>>

1.1, Человек и личность как объект междисциплинарного исследования и его значение для современного социологического знания

В историческом плане представление о человеке как социальном явлении сформировалось не сразу. Человеческая индивидуальность, характерная для древности и даже для средних веков, скорее может быть охарактеризована как социальный индивид.
Человек жил среди других людей, находя в них опору и оценку своим действиям, поступал, как принято в группе, и не мыслил себя вне ее. Отлучение от группы было высшим наказанием и означало верную смерть. Только позднее, практически на заре капитализма, люди стали отличать свои личные интересы от интересов клана и тем самым возникли предпосылки для разных стратегий поведения в группе, взаимодействий между группой и отдельным ее членом. Появилась необходимость осмысления новых качеств индивида как социально-психологического явления. Однако, как справедливо писал один из крупнейших русских философов XX в. А. Ф. Лосев, проблема человека есть извечная проблема, которая постоянно решается и никогда не будет окончательно решена. Исключительно в тринитарном и христологическом контекстах обсуждалось понятие человека до Р. Декарта, в философии которого подчеркивался дуализм души и тела как «мыслящей» и «протяженной» субстанции. Человек в его представлении есть связь безжизненного телесного механизма с душой, обладающей мышлением и волей. Личное местоимение «я» у Р. Декарта обозначало не человека, а только его душу, а душа представлялась как само мышление. Как считал Г. Лейбниц, человек есть существо, которое воспринимает не только окружающий мир, но и собственное восприятие. Реальный мир, по Г. Лейбницу, состоит из бесчисленных психически деятельных субстанций — монад, находящихся между собой в отношениях предустановленной гармонии; существующий мир создан богом как «наилучший из всех возможных миров». В духе рационализма он развил учение о прирожденной способности ума к познанию высшей категории бытия и всеобщих и необходимых истин. Тем самым человек не просто уже есть, а впервые сам себя конституирует. «Я могу осознанно говорить «я» только тогда, когда я осознанно воспринимаю себя; «я-сознание» есть продукт рефлексии; мы есть личности поскольку и насколько мы воспринимаем себя как личность»5. Позднее М. Шелер сделал вывод о том, что существо, которое только разумно, тем самым еще не может быть личностью. Личность существует только там, где нечто или, скорее, некто переживает самого себя как того, кто совершает познавательные, волевые и эмоциональные акты сознания. В конечном итоге «бытие-личность» охватывает «я» и «плоть», и поэтому личность господствует над бытием. В дальнейшем, в средневековье, эта идея получила более определенное толкование — личность есть не только душа, но и весь человек, который переживает себя как того, кто в состоянии осознать собственную волю по отношению как к своей чувственной жизни, так и к другим. Новый этап в осмыслении понятия «личность» связан со становлением социологии как самостоятельной науки. Признавая уникальность, не- заменяемость, неповторимость каждой личности, социология тем не менее сделала акцент на изучение социально типического в ее поведении и деятельности. За исходный пункт социологического анализа личности были взяты не индивидуальные особенности человека, а социальные функции, выполняемые им в рамках той системы, в которую он включен.
Поскольку человек существует не автономно, не сам по себе, а всегда является членом той или иной общности, элементом многих социальных структур, постольку он выполняет определенные социальные функции, совершает многочисленные поведенческие акты. Вместе с тем практически все социологические концепции, затрагивая проблему существования' и развития человека, подчеркивали не только то, что он является элементом социальной системы, но и сам представляется как сложнейшая социальная система со своеобразной структурой. В XIX в. возник ряд социологических теорий личности, которые пытались объяснить суть человеческой личности, раскрыть механизмы ее формирования и взаимодействия с обществом и его социальными структурами. Вопросы существования и развития человека можно найти уже в трудах натуралистической ориентации Г. Спенсера, внесшего значительный вклад в изучение социального изменения с точки зрения эволюционного подхода. Он выдвинул идею «естественного отбора» наиболее приспособленных к условиям людей: увеличение населения стимулирует все большую социальную активность — требуется все большая изобретательность, чтобы выжить. Наименее развитые группы и индивиды вымирают, поэтому общий уровень развития интеллекта должен постепенно возрастать. Выживают лишь те, кто превосходит других в интеллектуальном отношении. Для нас самые интересные элементы теории Г. Спенсера связаны с его анализом общественного развития, в основе которого лежат эволюционные процессы. На основе знания закономерностей общественных, и в том числе производственных, отношений человек, как подчеркивал Г. Спенсер, может активно вмешиваться в процесс развития и управления им, но в масштабах всего общества одновременное регулирование данных процессов невозможно. Недостатком теории Г. Спенсера является его стремление объединить социологические положения с биологией, причем он считал, что биологическая наука могла бы дать подходящие понятия для изучения общества, что является неприемлемым, так как социологические системы не являются биологическими. «Люди создают и преобразуют свою среду обитания. Они — нравственные существа, и «выживание сильнейших» — амо- 4 ральное суждение»6. В дальнейшем спенсеровская концепция «однолинейной» эволюции модифицировалась. Кризис в конце XIX в. биолого-натуралистических теорий способствовал усилению психологической тенденции в социологии. В процесс исследования включалась не только аморфная «толпа», но и конкретные человеческие группы, диады, триады и индивиды. Зародившаяся в США интеракционическая ориентация была одной из первых попыток соединить натуралистическую и психологическую тенденции в социологии. В ее основе лежит признание процесса взаимодействия (интеракции) индивидов как главного фактора общественной жизни. Человек, выступающий объектом и субъектом этого взаимодействия, понимается не как абстрактный индивид, а как социальное существо, принадлежащее к определенным социальным группам и выполняющее какие-либо социальные роли. Рассматривая в качестве предмета социологии социальный факт, Э. Дюркгейм определял его как всякий образ действия, четко определенный или нет, но способный оказывать на индивида внешнее давление и имеющий в то же время свое собственное существование, независимое от него. С самого рождения индивид вступает в отношения с уже функционирующими в обществе обычаями, законами, правилами поведения, религиозными верованиями и обрядами, языком, которые оказывают на него давление, принуждая его к определенному действию посредством морального авторитета. Таким образом, формируется концепция, которая в дальнейшем стала называться «феноменом интернализации» как социокультурных норм, так и представлений о личностях других людей, с которыми индивид взаимодействовал прежде всего как «субъект социализации». Человек и общество, считал Э. Дюркгейм, находятся в отношениях взаимозависимости, каждая сторона заинтересована в развитии и процветании другой. По его убеждению, «...в какой мере индивид причастен к обществу, в такой же мере он естественно перерастает самого себя и тогда, когда он мыслит, и тогда, когда действует»7. Однако он подчеркивает, что социальная реальность автономна по отношению к индивидуальной реальности, имеющей биопсихологический характер, постоянно соотносит эти два вида реальности. Так, «индивидуальным факторам» он противопоставляет «социальные факторы», «индивидуальным представлениям» — «коллективные представления», «индивидуальному сознанию» — «коллективное сознание» и т. д. Это непосредственно связано с тем, как социолог видит сущность человека. Для Э. Дюркгейма она — двойственная реальность, в которой сосуществуют, взаимодействуют и борются две сущности: социальная и индивидуальная. Причем социальное и индивидуальное не дополняют друг друга, не взаимодействуют, а именно противостоят, Э. Дюркгейм признает, что общество возникает в результате взаимодействия индивидов, но, однажды возникнув, оно начинает жить по своим законам. И теперь уже вся жизнь индивидов определяется социальной реальностью, влиять на которую они не могут или же влияют очень незначительно, не меняя сути социальных фактов. Э. Дюркгейм, таким образом, отдает предпочтение силе социальной реальности как объективно существующим и определяющим личность условиям. Впервые это положение было раскрыто в его теории социального контроля8. ^ Иную позицию по этому вопросу занимает М. Вебер9. Он среди тех, кто придает огромное значение в развитии общества действиям (поведению) индивида. М. Вебер видит в роли субъекта только отдельных индивидов, хотя и не отрицает существование и необходимость изучения таких социальных образований, как «государство», «акционерное общество» и т. п. Согласно М. Веберу деятельность индивида составляет единственную социальную действительность, и поэтому он выступает против использования коллективных понятий (подобных «государству», «обществу» и т. д.), если они не были прочно связаны с этой деятельностью. Исходным пунктом теории М. Вебера является рассмотрение поведения человека или группы людей по тому, что люди вкладывают в свои действия. В свою очередь действие, включающее и мыслительные процессы, осуществляет посредничество между стимулом и реакцией. Осмысленное, целенаправленное действие и делает индивида субъектом социального действия, изучение которого и позволяет понять действие любой социальной общности (класса, народа и т. д.). В ряде работ М. Вебера, посвященных роли религиозных ценностей в детерминации поведения, просматривается идея интернализации. Эта концепция интернализации множества культурных норм и социальных объектов, дополненная Дж. Г. Мидом и У. Томасом, стала в дальнейшем одним из методологических принципов теории социализации человека. Еще один вариант решения проблемы взаимоотношений человека и общества содержит теория К. Маркса. В его понимании субъектами общественного развития являются социальные образования нескольких уровней: человечество, классы, нации, государство, семья и личность. Движение общества осуществляется в результате действий всех этих субъектов. Мы видим, что в его теории личность признается субъектом общественного развития, правда, не выдвигается на первый план и не попадает в число движущих сил социального прогресса. Согласно концепции К. Маркса, личность не только субъект, но и объект общества. Она не есть абстракт, присущий отдельному индивиду, она — совокупность всех общественных отношений. Развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении, оно не может быть оторвано от истории предшествующих и современных ему индивидов. Жизнедеятельность личности в концепции К. Маркса всесторонне определяется обществом в виде социальных условий ее существования и наследия прошлого. Значительный вклад в развитие социологической теории личности внесли и наши соотечественники А. Ф. Лосев, И. А. Ильин, Д. И. Беляев, В. Ключевский и др. Многие из них, признавая индивидуальность в человеке, подчеркивали ее детерминированность обществом. Обусловленность мыслительных процессов человека социальным окружением доказывал в своих работах Л. Гумплович: «...в человеке мыслит совсем не он, — но его социальная группа; источник его мыслей лежит совсем не в нем, но в социальной среде, в которой он живет, в социальной атмосфере, которой он дышит; он может мыслить только так, как необходимо, — его заставляют концентрирующиеся в его мозгу влияния окружающей его социальной среды»10. Н. Ковалевский видел благополучие человека исключительно в условиях общего блага: «...только имея в виду жизнь людей в среде им подобных и преследование ими одновременно задач собственного благополучия и общего блага, мы можем прийти к верному представлению о действительной природе человека...»11. Таким образом, в XIX - начале XX вв. были заложены основы не только научного осмысления общества, но и изучения личности, определились оригинальные теоретические концепции и методологические принципы, составившие специфику междисциплинарного подхода к изучению человека и общества. Попыткой решения проблемы взаимовлияния социальной сферы и человека стало формирование различных философских, социологических, психологических и других концепций личности, имеющих собственные трактовки данного процесса. Первоначально проблема личности разрабатывалась философами, однако делалось это на высоком уровне обобщения. Постепенно, по мере накопления социальных знаний, произошел рост теоретических концепций, каждая из которых обосновывала определенный аспект социальных отношений, давая интеграцию социального как главенствующей категории социологии. Вместе с тем социология как определенный тип знаний об обществе, выходя из недр социальной философии, перенимает философскую культуру, признает особое значение теоретического обобщения, целостного концептуального осмысления социальных явлений. Социологическая теория, превратившись в самостоятельную отрасль знаний об обществе, и сегодня тесно связана с философским видением проблем социума, в том числе и проблем личности. В ней исследуются влияния на процессы развития личности макро- и микросреды, социально-экономических, социально-культурных, региональных, национальных и других социальных условий. Областью исследований педагогики является выявление наиболее эффективных форм и методов целенаправленного формирования личности, изучение социальной среды, в которой наиболее благоприятно осуществляется развитие индивида. Усвоение социального опыта, интериоризация, перевод внешних групповых норм и социальных ценностей в систему внутренней регуляции личности в процессе взаимодейст- , вия. индивида со своим ближайшим окружением является объектом исследования процесса развития личности в психологии. Для анализа социологических теорий, объясняющих процесс развития человека, его адаптацию в обществе, используем классификационный подход, согласно которому в социологии выделяются пять основных парадигм — исходных концептуальных схем, объяснительных моделей, на которые опираются различные концепции. Они различаются в зависимости от того, как авторы понимают сущность социальной реальности. Первая парадигма — «социальных факторов» — сводит социальную реальность к двум группам социальных факторов -г— социальным структурам и социальным институтам, которые отождествляются с понятием ре- альных вещей. Ее возникновение связано с именами французского социолога Э. Дюркгейма и последователей данного направления — П. Сорокина, Т. Парсонса, Р. Мертона, Р. Дарендорфа. В данной парадигме выделяют два основных теоретических направления: структурно-функциональный анализ и концепцию социального конфликта. В рамках последней рассмотрим теорию социального действия Т. Парсонса, в которой в состав исходных элементов социального действия — цели, средств и условий действования — он вводит и понятие нормы, берущей начало из веберовского понимания действия. Если субъект действия учитывает в своих намерениях и целях реакцию других, то само это учитывание становится своего рода нормативным требованием формулировки целей. По мнению Т. Парсонса, социальное действие разворачивается на четырех уровнях: организм, личность, социальная система, культура. Причем каждый из предшествующих уровней представляет собой предпосылку для реализации последующего; наличие определенной телесной организации человеческого существа есть предпосылка и условия существования и функционирования личности; формирование личности, в свою очередь, — предпосылка существования социальной системы; наконец, наличие социальной системы есть предпосылка существования культуры. Такова первая линия детерминации социального действия, раскрывающаяся через совокупность предпосылок. Другая линия детерминации имеет не менее важное значение. Эта линия связана с концепцией иерархического контроля: каждый последующий уровень действия оказывает на предшествующий обратное регулирующее воздействие. Таким образом, личность не есть просто следствие собственных биологических предпосылок, она воздействует на эти предпосылки благодаря ценностным ориентациям, составляющим ее мотивационное ядро. Анализируя уровень развертывания социального действия, связанного с личностью, Т. Парсонс выделяет пять основных коллизий, характеризующих проблему личностного выбора. Он определяет их в качестве неких стандартов, которые организуют мотивацию социального поведения на уровне личности. • Первая коллизия заключается в возможности выбора между аффективно стью и аффектной нейтральностью, которая определяется внутренней мотивацией и ценностными ориентациями личности. • Вторая связана с тем, что действие может быть ориентировано на сугубо личные или частные интересы индивидуума или же на те или иные формы коллективных интересов и заинтересованности. • Третья коллизия — партикуляризма-универсализма. Универсальные критерии при выборе варианта действия связаны с преобладанием когнитивных установок, с выявлением не просто коллективных интересов (которые могут носить весьма локальный или ограниченный характер), а с выявлением универсального смысла предпринимаемого действия в масштабе культуры, • Четвертая коллизия — достижения-предписания. В случае ориентации на достижение первостепенное значение имеет результат деятельности и, следовательно, его оценка с точки зрения рационального соотношения целей и средств достижения результата. В случае ориентации на предписание первостепенное значение имеет выполнение заданных правил действия: ритуала, порядка его совершения, стабильности отношений, в рамках которых совершается действие. • Пятая коллизия — специфичности-диффузорности. При выборе в пользу специфичности особое значение приобретает вопрос о конкретном способе удовлетворения потребностей, о специфически избираемом объекте социального действия. Необходимо отметить, что выделенные Т. Парсонсом коллизии являются основаниями внутриличностных конфликтов, которые разрешаются на основе ценностных ориентаций личности. Краткое рассмотрение основных положений теории социального действия позволяет сделать вывод о том, что в парадигме «социальных факторов» развитие личности рассматривается как детерминированный процесс развертывания компонентов (уровней) субъекта действия через совокупность предпосылок. Истоки второй парадигмы — «социальных дефиниций» — четко прослеживаются в работах немецкого социолога М. Вебера. Социальная реальность рассматривается им через способ понимания людьми социальных фактов. Согласно ей социальное поведение людей строится в соответствии с пониманием ими социальной реальности. Здесь существуют следующие теоретические направления: символический интеракционизм, феноменологическая социология и этнометодология. Наиболее видными представителями этих направлений являются Т. Парсонс, Г. Мид, Г. Гарфинкель, Т. Лукман. Одной из наиболее разработанных социопсихологических концепций является ролевая теория личности. Хотя некоторые моменты ее основ были осмыслены У. Джемсом, основоположниками данной теории по праву считаются американские ученые Ч. Кули и Дж. Г. Мид. Активно данная теория развивалась Р. Минтоном, Р. Мертоном, Т. Парсонсом, Р. Дарен- дорфом, И. Коном, Л. Божович и другими. В основу ролевой теории личности заложен тезис о том, что личность есть функция от той совокупности социальных ролей, которые исполняет индивид в обществе, следовательно, социальная роль выступает важнейшим элементом механизма взаимодействия индивида и общества. Связь и взаимодействие между людьми устанавливаются потому, что люди в процессе удовлетворения индивидуальных потребностей зависят друг от друга. Социальные связи между людьми образуются на основе выполнения ими социальных функций, представляющих своеобразные поручения на выполнение определенного рода деятельности в общественных отношениях. Исполняемые функции характеризуют положение людей в социальной структуре общества. Еще У. Томас выдвинул тезис о том, что в социальную реальность