в разные периоды истории России была различной.

Численность русского населения в XVIII в. (тыс. человеку

Всего населения

В том числе русского

1719 г.

1795 г.

1719 г.

1795 г.

ЧИСЛО

%

число

%

15 738

41175

И 128

71

19 615

49

Таким было соотношение русского населения на территориях Центра России, Поволжья, Североевропейской части, Сибири.

Численность русского населения в 1917 г. (тыс. человек)г

Всего населения

В том числе русского

ЧИСЛО

171 750

76 700

44,7

§ 3. ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ВОЗЗРЕНИИ РУССКОГО НАРОДА НА ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ

В развитии традиционных культур велика была роль религии, определявшей мировоззрение человека, его отношение к природе и обществу, его национальную психологию (ментальность).

Древней религией славян являлось язычество, оставившее неизгладимый след в народной культуре, в том числе педагогической.

Культура язычества. Язычество — религия, основанная на поклонении многим богам и обожествлении сил природы (воды, огня, земли, ветра), животных, растений, деревьев. Это — воззрения на космос, природу, человека, которые не были единообразными. Так, в славянском язычестве одни племена верили в силы космоса и природы; другие — в Рода; третьи — в души умерших предков и в духов; четвертые — в тотемных животных, пращуров и т.п., поэтому возникли различные обряды и ритуалы.

Основу народного мировоззрения составляла мифология, в которой отразились представления о миропорядке, о том магическом, таинственном, «чудесном», с чем была связана вся жизнь славянина. Но так как она не была записана, исследователи пытаются восстановить ее, изучая заклинания, народные песни, поверья, ритуалы, заговоры, былички, загадки и т.п. Отсюда — неоднородность толкований.

Рассматривая язычество, отметим два существенных момента:

— не существует полной его картины, и древняя вера славян напоминает обрывки старинных кружев, полный узор которых утерян; [14] [15]

— нет и устоявшегося мнения отдельных исследователей по вопросу о языческих культах и их отдельных персонажах.

Наиболее известны исследования языческой мифологии, проведенные В.В. Ивановым и В.Н. Топоровым, Б.А. Рыбаковым. Последний из названных авторов предостерегает исследователей язычества, в частности, от категорических утверждений о времени зарождения представлений о божествах, так как они могут быть результатом естественного накопления в памяти людей взглядов, возникших в разные эпохи. То же предостережение касается и толкования функций разных божеств: есть свидетельства того, что некоторые божества со временем теряют свои «обязанности», другие же, наоборот, сохраняя свои имена, становятся более значимыми, иногда наблюдается слияние нескольких божеств в одно. Необходимо осторожнее судить и о количестве славянских богов1. Крайне противоречиво толкуют этимологию и семантику этих богов и лингвисты. Следовательно, разночтения в суждениях о языческой культуре естественны и закономерны.

«Познание народной культуры, всех видов крестьянского творчества невозможно без выявления его архаической языческой подосновы. Изучение язычества — это не только углубление в первобытность, но и путь к пониманию культуры народов»2, — писал Б.А. Рыбаков.

Самые древние боги не имели имен, а известны были только Род, отождествляющий мужское начало, и Рожаницы, отождествлявшие начало женское, дающие жизнь всему живому. Позже они стали наделяться многообразными силами и получили в разных племенах имена собственные: Яровит, Световид, Мокошь, Златая Баба и др. Древнеславянские божества — это также упыри и берегини, олицетворяющие души добрых или злых умерших людей; впоследствии эти безыменные персонажи получили свои имена.

К X в. на Руси установился более организованный культ, в котором согласно «Повести временных лет» выделяются высшие божества; именами их клялись, заключали договоры. Наряду с высшими божествами известны и низшие — духи лесов, водоемов: лешие, водяные и т.п.

Как считает БА Рыбаков, космогонические представления славян были связаны с образом женщины. Земля, почва, вспаханное поле были уподоблены женщине; засеянная нива, земля с зерном — женщине, ожидающей рождения ребенка. Рождение из зерна новых колосьев уподоблялось рождению ребенка. Женщина и земля были сопоставлены и уравнены на основе древней идеи плодовитости, плодородия.

См.: Рыбаков Б.А Язычество Древней Руси. М, 1988.

2 Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981. С. 606.

Мифология определяла систему мифологических персонажей, составляющих пантеон — совокупность определенных богов, которые располагались на разных уровнях. Этот уровень зависел от того, с какой сферой человеческой жизни они связаны.

На высшем уровне, как свидетельствует начальная летопись, находились семь богов: Перун, Хоре, Даждьбог, Стрибог, Симаргл, Мокошъ, Велес (Волос). Они составляли так называемый Владимиров пантеон, в честь этих богов князь в 980 г. поставил на холме «кумиры» — идолы.

Перун — бог грозы считался покровителем военной княжеской дружины и самого князя, хотя его культ возник, видимо, в III тыс. до н.э. В мифологических сюжетах Перун громовыми стрелами поражает противника — змея, похитившего у него скот (варианты — жену, воду, людей), побеждает его и освобождает скот (вариант — воду: идет дождь).

Велес — покровитель скота («скотий бог»), его атрибут — золото, само слово «скот» могло обозначать богатство, ведь скот с древнейших времен считался основным богатством племени, семьи. Культ Белеса был весьма распространен на Руси.

Мокошъ (Макошь) — наиболее загадочное и противоречивое женское божество, возможно, это богиня плодородия/плодов земледелия, она покровительствовала домашнему очагу, по преданиям, пряла нить судьбы. В то же время Мокошь связана со всем нижним, темным, влажным, с половой жизнью, с дождем. БА Рыбаков допускает, что Мокошь вполне могла восприниматься как «мать хорошего урожая», «мать счастья». Она представлялась в виде женщины с распущенными волосами, большой головой и длинными руками; Ее изображения можно встретить и в наше время в- кружевах и вышивках. '

Даждьбог, Стрибог — эти божества связаны между собой. В «Слове о полку Игореве» Даждьбог назван и предком русичей. Некоторые племена считали его богом солнца. Культ этих богов, по предположению БА Рыбакова, возник еще во II—I тыс. до н.э. в эпоху праславян.

Хоре — бог солнца; известен был больше всего у юго-восточных славян. Ему были посвящены два крупных славянских праздника в году — дни летнего и зимнего солнцестояния.

На втором уровне находились Ярило, Купала, Коляда, Чур, Див.

Ярила был широко известный персонаж языческой мифологии, хотя он и не упоминается в числе богов. Празднества в его честь проходили даже в первой половине XX в. (в Белоруссии, например). Имя его происходит от славянского «яр» и обозначает мужскую силу, мужское семя, рождение и связывается с обеспечением плодородия, прибытка урожая. Праздник проходил так: всадник в белой одежде, но босой, на белом коне, молодой, красивый, держал в одной руке «человеческую голову», в другой — колосья. Пляски, игры, еда и пьянство, кулачные бои составляли содержание праздника и заканчивался он сжиганием куклы Ярилы. Гулянья носили эротический, «разнузданный» характер, что было отголоском еще более древних культов, призванных путем магических обрядов, символизирующих оплодотворение земли, обеспечить урожай.

Купала — персонаж, «ответственный» за плодородие, само слово родственно глаголам «купать» и «кипеть», а может быть «куп» — куст, сноп. На 24 июня (7 июля) — это день летнего солнцестояния — приходился праздник Купалы, обязательными атрибутами которого являлись вода и огонь — очищающие костры, через которые прыгали, чтобы избавиться от скверны плоти и духа. Купала — тряпичная или соломенная кукла, сжигалась в конце праздника, что связывало умирание с последующим воскресением, с плодородием и сезонным обновлением природы.

Коляда — персонаж, связанный с новогодними празднованиями. Его праздник приходился на 24 декабря (7 января) — пик зимнего солнцестояния. Песни-колядки содержали пожелания благополучия дому и семье; праздник носил карнавальный характер: надевались вывернутые наизнанку тулупы, раскрашивались лица.

Широко известный персонаж славянской мифологии — Кода, которая покровительствовала красоте, любви и браку; она же олицетворяла несчастную любовь. Празднования в ее честь проводились весной (1 мая) и в середине мая — начале июня. Ее сын Лель — то же, что греческий Эрос или древнеримский Амур; он так же поражал сердца людей страстью, любовью. Отсюда и слово «лелеять» — нежить, любить.

На самых низших, уровнях находятся Баба-Яш, Кощей Бессмертный, Лесной, Морской, Водяной цари и многие др. В представлениях древних славян мир был заполнен разнообразными духами, под покровительством которых находилось все вокруг. Это — дворовые, домовые, кикиморы, русалки. Вера в этих духов была самой прочной, и память о них сохранилась до нашего времени в фольклоре, обрядах, поверьях, заговорах, вере в волшебную силу трав, камней и пр.

