<<
>>

1.2. Понятие и содержание права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, его место в системе прав и свобод.

Важнейший компонент любой правовой системы - институт прав и свобод личности. Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 г. (в частности глава 2 «Права и свободы человека и гражданина») провозглашает широкий комплекс личных прав.

В научной литературе большинство авторов рассматривают конституционные права, в том числе и личные, как разновидность субъективных прав.

При исследовании места права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту в системе прав и свобод, представляется целесообразным придерживаться мысли, высказанной И.Е. Фарбером в 1967 году. Тогда И.Е. Фарбер разграничил понятия «права человека» и «права гражданина» по признаку наличия государственного признания30.

Исследованием проблем субъективных прав граждан занимались многие ученые-правоведы: Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, М.С. Строгович, Ц.А. Ямпольская и др. В юридической литературе Н.Г. Александров31, С.Н. Братусь32, Д.А. Керимов33, С.Ф. Кечекьян34 и другие говорят (с незначительными расхождениями) о субъективном праве как об установленных и охраняемых государством виде и мере возможного поведения лица (субъекта). В.А. Патюлин, на наш взгляд обоснованно, говорил, что «субъективное право есть одновременно и норма объективного права и юридически признанная возможность субъекта права пользоваться тем или иным социальным благом. В известном смысле можно сказать, что субъективное право - это «субъективный образ объективного права»35.

Н.И. Матузов, обобщая эти исследования, дал следующее, на наш взгляд, наиболее точное определение субъективного права:

«Субъективное право - это право, принадлежащее лицу (субъекту), гарантированное законом и всеми социально-экономическими условиями общества, позволяющее его обладателю совершать в рамках закона определенные действия, пользоваться определенными социальными благами, требовать соответствующего поведения от других (обязанных) лиц и обращаться в случае необходимости за защитой к органам государства»36.

О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский обоснованно считают, что «субъективное право не было бы правом, если бы его осуществление не обеспечивалось мерами государственного принуждения. Поэтому возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями»37.

Субъективное право в Российской Федерации может быть гарантировано различными по объему правового регулирования законами. В самой Конституции РФ закреплено положение о том, что «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права...» (п.1 ст.17). Кроме того, каждый человек вправе «обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека...» (п.3. ст.46). Статья 18 Конституции РФ провозглашает все конституционные права и свободы человека и гражданина непосредственно действующими. Таким образом, субъективные права в Российской Федерации устанавливаются и гарантируются как нормами международного права, так и самой Конституцией.

В свою очередь, нельзя согласиться с мнением о том, что «личные конституционные права имеют свойства относительно самостоятельной подсистемы, которая, в свою очередь, состоит из элементов более низкого порядка - отдельных конституционных прав. Каждое отдельное личное конституционное право конкретизируется в отраслевых (административных, уголовно-процессуальных и др.) субъективных правах»38.

Существует своего рода иерархия правовых норм, т.е. такая систематизация законодательства, согласно которой каждая норма занимает место, соответствующее ее юридической силе. В нашем случае, иерархия правовых норм будет иметь следующий вид: Нормы международного права о правах и свободах человека - Конституционные нормы, закрепляющие субъективные права - Нормы различных отраслей права, закрепляющие субъективные права.

Субъективное право гражданина на более низких ступенях «правовой иерархии» может лишь конкретизироваться и расширяться. Ограничение установленных субъективных прав в этих случаях, на наш взгляд, недопустимо.

Таким образом, право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту закреплено следующими нормами права: Статьи 7, 8, 12, 27 Всеобщей декларации прав человека39 провозглашают право человека на защиту и эффективное восстановление в правах в случаях незаконного ущемления или ограничения его прав, свобод и законных интересов. Пункт 2 ст. 45 Конституции РФ предоставляет каждому право «защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Соответствующие статьи Кодекса (25.1, 28.2, 30.1 и др.) конкретизируют право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту не нашло своего непосредственного закрепления в Конституции РФ. Вместе с тем, ряд конституционных норм создают предпосылки возникновения и развития рассматриваемого права. Нам не представляется принципиальным спор о том, является ли право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту конституционным или нет. В этом вопросе мы придерживаемся точки зрения В.А. Патюлина, который считает, что «отрасль права, опосредствуя качественно-определенную совокупность (область) общественных отношений, включает в себя как конституционные, так и обыкновенные права... Конституционные права одновременно есть и отраслевые права»40.

Прежде чем непосредственно перейти к исследованиям содержания права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, следует согласиться с мнением о том, что «право на защиту требуется лицу, привлеченному к любому виду ответственности. Ему предоставляется право знать, в чем он обвиняется, право оспаривать обвинение, заявлять ходатайства и отводы, предоставлять доказательства, обжаловать действия государственных органов и должностных лиц»41.

Следует признать, что уголовно-процессуальное право предусматривает наиболее совершенную процедуру привлечения лица к юридической ответственности. Изучение этой процедуры представляет немалый интерес при рассмотрении различных видов юридической ответственности. Именно поэтому мы обращаемся к уголовно-процессуальным нормам, регламентирующим право обвиняемого на защиту. Целью их исследования является определение возможности их субсидиарного применения в производстве по делам об административных правонарушениях.

Рассматривая связь права лица на защиту с другими личными конституционными правами, следует отметить, что «социально-политическое назначение права на защиту заключается в обеспечении личной безопасности, чести и достоинства гражданина. И в этом отношении его осуществление направлено к достижению той же конечной цели, что и право неприкосновенности личности»42.

В.А. Патюлин также определяет право на неприкосновенность личности как право «на защиту от неправомерного ограничения возможности свободно располагать собой, от незаконных посягательств кого бы то ни было на жизнь, здоровье, индивидуальную свободу и безопасность, честь и достоинство»43. Следует отметить, что в приведенных В.А. Патюлиным случаях право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, действительно направлено на достижение тех же целей, что и право на неприкосновенность личности. Вместе с тем, сам В.А. Патюлин определял право лица, привлекаемого к юридической ответственности, на защиту как «совокупность процессуальных средств, пользуясь которыми гражданин смог бы опровергнуть предъявленное ему обвинение, подтвердить свою невиновность или смягчить ответственность»44. Из данного определения, а также из определения, данного нами ранее, видно, что перед правом лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту стоят и еще ряд других целей, а значит это право нельзя рассматривать как составную часть права на неприкосновенность личности.

В исследованиях уголовно-процессуального законодательства принцип презумпции невиновности связывается с правом обвиняемого на защиту45. Закрепленный статьей 49 Конституции РФ уголовно-процессуальный принцип презумпции невиновности, возведен в ранг конституционной гарантии неприкосновенности личности и права обвиняемого на защиту. Взаимосвязь права на защиту и права на неприкосновенность личности мы более подробно рассмотрим при исследовании проблемы доставления и административного задержания лица, привлекаемого к административной ответственности, а принцип презумпции невиновности - при исследовании юридических гарантий права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.

На данном же этапе исследования следует лишь сказать, что принцип презумпции невиновности непосредственно обеспечивает защиту прав, свобод и законных интересов субъектов ответственности. Именно поэтому С.П. Ефимичев46 представил содержание принципа презумпции невиновности как систему установок, одной из которых является наделение обвиняемого правом на защиту. Вместе с тем, следует отметить, что принцип презумпции невиновности существует лишь до момента принятия решения о наложении административного наказания на лицо, привлекаемое к административной ответственности. Затем он уступает место принципу презумпции законности и обоснованности принятого постановления, тогда как право лица на защиту существует и на стадии обжалования постановления по делу об административном правонарушении. И здесь определяются временные границы понятия «право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту».

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, обладает правом на защиту с момента возникновения оснований для его обоснованного подозрения в совершении административного правонарушения и до истечения сроков подачи специальной жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Из сказанного следует, что право на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях имеет не только лицо, обвиняемое в совершении административного правонарушения, но и лицо, обоснованно подозреваемое в его совершении. Гарантирование лицу, обоснованно подозреваемому в совершении административного правонарушения, права на защиту обусловливается его необходимостью: *

Знать в чем оно подозревается, и какие имеются материалы по делу об административном правонарушении. (Данное положение необходимо для осуществления права на защиту в процессе составления протокола об административном правонарушении, даче соответствующих объяснений по делу.); *

Знать основания применения мер административного принуждения до составления протокола об административном правонарушении (доставления, личного досмотра, досмотра вещей, транспортных средств, изъятия вещей и документов). (Знание лицом, обоснованно подозреваемым в совершении административного правонарушения, оснований применения к нему мер административного принуждения позволит ему аргументировано обжаловать действия органов исполнительной власти (государственного управления), суда, уполномоченных должностных лиц в случае несогласия с ними).

Мы разделяем точку зрения И.Д. Перлова, который следующим образом выразил свое отношение к проблеме обеспечения подозреваемому права на защиту: «Ясно, что подозреваемый также пользуется правом на защиту своих прав и законных интересов. Он защищается, естественно, не от обвинения, которое ему еще не предъявлено, а от подозрения, которое ему должно быть известно. Он защищается и тогда, когда нарушаются его права. Вместе с тем, он защищается от грозящего ему обвинения, в которое может превратиться подозрение»47. Исходя из указанных положений, говорить о праве на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях лишь как о праве лица, обвиняемого в совершении административного правонарушения, было бы неверно.

Переходя к исследованию содержания права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, следует рассмотреть указанные в его определении три возможности реализации данного права. Н.И. Матузов, на наш взгляд обоснованно, отмечал, что «обладание тем или иным субъективным правом означает возможность действовать, вести себя определенным (дозволенным законом) образом, а всвязи с этим пользоваться известным социальным благом. Пользование благом может состоять не только в обладании теми или иными материальными ценностями (вещами, предметами), но и в самой свободе поведения, выборе поступков, что само по себе тоже есть благо, только нематериальные»48. «В качестве социальных благ могут выступать, например, свобода, честь, достоинство, жизнь, здоровье, безопасность, образование, творческая деятельность, труд, отдых, общение и много другое»49.

В дальнейшем, характеризуя три элемента, составляющие и характеризующие содержание субъективного права, Н.И. Матузов отмечал, что они «находятся между собой не только в тесной взаимосвязи, в единстве, но и в определенном отношении (пропорции). В зависимости от характера того или иного субъективного права, условий его осуществления, эти элементы играют различную роль, проявляют себя по-разному»50.

Исходя из сказанного, нет необходимости исследовать каждый элемент содержания права лица на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях более подробно. Главным и решающим - считает С.Н.Братусь51 - нам представляется характеристика субъективного права как обеспеченной законом меры возможного поведения данного лица. Это предопределяет все остальное - и меру поведения обязанного лица и государственное принуждение в случае нарушения этой обязанности.

В соответствии со ст. ст. 25.1, 28.2 Кодекса, право на защиту состоит из следующих, более конкретных процессуальных прав лица, привлекаемого к административной ответственности. Это право: знать свои права и обязанности, предусмотренные законодательством РФ об административных правонарушениях; знакомиться с материалами дела; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; присутствовать при рассмотрении дела; при рассмотрении дела пользоваться юридической помощью защитника; выступать на родном языке и пользоваться услугами переводчика, если не владеет языком, на котором ведется производство.

В соответствии со ст. 30.1 Кодекса, право на защиту лица, в отношении которого вынесено постановление по делу об административном правонарушении, состоит лишь из права обжаловать данное постановление.

Действующее законодательство об административных правонарушениях (ст. 25.1 Кодекса) признает право лица, привлекаемого к административной ответственности, присутствовать при рассмотрении дела и считает его обязанностью в специально предусмотренных случаях.

Поскольку Конституция РФ предоставляет право каждому защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, то этот перечень прав не является исчерпывающим, а значит, он может быть подвергнут расширенному толкованию.

«Понятия «обеспечения права на защиту» и «право на защиту» не одно и тоже. Мы делаем акцент на слове «обеспечение». Это означает, что этот принцип не ограничивается лишь закреплением в законе права на защиту, но и включает в себя меры, обеспечивающие реальное осуществление права обвиняемого на защиту - обоснованно считает И.Д. Перлов52. Каждому из прав, которыми наделен обвиняемый, соответствует обязанность суда, следователя (органа дознания) и прокурора обеспечить осуществление этого права».

И.И. Веремеенко также обоснованно указывал, что нельзя «представить права субъекта... без корреспондирующих обязанностей на другом, образно выражаясь, полюсе правоотношения»53. Действительно, без соответствующей деятельности правоприменителя, право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, просто не могло бы быть реализовано. И в этом аспекте обеспечение такого права лицу, привлекаемому к административной ответственности, как право знакомиться с материалами дела является менее всего гарантированным в административном законодательстве.

Так, если право лица, привлекаемого к административной ответственности, знать свои права и обязанности, предусмотренные законодательством РФ об административных правонарушениях (наряду с другими перечисленными правами) влечет за собой соответствующую обязанность органа или должностного лица, например, разъяснить эти права и обязанности при составлении протокола об административном правонарушении (ст. 28.2 Кодекса), то право лица, привлекаемого к административной ответственности, знакомиться с материалами дела такого законодательного закрепления не находит. Вместе с тем, это очень важно.

Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на знакомство с материалами дела подразумевает и право знать в чем оно обоснованно подозревается или обвиняется. Без данной информации осуществление лицом, привлекаемым к административной ответственности, своего права на защиту невозможно. Отсутствие законодательной регламентации вопроса: на какой стадии производится ознакомление лица, привлекаемого к административной ответственности, с материалами дела, ведет к произвольному толкованию закона и ущемлению его субъективных прав.

На наш взгляд, следует разделить право лица, привлекаемого к административной ответственности, знакомиться с материалами дела на два самостоятельных права (в уголовном процессе эти права разделены): знать в чем оно подозревается (и какие для этого имеются основания) или обвиняется; знакомиться с материалами дела не позднее, чем перед их направлением для рассмотрения по подведомственности.

Данные права должны быть законодательно закреплены соответствующими обязанностями правоприменителя по их реализации. Необходимость подобного законодательного шага обусловливается различными целями и задачами названных прав, а также различными временными рамками их осуществления в производстве по делам об административных правонарушениях. Если право знать в чем подозревается или обвиняется лицо, привлекаемое к административной ответственности, пронизывает все стадии (от возбуждения до обращения постановления по делу к исполнению), то право знакомиться с материалами дела - это разовое процессуальное действие.

Таким образом, обязанность правоприменителя сообщить лицу в чем оно обоснованно подозревается или обвиняется, будет являться деятельностью, направленной на обеспечение защиты законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности. Ведь только тогда это лицо сможет требовать адекватности применяемых к нему мер административного принуждения тяжести правонарушения в совершении которого оно обоснованно подозревается или обвиняется путем реализации своего права на защиту.

Обязанность правоприменителя ознакомить лицо, обвиняемое в совершении административного правонарушения, с материалами дела непосредственно перед их направлением для рассмотрения по подведомственности также является необходимым действием для обеспечения права на защиту лицу, привлекаемому к административной ответственности. Ведь без ознакомления с материалами дела (а соответственно с окончательной формулировкой обвинения), имеющимися доказательствами по делу, невозможно давать объяснения, заявлять ходатайства, и представлять доказательства. Регламентирование же ознакомления лица, привлекаемого к административной ответственности, с материалами дела именно не позднее направления протокола должностному лицу (органу), уполномоченному принимать решение по делу, обусловливается необходимостью проведения этого действия как можно раньше. В этом случае лицо, привлекаемое к административной ответственности, будет иметь больше времени для подготовки к защите в процессе рассмотрения дела. Этап направления материалов об административном правонарушении для рассмотрения по подведомственности является первым, где подразумевается наличие окончательного собранного материала по делу.

Знакомиться с материалами дела - это право, а не обязанность лица, обвиняемого в совершении административного правонарушения. Поэтому по согласованию с правоприменителем, это действие может быть произведено на более ранних стадиях производства по делам об административных правонарушениях (при наличии окончательно собранного материала по делу), либо непосредственно перед рассмотрением дела (в случаях невозможности ознакомления обвиняемого ранее и его присутствии при рассмотрении дела). При невозможности или нежелании лица знакомиться с материалами дела, правоприменитель должен ограничиться ознакомлением обвиняемого с протоколом об административном правонарушении. Отказ от ознакомления с протоколом об административном правонарушении лицом, привлекаемым к административной ответственности, в соответствии с законодательством РФ об административных правонарушениях, фиксируется в самом протоколе и заверяется свидетелями. Кроме того, необходимо законодательно закрепить право лица, обвиняемого в совершении административного правонарушения, на ознакомление с материалами дела в присутствии своего защитника, либо законного представителя.

В отличии от права обвиняемого знакомиться с материалами дела, права давать объяснения, представлять доказательства и заявлять ходатайства напротив, являются смежными и их рассмотрение целесообразнее всего осуществлять одновременно.

