<<
>>

СВЯТИТЕЛЬСКАЯ КАФЕДРА ПЕРИОДА ВРЕМЕННОГО ВОЗВЫШЕНИЯ КНЯЖЕСКОГО АВТОРИТЕТА В НОВГОРОДЕ И УСИЛЕНИЯ АНТИКНЯЖЕСКОИ БОРЬБЫ НОВГОРОДСКОГО БОЯРСТВА (30-е годы XIII — начало XIV в.)

Защита Новгородом принципов республиканской государственности привела, на первый взгляд, к парадоксальному результату. При сравнении внешних призна- j ''ков отношений НЪвгорода с Киевским княжеским столам в XI в.
и связЦ города С владимиро-суздальскими князьями во второйх^етверти XIII в. обнаруживается заметное сходство. Ес^и в XI в. на Новгород распространялся суверенитет киевского князя, то теперь новгородцы признают над собой суверенитет Ярослава Всеволодовича, который самостоятельно решает вопрос замещения новгородского княжеского стола. Однако это сходство иллюзорно. «В XI в. великий князь был полным хозяином Новгорода, составлявшего лишь часть его отчины. Теперь Ярослав — лишь один из участников государственного управления, его власть в Новгороде решительно ограничена, а суверенитет оказывается лишь формой союза, не затрагивающей внутренних порядков республики»66. Значение этого союза в обстановке усиления военной опасности должно было неизмеримо возрасти. История Новгорода и его политических институтов с 30-х годов XIII в. до конца столетия — несомненное доказательство этому. В 1237 г. в Прибалтике объединяются Ливонский и Тевтонский ордена. Агрессивные намерения против русских княжеств. демонстрирует Литва, нанесшая в 1237 г. сильнейшее поражение Пскову с союзниками. В 1238 г. волна тата- ро-монгольского нашествия докатилась до юго-восточных рубежей Новгородской земли и остановилась всего лишь в ста верстах от города. • >

В сложившейся обстановке объясним рост авторитета князя, возглавлявшего со своими регулярными полками оборону новгородских границ. В ряде случаев это достигалось уступками князю со стороны республиканских государственных органов. Центральная фигура В событиях 30—50-х годов XIII в. для новгородского лето- писца — Александр Ярославич Невский. Всесильный князь, безусловно, активно укреплял свои позиции в Новгороде. Отголоском событий этого времени, служит пункт об Александровых злоупотреблениях* фигурирующий в договоре Новгорода с Ярославом Ярославичем: «А что был отъял брат твои Александр пожни, а то ти, княже, не надобе. А что княже, брат твои Александр де- ял насилие на Новегороде, а того ся, княже, отступи* ти» 67.

Однако княжеские «насилия» над/Новгородом были/ обычны и в период княжения Ярослава Ярославича. Это привело в результате к новой всшашке антикняжескрй борьбы в 1269 г. Восстание, поставившее под сомнение сложившуюся к этому времени традицию великокняжеского суверенитета над городом/ заканчивается вмешательством церкви. Поручительство митрополита возвращает новгородский стол Ярославу, который целует крест «на всей воли новгородстеи». Принцип великокняжеского суверенитета восторжествовал и поддерживался в дальнейшем вооруженной силой

Политика новгородских республиканских институтов этого периода «руководствуется идеей поддержания великокняжеского авторитета над Новгородом»68.

Этот принцип положен и в основу святительской деятельности софийских иерархов.

Архиепископы середины XIII — начала XIV в. продолжают традиционную политику новгородских архив; реев, сформировавшуюся в период святительства Ильи, Гавриила, Мартирия и временно нарушенную событиями 1200—1220-х годов. В сложные для Новгород^ ской истории годы владыки своим участием в посольствах «по князи» подчеркивают характерный для Новгорода светско-церковный альянс. В 1240 г. архиепископ Спцридон возглавляет посольство «по Олександре»., увенчавшееся приходом князя в Новгород69. В 1255 г. во время очередного «розмирья» республики с Александром Яроелавичем «послаша новгородци ко князю владыку и Клима тысяцкого». Причем новгородский иерарх во время дипломатических переговоров, выполняя, видимо, наказ боярства, поддерживал кандидатуру Онаньи на посадничество, в результате «не послуша князь молбы владычни»70. В 1270 г. Далмат «с вятшими мужами» пытался с «молбою» возвратить ушедшего из города Ярослава Ярославича. Архиепископ Климент в 1281 г., когда «заратися князь Дмитрии с новгородци», возглавляет лосольство во Владимир4в. \

\

\

Наиболее четко внешнеполитическая деятельность новгородских владык может быть прослежена в годы святительства Давыда. Пребывание последнего на софийской кафедре совпало со временем обострения борь» бы Твери и Москвы за великокняжеский ярлык. Признание Новгородом суверенитета великого князя привело к вовлечению феодальной республики в эту войну. Когда в 1305- г. Михаил Ярославич Тверской получил ярлык* на великое княжение, то спустя два года он был приз-, нан князем в Великом Новгороде71. Под 1311 г. летописец сообщает о социальном выступлении в городе, которое в значительной степени было направлено против тверской администрации. Только этим могут быть объяснены решительные действия тверского князя, который «заратися» с Новгородом. Михаил Ярославич вьгвел своих наместников из города, занял Торжок, Бежецк «И всю волость», отрезал Новгород от хлебного подвоза- («не пустя обилья в Новъгород»), Новгородское правительство посылает в Тверь архиепископа Давыда, который «доконца мир» с тверским князем. Михаил Ярославич снимает торговую блокаду и возвращает своих наместников72. Давыд был выразителем интересов новгородской феодальной верхушки, «в условиях голода и обострения классовых противоречий в городе шедшей на компромисс с великим князем и его окружением»73. Однако мир, заключенный владыкой в Твери, был- недолговечным. В 1315 г. в Новгород прибывает наместник, московского князя Юрия Даниловича Федор Ржевский, Новгородцы «изыма наместникы Михайловы и держа- ша их во владычне дворе» *°.

Новгородское правительство действовало совместно с Москвой в расчете на бблыпую самостоятельность. Используя отъезд Михаила Ярославича в Орду, Новгород объявил войну Твери. Пассивные военные действия противников закончились мирным «докончанием» с Дмитрием Михайловичем. Вскоре в Новгород прибыл и3 Москвы князь Юрий Данилович, приглашенный новго родским правительством «на всей ьакн новгородчкои»: Политика боярства, казалось бы, (увенчалась успехом — новгородско-московский ссйоз был оформлен. «Рады быша новгородцы, своему хотению», — замечает летописец. Однако тверской князь, возвратясь из Орды, вернул Новгород под свою руку, нанес сильнейшее поражение новгородской рати, подкрепив военные дей-. ствия торговой блокадой («Хлеб бяше дорог в Новгоро-; де»). Вновь был заключен новгородско-тверской мир («доконцаша мир и крест целоваша»)51. Новгороду дорого обошлась попытка установить союз с Москвой про-, тив Твери. Михаил Ярославич после заключения мирного-договора схватил «бояры новгородчкыя и посла их на Тьферь, в таль». Правительство выплатило значительную контрибуцию. Остаток новгородской рати был продан в рабство («колко кого станеть и снасть отъима у всех»). В Новгород снова были направлены тверские наместники52.

.Вероломные действия Михаила Ярославича вызвали волнение. В городе вспыхивает восстание. Наместники тверского князя изгоняются. Сурово расправились горожане с новгородцами, на которых пало подозрение в измене («перевет держаща к Михайлу»). Когда тверской князь вновь направился к Новгороду, то на защиту* республики встала «вся волость новгородская: и плеско-- вицы, и ладожане, рушане, Корила, Ижера, Вожане».' Порыв новгородцев произвел, очевидно, впечатление на: великого князя: «Михаило,.не дошед города, ста в Усть- янех; и тако мира не возмя, поиде прочь, не успев нич-і тоже»53. • і

Хотя отношения боярского правительства с великим князем обострились, обе стороны искали пути к прими-: ; рению. Михаилу Ярославичу необходима была под-' ) держка Новгорода в борьбе за великое княжение. Над : Новгородом нависли тучи с запада. Поэтому, когда новгородцы «послаша... владыку Давыда к князю Михаилу с молбою, просяще на окуп братьи своей, кто у князя в | талье», то, несмотря на кажущуюся неудачу посольства / («не послуша его князь»), в ходе переговоров был вы-’.

** Таи же, с. 396. и Там же. я Там же, с. 337. " работай текст договора между Тверью и Новгородом54* Архиепископ вновь выступает вдохновителем новгородско-княжеского компромисса, выполняя волю боярства.- Значение владыки в новгородско-княжеских взаимоотношениях подтверждается участием архиерея при заключении договорных грамот Новгорода. Все акты имеют «благословение от владыки» и все скреплялись архиепископскими буллами. . .

•/> Изучение именных печатей новгородских иереевч.поз^ воляет в значительной мере пополнить летописные свидетельства деятельности новгородских святителей рас-: сматриваемого периода. Существенные выводы сделаны. В. Л. Яниным при изучении статистики владычных буял^: относящихся к новгородским архиереям. Автор обнаруживает 'четкое разграничение в использовании владычной буллы, рубеж которого приходится на середину XIII в. Если до этого времени именные печати новгородских святителей редки даже для иерархов, подолгу занимавших кафедру (1—2 экземпляра), то со святи* тельства Далмата они встречаются систематически и в' заметном количестве (не менее 5 экземпляров булл каждого иерея)55. Это может служить подтверждением ТОЙ' роли, которой добились новгородские архипастыри*" в- светских делах своей епархии. Несмотря на то. что со*, фийские владыки, подобно посадникам, отодвинуты на страницах летописи фигурами Александра Невского и Ярослава Ярославича на второй план, превращение вла~ дычного аппарата в один из важнейших институтов‘республиканского управления несомненно.

Период последней четверти XIII в. характеризуется; вызреванием тех противоречий между народными мае-: сами и церковными феодалами, между низшими слоямй. духовенства и иерархами церкви, которые генетически- связаны с еретическим движением новгородских стригольников XIV в. Подтверждением тому служат наблюдения над данными Владимирского церковного. собора 1274 Г;

Созванный в условиях подъема антицерковной борьбы народных масс собор характерен тем,..что нанем

, . . ...... v 54

Там же; Черепнин Л. В. Образование Русского центра^ лизованного государства..^ с. 466. Текст упомянутого * договора* - см;:ГВНрП,,№11, с. 22—24. • 1. ,=

** См.: Я н и н 'В. Л. Актовые цеча*и..„ т. 1* с. 64-^57. / ,, ; церковные деятели заговорили на языке, близком анти- церковной оппозиции, осуждая забвение церковью «бо- жиих правил»74. Тем не менее князья церкви сделали всё возможное для юридического оформления тех норм 'церковной жизни, которые вызывали осуждение народа ных масс. Выросшая к этому времени симония («постав* ление по мзде») — один из источников обогащения ВЫСШИХ иереев — была не отменена, а узаконена компро' мисСным решением — установлением особых норм- оплаты за возведение в священники и дьяконы с введением* круговой поруки всего клира за поставляемого кандидата. Кроме этого, общего для всей русской Церкви ре-> шения, собор особое внимание уделил рассмотрений некоторых вопросов, касавшихся непосредственно новгородской епархии.

Усилившаяся в Новгородских землях антиклерикальная борьба народных масс, их стремление к Демократи^ зации церковной организации подкреплялись на' практике захватом священнических функций мирянами. Именно в новгородской епархии, волею исторического развития поставленной в исключительные условия, возникли и проводились в жизнь демократические требования, вызывавшие яростное сопротивление высших: иерархов. Клерикалы прокляли на своем соборе простых- мирян, «аще (если те. — А. X.) молитву начнут твори-' ти», и узаконили «извержение» дьяконов в подобных- случаях75.

Дополнительный материал развития еретических устремлений церковных низов дают такие документы конца XIII — начала XIV в., как «Святительское поучение новопоставленному священнику» и «Наййсанйе' Акиндина о Переяславском соборе»76. В Них ііашли 01° ражение антиклерикальные воззрения, характерные дМ церковных низов всех областей русской митрополии, в том числе й для новгородской епархии.

Комплекс источников позволяет ойределить святительскую деятельность новгородских архипастырей 30-х годов XIII — начала XIV в. как важный шаг в усилении и упрочении принципов, характерных для предыдущего периода истории софийской кафедры и нашедших, свое логическое завершение в годы расцвета Новгородской феодальной республики: тесный союз с боярством, стремление к расширению пределов независимости от митрополита, постепенный захват позиций в государственном управлении.

<< | >>
Источник: Хорошев А. С.. Церковь в социально-политической системе Новгородской феодальной республики. — М.: Изд-во Моск. ун-та , 224 с.. 1980 {original}

Еще по теме СВЯТИТЕЛЬСКАЯ КАФЕДРА ПЕРИОДА ВРЕМЕННОГО ВОЗВЫШЕНИЯ КНЯЖЕСКОГО АВТОРИТЕТА В НОВГОРОДЕ И УСИЛЕНИЯ АНТИКНЯЖЕСКОИ БОРЬБЫ НОВГОРОДСКОГО БОЯРСТВА (30-е годы XIII — начало XIV в.):

  1. СОФИИСКАЯ' КАФЕДРА В ПЕРИОД АКТИВИЗАЦИИ ВНУТРИБОЯРСКОИ БОРЬБЫ В НОВГОРОДЕ (20—50-е годы XIV в.)
  2. РОЛЬ СВЯТИТЕЛЬСКОЙ КАФЕДЫ В КРИЗИСЕ НОВГОРОДСКО-МОСКОВСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ (деятельность церкви в обосновании идеологических концепций новгородского боярства)
  3. НОВГОРОДСКАЯ ЕПИСКОПИЯ ДО УСТАНОВЛЕНИЯ МЕСТНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА НА СВЯТИТЕЛЬСКОЙ КАФЕДРЕ
  4. СОФИЙСКАЯ КАФЕДРА И КЛАССОВАЯ БОРЬБА В НОВГОРОДЕ В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XV в.
  5. ПЕРИОД второй 1. ПРАВО НАСЛЕДСТВА (в xiv и xv вв.) в НОВГОРОДЕ и ПСКОВЕ
  6. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ НОВГОРОДСКОГО БОЯРСТВА С ЧЕРНЫМ ДУХОВЕНСТВОМ
  7. ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ АКТИВНОЙ АНТИМОСКОВСКОИ БОРЬБЫ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIV в.
  8. НОВГОРОДСКАЯ АРХИЕПИСКОПСКАЯ КАФЕДРА НАКАНУНЕ ПАДЕНИЯ ФЕОДАЛЬНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  9. Ч е те ер ты й период КОНЕЦ РЕКОНКИСТЫ И НАЧАЛО НАЦИОНАЛЬНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ (XIII-XV вв.)
  10. Искусство в период монголо-татарского ига и начала объединения русских земель (XIV - начало XV в.)
  11. БОРЬБА ЗА ГАЛИЦКИЙ СТОЛ ДАНИИЛА РОМАНОВИЧА: ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕЖВОЛОСТНОГО КОНФЛИКТА (конец 20 - 30-е годы XIII в.)
  12. НОВГОРОДСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ РАСЦВЕТА РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
  13. 4. Борьба с трудностями восстановления народного хозяйства. Усиление активности троцкистов в связи с болезнью Ленина. Новая дискуссия в партии. Поражение троцкистов. Смерть Ленина. Ленинский призыв. XIII съезд партии.
  14. СОФИЙСКАЯ КАФЕДРА ПЕРИОДА СТАНОВЛЕНИЯ КЛАССИЧЕСКИХ ФОРМ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -