<<
>>

В чем состоят различия между Новгородом и Псковом?

Ни один из трех подходов, рассмотренных нами выше, не способен дать адекватное представление о демократизации в Новгородской области. В основном они терпят неудачу потому, что сама задача, которую ставят перед собой аналитики, т.е. объединение широкого

спектра очень различных регионов в рамках сравнимых категорий, заставляет их игнорировать важные культурные различия. Но можно ли быть уверенным, что местные культурные особенности — ключевая переменная? В случае с Новгородом мы имеем идеальный контрольный пример — соседнюю Псковскую область.

Обе области не только имеют практически одинаковые территорию, население, демографические тенденции, климат, экономическую и социальную инфраструктуру (табл. 3.1), но и торговые связи с Ганзой и славятся древними вечевыми традициями. Однако, несмотря на то что их вполне можно назвать близнецами, после 1991 г. их развитие весьма различалось (рис. 3.1). Ниже рассматривается, насколько три подхода, которых мы касались в этой главе, определяют и объясняют различия между этими областями.

Структурный подход подчеркивает физические, социальные и экономические условия как детерминанты будущего развития. И Псков, и Новгород настолько соответствовали друг другу по базовым экономическим и социальным показателям в течение второй половины 80-х и начала 90-х годов, что авторитетный пишущий об инвестициях еженедельник «Эксперт» ставил Новгород на 63-е, а Псков — на 64-е место среди российских регионов по инвестиционному потенциалу. Однако к концу 1990-х годов экономические и социальные характеристики двух регионов начали существенно расходится. После практически одинакового уровня промышленного производства в период 1985—1991 гг. к концу 1990-х годов промышленное производство Пскова упало до половины от новгородского, несмотря на получение гораздо больших федеральных трансфертов[305]. К1997 г. аналитики уже отмечали, что, в то время как Новгород становился одним из трех самых динамично развивающихся регионов страны, Псков превращался в «стабильно депрессивную» область[306].

Типичный структуральный подход не дает объяснения такому расхождению. Можно говорить о том, что в советское время производ-

Показатель Новгород Псков

ГЕОГРАФИЯ

Территория, км” 55,3 55,4
В том числе городская, % 70,6 66,4
Число:
административных районов 21 24
городов 10 14
деревень 18 14
сельских администрации 272 248

ДЕМОГРАФИЯ

Численность населения (1997), человек 720,9 790,6
В том числе великороссов, % 96 93
Плотность населения, человек/км” 13 14,3
Возраст, % 20,9/55,2/23,9 20,3/54,7/25
(ниже /трудоспособный возраст/ выше)
Продолжительность жизни, лет 62,14 62,21
Средний возраст, лет 38 38

ЭКОНОМИКА

Число приватизированных: квартир (1992-1995) предприятий (1994-1997) 163

348

186

154

Численность безработного 5,3/13,5/7,8 5,1/14,3/12,8
трудоспособного населения (1992/1997/2000), %
Число малых предприятий (1995/ 2001) 3783/4506 2430/2844

Таблица 3.1
Источники: Василенко О., Стародубцева И.

А. Социально-экономические показатели республик и областей Северного и Северо-Западного регионов, Калининградской и Кировской областей в 1990-2000 гг. (Госкомстат Республики Коми), 2001. С. 6—10, 23, 62; Tekoniemi М., Solanko L. Novgorod and Pskov — Examples of How Economic Policy Can Influence Economic Development // Review of Economies in Transition. June 1998. P. 65; Кузнецова О. Новгородская и Псковская области: экономическое положение и факторы развития // Вопросы экономики. 1998. №10. С. 154; Полещенко В. И. и др. Псковский статистический ежегодник. Псков: Псковоблкомстат, 2001. №1. С. 14; Регионы России: Информационно-аналитический сборник. М.: Госкомстат России, 1997. С. 405, 420, 453, 460.


0 1985 1990 1995 2000
? Новгород 134 201 434 1685
10 Псков 137 201 340 1229

Источники: Василенко Е.В., Стародубцева И.А. Социально-экономические показатели республик и областей Северного и Северо-Западного регионов, Калининградской и Кировской областей в 1990—2000 гг. (Госкомстат Республики Коми), 2001. С. 27: Регионы России: Информационно-статистический сборник. М.: Госкомстат России, 1997. С. 454.

Рис. 3.1. Среднедушевой денежный доход населения в Новгородской и Псковской областях, 1985—2000 гг. (среднемесячный — руб.; в 1995 г. — тыс. руб.)

ство в Новгороде развивалось вокруг машиностроения и электроники для оборонных целей, в то время как Псков был более зависим от сельского хозяйства и легкой промышленности. Но это должно было затормозить спад псковского ВВП по сравнению с новгородским. Вместо этого с 1991 по 1995 г. мы наблюдаем, как не только сельскохозяйственное, но и промышленное производство в Пскове падает в 2 раза быстрее, чем в Новгороде[307] (рис. 3.2, 3.3).

Некоторые считают, что Новгород получает выгоду от расположения на крупнейших транспортных артериях. Действительно, Новгород лежит на трассе Москва — Санкт-Петербург, но и Псков располо-

50

40

30

20

10

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

32,4

28,6

35,8

51,2

34,1

45,3

30,9

— — Новгород

20,3

20,8

20,6

27,1

19,8

20,1

17,2

Источник: General population data taken from Regiony Rossii: statisticheskii sbomik. М.: Goskomstat, 2000. Vol. 2. P. 32—33, and from «2002 All-Russian Population Census» on the web site of EastView Publication Services: http://www.eastview.com/docs/resident_population.xls (accessed November 25, 2003).

Полещенко В.И. Отдельные показатели жизни населения Псковской области: Статистический сборник. Псков: Псковоблкомстат, 2001. С. 126. Данные по 2001 г.

получены от В.И. Кобыжеча, замдиректора Псковского отделения Северо-Западной академии госслужбы, 5 июня 2002 г. Информация о Новгороде получена от А.В. Дубоносова, председателя Комитета по труду и социальной защите населения Новгородской области, из его письма А.В. Жуковскому от 30 мая 2002 г. (№01-717/05). В письме даются следующие цифры: 2000 г. — 298 677; 2001 г. - 264 266; 2002 г. - 253 827.

В.Т. Дмитриева, которая подготовила данные цифры по просьбе Дубоносова, однако, показала, что методология расчета количества живущих ниже уровня бедности с 2000 г. изменилась и отражает не число лиц, обратившихся за помощью, а тех, кто потенциально имеет право на получение помощи. Благодаря Г. Руженцевой (письмо от 6 ноября 2003 г.) я смог получить данные о тех, кто в действительности обращался за помощью. Применение такой методологии показывает совершенно другую картину: 2000 г. — 144 289; 2001 г. — 143 464; 2002 г. - 119 540.

Рис. 3.2. Процент населения Новгородской и Псковской областей, живущего ниже уровня бедности, 1996—2002 гг.

жен на магистрали, соединяющей Санкт-Петербург с югом России и Киевом. Более того, Псков имеет прямое железнодорожное сообщение с Санкт-Петербургом, Мурманском, Калининградом, Таллинном и Ригой (именно таким образом через него происходит существенная часть торгового оборота России со странами Балтии и Западной Европой), в то время как Великий Новгород не имеет таких сообщений.

Другие связанные с географией доводы также приводились для обоснования стагнации Пскова. Алексей Журавлев считает, что пскови-

Источники: Полещенко В.И. и др. Псковский статистический ежегодник. Псков: Пско- воблкомстат, 2001. №1. С. 14; Tekoniemi М., Solanko L. Novgorod and Pskov — Examples of How Economic Policy Can Influence Economic Development // Review of Economies in Transition. June 1998. P. 68.

P/ic. 3.3. Общий уровень промышленного производства в Новгородской и Псковской областях, 1990—2000 гг.

(млрд руб. до 199S г.; млн — с 199S г.)

чи рассматривают границу скорее как защитный барьер, нежели как мост, и это создает психологические препятствия для реформы[308]. Псковский губернатор Евгений Михайлов даже полагает, что различное поведение избирателей в северной и южной части Псковской области является результатом различий в географии, климате и истории[309]. В конечном счете, однако, такое субрегиональное расслоение выглядит не очень убедительно. Жители северного Печорского райо

на, например, в 1991 г. проголосовали против присоединения к Эстонии, однако позднее голосовали за либеральную экономическую реформу и самоуправление. Аналогично ярко выраженное продемок- ратическое поведение избирателей Пыталовского района скорее всего можно объяснить тем, что этот район был местом проведения одного из первых в СССР экспериментов по организации частных ферм, а не какими-либо историческими связями[310].

Бывший псковский губернатор Владислав Туманов полагает, что присутствие более 80 тыс. русскоязычных беженцев из Эстонии и Латвии после 1991 г. стало значительным источником консерватизма в регионе. Такие иммигранты часто образуют среду, благоприятствующую росту политического национализма, однако, что удивительно, приток иммигрантов, который достиг пика в 1995 г. и затем упал, не оказал никакого видимого влияния на поведение избирателей. С 1991 г. псковские избиратели поровну делят симпатии между демокра- тами-центристами, коммунистами и националистами[311].

Однако остается поразительное различие в поведении избирателей Пскова и Новгорода. Аналитики Банка Финляндии Мерья Теко- ниеми и Лаура Соланко пишут: «С точки зрения политического поведения Новгород и Псков представляют собой две противоположности. Новгородцы выбирают для управления регионом прагматиков, партии не имеют большой силы... характерно сотрудничество различных экономических и политических групп... Псков менее стабилен. Политические партии (в основном коммунисты) прочно обосновались в регионе, и более ярко выражен конфликт между политическими и экономическими элитами»[312]. Критическим отличием представляется способность Новгорода к достижению консенсуса элит. В Новгороде консенсус позволил провести структурные реформы местного самоуправления и получить широкую политическую поддержку экономической реформы. В отсутствие такого консенсуса подобная политика проводилась в Пскове половинчато и была полностью остановлена, когда пост губернатора перешел в другие руки в 1996 г.

Как объяснить столь различное поведение элит? Теоретики элит говорят нам, что ключевые игроки в российских регионах вступают в сговор, что обычно является разрушительным для общественного капитала. В Новгороде, однако, сговор элит принес пользу обществу, в то время как в Пскове элита держалась за статус-кво до саморазрушения. Трудно было предсказать такой результат, основываясь на послужном списке первоначально назначенного Ельциным губернатора Владислава Туманова. Как и Новгород, Псков был одним из первых российских регионов, которые провели местные выборы. Подобно Новгороду, Псков пытался передать региональные бюджетные поступления городам и районам и даже получил федеральную субсидию на расширение местного самоуправления в двух районах рядом с границей Эстонии". С 1994 по 1998 г. Псковская дума приняла 160 законов и 578 постановлений, что не очень отличается от 120 законов и 656 постановлений, принятых Новгородской думой[313]. Экономическая политика Туманова, хотя и не отличалась инновационностью, была в основе своей либеральной и в одном важном аспекте даже шла дальше новгородской. В 1993—1995 гг. Псков получил от федерального правительства более миллиарда рублей на поддержку малого бизнеса. К июлю 1996 г. в Псковской области работали около 7 тыс. малых предприятий — цифра, которую Новгород достиг лишь двумя годами позже[314].

Однако в Пскове наблюдаются гораздо более активные политические распри. Конфликт между местными партийными организациями и администрацией возник в начале 1992 г., когда местный лидер «Демократической России» призвал к отставке губернатора Анатолия Доброхотова. В качестве возмездия левые собрали подписи за отставку псковского мэра А. Прокофьева[315]. Эти трения бросили тень на взаимоотношения между губернатором и Законодательным собранием, которые к 1998 г. стали настолько плохими, что региональный бюджет не утверждался до мая соответствующего финансового года[316]. В разгар этой междоусобной борьбы относительно неизвестный Евгений Михайлов возник в качестве фигуры, наименее способной нарушить хрупкий региональный баланс между конкурирующими фракциями элиты. Способность Михайлова примирить внешне противоположные точки зрения и, когда это выгодно, забыть о партийной принадлежности, позволила ему держаться на плаву в коварных политических водах Пскова.

Переизбрание Михайлова в ноябре 2000 г. является хорошим примером того, как в отсутствие какого-либо объединяющего консенсуса псковская политическая элита согласилась на решительные перемены. Михайлов был избран с самым низким результатом, когда-либо зарегистрированным на губернаторских выборах в России, — 28%. Опрос, проведенный после выборов среди голосовавших за Михайлова показал, что большинство делали это потому, что «изменения всегда ведут к худшему», а второй наиболее распространенной причиной было то, что «все остальные хуже Е. Михайлова»[317]. Псковская элита, видимо, убеждена, что чем менее эффективна местная власть, тем меньшим препятствием она для нее является. В результате в руках горстки людей скопилось значительное личное богатство за счет институционализации местных правил игры и растущей зависимости региона от Москвы. Разница между политикой элит Новгорода и Пскова видна на примере данных табл. 3.2.

До 1995 г. Псков передал больше основных производственных фондов — зданий, оборудования, машин, транспорта, инструментов и поголовья скота — в частные руки, чем любой другой регион России[318]. На протяжении того же периода новгородское руководство предприняло беспрецедентный шаг, попросив Ельцина передать собственность на все предприятия в руки региона, чтобы «более быстро и гибко» законодательно провести реформы[319]. В результате менее 2%

Таблица 3.2

Соотношение собственности на основные фонды промышленных предприятий в Новгородской и Псковской областях (на 1 января 1996 г.)

Регион

Собственность, %

федераль

ная

/>региональ

ная

частная

смешанная (без иностранного участия)

Россия

20,7

7,5

18,2

35,3

Северо-Запад

России

35,8

16,2

26,9

18,7

Новгородская

область

1,8

74,4

14,5

8,5

Псковская

область

23,5

0,5

54,4

19,6

Источники: Вагин В.В. Високосный политический год в Псковской области: октябрь 1995—ноябрь 1996 г. Псков: Изд. центр «Возрождение», 1998.

собственности в Новгороде осталось в руках федерального центра. Региональная администрация впоследствии передала большую часть остальной собственности муниципалитетам, и именно эти активы помогали финансировать местные бюджетные расходы[320].

В Новгороде консенсус элит привел к инновациям и росту уверенности в своих силах. В Пскове фрагментация элит привела к экономической стагнации и зависимости от Москвы. В Пскове даже есть те, кто доказывает, что чем более зависим регион от Москвы, тем больше рычагов у него появляется в процессе переговоров о бюджетных трансфертах, и в этом есть смысл. Пока Москва готова продолжать давать деньги «на защиту родины» в этом приграничном регионе, нет большой необходимости в поиске местных решений, а с учетом того, что 70% псковского бюджета оплачивается Москвой, нет и больших стимулов к наращиванию местных доходов[321] (рис. 3.4).

Для сохранения статус-кво псковской элите необходимо лишь иметь достаточно ресурсов для поддержания социального мира. По

этому иностранным инвестициям не рады: ведь они могут добавить неожиданный элемент в уравнение (рис. 3.5). Это также объясняет, видимо, иррациональное отчуждение губернаторов от местных бизнесменов. Расширение своей собственной политической базы путем их привлечения может дестабилизировать непростой политический баланс в регионе и привести к падению губернатора. Неудивительно, что в сравнительной оценке реакции региональных властей России на обращения граждан Псков занимает 33-е место, а Новгород — 9-е109.

Пытаясь делать обобщения о поведении элит, теоретики элит не углубляются в конкретное мышление конкретной элиты. В результате они не заметили резкого различия моделей мышления и поведения в Новгороде и Пскове.

Последний рассматриваемый нами подход сосредоточивается на региональном авторитаризме. Часто можно слышать, что политическое доминирование губернатора порождает отсутствие гражданской

Источники: Колотнеча О. Новгородчина может и будет сама себя кормить // Новгородские ведомости. 14 июня 2000; Pomper М. A. Economic Aid Goes Local //The Congressional Quarterly. July 9, 1999; Тенерозов И. Новгород не хочет зависеть от федерального бюджета // Эксперт. 2001. 1 октября; Кто лучше работает, тот должен лучше жить» // Новгородские ведомости. 2001. 28 декабря.

350

300

250

200

150

100

50

1995

1996

1997

1998

1999

2000

24,8

55,9

150,2

194,7

282,8

332,3

— — Псков

1,2

12,3

13,6

17,3

20,1

21,2

Источники: Василенко Е.В., Стародубцева И.А. Социально-экономические показатели республик и областей Северного и Северо-Западного регионов, Калининградской и Кировской областей в 1990—2000 гг. (Госкомстат Республики Коми). 2001. С. 70. Цифры, которые Василенко и Стародубцева приводят по Новгородской области, значительно ниже предоставленных администрацией Новгородской области. Однако чтобы соблюсти последовательность, я использовал только этот источник, хотя он скорее всего занижает объем ПИИ в Новгородскую область.

Рис. 3.5. Объем ПИИ в Новгородскую и Псковскую области,

1995—2000 гг. (в млн долларов США)

активности на местах. В Новгороде, где Прусак играет доминирующую роль, это не объясняет уровня такой активности, а в Пскове мы имеем прямо противоположную картину: отсутствие явной харизматической фигуры и неудавшиеся начальные попытки развития активной политической жизни.

Во времена перестройки либеральная интеллигенция Пскова находилась под сильным влиянием политической активности Санкт- Петербурга, Москвы и стран Балтии. На протяжении первых шести месяцев своего существования, в 1988—1989 гг., Псковский народный фронт был даже частью народного фронта Эстонии[322]. К концу 1989 г. Псковский народный фронт превратился в Псковский союз избирателей «Вече». «Вече» проводило уличные митинги, насчитывавшие до 5 тыс. участников, но не смогло добиться избрания значи

тельного числа своих кандидатов на политические посты[323]. Напротив, местные коммунисты не только были лучше организованы, но и могли рассчитывать на поддержку местных военных гарнизонов[324]. Местное отделение «Демократической России» пыталось добиться референдума о земельной реформе, но не смогло собрать значительной поддержки как среди элиты, так и населения в целом (в отличие от Новгорода в Пскове нет университета). Роспуск местных Советов в 1993 г. скомпрометировал сторонников Ельцина в регионе и практически изолировал его назначенца Туманова[325].

Неспособность демократов-реформаторов в Пскове развить свой первоначальный успех вызвана, как мне кажется, преждевременной политизацией. Активисты «Демократической России» радикализировали политическую атмосферу, агрессивно продвигая интерпретацию советской истории, которую большинство населения не было готово принять[326]. Они не предлагали жителям Пскова, состоящим в значительной части из военных, ничего, что могло бы конкурировать с прочно укоренившимися советскими стереотипами. В отличие от Новгорода, где исторические общества и университетские руководители активно продвигали в качестве альтернативы средневековую Новгородскую республику, интеллектуальная элита Пскова искала поддержки в Москве и Таллинне, не замечая собственных демократических традиций региона. Опора на внешние традиции в сочетании с бескомпромиссным курсом, выбранным местными демократическими активистами, привела к краху демократов как политической силы в регионе.

Псков — иллюстрация проблемы, возникающей, когда партийная политическая деятельность не имеет социальных корней. Из-за своего слишком политизированного становления псковская элита так и не научилась рассматривать НКО как потенциальных партнеров, видя в них лишь потенциальных соперников. В результате, в отличие от

Новгорода, в Пскове уровень неполитической гражданской активности невысок. Ранее предпринятые героические усилия нескольких человек по установлению в Пскове конкурентной политической среды привели к сужению политической активности до такой степени, что теперь старейшая в регионе демократическая общественно-политическая организация только предоставляет юридические консультации по нарушению прав человека. В то время как в Новгороде на протяжении последнего десятилетия последовательно росла неполитическая активность граждан, создавшая условия для партийной деятельности на прочной социальной основе, в Пскове групповой политический радикализм в начале десятилетия привел к массовой социальной и политической апатии в его конце[327].

Теоретики редко задаются вопросом о том, влияет ли на развитие демократии последовательность, с которой развиваются гражданские ассоциации. В основном за данность принимается, что политические партии представляют собой естественную кульминацию демократии, и чем скорее они создаются, тем лучше. Как Новгород, так и Псков опровергают это представление. В случае Новгорода правильная последовательность активности граждан стала ключевой для расширения социальной базы и обучения политических деятелей искусству компромисса. Псков же, напротив, демонстрирует, что преждевременные попытки политизации на партийной основе могут препятствовать демократизации.

Идея сравнения этих двух практически идентичных регионов приходила в голову и другим, и все нашли Новгород гораздо более передовым[328]. По большей части такие исследования подчеркивают тот очевидный факт, что различный политический выбор привел к уста

новлению различного инвестиционного и политического климата, но ничего не говорят о том, почему, невзирая на практически одинаковые ресурсы и географию, местные элиты сделали такие разные выборы. Это происходит потому, что существующие теории рассматривают прежде всего экономический, структурный и политический выбор, сделанный элитами, а не культурные предпочтения, на которых тот или иной выбор основан. В результате они неспособны увидеть, что новгородские и псковские элиты сделали свой выбор, основываясь на разных региональных образах или региональных мифах. В гл. 6 будут детально исследованы взаимоотношения между политикой и исповедуемыми элитой мифами. Здесь же будет достаточно отметить, что, поскольку статус-кво Пскова так идеально соответствует имиджу региона в его собственных глазах, поворот без предварительного изменения регионального мифа маловероятен.

<< | >>
Источник: Петро Н.Н. Взлет демократии: новгородская модель ускоренных социальных изменений: Монография. 2004

Еще по теме В чем состоят различия между Новгородом и Псковом?:

  1. ПЕРИОД второй 1. ПРАВО НАСЛЕДСТВА (в xiv и xv вв.) в НОВГОРОДЕ и ПСКОВЕ
  2. 16. Государственный строй Новгорода и Пскова.
  3. 18. Суд и процесс в Новгороде и Пскове.
  4. 44. В чем состоит
  5. 8 В чем состоит роль философии в культуре?
  6. О природе веры и в чем вера состоит
  7. 35. В чем состоит рационализм философии XVII в. ?
  8. 127. В чем состоит проблема периодизации исторического процесса?
  9. 31. В чем состоит специфика гуманизма эпохи Возрождения?
  10. 82. В чем состоит смысл человеческого бытия согласно Л. Н. Толстому?