Последний ПОДВИГ «графа ИСТОРИИ»

Был в Петербурге человек, знавший двор и представляющий политическую

неопытность двадцатидевятилетнего

Николая — Н.

M. Карамзин. Автор «Истории государства Российского» обладал авторитетом в высших слоях общества, не занимая при этом офици-ально никакого поста. Его звание «историограф» прислуга переделывала в более понятное «граф истории». «История...» Карамзина выходила безо всякой цензуры, его записки, подаваемые императору Александру, меньше всего стремились подладиться под воззрения и чувства правителя. Слож-ность политических воззрений Карамзина была замечена близко знавшим его Н. А. Вяземским, назвавшим последнего нашего летописца «либера-лом-консерватором». Действительно, Карамзин считал время Екатерины счастливейшим для гражданина российского, признавал екатерининский идеал «законной свободы». Вместе с тем «граф истории» требовал от пра-вителей мудрости более хранительной, чем творческой, и напоминал прави-ло мудрых: «Всякая новость в государственном порядке есть зло, к которо-му следует прибегать только по необходимости, ибо только одно время дает надлежащую твердость уставам». Все эти мысли, высказывавшиеся еще в 1811 г. Александру Павловичу и встреченные тогда неблагодарно, Карам-зин попытался втолковать Николаю Павловичу сразу, как только узнал, что иименно Николай унаследует самодержавную власть. Еще 31 октября 1825 г. Николай присутствовал на чтении Карамзиным новых глав «Истории...». А затем почти каждый день после 27 ноября 1825 г. Карамзин ездил во дворец по приглашению императрицы Марии Федоровны и в ее присутст-вии беседовал с Николаем, «говорил смело и решительно про ошибки пре-

121

дыдущего царствования»118. Он, по выражению историка М. Погодина, стремился «застраховать судьбу своего Отечества и желал, чтобы преемник Александра избегнул ошибок предыдущего царствования и исправил зло, им причиненное». Критика Александра была настолько резкой, что однаж-ды Николай в присутствии Марии Федоровны Воскликнул: «Пощадите, пощадите сердце матери, Николай Михайлович!» В ответ последовало: «Я говорю не только матери государя, который скончался »но матери госу-

даря, который готовится царствовать!» Карамзин передал Николаю копию своей «Записки о древней и новой России» под названием «Сравнение царствований Петра I, Екатерины II и Александра I», и тот сохранил ее в своем

личном архиве119 .

О том, насколько Николай доверился Карамзину, свидетельствует то, что именно ему (правда, и Сперанскому тоже) было поручено составить Манифест о восшествии на престол.

Его же Николай собрался «употреблять на сочинение бумаг государственных» (т. е. на должность государственного секретаря), но от такой официальной службы Карамзин отказался.

14 декабря 1825 г. стало днем для Карамзина роковым. «Мирный историограф», как он сам себя назвал, метался по Сенатской площади в распахнутой шубе и «жаждал пушечного грома», — особенно после того, как в ответ на увещевания из толпы в него полетели поленья. День на морозе — и сильная простуда, от которой окончательно излечиться не удалось. Николай назначил Карамзину весьма значительное содержание и даже выделил специальный корабль, который доставил бы больного в Италию, но корабль не дождался своего единственного пассажира. Весной 1826 г. Карамзин умер. Тем не менее косвенным признанием авторитета историографа было принятие на службу — именно для деятельности, предназначавшейся Карамзину, — его молодых единомышленников, знакомых еще по литературному обществу «Арзамас», Д. Н. Блудова и Д. В. Дашкова, а чуть позже — С. С. Уварова. На исходе земной жизни Карамзин застал начало государственной деятельности своего коронованного слушателя. Особенный восторг вызвало у него создание II Отделения Его Императорского Величества канцелярии — учреждения, предназначенного для систематизации и публикации законов Российской империи. «Вот это совершенно согласно с моими убеждениями, — восклицал Карамзин. — Я всегда думал: как можно составлять законы, не зная всех тех, какие у нас есть и были. Надобно прежде знать свое; надобно собрать все без исключения и потом уж отделить все то, что действительно имеет в настоящее время обязательную силу: так составится верный свод по крайней мере того, что существует».

122

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Последний ПОДВИГ «графа ИСТОРИИ»:

  1. ВЗГЛЯД ГРАФА Л. Н. ТОЛСТОГО НА ИСТОРИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ БОЖИЕЙ (ИЗ УНИВЕРСИТЕТСКИХ ЛЕКЦИЙ ПО ИСТОРИИ ЦЕРКВИ)
  2. 3. Российская армия как последний субъект мировой истории
  3. ГЛАВА 9 ПОСЛЕДНИЕ ГЛАВЫ «ИСТОРИИ» ГЕРОДОТА И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ЗАВЕРШЕННОСТИ ТРУДА1
  4. ОТРЫВОК из ИСТОРИИ НИЗОВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ВОЗЗВАНИЕ К ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ВО БЛАГО ПОСЛЕДНЕГО
  5. Личные воспоминания графа К. К. Бенкендорфа
  6. 56 Последние дни: последнее учение
  7. § 2. «Подвиг»
  8. 3.3. Самообретение как подвиг
  9. Я Я БЕКЛЕМИШЕВ ПОХОД ГРАФА ВОРОНЦОВА В ДАРГО И «СУХАРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ» В 1845 г. (Из записок участника)
  10. а) ПОНЯТИЕ ЖИЗНИ У ГУССЕРЛЯ И ГРАФА ЙОРКА
  11. § 2. Условия «вменения» преступления и подвига
  12. ОСВЯЩЕНИЕ ПОДВИГОМ
  13. Письмо графа Стефана Блуасского и Шартрского к супруге Адели из-под Никеи
  14. § 1. Наказание и награда и их связь с преступлением и подвигом
  15. ПОКИНУТОЕ СЛОВО200 Философский трактат БЕРНАРА, ГРАФА ТРЕВИЗАНСКОЙ МАРКИ201
  16. Подвиги Будды
  17. § 5. Классификация подвигов и наград (преступлений и наказаний)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -