<<
>>

Сложная реальность образно-знаковых систем в контексте бытия личности.

Неязыковые знаки не существуют сами по себе, они входят в контекст языковых знаков. Все виды знаков, сложив

34

шиеся в истории культуры человечества, создают весьма сложную реальность образно-знаковых систем, которая для человека является вездесущей и всепроникающей.

Именно она заполняет пространство культуры, становясь ее материальной основой, ее достоянием и одновременно условием развития психики индивидуального человека.

Знаки становятся особыми орудиями психической деятельности, которые преобразуют психические функции человека и определяют развитие его личности.

Л. С. Выготский писал: «Изобретение и употребление знаков в качестве вспомогательных средств при разрешении какой-либо психологической задачи, стоящей перед человеком (запомнить, сравнить что-либо, сообщить, выбрать и пр.), с психологической стороны представляет в одном пункте аналогию с изобретением и употреблением орудий»1. Знак изначально приобретает инструментальную функцию, его называют орудием («Язык — орудие мышления»). Однако не следует при этом стирать глубочайшее различие между предметом-орудием и знаком-орудием.

Л.С.Выготский предлагал схему, изображающую отношение между употреблением знаков и употреблением орудий:

На схеме оба вида приспособления представлены как расходящиеся линии опосредствующей деятельности. Глубинное содержание этой схемы заключается в принципиальном различии знака и орудия-предмета.

«Существеннейшим отличием знака от орудия и основой реального расхождения обеих линий является различная направленность того и другого. Орудие имеет своим назначением служить проводником воздействий человека на объект его деятельности, оно направлено вовне, оно должно вызвать те или иные изменения в объекте, оно есть средство внешней деятельности человека, направленной на покорение природы. Знак... есть средство психологического воздействия на поведение — чужое или свое, средство внутренней деятельности, направленной на овладение самим человеком; знак направлен внутрь. Обе деятельности столь различны, что и природа применяемых средств не может быть одной и той же в обоих случаях»2. Применение знака знаменует

1 Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. — М., 1960. — С. 121.

2 Там же. - С. 125.

Опосредствующая деятельность

Употребление орудий

Употребление знаков

35

собой выход за пределы органической активности, характерной для каждой психической функции.

Знаки как специфические вспомогательные средства вводят человека в особую реальность, определяющую перевоплощение психической операции и расширяющую систему активности психической функции, которые благодаря языку становятся высшими.

Пространство знаковой культуры превращает не только слова, но и идеи, чувства в знаки, отражающие достижения развития человечества и трансформирующие значения и смыслы в исторической протяженности человеческой культуры.

Знак, «ничего не изменяя в самом объекте психологической операции» (Л.С.Выготский), в то же время определяет изменение объекта психологической операции в самосознании человека (не только язык — орудие человека, но и человек — орудие языка). В истории человеческой культуры, человеческого духа происходит непрерывное укоренение предметного, природного и социального миров в контексте реальности образно-знаковых систем.

Знаки и образы в нашей человеческой культуре наблюдаются как в реальной действительности, так и в сфере наших интимных представлений. Здесь мы говорим о знаках и образах, представленных в нашей объективной культурной среде, существующих в качестве предметов объективной действительности. Мы говорим о знаках предметов, явлений, которые создала наша языковая и неязыковая художественная культура, мы говорим о внешних параметрах предмета как о его реальном образе.

В реальной действительности образы и знаки могут существовать раздельно, но чаще всего они соединены нашей культурой в образно-знаковые системы.

Реальность образно-знаковых систем, определяя пространство человеческой культуры и выступая средой обитания человека, дает ему, с одной стороны, средства психического воздействия на других людей, с другой — средства преобразования собственной психики. В свою очередь человек как личность, отражающая условия развития и бытия в реальности образно-знаковых систем, способен создавать и вводить новые виды знаков. Так осуществляется поступательное движение человечества.

Особое место в реальности образно-знаковых систем занимают поэзия и проза. Оба основных типа организации художественной речи внешне различаются не только строением ритма, но и способом формирования образного строя, искусством слова.

Поэзия — суверенная форма искусства: особый строй образно-знаковых систем.

В нашей человеческой культуре знаки и образы обыденной речи и литературы сосуществуют, перетекая друг в друга, взаимно дополняя друг друга, приумножая и расширяя свои значения и смыслы. При этом каждый отдельный человек может иметь в виду

36

свой особый контекст восприятия знаков и образов. Он может радовать самого себя тонким чувствованием неких различий в значениях и образах, в их сопряженности друг с другом и в их непохожести.

Особая жизнь у художественных знаков и образов.

Памятуя о том, что язык «навязывает себя каждой личности», как об этом замечательно сказал Л.Леви-Брюль, мы должны не забывать, что язык может уйти из живого употребления, как это случилось со многими языками в истории народов. Кроме того, язык, проживая свою особую жизнь в той или иной культуре ее носителей, может претерпевать разнообразные, свойственные ему метаморфозы.

Реальность образно-знаковых систем при этом не развивается только в отношении наращивания своего позитивного потенциала. Значения и смыслы слов как особых знаков не только сохраняются в арсенале нашего культурного достояния, но меняют свои значения и смыслы во времени. Они могут объединяться в рамках отдельных слов, размежевываться, истощаться и исчезать вовсе из активного словаря родного языка. Потеряв свои изначальные значения, слова могут превращаться в словесный мусор. В свое время М. Мамардашвили удачно подметил тот факт, что «мы живем в пространстве, в котором накоплена чудовищная масса отходов производства... языка»1. Эта мысль не нова: многие лингвисты и философы уже выявили этот феномен достаточно давно.

Мы можем непосредственно наблюдать высокое значение слов родного языка, вариативность и поэтичность его фонем, таких ясных, таких таинственных и таких возвышенных. В то же время мы видим и слышим множество замусоренных, истертых и черных слов. И все это — суть наш язык, наша знаковая система, которая отражает наши сущностные черты.

Если начать сопоставлять разные языки, то можно с удивлением обнаружить бесконечное множество нюансов в различии значений и смыслов многих и многих слов, обозначающих наши чувства, характеризующих наши личностные качества и пр.

Диву даешься, как мы проникаем в сущностные особенности этнического, национального видения представителей других культур. Как и в непосредственном живом восприятии, по некоторым признакам предмета мы опознаем гораздо больше в нем, нежели способно отразить одно лишь зрение, слух, обоняние или что иное, так и в восприятии инородных слов мы опознаем и проникаем в суть их значений и смыслов в большой мере с помощью интуиции и чутья языка.

Язык отражает образ мира. Людвиг Витгенштейн в своем знаменитом логико-философском трактате лаконично сформулиро-

Мамардашвили М. Как я понимаю философию. — М., 1990. — С. 164.

37

вал: «Границы моего языка определяют границы моего мира»1. Действительно, реальность опосредуется языком, конституируется значениями и смыслами употребляемых слов. Тем самым язык структурирует в сознании человека образ мира. Язык уникален для конкретного этноса, конкретной культуры. Философ указывает не только на язык как таковой, но и на «языковые игры», которые человеку дают огромный опыт: язык и действия, с которыми он переплетен; повторения; название именами природных предметов и др.2.

Действительно, мы постоянно наблюдаем игру словами, шутки, каламбуры, соединение несоединяемого в нашем речевом общении. Иначе говоря, мы существуем в неформально заданной, сложной реальности образно-знаковых систем. К условиям нашего языкового бытия человек склонен относиться творчески. «Языковые игры» — феномен, который актуален как для лингвистов, так и для психологов.

Язык — это путеводитель в социальной действительности. Но язык — это и великий обманщик, сбивающий с толку.

Язык существенно влияет на наше представление о социальных процессах и проблемах. Люди в значительной степени находятся во власти того языка, который стал для них средством коммуникации, средством выражения мыслей и чувств. Представление о реальном мире формируется в нашем сознании на основе образно-знаковых систем, прежде всего на основе всего многообразия слов, которые составляют словарь родного языка.

Реальность образно-знаковых систем сформировалась в истории человеческого рода не только как условие, облегчающее взаимодействия людей, обеспечивающее коммуникативную, сигнификативную, экспрессивную и прочие функции в их открытом предназначении, но и как потенциально беспредельные условия для вариативности человеческого поведения.

Реальность образно-знаковых систем выступает как условие психического развития и бытия человека на всех его возрастных этапах.

<< | >>
Источник: Мухина B.C.. Возрастная психология. Феноменология развития : учебник для студ. высш. учеб. заведений / В.С.Мухина. — 10-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательский центр «Академия». - 608 с.. 2006

Еще по теме Сложная реальность образно-знаковых систем в контексте бытия личности.:

  1. 2. Реальность образно-знаковых систем
  2. § 1. Развитие речи Вхождение в реальность знаковых систем языка.
  3. Проблемы структурной организации бытия в контексте современной науки
  4. Образно-символический язык слова как сущностная основа внутреннего пространства личности.
  5. Неязыковые системы знаков.
  6. МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ И БЫТИЯ ЛИЧНОСТИ
  7. Часть I. Простейшие и сложные типы личности
  8. § 2. Особенности идентификации — обособления в контексте проблем личности
  9. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ И БЫТИЯ ЛИЧНОСТИ
  10. Природа — условие развития и бытия человека как личности.
  11. Свобода как высшая ценность бытия личности
  12. Общество как сложная самоорганизующаяся система
  13. 7.6. Системы виртуальной реальности
  14. IV. Генезис сложных нервных систем
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -