ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ

Психосемантический метод как прием измерения и как прием анализа. Семантический дифференциал Ч. Осгуда. Метод неоконченных предложений как подход к изучению социальных ожиданий и социальных стереотипов.
Тест двадцати «Я» как прием изучения самоидентификации личности.

На примере индексного анализа и процедуры ранжирования мы наглядно продемонстрировали, что иногда трудно «метод» социологического исследования отнести либо к методам измерения, либо к методам анализа. Все зависит от контекста, от исследовательской ситуации и от цели, для достижения которой метод применяется. Это лишний раз доказывает, что отсутствие стройного понятийного аппарата в социологии не есть феномен «неразвитости» социологии как науки, а внутренняя специфика и свойство нашей науки. Поэтому некоторые методы представляется целесообразным называть подходами, методологическими процедурами, ибо их эмпирическая реализации носит многозначный характер. То они выступают в роли приемов измерения, то в роли методов анализа. Каждая такая процедура предполагает специфическую технику сбора информации и специфическую математическую обработку эмпирических данных. Поэтому понятие диагностическая процедура в отличие от понятия метод и техника более приемлемо. К сожалению, это понятие не имеет широкого использования в социологической литературе.

К такого рода специфическому подходу, понимаемому как методологическая процедура, относятся и так называемые психологические процедуры, позаимствованные социологами из психологии. Эти процедуры можно назвать и тестами 1.1,3, с. 186—201]. Одни тесты как бы измеряют личностные характеристики, другие - групповые характеристики. Тестов очень много. Мы выбираем для обсуждения только несколько процедур, относящихся к так называемым проективным методам. Поясним, о чем идет речь.

При изучении социальной реальности, которая всегда достаточно динамична, исследователь задается вопросом, как эта самая реальность воспринимается конкретными людьми, преломляется в их сознании, превращается в определенные социальные нормы, образы. Для проникновения во внутренний мир человека невозможно использование заранее заданных схем, однозначно интерпретируемых понятий и категорий. Соответственно, жестко формализованные, структурированные методы сбора информации, как вы знаете, в этом случае не работают. Появляется необходимость привлечения понятий и категорий, которыми пользуются сами люди для упорядочивания своего собственного повседневного жизненного опыта. Аналогичные рассуждения были проведены в контексте выбора одного из двух предложенных методов ранжирования.

Эти методы основаны как бы на проецировании субъективных свойств личности на экран социолога. Социолог предлагает респонденту стимулы (знаки, тексты, картинки, ситуации) и по реакциям определяет скрытые, неосознаваемые мыслительные процессы, потребности, образы и т. д. Вспомним логический квадрат. Он в какой-то мере является проективной техникой. Предлагая респонденту два вопроса, мы выявляли как бы его субъективные наклонности, влечения в нереальных для него ситуациях. По этим личностным значениям определяли смысл: степень удовлетворенности учебой как силу мотивации.

В качестве примера рассмотрим три проективных метода. Выбор именно этих процедур обусловлен их следующими качествами. Первая из этих процедур, метод семантического дифференциала Ч. Осгуда (Ch. Osgood), применяется в социологии для решения широкого спектра задач и интерпретируется и как метод измерения, и как метод анализа. Вторая процедура — метод неоконченных предложений — используется в социологии как подход к изучению социальных ожиданий и социальных норм. Третья процедура — тест двадцати «Я» — применяется для изучения самоидентификации личности. В двух последних случаях речь идет о работе с текстовой информацией, что также определило выбор именно этих методов.

Семантический дифференциал Ч. Осгуда (СДО)

Этот метод разработан в середине 50-х годов Ч. Осгудом для изучения эмоционального отношения людей к тем или иным понятиям для определения их смысла. Он хорошо описан в литературе (например, обзор можно найти в работе [18]). Метод СДО заключается в следующем. Респонденту предлагается выразить отношение к некоторому объекту (понятию, изображению) по совокупности биполярных шкал, в основном семибалльных, например, таких, как:

слабый женский пассивный медленный необычный ложн ы й плохой -3 -2 -1 0 + 1 +2 + 3 -3 -2 0 +1 +2 +3 -3 . -2 _ ] 0 +J +2 +3 -3 -2 -1 0 +1 +2 +3 -3 -2 - j 0 +1 +2 + 3 -3 -2 1 0 + 1 +2 +3 -3 -2 -1 0 - +1 +2 + 3 сильным

мужской

активный

быстрый

обычный

правдивый

хороший

Крайние позиции на шкалах описаны вербальными антонимами. Совокупность шкал образует исходное пространство шкал. Число градаций на шкале может быть и меньше семи. Крайние позиции могут носить и невербальный характер. Например, Ч. Осгуд использовал знаки «черный круг — белый круг», «стрелка вверх — стрелка вниз» и т. д. при изучении представителей различных языковых культур (индейцев, мексиканцев, японцев и американцев) по их отношению к разным понятиям.

Почему были отобраны перечисленные выше шкалы? Различные эксперименты с различными совокупностями биполярны шкал дали один и тот же результат. Вся совокупность шкал как бы распадалась на три основные группы, на три фактора, названных как Сила, Активность, Отношение. Этот феномен был открыт Ч. Осгудом и назван синэстезией. Для наших целей важно только, в чем он проявляется. Фактор — группа шкал, по которым оценки объекта по ожи. Из приведенны выше семи шкал к фактору «сила» относятся шкалы 1 и 2 (слабый — сильный, мужской — женский), к фактору «активность» шкалы 3—4 (активный — пассивный, медленный — быстрый), к фактору «отношение» 5—7 (обычный — необычный, ложный — правдивый, хороший — плохой). Аналогичным образом можно рассуждать и для случая остальных из 20-ти классических шкал, введенных Ч. Осгудом. Кроме семи перечисленных пар к этим двадцати относятся следующие пары: жестокий — добрый, кривой — прямой, разболтанный — пунктуальный, вкусный — безвкусный, неудачный — удачный, твердый — мягкий, глупый — умный, новый — старый, неважный — важный, острый — округлый, ладнокровный — восторженный, бесцветный — красочный, необычный — обычный; красивый — безобразный.

Кстати сказать, эти шкалы были отобраны после огромного числа экспериментов с различными парами прилагательных посредством применения математических методов факторного анализа (об этом вам пока не следует задумываться). Именно для этой совокупности шкал была доказана их трехфакторная структура. Другими словами, мы как

респонденты любой предъявленный нам объект (понятие, изображение) оцениваем эмоционально в основном по трем факторам или в трехмерном пространстве. Это пространство называется семантическим пространством, По этой причине в названии метода и используется термин «семантический». Образы объектов в семантическом пространстве

занимают вполне определенное специфическое положение. Анализируя расположение объектов, можно делать выводы о близости образов. Для аналогии вспоминаем школьную геометрию и понятия «двумерное пространство» (оно называется просто плоскостью) и «трехмерное

пространство».

Идея метода СДО в дальнейшем была развита. Для нас с вами важно лишь то, как и для чего социолог использует этот метод. В реальных исследованиях у социолога есть три возможности при работе с этим подходом к изучению социальной реальности, или три стратегии формирования совокупности исходных шкал:

а) использовать известные, как бы классические, шкалы с небольшой корректировкой;

б) воспользоваться результатами работы других исследователей;

в) попытаться сформировать свое собственное семантическое пространство факторов.

В первом случае корректировка требуется для исключения пар, некорректных при оценке конкретных объектов. Приведем пример одной задачи, при решении которой мы использовали метод СДО. Перед нами стояла задача проведения типологического анализа восприятия образов 10- ти популярных политиков, т. е. выявления различных групп политиков. При этом образ политиков, отнесенных к одной и той же группе, одинаков. В качестве объектов исследования (это понятие вам известно из курса «Методы сбора информации») выступали преподаватели социологического факультета одного из вузов. Исследование носило сугубо методический характер, поэтому проблема репрезентативности перед нами не стояла и выборка была маленькой. Исходно мы пользовались классическим набором шкал за исключением пар типа плохой — хороший, умный — глупый и т. д. Такие пары исключались по причине их излишней конкретности и некорректности для случая нашей задачи.

Вторая стратегия, а именно использование результатов других исследователей, возможна в следующей ситуации. Предположим, что речь идет о массовых опросах и у социолога нет возможности экспериментировать с большим числом шкал и формировать свое собственное семантическое пространство. Тогда, чтобы отобрать шкалы для своего исследования, он поступает следующим образом. Например, в задаче изучения образов политиков мы выбрали одинаковое число шкал по каждому из трех факторов. А о том, к какому фактору и с каким весом относится шкала, узнали из литературы.

Третья стратегия — формирование своего собственного семантического пространства для оценки объектов возникает в глубоких аналитических исследованиях, когда СДО является основным подходом к изучению социальной реальности. Тогда исходно социолог формирует совокупность шкал, носящих конкретный, а не ассоциативный характер (как 20 классических). В этом случае он обязан проверить гипотезу о существовании факторов и выяснить, какие они и сколько их. Это необходимо для перехода к анализу образов в пространстве этих факторов. В каждой задаче, для заданной исследователем совокупности объектов, может быть свое собственное факторное пространство с разным числом факторов.

Независимо от выбранной стратегии использования метода СДО анализ образов объектов осуществляется следующим способом. Расскажем о нем на примере изучения образов политических лидеров. Получив исходные данные — оценки каждого преподавателя по каждому из десяти политических лидеров, — вычислили среднюю оценку по каждому из трех факторов для каждого объекта (лидера). Оценка по фактору для объекта равна сумме оценок по всем шкалам, входящим в этот фактор, и по всем респондентам, деленной на величину, равную произведению числа шкал и числа респондентов. В данном случае, вместо того чтобы написать простенькую формулу для вычисления средней оценки, мы вербально описали ее содержание. Как видите, это неудобно. Поэтому социологу и нужна математика, ибо она дает удобный язык описания.

После вычисления средней оценки по всем факторам (сила, активность, отношение) в отдельности осуществляется переход к вычислению близости между политическими лидерами. Это можно делать в трехмерном пространстве, а можно и в двумерном (выбрав из трех два важных для вас фактора). Второй случай попроще. Тем более что из школьной геометрии вы помните, как вычисляется расстояние между точками (политические лидеры) на плоскости (два выбранных фактора ее образуют). Воспользуемся все же формулой. Обозначим через D (А,В) расстояние между двумя политическими лидерами А и В в пространстве факторов, через di(A,B) — разницу в средних оценках по i-му, фактору. Число факторов равно к. Тогда о близости образов политических лидеров А и В можно судить по значению так называемого дифференциала.

Проведя вычисления по всем парам, а их будет 45 для десяти политических лидеров, получаем так называемую матрицу близостей или матрицу типа «объект — объект». Вспоминаем метод парных сравнений Терстоуна. Там тоже были матрицы близости, только другой природы.

Если кого-то заинтересовало наше исследование, то следует отметить, что выявились четыре типа образов политически лидеров. Исследование проводилось в марте 1996 года. Образ президента Б. Ельцина был отличен от всех других образов. Аналогична ситуация с В. Жириновским. Образы В. Черномырдина, А. Лебедя, Г. Зюганова были близки. Все остальные политические лидеры образовали четвертую группу. Интерпретация этого результата нам не важна. Эта задача интересна нам только как пример, иллюстрирующий применение метода СДО в массовых опросах.

Метод неоконченных предложений (МНП)

Проиллюстрируем работу этого метода на примере исследования, которое также носило методический характер /2/. Оно было связано с проблемами субъективного восприятия студентами образа «культурный человек». Прежде всего перед нами стояла задача определения смысла, который вкладывают люди в используемое ими понятие — «культурный человек». В обыденной речи можно довольно часто встретить это выражение. Что вкладывают в него люди? Какого человека они называют культурным и каковы критерии культурности? Что представляет собой образ «культурный человек» в их сознании? Существуют ли различные типы (виды) восприятия этого образа? Если существуют, то какие они? Каково семантическое пространство восприятия образа и какой оно размерности?

Совершенно ясно, что попытки обнаружить у респондента четко сформулированное понимание образа будут тщетными, так как в сознании людей этот образ обладает размытыми, аморфными очертаниями. Он не является совокупностью рациональных суждений, а представляет собой преимущественно иррациональное отражение представлений, ощущений, окрасок, оценок, ассоциаций в широком смысле слова, которые довольно сложно артикулируются. Тем не менее все эти феномены отражают определенный набор характеристик и оценок, выделяемых человеком как наиболее важные по отношению к искомому образу. Применение МНП дает наибольший эффект как раз в тех исследованиях, где возникает необходимость выявления субъективного восприятия человеком социальной реальности, личностных смыслов индивидов, стереотипов, образов, эталонов, ценностных ориентации людей и т. д.

Респондентам предлагается совокупность неоконченных предложений с просьбой написать их завершение. Вербально выраженные реакции респондентов на первую часть предложений составляют ту базу, на основе которой можно выявить основные характеристики изучаемого образа. Можно сказать, что эти реакции несут в себе информацию о существующих в обществе и усвоенных индивидом нормах, ценностях, стереотипах, эталонах, образах. Их реконструкция проводится на основе собранной в ходе опроса информации.

Ниже приводятся только некоторые неоконченные предложения, использованные нами в этом исследовании. 1)

От других людей культурного человека отличает... 2)

Культурный человек должен... 3)

Обычно культурные люди... 4)

Ближе всего к понятию «культурный человек» понятие... 5)

Всех культурных людей объединяет... 6)

Культурным человеком я называю... 7)

Важнее всего для культурного человека... 8)

Культурный человек никогда... 9)

Культурный человек всегда... 10)

Культурный человек обладает... 11)

Противоположность культурному человеку... 12)

Я не могу назвать культурным человеком того...

В этих предложениях у респондентов сохраняется возможность самим выбирать критерии и определять смысловую основу ответа, реакции респондентов не ограничиваются заранее заданными вариантами. В целом можно рассчитывать на то, что разработанные предложения позволяют получить реакции респондента, минимально искаженные влиянием исследователя. Испытуемый вынужден говорить своими словами, в результате чего при завершении он использует те категории, которыми пользуется в повседневной жизни для упорядочения своего жизненного опыта.

Предполагалось, что, составляя окончания к предложениям, респонденты должны были использовать разные обоснования. В широком смысле слова обоснование — это нравственное предписание, заданные культурой стереотипные образцы целей, мотивов и т. д. В узком смысле удобно употреблять понятие «элементарные обоснования» для обозначения смысловых частиц, которые получаются как бы при разделении текста (окончания предложений) на отдельные неделимые части.

На первом этапе анализа происходит разделение текстов завершения предложений для всех респондентов на элементарные обоснования. После этого схожие по смыслу обоснования группируются, в результате чего образуются отдельные элементы, которые выражают ту или иную характеристику образа.

Например, обоснования типа: «От других людей культурного человека отличает...»: «...стиль речи», «...способность внятно

высказывать свои мысли»; «Обычно культурные люди...»: «...умеют объяснить свою точку зрения, не прибегая к крику», «...не кричат на других, не ругаются» — явно имеют общую смысловую направленность и относятся к одному элементу.

Соответственно, они отличаются от обоснований типа: «От других людей культурного человека отличает...»: «...наличие принципов»,

«...воля», «...высокий нравственный уровень»; «Обычно культурные

люди...»: «...не колеблются в принятии нравственных решении». Эти обоснования также составляют отдельный элемент,

Первый элемент отмечает манеру общения «культурного человека». Он условно может быть назван «Речь и мысли». Второй — нравственные принципы и внутренний мир «культурного человека», и его можно назвать условно «Внутренним миром». Некоторые элементы подвергаются обобщению на еще более высоком уровне, образовывая тем самым понятия более высокого уровня абстрактности. Выделение элементарных обоснований, а затем и элементов есть нечто иное, как логическая формализация при анализе текстов. Следующий этап анализа состоит в сравнении образа культурного человека для различных респондентов. Например, опираясь на частоту встречаемости элементарных обоснований и элементов. А вот тут невозможно обойтись без количественных подсчетов, без математической формализации. Для этого предварительно

необходимо сложное кодирование информации [13].

В силу того, что нас пока в основном интересуют проблемы измерения, приведем фрагмент, имеющий отношение к этой проблеме. Как отмечалось, предложения «Ближе всего к понятию «культурный человек» понятие...» и «Противоположность культурному человеку...» позволяют установить понятия схожие с изучаемым образом и противоположные ему. Большинство ответов представляют собой такие же образы, каким является «культурный человек». Так, наиболее близкими к этому понятию респонденты назвали: «интеллигентный человек» — 37%, «воспитанный человек» — 16%, «вежливый» — 11% и «образованный» — 9%. Противоположные понятия: «хам» — 28%, «некультурный человек» — 13%, невежа — 8%. Сами по себе эти данные малоинформативны. Тем не менее можно ставить вопрос о построении шкалы «культурный человек» — «некультурный человек». Можно также рассматривать схожие с этими полюсами понятия и с помощью, например, метода семантического дифференциала оценить близость всех этих понятий.

Кроме того, представляют интерес те респонденты, которые противопоставляют «культурным людям» определенные социальные группы, среди которых выделяются бомжи и преступники. Можно предположить, что в умах этих людей те или иные социальные группы обладают определенной мерой культурности, поэтому представляло бы большой интерес с помощью тех же семантических методик определить такую меру культурности у разных социальных слоев населения. Из этого делаем вывод, что в рамках одного и того же исследования одновременно могут и должны использоваться различные методы, подходы получения и анализа информации.

Особенность полученных с помощью метода неоконченных предложений данных заключается в возможности многократного обращения к первичной информации. При этом используются различные основания классификации текстовой информации для решения различных исследовательских задач. Метод МНП успешно используется для изучения социальных ожиданий, социальной идентичности [8, 13]. МНП применяется и в массовых опросах как способ измерения. Только в этом случае используют одно или несколько предложений.

Тест двадцати «Я»(ТДЯ)

Этот метод разработан в 50-е годы М. Куном (М. Kuhn) и Т. Макпарлендом (Т. Mc.Partland) для изучения образа своего собственного «Я», для изучения самоопределений или самоидентификации личности [2, 21]. Методика сбора информации достаточно проста. Респонденту предлагается лист бумаги с заголовком «Кто Я», с двадцатью пронумерованными линиями. К нему обращаются с просьбой ответить, как самому себе, «Кто Я» и записать достаточно быстро свои ответы; желательно в виде существительных. В той последовательности, в которой они приходят в голову. Не нужно заботиться ни о логике, ни о важности ответов.

Авторами этой методики было установлено, что ответы разбиваются на четыре класса. При этом два из них относятся к объективным самоопределениям (обозначим их К1 и К2), а другие два — к субъективным (обозначим их КЗ и К4). К классу К1 относятся такие самоопределения индивида, как «физический» объект (Я — еловек, Я — женщина): Класс К2 составляют самоопределения, представляющие индивида как социальный объект (Я — член общества, Я — студент, Я — меломан, Я — ученый, Я — преподаватель). К классу субъективных самоопределений КЗ относятся те, которые связаны как бы с социально-релевантными характеристиками поведения (Я — никому не нужный человек, Я — пессимист, Я — счастливчик, Я люблю слушать музыку, Я любитель выпить в хорошей компании). И наконец, класс К4 образуют те самоопределения, которые в той или иной мере иррелевантны по отношению к социальному поведению, а также иррелевантны к поставленной тестом задаче самоидентичности (жить — чтобы умереть).

В таблице 2.5.1 приведены реальные данные — это ответы трех студентов из исследования, проведенного нами среди будущих лингвистов. Выбор именно этих документов (заполненные респондентами бланки) в качестве примера неслучаен. Первый документ приводим потому, что он достаточно типичен, т. е. такая структура ответов наблюдалась в данных часто. Второй документ также типичен одновременно отсутствием полноты и спецификой структуры ответов. Такого рода документы часто встречаются. Третий документ выбран потому, что специфичен, и аналогичных ему в нашем методическом исследовании больше не было. Попытайтесь интерпретировать эти данные, ибо в исследованиях будут встречаться как раз именно эти три ситуации.

Таблица 2.5.1

Ответы трех студентов Кто Я? Кто Я? Кто Я? 1. Я- это Я 1. Студент 1, Облако 2. Человек 2. Человек 2. Дождь 3. Женщина 3. Пассажир 3. Чайка 4. Студентка 4. Читатель 4, Море 5. Москвичка 5. Зритель 5. Солнце 6. Респондент 6. Пешеход 6. Бриз 7, Я - счастливый человек 7. Покупатель 7. Гений 8. Дева по западному 8. Потребитель 8. Свет гороскопу информации 9. Змея - по восточному 9. Репетитор 9. Разум 10, Лингвист (будущий) 10. Пользователь 10. Бог ПК 11. Личность И. И т. д. 11. Полет 12. Скрытная 12. И т. п. 12. Творение 13. Своенравная 13. 13. Водопад 14. Симпатичная 14. 14. Рассвет 15. Голубоглазая 14. 15. Счастье 16. Гордая 16. 16. Сон 17. Высокая 17. 17. Мечта 18. Космополит 18. 18. Противоречие 19. Человек, 19. 19. Покой любящий смену мест 20. Человек. 2Ь. 20. Шанс не любящий кофе

Необходимо иметь в виду, что не все респонденты дают полный ответ (респондент 2), т. е. многие .не в состоянии привести двадцать ассоциаций, и не следует этого требовать. Количество заполненных строк само по себе характеризует личность опрашиваемого. Как правило, для ответов респонденту часто не хватает существительных (респондент 1), а у некоторых их «избыток» (респондент 3). Респонденты обладают или не обладают самоопределениями из четырех обозначенных выше. Исходя из этого, можно перейти к формальному «описанию» респондента. Каждому поставить в соответствие набор, состоящий из нулей и единиц. Теоретически возможные 16 наборов перечисленых ниже: 0

0001 0010 0011 0100 0101 0110 0111 1000 1001 1010 1011 1100 1101 1110 1111

Если у респондента присутствуют самоопределения из всех четырех классов, то ему ставится в соответствие набор 1111. Если же у респондента присутствуют самоопределения только класса К2, то ему ставится в соответствие 0100. Число возможных наборов равно 24=1б. Разумеется, на практике встречаются не все наборы. Такое кодирование текстовой информации позволяет выделить отдельные группы респондентов с одинаковой структурой самоидентификации. Тем самым социолог находит типологические группы, типологические синдромы для изучения самоидентификации. Возможны и другие пути формализации текстовой информации, полученной посредством теста двадцати самоопределений..

Какие выводы мы с вами можем сделать из такого поверхностного

рассмотрения методов СДО, МНП, теста двадцати самоопределений.

€ Все три — методологические процедуры, в которых не имеет смысла разделять технику сбора, технику измерения, технику анализа. Вместе с тем в реальных исследованиях они могут использоваться в роли приема измерения свойств социальных объектов, приема анализа социальной реальности, техники сбора эмпирических данных.

€ Каждая разновидность текстовой информации требует для анализа специфической логической формализации. Только после этого наступает очередь для формализации математической.

€ Все три могут быть использованы для разных целей и, в частности, для проведения типологического анализа социальных феноменов. Проблемам типологического анализа мы отводим последнею часть книги.

Задание на семинар или для самостоятельного выполнения

Выполнять первые два из приведенных ниже заданий полезно группами (4—5 студентов). Они выступают в роли исследовательского коллектива. Результаты непременно рекомендуется обсудить и попытаться найти методические ошибки в постановках задач. 1.

Апробация метода семантического дифференциала Ч. Осгуда. Для этого достаточно сравнить три объекта (понятия, изображения), оценив их по шести шкалам. Эти шкалы выбрать так, чтобы они относились к двум разным факторам из трех (сила, активность, отношение), В качестве респондентов выступают сами члены группы. Каждая группа проводит анализ близости объектов в двумерном пространстве факторов. Результат изображается графически. 2.

Придумать 2—3 неоконченных предложения для изучения, например, ценности высшего образования, уровня притязаний и т. д. Респонденты — члены группы. Выделить элементарные обоснования. Объединить их в элементы. Попытаться выделить похожих между собой респондентов. 3.

Это задание выполняется как домашнее и индивидуально. Каждый студент опрашивает по тесту двадцати «Я» несколько человек. Выводы, сделанные на основе этих данных, докладываются на семинаре.

Выводы из главы 2 1.

Измерение — составная часть анализа информации, связанная с процедурой получения исходных для анализа данных. Отдельные приемы изучения социальной реальности называются как приемами измерения, так и приемами анализа (логические и аналитические индексы, ранжирование). Некоторые приемы измерения (семантический дифференциал Ч. Осгуда, метод неоконченных предложений) интерпретируются и как подходы к анализу социальной реальности. Измерение начинается с модели изучения свойств социальных феноменов. 2.

Измерение — это шкалирование (одномерное или многомерное). Измерение — это процедура получения шкалы (шкала Лайкерта, шкала Терстоуна, шкала Гутгмана). Измерение — получение самой шкалы, т. е. линейки с градациями (в предположении существования одномерной шкалы). Измерение — это диагностическая процедура. 3.

Мы отказались от включения в текст таких понятий, как правильность измерения, точность измерения, устойчивость измерения, валидность измерения, релевантность измерения. Для наших целей нет особой необходимости в этих понятиях. Многие рекомендации по повышению «правильности» измерений трудно применить на практике [11]. Если вы захотите обратиться к этим понятиям, воспользуйтесь соответствующей литературой [4, 7, 9, 14, 15, 19, 20] ., 4.

Мы не рассматриваем психологические и математические основания шкалы Терстоуна, шкалы Гутгмана, семантического дифференциала Осгуда и т. д. Модели, стоящие в их основе, сложны для данной книги. Для их понимания необходимы знания как психологии, таки математики. Важно изучать методологию, методику, методы в несколько этапов, последовательно углубляя знания о них. 5.

Если соотнести приемы измерения с типами эмпирических данных, то получаем следующие выводы. В первом типе речь идет о метрическом уровне измерения и проблема измерения сводится в основном к формированию аналитических индексов и ранжированию. Во втором типе измерение происходит как кодирование вербальных суждений или использование графических шкал. В третьем и четвертом типах проблема измерения проявляется во всем многообразии приемов. И наконец, в пятом проблема измерения вписывается, поглощается, обуславливается различным «происхождением» текстов.

<< | >>
Источник: Г. Г. Татарова. Методология анализа данных в социологии (введение). 1999

Еще по теме ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ:

  1. Иваненко А.А.. Философия как наукоучение: Генезис научного метода в трудах И. Г. Фихте., 2012
  2. Ю. М. Иванов. Человек и его душа. Жизнь в физическом теле и астральном мире, 1991
  3. Грицевский И. М.. Работа учителя с учебником при подготовке к уроку истории: Кн. для учителя: Из опыта работы, 1987
  4. Николайкин Н. И.. Экология: Учеб. для вузов, 2004
  5. Е.В. Веницианов и др.. Экологический мониторинг: шаг за шагом, 2003
  6. Маврищев, В. В.. Основы экологии: учебник, 2007
  7. Аверьянов А. П. и др.. Методическое пособие по новой истории, 1640—1870: 9 кл., 1991
  8. Гальперин М. В.. Экологические основы природопользования, 2003
  9. Геловани В. А., Бритков В. Б., Дубовский С.В.. СССР и Россия в глобальной системе (1985-2030): Результаты глобального моделирования, 2009
  10. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  11. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  12. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  13. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  14. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  15. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  16. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  17. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
  18. Хендерсон Изабель. Пикты. Таинственные воины древней Шотландии, 2004