Петр Великий

Споры о личности и деятельности Петра I так же, как и споры о личности и деятельности Ивана IV, начали уже современники. Автором целого ряда исторических и историко-философских трактатов стали сподвижники императора Ф.

Прокопович, П. Шафиров, А. Манкиев и др.

Феофан Прокопович являлся заметным политическим деятелем, одним из учредителей Синода, ярким публицистом. Такие его работы, как «Слово о власти и чести царской» и «Надгробное слово о Петре I», были пронизаны восхвалением всех проводимых государем реформ, всей его внешней и внутренней политики. В «Слове о власти», кроме того, настойчиво проводилась мысль о превосходстве абсолютной монархии над всеми иными

формами государственного правления. Противники Петра подвергались безусловному осуждению. «Не может народ, - писал Ф. Проко- пович, - повелевать что-либо монарху своему».

Петр I предстает в трудах этого автора, как «попечительный отец» своего народа, идеальный государь, наделенный чуть ли не божественным могуществом и проницательностью.

К трудам, освещавшим внешнюю политику Петра I, относятся «История Свейской войны» и «Рассуждения, какие законные причины его царское величество Петр Первый... к начатию войны против короля Карла XII Шведского в 1700 г. имел». Обе эти работы были составлены известным дипломатом, президентом Коммерц-коллегии П.П. Шафировым. П.П. Шафиров трактует Северную войну, как вполне закономерное следствие экономических и политических преобразований, шедших в России с начала XVIII в. Он подчеркивает, что русские вели справедливую борьбу за свои исконные, «наследные» земли. Все успехи в войне относятся за счет личных достоинств Петра I.

Высокую оценку деятельности Петра I давал также выдающийся историк В.Н. Татищев. Карьера этого ученого началась именно в петровское время. Он хорошо знал реалии эпохи, ее положительные и отрицательные стороны. Тем не менее В.Н.Татищев безоговорочно одобряет все проведенные преобразования и считает, что именно этот государь привел Россию к невиданному доселе могуществу.

М.В. Ломоносов посвятил Петру I целый ряд работ. Наиболее ярко свое отношение к деятельности императора он выразил в «Слове похвальном Петру Великому», произнесенном на торжественном заседании Академии наук в 1755 г. Для него Петр - это «человек богу подобный», это тот идеал просвещенного монарха, который был так популярен среди философов XVIII века. Ученый одобрял и внешнюю и внутреннюю политику Петра I, его социальные преобразования и в особенности меры в области просвещения, распространения наук. Любопытно, что М.В. Ломоносов написал также «Примечания» на рукопись Вольтера «История Российской империи при Петре Великом».

Иную, нежели В. Н. Татищев и М. В. Ломоносов, позицию

занял князь М.М. Щербатов. В 1782 г. им была создана работа «Смотрение о пороках и самовластии Петра Великого». В ней автор, с одной стороны, признает за императором заслуги в области хозяйственного и культурного развития страны, а с другой - решительно критикует социально-политическую сторону его деятельности. М. М. Щербатов обвиняет Петра в унижении былого значения родовитой аристократии, ущемлении ее законных прав и привилегий, возмущается возвышением «подлых» людей и подчеркивает, что расширение промышленности и торговли нарушили патриархальную чистоту сельского быта. Таким образом этот историк как бы противопоставлял древнюю «благолепную» Московскую Русь и новые порядки, созданные произвольной волей императора, порвавшего связь с родовитой знатью. Как и в оценке Ивана IV, М.М.Щербатов в своем отношении к Петру I остается верен идеям, отражавшим интересы родовитой аристократии.

Большой вклад в изучение петровской эпохи внес другой русский историк XVIII в. - И.И. Голиков. Им был составлен 12- томный труд «Деяния Петра Великого» и 18 томов «Дополнений» к нему. В первом томе «Деяний» И.И.Голиков рассмотрел экономическое развитие России в XVII в. и пришел к выводу, что действия Петра были подготовлены всей предшествующей историей страны. Оценка реформ носила в трудах И.И.Голикова исключительно положительный характер.

Особый взгляд на историческую роль императора высказал А.Н. Радищев. Не отрицая заслуг государя во внешнеполитической области, он обвинил Петра в чрезмерном усилении самодержавной власти и порабощении крестьян (рекрутские наборы, налоги). Поясняя свою позицию, Радищев указывал, что «само- державство» Петра I привело к конфликтам между властью и народом.

Н. М. Карамзин наиболее обстоятельно изложил спои взгляды на царствование Петра I в «Записке» О древней и новой России», составленной в 1811 г. Он решительно осудил Петра за слишком старательное подражание европейским образцам. По мнению историка, введение новых обычаев и культурных традиций лишило Россию ее самобытности. Петр, говоря словами

Карамзина, «захотел сделать Россию Голландией» и «унижал россиян в собственном их сердце». В результате русские люди «стали гражданами мира, но перестали быть, в некотором смысле, гражданами России».

Н.М. Карамзин порицал и перенесение столицы из Москвы в Петербург, и ликвидацию патриаршества, и введение табели о рангах. Гораздо правильнее действовал, по его мнению, отец Петра царь Алексей Михайлович, который тоже поощрял сближение России с Западной Европой, но делал это «постепенно, тихо, едва заметно... без порывов и насилия».

Такой взгляд был во многом обусловлен той конкретной ситуацией, в которой создавалась «Записка». По ряду европейских стран тогда прокатилась волна революций и убежденный монархист Карамзин не без оснований опасался любой решительной ломки общественных отношений, с одной стороны, и «тлетворного» влияния европейских идей - с другой. Тем не менее историк не мог не признать заслуг Петра I во внешней политике, в деле развития промышленности, торговли, просвещения. Высоко оценил, он и личные качества императора, которого называл «великим мужем».

Среди декабристов в отношении к Петру I единства не было. А. Бестужев и А. Корнилович давали ему исключительно положительную характеристику. Однако, М. Фонвизин, например, считал, что методы, которыми император проводил свою политику, были слишком жестоки. «Пытки и казни, - писал он, - служили средством нашего славного преобразования государственного». Этот автор также отмечал, что оборотной стороной реформ было усиление крепостного гнета. Вообще, по мнению Фонвизина, «Петр не столько обращал внимание на внутреннее благосостояние народа, сколько на развитие исполинского могущества своей империи».

Двойственно оценивал политику Петра и А. С. Пушкин, Поэт восхищался энергией монарха, его военным и политическим талантом, но осуждал петровский деспотизм, сожалел о страданиях народа.

В середине XIX в. споры об исторической роли Петра I

вспыхнули с новой силой. Убежденными панегиристами императора выступили М.П. Погодин и И.Г. Устрялов. Иную, очень специфическую позицию заняли славянофилы К.С. Аксаков, И.В. Киреевский и др. Их взгляд на петровскую эпоху был тесно связан с общефилософской концепцией, основанной на идее разграничения функций государства и народа.

Государство, по мнению славянофилов, обладает «полнотой внешней власти». Оно может принимать политические законы, но не должно вмешиваться во внутреннюю, духовную жизнь народа. Русский народ представлялся славянофилам аполитичным, стремящимся не к власти, а к самосовершенствованию. «Свобода действий и закона - царю, свобода мнения и слова - народу», - писал по этому поводу К.С. Аксаков. Однако, Петр I, считали славянофилы, нарушил естественное равновесие между правительством и народом, попытался полностью подчинить народ себе и навязывал ему чуждые европейские обычаи.

В результате Россия разделилась надвое. Дворянство и часть горожан переняли новые нормы, а вместе с ними и растлевающую тягу к политической суете. Большая часть крестьян осталась верна заветам предков, хотя в какой-то мере тоже поддалась «нравственному разложению». Дальнейшее следование по европейскому пути могло, по мнению славянофилов, привести Россию в «бездну революции».

Таким образом славянофилы подходили к осуждению Петра I, к выводу о неправомерности сближения России и Западной Европы и об особом, специфическом пути развития русского общества.

С. М. Соловьев посвятил царствованию Петра I многие страницы своей фундаментальной «Истории России с древнейших времен» и несколько отдельных работ, в т. ч. «Публичные чтения о Петре Великом» (1872).

В ранних трудах историка эпоха Петра выступает как переломное время, как грань, разделяющая историю отечества на два периода. С.М.Соловьев даже называл петровские реформы «революцией начала XVIII века». Позже, в 1870-е г., он писал и об исторической подготовленности реформ, определенной преем-

ственности между событиями второй половины XVII в. и петровской эпохи. Так, характеризуя ситуацию накануне воцарения Петра Алексеевича, С.М.Соловьев замечал: «Народ поднялся и собрался в дорогу, но кого-то ждали; ждали вождя - вождь явился».

Основную причину всех петровских преобразований историк видел в объективных потребностях русской экономики. Именно экономическими нуждами страны (выход к морям) была вызвана, по мнению этого историка, Северная война.

Даже в культурной политике государя Соловьев усматривал экономический аспект: «Бедный народ сознал свою бедность и причины ее через сравнение с народами богатыми и устремился к приобретению тех средств, которым заморские народы были обязаны своим богатством».

Вообще С.М. Соловьев считал, что европеизация русской жизни была закономерна и не только не повредила национальной культуре, но обогатила ее.

Историк полагал также, что все реформы Петра I осуществлялись по заранее составленному плану и были взаимосвязаны. К народным восстаниям петровской эпохи он относился крайне негативно, видел в них «случайный бунт» людей, не понимавших общенациональной пользы. Подчеркивая бесперспективность этих движений, С.М.Соловьев писал: «Все неудовольствия, которые обнаружились в разных сферах, не были, однако, довольно сильны... Причина заключалась в том, что на стороне преобразования были лучшие, сильнейшие люди, сосредоточившиеся около верховного преобразователя... машина была на всем ходу, можно было кричать, жаловаться, браниться, но остановить машины было нельзя».

В середине XIX в. целый ряд статей посвятил Петру I В.Г. Белинский, известный литературный критик и публицист, отличавшийся радикально-революционными убеждениями. По мнению Белинского, реформы Петра I легли тяжким бременем на плечи народа, стали «годиной трудной и грозной». Сочувствуя антиправительственным мятежам, автор тем не менее подчеркивал необходимость проведенных царем мер. Главным результатом реформ, по его мнению, был рост военного могущества страны перед лицом уже набравших силу европейских держав.

В.Г. Белинский считал, что если бы не Петр I, то Россия вполне могла бы превратиться в колонию. Полемизируя со славянофилами, он писал: «И без реформ Петра Россия, может быть, сблизилась бы с Европой и приняла бы ее цивилизацию, но точно так же, как Индия с Англией».

Сходных взглядов держался и 1840-50-с годы и А.И.

Герцен. Однако, затем его позиция переменилась. В 1860-е годы А.И. Герцен стал довольно резко критиковать петровские реформы. Он настойчиво подчеркивал стремление императора к усилению государственной машины и забвение интересов отдельной человеческой личности. Для Петра, по мнению Герцена, «государство было все, а человек - ничего». Эти взгляды Герцена получили впоследствии широкое распространение среди историков и писателей либеральной ориентации.

Чрезвычайно критически оценивал деятельность Петра В. О. Ключевский. Не отрицая ни огромного влияния реформ на все стороны жизни русского общества, ни того, что преобразования были подготовлены всем ходом русской истории, но одним из первых заявил, что принятые Петром меры не были подчинены единому плану, а скорее носили спонтанный, бессистемный характер. Главной движущей силой преобразований Ключевский считал Северную войну. «Служа главной движущей пружиной реформы, - писал он, - война оказала самое неблагоприятное действие на ее ход и успехи. Реформа шла среди растерянной суматохи... Война сообщила реформе нервозный, лихорадочный пульс, болезненно ускоренный ход».

Двойственно оценивал В.О. Ключевский и личность Петра I, он находил в ней немало антипатичных черт: жестокость, неуравновешенность, мелочность. Еще дальше пошел в критике петровских реформ П. Н. Милюков, работавший на рубеже XIX и XX вв. П. Н. Милюков был не только известным историком, но и крупным политическим деятелем, одним из основателей партии конституционных демократов. В 1892 г. он опубликовал работу «Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого». Как и В.О.Ключевский, П.Н.Милюков считал,

что главной причиной реформ стала Северная война и связанные с ней финансовые трудности. Никакого единого плана преобразований у царя, по мнению этого автора, не было. Более того, многие реформы представлялись Милюкову ошибочными, противоречившими друг другу. Они являлись как бы спонтанной реакцией на требования момента.

Ценой петровских нововведений, по словам историка, было «страшное разорение страны» и обнищание народа. Величие же самого императора представлялось ему более чем сомнительным.

П. Н. Милюков нс раз подчеркивал, что Петр не осознавал всех возможных последствий своих действий, и даже писал, что в России начала XVIII в. шли «реформы без реформатора». Вообще, по мнению Милюкова, только внешнеполитическая деятельность Петра I имела положительные стороны, вся же его внутренняя политика была подчинена нуждам войны, плохо организованна и несвоевременна.

Выводы П.Н.Милюкова вызвали бурный протест у историков самых разных школ и направлений и тем самым послужили толчком к напряженной дискуссии. Товарищ Милюкова по кадетской партии, известный ученый Н.П. Павлов-Сильванский оценил его работу, как «желчный памфлет на Петра I». В своем исследовании «Проекты реформ в записках современников Петра Великого» (1897) он подчеркивал, что император сам разрабатывал проекты своих законов и недооценивать его личность - большая ошибка.

В тоже время Н.П.Павлов-Сильванский писал о том, что реформы Петра не были каким-то нелогичным переворотом, что они органично входят в контекст русской истории. «Петровская реформа, - писал он, - не перестроила заново старое здание, а дала ему только новый фасад... Время Петра Великого есть только один из этапов развития государства нового времени, которое в основных своих устоях сложилось у нас в XVI в. и просуществовало до половины XIX в.».

Чрезвычайно жестко критиковали Милюкова историки официального направления, для которых Петр I оставался абсолютным идеалом государственного деятеля.

В советское время интерес историков к петровской реформе не угасал. Однако, основное внимание - ученых стало теперь сосредоточиваться на экономических процессах и социальной борьбе. Одной из главнейших задач исследования стало считаться выяснение того, интересам какого класса соответствовала политика Петра и к каким социальным последствиям она привела.

В 1920-е годы М.Н. Покровский сделал попытку рассмотреть с позиций марксизма всю историю России. Петровское время в его трудах охарактеризовано как «весна капитализма», период, когда торговый (купеческий) капитал создает новый экономический базис жизни русского общества. Как следствие этого власть, по мнению М.Н.Покровского, должна была переходить от дворян к купцам. Петр I, соответственно, представлялся историку выразителем интересов купечества, а вся его внешняя и внутренняя политика объяснялась потребностями молодого капитализма. Самой личности государя внимания уделялось немного. Для Покровского самым важным было выявить «классовую сущность» петровских реформ.

Оппонентом Покровского в 1920-е годы выступил Н.А. Рожков. По его мнению, реформы Петра I были продиктованы в первую очередь интересами дворян, хотя и потребности буржуазии в какой-то мере учитывались.

Взгляд на правление Петра I, как на «диктатуру дворянства», был доминирующим в советской историографии с середины 1930- х до середины 1960-х годов. Такой точки зрения держались В.И. Лебедев, К.В. Базилевич, В.В. Мавродин, С.В. Юшков и, в особенности, С.В. Бахрушин, написавший в 1944 г. специальный очерк «О классовой природе монархии Петра I». При этом большинство историков считало, что преобразования были естественным продолжением процессов XVII в. Хотя сами реформы оценивались исследователями положительно, постоянно подчеркивалась их тяжесть для народных масс, а мятежи и бунты трактовались как прогрессивное явление.

Особое место в советской историографии занимает работа Б. И. Сыромятникова «Регулярное государство Петра I и его идеология», вышедшая в 1943 г. В ней автор дал несколько от-

личную от своих коллег интерпретацию классового фундамента русского государства в первой четверти XVIII века. По мнению Сыро- мятникова, неограниченная власть Петра основывалась на конкретной ситуации: дворянство и буржуазия достигли в этот период равенства экономических и политических сил. Это позволило государству стать своего рода посредником между ними, добиться независимости от обоих классов.

Независимость власти, конечно, не означала еще ее беспристрастности. По мнению Б.И.Сыромятникова Петр I, однако, проводил политику в интересах крепнущей буржуазии и даже стремился ограничить крепостное право. Эти выводы не получили поддержки других историков. Большинство исследователей остались верны тезису о продворянском характере политики Петра 1.

В 1966-1972 гг. на страницах журнала «История СССР» развернулась дискуссия о сущности и времени возникновения абсолютной монархии в России. Естественно, в ходе споров ученые неоднократно обращались к петровским временам. А. Я. Аврех в своей статье «Русский абсолютизм и его роль в утверждении капитализма в России» высказал мнение, что абсолютизм возник и относительно утвердился именно в правление Петра I.

Одной из ведущих причин этого, по мнению историка, стал низкий уровень классовой борьбы. Аврех также подчеркивал, что несмотря на слабость русской буржуазии правительство стремилось проводить именно буржуазную политику. Большинство историков с А. Я. Аврехом не согласилось, обвиняя его в недооценке классовой борьбы.

И в ходе дискуссии, и в трудах отдельных историков в 1970-е годы все чаще стал повторяться тезис об известной самостоятельности петровского государства, его независимости от интересов какого-либо одного класса. Такую точку зрения высказали например И.А. Федосов и С.М. Троицкий. Однако, в отличие от Б. И. Сыромятникова, источником этой независимости они считали не равновесие сил дворянства и буржуазии, а «внутриклассовую» борьбу между старой, родовитой аристократией и молодым бюрок-ратизованным дворянством. Набиравшая силу буржуазия, по мнению исследователей, выступала лишь как со-

юзник молодого дворянства.

Вообще в 1950-1970-е годы вышло очень много работ, посвященных как петровской эпохе в целом, так и отдельным аспектам развития России в первой четверти XVIII века. Социально-экономические процессы изучали С.Г. Струмилин, Б.Б. Кафенгауз, Е.И. Зао- зерская, А.П. Глаголева, С.М. Троицкий, И.А. Булыгин. Народным восстаниям и иным антиправительственным выступлениям были посвящены работы Н.Б. Голиковой, И.Г. Рознера. Военным и дипломатическим проблемам - П.П. Епифанова, В.Е. Возгрина, Ю.Н. Беспятых, С.А. Фейгиной и многих других историков.

Большой фактический материал был обобщен в трудах Н. И. Павленко. Основываясь на законодательстве XVIII в., он показал, что нередко Петр не помогал, а напротив препятствовал развитию буржуазии, как класса (создавая, например, условия для перехода буржуа в дворянство). Поддерживая купцов, государь преследовал в основном фискальные цели: пополнить государственную казну. Н. И. Павленко подчеркивает в своей работе «Петр Первый» (1976), что в отличие от Западной Европы в России абсолютная монархия возводилась на старом, феодальном фундаменте, а политика Петра «была направлена на возвышение дворянства». «Реформы, - пишет он, - укрепили господствующее положение дворянства в феодальном обществе. Дворянское сословие стало более монолитным и образованным, повысилась его роль в армии и государственном аппарате, расширились права на труд крепостных крестьян. Классовая направленность преобразований не исключает их громадной общенациональной значимости. Они вывели Россию на путь ускоренного, экономического, политического и культурного развития».

Новую трактовку проблемы дал в 1980-е годы Е.В. Аниси- мов. В его монографии «Время петровских реформ» (1989) данное императором государство вновь рассматривается, как самостоятельная сила. Даже дворянству, по мнению историка, Петр отводил место одной из деталей государственной машины, тогда как высшей ценностью считалось именно само государство. Е. В. Анисимов анализирует основные законодательные акты Петровского времени и показывает, как жестко были рег-

ламентированы царем все стороны жизни русского общества, как решительно вмешивалось правительство в самые сокровенные уголки быта подданных. По мнению автора, петровское время внесло свою лепту в формирование тоталитарного сознания народа. Сходные идеи высказывал и Н.Я. Эйдельман.

Споры о месте и роли Петра I в русской истории далеки от завершения и сегодня. При оценке его деятельности во всяком случае следует избегать однозначных и плакатных характеристик. Созданный некоторыми кинематографистами и писателями образ «демократичного» царя-плотника, равно как и образ безжалостного тирана, довольно далеки от истины и отнюдь не исчерпывают всей специфики этой колоссальной личности.

Литература

Анисимов Е.В. Время Петровских реформ. - Л., 1989. Баггер X. Реформы Петра Великого. - М., 1985. Заозерская Е.И. Мануфактура при Петре I. - М.-Л., 1947. Мавродин В.В. Петр Первый. - Л., 1948. Павленко Н.И. Петр Первый. - М., 1976. Софроненко К.А. Законодательные акты Петра I. - М., 1961. Тарле И.В. Русский флот и внешняя политика Петра I. - СПб., 1994. Тельпуховский Б.С. Северная война 1700-1721 гг. Полководческая деятельность Петра I. - М., 1946.

<< | >>
Источник: Е.П. Иванов. История Отечества. Проблемы. Взгляды. Люди.//Под редакцией профессора Е.П. Иванова. - Псков: ПГПИ, 2004. - 448 с.. 2004

Еще по теме Петр Великий:

  1. Петр Великий
  2. Тема ПЕТР ВЕЛИКИЙ — «ЧУДО» ИЛИ «ЧУДОВИЩЕ»? УСКОРЕНИЕ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ, ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ
  3. 5. Вечный интерес, вечные споры Иван Грозный и Петр Великий
  4. 5. Вечный интерес, вечны е споры Иван Грозный и Петр Великий
  5. § 3. ПЕТР ДАМИАНИ
  6. § 5. ПЕТР АБЕЛЯР
  7. Н. ПЕТРОВ. ФЕДЕРАЛИЗМ ПОРОССИЙСКИ60
  8. ПЕТР ПЕТРОВИЧ ЛАЗАРЕВ
  9. Петр Григорьевич ЗАИЧНЕВСКИЙ
  10. Петр Никитич ТКАЧЕВ
  11. Петр Лаврович ЛАВРОВ
  12. Петр Алексеевич КРОПОТКИН
  13. 90. Петр Николаевич Врангель
  14. Александр Ользонович БОРОНОЕВ Петр Иванович СМИРНО
  15. КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ И ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
  16. АБЕЛЯР (Abelard, Abaillard) Петр
  17. Петр Алексеевич Кропоткин — основатель философии анархического коммунизма
  18. Врангель Петр Николаевич (1878 - 1928)
  19. Столыпин Петр Аркадьевич (1862-1911)
  20. Струве Петр Бернгардович (1870 — 1944)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -