<<
>>

Предпосылки кризиса классической науки и революция в естествознании на рубеже XIX - XX вв.

В конце XVIII - начале XIX в. происходят радикальные перемены в естествоз нании. Начинает развиваться биология, химия и др. области знаний, что приводит к выделению науки из натурфилософии, формированию дисциплинарно организованной науки. Натурфилософские системы природы, созданные до XIX в. И. Кантом, Ф. Шеллингом, Г.В.Ф. Гегелем, в XIX в. не могли уже выполнять функции теоретического анализа и обобщения новых научных данных Это было обусловлено, с одной стороны, тем, что натурфилософия давала умозрительную картину мироздания, в формировании которой участвовали этические, эстетические и религиозные взгляды, она часто опиралась на антропоморфные аналогии, эмоциональные аргументы и фантазии.
И, с другой стороны, - тем, что натурфилософия XVII - XIX вв. опиралась на механистическую картину мира. При этом механика прямо отождествлялась с точным естествознанием и ее задачи, сфера её применяемости казались безграничными170.

Переход к дисциплинарному естествознанию ограничил сферу идеалов механики и сформировал новую систему разнообразных, специфических для каждой дисциплины идеалов и норм, отражающих особенности различных предметов исследования. В биологии, химии и других областях знания формируются специфические картины реальности, нередуцируемые к механической картине мира. Накапливаются факты, которые всё труднее было согласовывать с ее принципами171. Начался процесс расшатывания механической картины мира, она теряет свой универсальный характер, расщепляясь на ряд частнонаучных картин. В середине ХІХ в. она окончательно утратила статус общенаучной. Стало очевидным, что законы ньютоновской механики уже не могут играть роли универсальных законов природы.

Что же касается общих познавательных установок классической науки, то они еще сохраняются в данный исторический период. Соответственно возникающей дисциплинарной организации науки видоизменяются ее философские основания. Они становятся гетерогенными, включают довольно широкий спектр смыслов тех основных категориальных схем, в соответствии с которыми осваиваются объекты (от сохранения в определенных пределах механицистской традиции до включения в понимание «вещи», «состояния», «процесса» и других идей развития). В эпистемологии центральной становится проблема соотношения разнообразных методов науки, синтеза знаний и классификации наук. Выдвижение ее на первый план связано с утратой прежней целостности научной картины мира, а также с появлением специфики нормативных структур в различных областях научного исследования. Поиск путей единства науки, проблема дифференциации и интеграции знания превращаются в одну из фундаментальных философских проблем, сохраняя свою остроту на протяжении всего последующего развития науки. Этот процесс протекал в условиях резко усиливающейся производительной роли науки, превращения научных знаний в особый продукт, имеющий товарную цену и приносящий прибыль при его производственном потреблении. В этот период начинает формироваться система прикладных и инженерно-технических наук как посредника между фундаментальными знаниями и производством. Различные сферы научной деятельности специализируются и формируются соответствующие этой специализации научные сообщества.

К средине XIX века наука из преимущественно собирающей становится упорядочивающей; происходит расширение сферы экспериментальных исследований, усиливается значение мыслительного эксперимента, оперирующего идеального объектами172; усиливается процесс математизации естествознания; в науку проникают идеи развития.

Ведущее место в науке XIX в.

по-прежнему занимает физика. Ее лидирующее положение связано с новыми открытиями и развитием новых разделов физики - термодинамики, электрофизики, теории электричества и теплоты. Открытия закрепляются развитием крупного машинного производства, техническим переворотом, связанным с изобретением и применением рабочей машины. Вместе с тем формируется химия, в рамках которой разрабатывается теория химического строения (Д. Менделеев, А. Бутлеров).

Развитие науки средины XIX в. связано с открытием закона сохранения и превращения энергии (Ф. Майер, Дж. Джоуль, М.Р. Ленц), клеточной теории живого (П.Ф. Горяинов, М. Шлейден, Т. Шванн), эволюционной теории Ч. Дарвина. Эти законы вносили в науку новые идеи и представления: о взаимосвязи различных процессов (свет, теплота, химические процессы и т.п. не изолированы, а связаны друг с другом), единстве строения организмов животных и растений и идею развития, эволюции. Они придали мощный импульс научному прогрессу, поэтому, как пишет А. Уайтхед, средина XIX века превратилась в сплошной праздник науки, казалось, что все тайны природы раскрыты. Наука склонялась к представлению о том, что сформировавшаяся картина мира завершена в ее фундаментальных основах. Дж. Томсон писал о необходимости уточнить только некоторые детали, о двух «облачках» на чистом небосклоне физического знания - затруднениях теории теплового излучения и отсутствии изменения скорости света в движущихся телах173. И именно из этих облаков и грянул гром..

В конце ХІХ - начале ХХ вв.: •

опыты А. Майкельсона поставили под сомнения существование эфира и абсолютного пространства, в котором скорость света должна быть больше в направлении движения светильника, а она оказалась неизменной, постоянной по величине, независимой от скорости движения источника света; •

Г. Герц (80-е гг.) доказал реальность электромагнитных волн и подтвердил теорию Дж.К. Максвелла, которая была несовместима с механистическими представлениями о мире (с помощью механистических моделей эфира); •

в 1895 - 1896 гг. были открыты рентгеновские лучи, радиоактивность (А.С. Беккерель) и электрон (Дж. Томсон, 1897 г.), которые опровергли представление об атоме как последнем, неделимом «первичном кирпичике» мироздания и утверждали мысль о сложном строении атома; •

специальная и общая теория относительности А. Эйнштейна поставила под сомнение положение об абсолютности пространства, времени и движения и обосновывали идею об органической связи пространства и времени с движущейся материей («замедление» времени, «искривление» пространства)174;

• в 1924-1930 гг. была экспериментально подтверждена гипотеза Луи де Бройля о корпускулярно-волновой природе материальных образований и, как следствие этого сформулировано соотношение неопределенности (В. Гейзенберг) - о невозможности для микрообъектов одновременно точно определить координаты и импульс.

Новые открытия в науке не укладывались в господствующую механистическую картину мира, свидетельствовали об ее ограниченности. Встал вопрос об абсолютной истинности классической механики как теоретической базы естествознания и основанной на ней картины мира и об адекватности эпистемологических идей и представлений, лежащих в основаниях научного познания175. Фундаментальные естественнонаучные представления о материи, пространстве, времени, причинности потребовали серьезного философского анализа. Это привело к осознанию кризиса в естествознании (прежде всего в физике). Он проявлялся и на уровне понятий и принципов176, и на уровне философско-методоло- гических оснований, и на мировоззренческом уровне (материализм, идеализм).

<< | >>
Источник: В.И. Штанько. Философия и методология науки. Учебное пособие для аспирантов и магистрантов естественнонаучных и технических вузов. Харьков: ХНУРЭ. с.292.. 2002

Еще по теме Предпосылки кризиса классической науки и революция в естествознании на рубеже XIX - XX вв.:

  1. Глава 8. Завершение классического естествознания и научная революция конца XIX — начала XX в.
  2. Революция в естествознании конца XIX — начала XX в.
  3. § 1. ИСТОКИ УСКОРЕНИЯ РАЗВИТИЯ НАУКИ И РЕВОЛЮЦИЯ В ЕСТЕСТВОЗНАНИИ
  4. ГЛАВА 11 ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ НА РУБЕЖЕ XIX-XX вв. РЕВОЛЮЦИЯ 1905 - 1907 гг.
  5. Духовная революция эпохи Возрождения и становление классической науки
  6. Формирование классического естествознания
  7. Соответствие и несоответствие между классическим и неклассическим естествознанием
  8. Ньютоновская механика как апогей классического естествознания
  9. Становление классического естествознания и изменение философской проблематики
  10. Великие открытия естествознания XIX в.
  11. § 19. Цель науки, особенно естествознания