верят те, кто в ней участвует и ее определяет. В каждой ситуации, в которую попадает человек, к нему предъявляются определенные требования. Общество может существовать только благодаря тому факту, что в большинстве случаев характеристики наиболее важных ситуаций, действия разных людей приблизительно совпадают. Человек в разных ситуациях сталкивается с весьма различными ожиданиями. И для того чтобы чувствовать себя адекватно ситуации, он должен осваивать определенную роль, то есть у него должна быть типичная реакция на! типичное ожидание. Сам человек должен рассчитывать на определенное к себе отношение. «Роль — это организованное действие по выполнению позиций, а позиция есть, по существу, система ожиданий»12. Эту идею активно разрабатывал И. Кон: «Социальная роль — это то, что ожидается в данном обществе от всякого человека, занимающего определенное место в социальной системе»13. Роли могут быть специфическими или распространенными, предписанными или достигнутыми. В символическом интеракционизме как одной из разновидностей бихевиоризма социальные тождества и социальная деятельность анализируются скорее как результат «принятия роли другого». Сходную основу имеет исполнение роли — форма социального обучения людей путем участия в групповых деяниях, где они исполняют широкий диапазон социальных ролей. Представители символического интеракцио- низма — Г. Блумер, А. Роуз, Г. Стоун, А. Стросс — в своих теоретических построениях делали главный акцент на лингвистическую, или предметную, сторону коммуникации, особенно на роль языка в формировании сознания, человеческого Я и общества. Характерными чертами данного направления являются его стремление исходить при объяснении поведения людей не из индивидуальных влечений, потребностей, интересов, а из общества (понимаемого как совокупность межиндивидуальных взаимодействий), а также попытка рассматривать все многообразные связи человека с вещами, природой, другими людьми, группами людей и обществом в целом как связи, опосредствованные символами: языковыми, изобразительными, графическими, эмблематическими и так далее. При этом особое значение придается языковой символике. В основе символического интеракционизма лежит представление о социальной деятельности как совокупности социальных ролей, которая фиксируется в системе языковых и других символов. Согласно концепции Г. Блумера люди действуют по отношению к объектам, ориентируясь прежде всего на знания, которые придают этим объектам, а не на их субстанциональную природу. Эти знания формируются и переформировываются^ в процессе социального взаимодействия. Социальная реальность далека от того, чтобы быть стабильной. Она подвижна и конвенциональна и является продуктом взаимосогласования значений между тесно взаимосвязанными совокупностями действующих лиц, выполняющими определенные роли. Эти лица вовлечены в бесконечный поток интерпретаций, оценок, определений и переопределений ситуаций, так что лишь четкие индуктивные процедуры могут помочь при объяснении их поведения14. Однако уязвимость многих положений символического интеракцио- низма очевидна. Сторонники данного направления недопустимо часто пренебрегают исследованием биогенетических и психогенетических факторов, а иногда и вовсе отрицают их существование, крайне мало внимания уделяют и бессознательным процессам в человеческом поведении, в результате чего затрудняется изучение мотивации, а познание реальных «движущих сил» человеческого поведения подменяется описанием заданного культурой «словаря мотивов» или других форм «рационализации» совершаемых поступков. В функционализме теория ролей подчеркивает нормативные ожидания, связанные со специфическим положением, и способы исполнения роли, которые определены социальными институтами. Акцент делается на приобретении и предписании образцов поведения согласно нормам и правилам. Для обозначения диапазона отношений между ролями, исполняемыми в соответствии с определенным статусом, Мертон в 1949 г. предложил ввести понятие «совокупность ролей». Любой человек в обществе одновременно участвует в нескольких процессах, занимает несколько позиций. Эти позиции могут быть самыми разнообразными, и каждая из них содержит определенные характеристики в виде возможностей и требований. Позиция, занимаемая человеком в системе социальных связей и отношений и определяемая как естественными, так и социальными характеристиками, представляет собой социальный статус. В ролевой теории выделяются предписанные (навязанные обществом вне зависимости от усилий и заслуг человека) и приобретенные (достигнутые усилиями самого человека) статусы, которые отражаются как во внешнем поведении и облике (одежде, жаргоне, в знаках профессиональной и социальной принадлежности), так и во внутренней позиции (в установках, ценностных ориентациях, мотивах и т. д.). Таким образом, социальный статус обозначает конкретное место, которое занимает человек в данной социальной системе. А те действия, которые он должен выполнить, занимая данный статус, представляют собой социальную роль. В социальной роли можно выделить такие аспекты, как ролевое ожидание и ролевое исполнение. Анализируя их, необходимо отметить, что роль определяется прежде всего тем, чего ожидают от человека окружающие. Эти ожидания ассоциируются со статусом, который имеет данный человек, и если он не исполняет роли в соответствии с ожиданием, то вступает в определенный конфликт. Ролевое ожидание и ролевое исполнение структурируются через ролевые требования, которые представляют собой предписания, пожелания, конкретные социальные нормы, сгруппированные вокруг конкретного социального статуса. «...Понятие социальной роли обозначает безличную социальную функцию и норму, выполнение которой обязательно для тех, кто занимает данную позицию»15. Следует отметить, что любая роль не является чистой моделью поведения. Главным связующим звеном между ролевым ожиданием и ролевым поведением служит характер индивида. Каждой социальной роли соответствует определенная идентичность. В теоретическое осмысление этого процесса определенный вклад внес Дж. Г. Мид, который становление человека интерпретировал как становление себя самим одновременно с открытием общества для себя. Индивид обнаруживает, кто он есть, постигая, что есть общество. Иными словами, идентичность не есть нечто «данное», идентичность выражается в актах социального признания. Индивиды становятся такими, какими видят их те, кто к ним обращается. Эта же идея просматривается и в работах Ч. Кули. Его теория «зеркального я» заключается в эффекте «зеркального отражения» у людей представлений о том, как их оценивают другие. Ч. Кули считал, что личность формируется на основе множества взаимодействий людей с окружающим миром. Причем в процессе этих интеракций люди создают свое «зеркальное я», состоящее из трех элементов: 1) как, по нашему мнению, нас воспринимают другие; 2) как, по нашему мнению, они реагируют на то, что видят; 3) как мы отвечаем на воспринятую нами реакцию других. Дж. Г. Мид, углубив эту концепцию, пришел к выводу, что в своем развитии личность проходит через несколько стадий, на каждой принимая на себя роли других людей и формируя «я» и «меня». Структура личности, по Дж. Г. Миду, имеет следующее строение: 8ЕЬЕ = I + МЕ, где Я(I) — бессознательная часть человеческой личности, то, что человек охраняет в себе, не превращая в достояние общества (интуиция, желания, порывы, инстинкты, непредсказуемые действия); под ME понимается сознательная часть человеческой личности — сознание. Взгляды Дж. Г. Мида на личность получили дальнейшее развитие в теории И. Гоффмана, который сделал упор на процессе раскрытия личности в поведении. Он ввел важное понятие «ролевое дистанцирование» — стремление человека представить свое поведение в некоторых ситуациях как вынужденное, не отвечающее сути происходящего. Ролевая теория личности, доведенная до логического завершения, дает нам универсальный инструмент описания различных видов социальной деятельности, социологическую антропологию — видение человека, базирующееся на его существовании в обществе. В соответствии с этим видением «человек играет роли в пьесе общества, и, говоря социологическим языком, он суть те маски, которые должен носить, исполняя свои роли. Человеческая персона (личность) предстает теперь как драматический актер, в полном соответствии с театральной этимологией: persona (личина) — специальный термин, обозначающий актерские маски в античном театре. Персона-личность понимается как репертуар ролей с соответствующими идентификациями. Ранг личности-персоны измеряется числом ролей, которые индивид умеет играть»1. Также заслуживает внимания тезис и о том, что ролевую теорию можно увязать с подходом к обществу как к системе контроля с помощью понятия «личностный подбор», введенного Г. Тертом и Р. Милзом. Всякая социальная структура избирает себе людей, в которых нуждается для своего функционирования, исключая тем или другим способом тех, кто ей не подходит. Ролевая концепция многое объясняет в социологии личности, но вместе с тем от нее нельзя требовать целостного представления обо всей совокупности социальных функций индивида. «Вне драмы, — писал П. Сорокин, — не может быть роли; ведь роль возможна лишь в контексте всех ролей. Что бы ни делал изолированный индивид, никакое из его действий не представляет собой ни социального явления, ни его простейшего образования. Роль может стать социальной лишь при наличии социальной матрицы»16. Таким образом, в парадигме «социальных дефиниций» развитие личности рассматривается как результат социального взаимодействия людей. Третья парадигма — «социального поведения» — опирается на психологическую ориентацию и выражается в бихевиористской социологии и теории социального обмена. Наиболее известными представителями первой являются Э. Фромм, Б. Скиннер, второй — Д. Хомане. Суть данной парадигмы заключается в понимании поведения человека как соответствующей реакции на определенные внешние стимулы. Особое внимание акцентируется на проблеме вознаграждения ожидаемого и наказания нежелательного социального поведения. В теории социального обмена Д. Хомане провозгласил примат психологического над социальным и положил начало развитию такого направления, как социальный бихевиоризм17. В основу своей деятельности бихевио- ристы заложили два принципа: первый — свобода выбора жестко детерминирована и второй — душевные состояния индивидов являются иллюзией, поэтому их изучение для объяснения поведения человека излишне. Исходным положением теории социального обмена П. Блау является то, что разным людям необходимы различные виды вознаграждений, получить которые они могут только во взаимодействии с другими людьми. Вознаграждениями в процессе социального взаимодействия могут быть социальное одобрение, уважение, статус и т. п., а также и практическая помощь. П. Блау учитывает и то, что отношения в процессе взаимодействия могут быть неравными. В этом случае человек, обладающий средствами для удовлетворения потребностей других людей, может использовать их для приобретения власти над ними. «Это возможно при наличии четырех условий: 1) если нуждающиеся не располагают необходимыми средствами; 2) если они не могут получить их из другого источника; 3) если они не могут получить то, в чем они нуждаются, силой; 4) если в их системе ценностей не произойдет изменений, при которых они смогут обойтись без того, что раньше им было необходимо»18. Последователи психоаналитической теории личности разделяют существующие в современной науке формально-логический и диалектико-логический подходы к определению личности. В соответствии с первым подходом понятие личности определяется через подведение его под широкое, родовое понятие человека, а затем указываются его видовые отличия, то есть перечисляются признаки, отличающие личность от человека вообще. Во втором случае личность определяется через диалектику единичного и общего — как особенное, взятое в социальном аспекте. Если рассматривать общие характеристики человека, связанные с социальной сферой его жизнедеятельности, и соотнести их с его индивидуальными особенностями, это и будет особенное — личность. «Под личностью, — писал Э. Фромм, — я понимаю целостность врожденных и приобретенных психических свойств, характеризующих индивида и делающих его уникальным»19. Мысль о несводимости человеческого поведения лишь к набору реакций на внешние стимулы, о способностях человека творчески осмысливать свою социальную сферу и приобретать все новые и новые знания привела ряд социологов к выводу о том, что поведение человека можно интерпретировать на уровне ценностей, которые личность придает тем или иным аспектам ситуации. Так, французский психолог Ж. Пиаже, сохраняя идею стадий в развитии личности, делает акцент на развитии познавательных структур индивида и их последующей перестройке в зависимости от опыта и социального взаимодействия, что явилось основой теории познания. Первая стадия, которую Ж. Пиаже определяет как сенсомоторную, длится с момента рождения до 2 лет. В это время у индивида формируется способность надолго сохранять в памяти образы предметов окружающего мира. Вторая стадия — от 2 до 7 лет — определяется как операциональная. Именно в этот период индивид учится различать символы и их значения. Третья стадия — с 7 до И лет — является для индивида периодом конкретных операций. В это время индивид учится осмысливать действия, которые раньше он выполнял только руками. Четвертая стадия — с 12 до 15 лет — определяется как стадия формальных ситуаций. На этом этапе индивид может решать абстрактные математические и логические задачи, осмысливать нравственные проблемы, а также размышлять о будущем. Дальнейшее развитие мышления совершенствует умения и навыки, усвоенные на этой стадии20. Еще один подход к проблеме развития личности разработал Л. Кол- берг. Основная идея его теории — это нравственное развитие личности; аналогично познавательным ступеням Ж, Пиаже она включает шесть последовательных стадий, предполагающих развитие познавательной способности и понимание чувств других людей. • Две первые стадии относятся к индивидам, которые еще не усвоили понятия о хорошем и плохом. Они стремятся избежать наказания (первая стадия) или заслужить поощрение (вторая стадия). • На третьей стадии индивиды отчетливо осознают мнения других и стремятся действовать так, чтобы завоевать их одобрение. Хотя на данной стадии у индивидов начинают формироваться собственные понятия о хорошем и плохом, они в основном стремятся приспосабливаться к окружающим, чтобы заслужить социальное одобрение. • На четвертой стадии индивиды осознают интересы общества и правила поведения в нем. Это период формирования нравственного сознания. • На пятой стадии индивиды осмысливают возможные противоречия между различными нравственными убеждениями. На этой стадии они способны делать обобщения, представлять себе, что произойдет, если все будут поступать определенным образом. • На шестой стадии у индивидов формируются собственное этическое чувство, универсальные и последовательные нравственные принципы. Таким образом, в парадигме «социального поведения» развитие личности рассматривается как процесс социального научения и социального познания. Четвертая парадигма — «психологического детерминизма» — возникла на основе учения австрийского психиатра 3. Фрейда. Социальная реальность в ней рассматривается через призму извечного конфликта индивида и общества. Некоторые исходные постулаты фрейдизма, такие как доминирующая роль бессознательного, гиперсексуализм, эдипов комплекс, антропопсихологический редукционизм, впоследствии претерпели определенные изменения в теориях неофрейдизма (Э. Фромм, Д. Рисмен) и фрейдомарксизма (Г. Маркузе и Ф. Райх). По мнению большинства сторонников психоаналитической ориентации (А. Адлер, Ф. Райх, К. Хорни, Г. Саливанн, Э. Фромм), цивилизации, социальные и моральные нормы, запреты, санкции, социальный контроль и репрессивность, искажая, подавляя, вытесняя исходные влечения или потребности человека, ведут к прогрессирующему отчуждению, неудовлетворенности, деформации характера и т. д. Вместе с тем существующие социальные нормы и институты рассматриваются как необходимое условие выживания человечества. 3. Фрейд в антологию личности, которая в дальнейшем получила определение как структурная модель психической жизни, ввел три основные структуры: ид, эго, суперэго21. Взаимосвязь между этими личностными структурами и уровнями сознания (то есть топографическая модель), по мнению 3. Фрейда, может быть изображена в виде диаграммы (рис. 1) , которая подтверждает идею о многоплановой структуре личности, где сочетается биологическое и социальное, где так много непознанного и, вероятно, до конца непознаваемого. Развитие личности согласно парадигме «психологического детерминизма» представляется как процесс «развертывания» врожденных свойств человека, в результате которого происходит становление трех составляющих элементов: ид, эго, суперэго. Появление пятой, наиболее известной у нас, парадигмы — «социально-исторического детерминизма» — связано с работами классиков марксизма. Она рассматривает социальную реальность как совокупность отношений между людьми, складывающуюся в процессе их совместной деятельности. В фокусе ее внимания — социальные структуры, которые, взаимодействуя друг с другом, порождают социальный процесс. Фактическое устранение из объяснительной схемы реального человека, приписывание ведущей роли в общественном развитии производственно-экономическим факторам дают основание определить эту парадигму более точно как «экономический детерминизм», а личность в ней — как результат освоения общественных отношений. Несмотря на многочисленные попытки социологов, до сих пор так и не удалось создать единой общей социологической теории развития Рис. 1. Связь структурной модели психической жизни с уровнями сознания личности, поэтому распространяется мнение о социологии как мультипа- радигмальной науке, в которой возможно сосуществование различных парадигм, неизбежно несущих на себе печать междисциплинарного подхода. Следовательно, обращение социологов к возможностям философского, психологического и других подходов к анализу развития личности представляется не только оправданным, но и закономерным.
| >>
Источник: Немировский Валентин Геннадьевич, Невирко Дмитрий Дмитриевич. Социология человека: От классических к постнеклассическим подходам. Изд. 2-е, перераб. и доп.— М.: Издательство ЛКИ.— 304 с.. 2008 {original}

Еще по теме 1.1, Человек и личность как объект междисциплинарного исследования и его значение для современного социологического знания:

  1. 1.3. МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ХАРАКТЕР СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
  2. §1.5. Субъектная активность человека как условие эволюции его личности
  3. Глава 4. Психологическая активность человека как основа эволюции его личности
  4. §20.4. Значение фактора времени в социологических и психологических исследованиях
  5. СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ ЛИЧНОСТИ Личность как социальная система
  6. Социология культуры как отрасль социологического знания
  7. Глава 4 Благость Творца приготовила для человека прекрасное обиталище, создала человека, поселила его в раю, дала ему помощника, предписала закон и предостерегла от его нарушения
  8. Визуальное в современной культуре К программе социологического исследования
  9. 1. СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА КАК ОТРАСЛЬ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
  10. ЗНАЧЕНИЕ ИДЕОЛОГИИ ДЛЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  11. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ В ЕГО ОТНОШЕНИИ К СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  12. КОНЦЕПЦИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННО-СТАТИСТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  13. Кузякова О. Д. ЗНАЧЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯВ ИССЛЕДОВАНИИ СОВРЕМЕННОГО МИРА
  14. § 1. КУЛЬТУРА КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  15. Визиты пришельцев — объект для исследований
  16. Методы (методики) для исследования личности
  17. Приложение 3. Социологическое исследование как измерение в широком смысле 1.