Культы высших богов были насильственно уничтожены вместе с сожжением их идолов при христианизации Руси.

Таким образом, в сознании людей, живших в глубокой древности, мир был заселен множеством добрых и злых духов, помогавших или вредив- ши^им. Человек робел перед необъяснимыми явлениями и силами природы и искал заступничества у богов. Но не только страх порождал веру в богов. «В детском лепете языческого мышления постоянно и неизменно слышится тот же вещий голос: я хочу все знать, все видеть, везде существовать» (И.Е. Забелин). Среди удивительных божеств, которым поклонялись, нет отталкивающих, уродливых, омерзительных. Есть среди них злые, страр1нг'е, непонятные. Славянские боги воспринимались как родствен-

ники, были суровы, справедливы, а сам мир божеств был простым и естественным, схожим с бытом людей.

Например, кто такой леший? Он похож на человека, живет в лесах, все в его одежде перепутано: левая пола кафтана запахнута за правую, правый лапоть надет на левую ногу, волосы на голове зачесаны налево.

Но как бы ни скрывался леший, его можно узнать, если посмотреть на него через правое ухо лошади; бровей и ресниц у него не видно. Если леший идет лесом, он становится ростом с самое высокое дерево, а на опушке становится ниже травы. Лешие умеют хохотать, аукаться, свистеть и плакать по-человечески, а при встрече с людьми делаются бессловесными. Они не столько вредят людям, сколько шутят и проказничают. Так, они могут завести грибников в лесную чащу, из которой трудно выбраться; но все-таки не ведут людей на прямую погибель, так случается только раз в году — 4 октября. G малолетства человек знает, что надо сделать, чтобы выбраться из лесу: сесть на пенек, вывернуть наизнанку одежду, левый лапоть надеть на правую ногу и т.п.

Реальные люди — жрецы, волхвы и кудесники служили как бы посредниками между людьми и божествами, были служителями языческих богов. Они руководили обрядами, приносили богам жертвы от имени народа, составляли календари, хранили в памяти историю племен и мифы. Были волхвы-целители, ведуны (от ведать — знать), волхвы-баяны (от глагола «баять» — рассказывать, петь, заклинать). Жрецы приносили богам жертвы и предсказывали будущее.

Языческие представления о мире сохранялись в памяти людей еще в XIX в. и проникали в систему воспитания: дети приобщались к старинным праздникам, утверждались в вере языческие персонажи, действия, заклинания. Желая предотвратить какие-то поступки детей, родители запугивали . их русалками, лешими и др. Пытаясь узнать свою судьбу, девочки- подростки обращались к гаданиям и верили в них. Сохранялись и старинные обереги: вышивки на платье вокруг шеи и на подоле; кички, кокошники, оберегавшие от злых сил; вышивки и кружева с рисунками Мокоши, коня (возил по небосводу солнечное божество), птиц, приносящих весну; эти рисунки со старинными оберегами украшали и жилища, и орудия труда, и утварь.

С самого детства попадал в эту атмосферу ребенок, впитывая мифы, сказки о волшебствах, сам участвуя в создании рукодельных вещей с языческой символикой.

Православие. Крещение Руси в Xв. означало провозглашение новой религии. Введение христианства способствовало развитию культуры во всех направлениях: распространению грамотности, литературы, совершенствованию архитектуры, обогащению изобразительного искусства. Христианство определило и заповеди новой морали, основанной на любви, почита

нии родителей, порицании пороков — убийства, кражи, лжесвидетельства, прелюбодейства и т.н.

Но так как введение новой веры, зародившейся вдали от славянских племен, проводилось сверху, оно встречало противодействие волхвов и кудесников; не хотело на протяжении нескольких веков расставаться с древними богами и само население. Христианские проповедники поначалу подвергали гонениям язычество — идолов рубили, сжигали, волхвов и колдунов казнили.

И все-таки у крестьянина сохранился языческий взгляд на природу, он поклонялся солнцу и грому, почитал деревья, хотя в то же время и молился Богу. Им одухотворялось все окружающее, наделялось особой силой, которая могла или препятствовать человеку, или доставлять радость.

Не сумев преодолеть сложившихся веками народных обычаев и обрядов, церковь избрала тактику приспособления их к христианской идеологии. Приняв христианство, народ не отказался от дедовских обычаев, а наоборот, сохранил их, придав им иную, религиозную форму. Так как язычество соответствовало практическим и духовным потребностям человека, оно не погибло, а внедрилось в новую религию, образовав нечто новое, уникальный сплав — бытовое православие крестьянства. В нем ярко проявлялась собственная эстетика и этика, это было христианство нового толка, со своими святыми и праздниками.

Языческие представления и действа стали принимать христианизированные формы: так, объявляя святым источник или дерево, объясняли это явлением здесь иконы; целительные свойства дерева тем, что здесь похоронен святой.

По древнейшей традиции детей приучали, стоя на земле, не говорить о ней плохого слова, так как верили, что «мать-земля не простит этого». Ранней весной нельзя было бить по земле палкой, потому что в это время она «находилась в состоянии беременности», т.е. готовилась рожать хлеб и возрождать все растения. С принятием христианства это языческое верование даже попало в церковную книжность: «Если бил землю... 15 дней епитимьи», т.е. церковного наказания. При встрече со взрослыми следовало кланяться и доставать рукой до земли, чем выражалось пожелание бла- годенства. И землю называли не иначе, как «мать», «кормилица».

В народных праздниках соединялись как «бесовские», так и христианские начала. В святочные дни жгли костры и объясняли это так: «умершие родители приходят обогреваться и от этого пшеница уродится ярая». Под христианский праздник Рождества гадают, проделывают ряд магических языческих действий: вечером кладут в чашку кутью и мед, каждый кладет свою ложку углублением вниз, накрывают. Утром, придя из церкви, смотрят, чья ложка перевернулась • — жди беды. Запрет плевать через правое плечо основывался на утверждении, что «ангел-хранитель при правом

боке, а дьявол при левом: на него и плюй», стучать по столу нельзя — он ладонь Бога и т.п. (Даль В.).

Гадания, посещения церкви, почитание животных и деревьев можно было увидеть почти в каждом народном празднике. Так причудливо переплелись языческие и христианские начала в православии..

В то же время идеи, сюжеты Библии вошли в фольклор народа, легли в основу пословиц и поговорок: «Кто не работает, тот не ест», «Не судите, не судимы будете», «Нет пророка в своем отечестве», «Не хлебом единым», «Зарыть талант в землю» и др. И такие выражения: «Вавилонское столпотворение», «Фома неверующий», «хлеб насущный», «соль земли», «манна небесная» и т.п.

Со времен Киевской Руси возникает понятие «Святая Русь», которое обычно связывают со святыми, пролагавшими духовные пути для народа, открывавшими ему Небо. В святцы записано несколько сотен имен христиан, причисленных церковью к лику святых. Но при этом народ хотел не столько личной святости, сколько преклонения и благоговения перед нею, почитания святыхг.

К святым у крестьянина устанавливалось особое отношение как к мудрым и всесильным существам, способным помочь ему за их почитание; святых наделяли определенными «обязанностями»: заботиться о хозяйстве, здоровье людей, помогать в сельскохозяйственных работах. Их можно было отблагодарить, но также и попенять им, пристыдить. Святые и чудотворцы были переведены народным сознанием на крестьянское положение.

Рассмотрим лишь некоторые сюжеты. Святой великомученик Георгий Победоносец считался покровителем домашних и диких животных и представлялся разъезжающим на белом коне, раздающим зверям наказы. В день этого святого впервые после зимы выгоняли скот на пастбища и приступали к полевым работам. Святой апостол Онисим был переименован в Онисима-овчарника; Иов-многострадальный — в Иова-горошника; святой Афанасий Великий — ревностный защитник благочестия — переименован в Афанасия-ломоноса, потому что около его имени —18 января бывают самые сильные морозы, от которых кожа слезает с носа; праздник святого Луки: «На Луку пекли пироги с луком»; «Дождь на Акулину — хорошая калина».

Новые святые часто воспринимались через явления природы, которые повторялись из года в год в дни святого; поэтому те праздники, которые церковь считает своими, как праздники рождения, смерти и воскресения Христа, также оказываются по своему происхождению - 4907 языческими, а бытовое содержание праздников всегда оказывалось более устойчивым. БД Рыбаков пришел к выводу, что праздник святых Бориса и Глеба совпадал по срокам с более ранним — языческим — праздником Перуна (20 июля); 4 июня языческий «семик» был связан с Троицей; 20 июля — день Ильи, перенявшего у Перуна громы; 24 июня — день Ивана Купалы, также соединившего в названии православие — Рождество Иоанна Предтечи и язычество — Купалу.

На Христа, Богородицу и святых были перенесены многие черты древнеславянских покровителей — Перуна, Рода, Мокоши, Белеса и др. Элементы древнеславянского быта вошли в церковный календарь, например промежуток времени между Рождеством и Крещением заняли святки с их языческой символикой, за которыми следует дохристианская масленица. В православной Пасхе имеются языческие поминальные обряды, а также древний культ хлеба.

Можно заметить синтез язычества и христианства и в морали. Православная мораль покоилась как на канонических основах христианства, так и на древних народных представлениях о морали. Нравственность в сознании русских крестьян связывалась с православием, с твердостью веры. «Креста на тебе нет» — говорили о том, кто вел себя бессовестно, и наоборот: «живет по-божески», «живет по-христиански» — о том, кто был совестлив и милосерден.

В церковных проповедях постоянно содержались и тем самым передавались нравственные поучения. Судили же о следовании заповедям по посещениям церкви, соблюдению постов и обрядов и по выполнению нравственных норм, В поведении православного человека ценились такие проявления морали, как уважительное отношение к старшим, забота о старых, детях, беспомощных людях, милосердие, миролюбие, взаимопомощь, трудолюбие, совестливость и многое другое.

Отпечаток христианской этики можно наблюдать в приветствии, выражении благодарности, прощения. Переступая порог чужого дома пришелец обычно молился перед иконой и кланялся: первый поклон Богу, второй — хозяевам, третий — всем добрым людям. Обращаясь к работающим, приветствовали их: «Бог в помощь», а слово «спасибо» как выражение благодарности есть редуцированное пожелание «Спаси Бог»; «прощай» — это просьба о христианском прощении (так, последнее воскресенье перед Великим постом, когда все односельчане просили прощения друг у друга, называлось «прощеным воскресеньем»). Просили прощения у домочадцев и у всего мира, у общины, в случае бездетности или тяжелых родов, а также перед дальней дорогой.

Богоугодным делом признавались помочи, поэтому они проводились и в праздники, и в воскресенья, когда любая работа считалась грехом, а отказ от участия в помочи воспринимался как большой грех.

Давая обещание, клятву человек целовал крест, нарушение обещания считалось смертным грехом; сам же обычай целования способствовал выработке таких личностных качеств, как честность, ответственность.

Важным фактором воздействия на определение норм поведения являлась исповедь, отправляясь на которую просили прощения у домашних и которая была важна не только с религиозной, но и этической точки зрения, так как приучала оценивать свои поступки с позиций добра и зла.

К большим церковным праздникам приурочивались общественные пиры, трапезы, добро на которые давала церковь. Пиры устраивались мужчинами на полях после службы в храме; принято было приглашать и тех, кто не мог внести пая — бедняков и нищих. В храмовые праздники также было принято ходить по гостям, на застолья; радушный прием любого гостя считался священным, говорили: «Гость в дом — Бог в дом». Стол в понимании крестьян то же, что в алтаре престол, поэтому вести себя за ним нужно так же, как в церкви; был обычай целования стола перед дальней дорогой.

Религиозность стала наиболее глубокой чертой характера; она выражалась в молитвах, обращениях к Богу с просьбами помочь в добрых делах; вера поддерживала в невзгодах и помогала их преодолевать. Вера же определяла и одну из основных черт народного характера — «выдающуюся доброту»"[16], она проявлялась в поведении и выражалась в гостеприимстве, хлебосольстве, взаимопомощи, отсутствии злопамятности. Доброта выражалась в жалостливости ко всем, терпящим беду и нужду, даже к преступникам.

Основной задачей воспитания православного христианина было научить его жить по воле Божьей и через это привести к вечному блаженству на небесах. Для этого следовало добрые побуждения ребенка поддерживать, превратить в сознательное стремление к добру и правде. Делу воспитания благочестия православного человека служила вся христианская литература, она вся поучительна, педагогична. Описанием исторических событий, псалмами и притчами Библия давала уроки добродетельной жизни.

Православное просветительство, проводимое церковью, оставляло, безусловно, свой след в душе ребенка, подвигало его к благочестию. Однако судить о результатах воспитания можно по конкретным поступкам, по всему складу жизни человека, а не только по внешним проявлениям веры. В данном случае мы и говорим о стремлениях, а не результатах воспитания; они имели свои особенности и тонкости.

Одну из важнейших составляющих нравственного воспитания подметил Н. Бердяев. Православие, которое во многом определило нравственное воспитание, отличалось огромной нравственной снисходительностью; человеку предъявлялось прежде всего требование смирения, предполагающее отказ от гордыни, самопревознесения. В награду за добродетель смирения ему разрешалось даже такое: «Лучше смиренно грешить, чем гордо совершенствоваться».

При этом не следовало задаваться высокой целью приближения к идеалу святости, она удел немногих: слишком героический путь личности православие объявляло гордыней, попыткой стать человекобожеством. Поэтому, не задаваясь высокими целями, человек поклонялся святым и святости, полагаясь на заступничество святых. Он должен был жить в своем коллективе, следовать устоявшемуся укладу жизни, воспитываться в духе своего сословия, своей традиционной профессии.

Это приводило к тому, как отмечает Н. Бердяев, что русский человек больше полагался ни Бога, на социальную среду, а не на собственную ответственность и активность, искал спасения у святых, их посредничества. В то же время «в русском душевном типе есть огромное преимущество перед типом европейским. Европейский буржуа наживается и обогащается с сознанием своего большого совершенства и превосходства, с верой в свои буржуазные добродетели. Русский буржуа, наживаясь и обогащаясь, всегда чувствует себя немного грешником и немного презирает буржуазные добродетели»1,

Идея Святой Руси имела глубокие корни, но она заключала в себе большую опасность, так как расслабляла нравственную энергию, препятствовала развитию ответственности, активности, раскрытию своей человеческой индивидуальности. Русская доброта часто бывала бесхарактерностью, слабоволием, болезнью страдания.

В основу формирования русской души легли два противоположных начала: «природная, языческая стихия и аскетически монашеское православие». Именно в этом видит Н. Бердяев причину совмещения в русском народе двух противоположностей: деспотизма — анархизма; жестокости, склонности к насилию — доброты, человечности; смирения — наглости; рабства ¦— бунта и т.п.

Эта оценка особенностей православного воспитания помогает увидеть истоки некоторых ментальных черт личности русского человека.

<< | >>
Источник: Латышина Д.И.. История педагогики (История образования и педагогической мысли): Учеб. пособие.. 2005

Еще по теме § 2. ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛИВШИЕ СВОЕОБРАЗИЕ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ И ВОСПИТАНИЯ:

  1. Своеобразие системы воспитания и образования детей в кибуцах
  2. Своеобразие духовной культуры Ренессанса: развитие индивидуализма и гуманизма
  3. § 1. ПОНЯТИЕ НАРОДНОСТИ В ВОСПИТАНИИ
  4. О народности в общественном воспитании
  5. §2. ХАРАКТЕР ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ В НАРОДНОЙ ШКОЛЕ
  6. СЕМЬЯ КАК ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ
  7. НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
  8. Задание 36. Определите вид дилеммы. Сделайте вывод, постройте схему. Определите характер вывода.
  9. Часть I Народная педагогика о воспитании
  10. 36. Определите вид дилеммы. Сделайте вывод, постройте схему. Определите характер вывода.
  11. М37. Станиславский К.С. Об эстетическом воспитании народных масс
  12. Глава 3 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА НАРОДНОГО ВОСПИТАНИЯ
  13. Глава 9 ПРОСТОНАРОДНОЕ ВОСПИТАНИЕ И НАРОДНАЯ ШКОЛА
  14. 2. Дальнейший подъем промышленности и сельского хозяйства в СССР. Досрочное выполнение второй пятилетки. Реконструкция сельского хозяйства и завершение коллективизации. Значение кадров. Стахановское движение. Подъем народного благосостояния. Подъем народной культуры. Сила советской революции.
  15. И В ЭТОМ ТАКЖЕ ЗАКЛЮЧАЮТСЯ ОСНОВЫ ИСТИННОГО НАРОДНОГО ВОСПИТАНИЯ
  16. Тема ЯЗЫЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДРЕВНИХ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН. ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ, ИХ ВЛИЯНИЕ НА СКЛАДЫВАНИЕ ХАРАКТЕРА РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА (РУССКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ)
  17. ЗАНЯТИЕ № 21 ТЕМА: ВОСПИТАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ
  18. 3.3. КУЛЬТУРА АНТИЧНОСТИ 3.3.1. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ И ФАКТОРЫ ЕЕ РАЗВИТИЯ
  19. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