Право лица, привлекаемого к административной ответственности, давать объяснения по делу закрепляется в ст. 25.1 Кодекса. Данная статья говорит о праве лица, привлекаемого к административной ответственности, предоставлять прилагаемые к протоколу объяснения и замечания по содержанию протокола (т.е. по содержанию предъявленного обвинения). Это право определяет и обязанность лица, составившего протокол, зафиксировать соответствующие объяснения и замечания, приложив их к материалам дела.

Статья 26.2 Кодекса признает доказательствами по делу любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.. Часть 2 указанной статьи определяет допустимость доказательств, т.е. те средства, путем которых эти данные устанавливаются. Одним из источников установления этих данных являются объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности.

Естественно, что не любые объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности, будут являться доказательствами по делу, а только те, которые соответствуют предмету доказывания. Как правило, доказательства, представленные лицом, привлекаемым к административной ответственности, отвечают его законным интересам и соответствуют предмету доказывания защиты. Кроме того, как обоснованно считает Е.В. Додин, даже «признание правонарушителем своей вины не может служить основанием для прекращения получения от него необходимой по делу информации»54.

Таким образом, дача объяснений по делу лицом, привлекаемым к административной ответственности, в любом случае будет являться формой представления доказательств или иной формой участия в их исследовании. Соответственно не прослеживается необходимости законодательного выделения одновременно двух рассматриваемых процессуальных прав. Достаточно ограничиться закреплением права лица, привлекаемого к административной ответственности, представлять доказательства по делу и участвовать в их исследовании на всех стадиях производства по делам об административных правонарушениях.

В случаях, когда доказательства предметы защиты не могут быть представлены лицом, привлекаемым к административной ответственности, то оно вправе заявлять ходатайства по истребованию правоприменителем указанных фактических данных. Вместе с тем, цель права лица, привлекаемого к административной ответственности, на заявление ходатайств значительно шире, чем дополнительная возможность получения доказательств предмета защиты.

Поскольку законодатель не определяет предмет ходатайств, которые вправе заявить лицо, привлекаемое к административной ответственности, то следует предположить, что данные ходатайства должны быть направлены либо на обеспечение законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, либо на обеспечение законности процессуальных действий правоприменителя, что также влияет на исход дела и принятое по нему решение.

«Ходатайства являются одним из наиболее распространенных средств защиты прав и законных интересов участников процесса - обоснованно считает В.Л. Будников. Причем, если обвиняемый выступает единственным обладателем права знать, в чем его обвиняют, то носителем права на заявление ходатайств выступает более широкий круг субъектов. С помощью ходатайства обвиняемый может достаточно активно отстаивать свою позицию»55.

Заявление ходатайств не является исключительным правом лица, привлекаемого к административной ответственности. Данным правом пользуются защитник и представитель лица, привлекаемого к административной ответственности (ст.25.5 Кодекса). Их право заявлять ходатайства косвенно подкрепляется статьями 29.7, 29.12 Кодекса, обязывающей должностное лицо (орган) при рассмотрении дела решить вопрос о ходатайствах лица, привлекаемого к административной ответственности, потерпевшего, защитника и законных представителей, о чем вынести соответствующее определение.

Целью осуществления права на заявление ходатайств является предотвращение, либо своевременное пресечение нарушений законности, а также защита законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, на различных стадиях производства по делам об административных правонарушениях. Обязанность правоприменителя принять решение по ходатайствам лишь при рассмотрении дела исключает, в ряде случаев, возможность предотвратить, пресечь нарушения законности и обеспечить законные интересы лица, привлекаемого к административной ответственности, на более ранних стадиях производства по делам об административных правонарушениях. Всвязи с этим прослеживается необходимость законодательного закрепления положения о том, что решение по ходатайствам надлежит принять в возможно короткий срок, но не позднее действий правоприменителя по рассмотрению дела.

На наш взгляд, наиболее полно в административно-процессуальном законодательстве регламентированы право лица, привлекаемого к административной ответственности, выступать на родном языке и пользоваться услугами переводчика, если не владеет языком, на котором ведется производство (ст. ст. 25.1, 24.2, 24.7, 25.10, 25.12, 25.13, 25.14, 29.7 Кодекса) и право на обжалование постановления по делу (ст. 29.10, Главы 30-31 Кодекса).

Исследуя право лица, привлекаемого к административной ответственности, при рассмотрении дела пользоваться юридической помощью защитника или представителя, следует отметить, что участие защитника - важнейший элемент права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту. Всвязи с этим, законодательное закрепление возможности защитника или представителя участвовать лишь на стадии рассмотрения дела нам кажется недостаточным. Право пользоваться квалифицированной юридической помощью должно быть правом лица, привлекаемого к административной ответственности, на всех стадиях производства по делам об административных правонарушениях. Кроме того, должны быть расширены процессуальные права защитников и представителей.

При определении процессуальных прав защитников и представителей, следует исходить из того, что по объему их права не должны быть уже, чем право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту (за редкими исключениями, описанными далее). Вместе с тем, это должны быть самостоятельные права, а не производные от прав лица, привлекаемого к административной ответственности. Здесь также следует учитывать и ту особенность, что защита является правом лица, привлекаемого к административной ответственности, но обязанностью защитника или представителя, непосредственно вытекающей из самого закона.

Старый Кодекс РФ об административных правонарушениях в качестве одного из участников производства по делам об административном правонарушении называл адвоката.

Очевидно, что новому Кодексу этого участника производства следовало заменить на защитника. При этом бы целесообразным определить, что защитником может быть лицо, которое участвует в производстве по делам об административных правонарушениях по выбору или с согласия лица, привлекаемого к административной ответственности, и осуществляет свои обязанности по защите его прав, свобод и законных интересов.

Законодатель действительно пошел по этому пути. Так, положения ст. 25.5 Кодекса говорят о том, что «в качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным юридической консультацией. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом».

К любопытным результатам приводит исследование права и обязанности лица присутствовать при рассмотрении дела об административном правонарушении.

По мнению В.И. Новоселова, «в состав правового статуса входит также еще один особый элемент: права-обязанности. Дело в том, что среди правовых категорий - считает автор, имеется одна специфическая категория - права, являющиеся в то же время обязанностями (право на труд и обязанность трудится; право на образование и обязанность получить установленный минимум образования; право получить паспорт и обязанность иметь паспорт и т.д.)»56. На наш взгляд, нельзя согласиться с указанным мнением. Следует различать разные по объему действия. Конституционной обязанностью является получение основного общего образования. Получение среднего профессионального и высшего образования - конституционное право и т.д. Равные же по объему действия не могут являться одновременно правом и обязанностью лица, поскольку эти понятия взаимоисключающие.

Кодекс РСФСР об административных правонарушениях предусматривал (в некоторых случаях) обязательное присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при рассмотрении дела об административном правонарушении. Очевидно, что законодатель вводил особый порядок рассмотрения отдельных составов административных правонарушений, исходя из необходимости особой гарантии законности при вынесении по ним постановлений. Такая необходимость обусловливалась, по видимому, тем обстоятельством, что это были наиболее тяжкие административные правонарушения.

По смыслу закона, административное задержание на срок до рассмотрения дела и административный арест также применялись в исключительных случаях, при совершении наиболее тяжких административных правонарушений. Но если действовавший Кодекс РСФСР об административных правонарушениях обязывал присутствовать лицо, привлекаемое к административной ответственности, при рассмотрении дела по 22 составам административных правонарушений, то наложение административного взыскания в виде административного ареста допускалось по 7 составам административных правонарушений, а административное задержание на срок до рассмотрения дела допускалось также по 7 составам административных правонарушений (но полностью не совпадающим с составами, за совершение которых предусмотрен административный арест). В этом виделось некоторое несоответствие.

Действующий Кодекс РФ об административных правонарушениях устраняет названное противоречие. Обоснованность такого шага законодателя оставим за рамками настоящего исследования на этом его этапе. Констатируем лишь тот факт, что сегодня расхождений между составами административных правонарушений, по которым присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, обязательно, с составами административных правонарушений, за которые предусмотрено административное задержание до 48 часов и за которые предусмотрена возможность наложения административного наказания в виде административного ареста - нет.

В этой ситуации очевидно, что присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при рассмотрении дела об административном правонарушении – это его право. Данное право гарантируется положениями Кодекса о том, что в отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения (часть 2 ст. 25.1 Кодекса).

Вместе с тем, в некоторых случаях, это же действие является его обязанностью. Законодатель следующим образом определяет эти случаи (ст. 25.1 Кодекса). Лицо, привлекаемое к административной ответственности, обязано присутствовать при рассмотрении дела об административном правонарушении, если: *

Судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело об административном правонарушении, признал это обязательным; *

Рассматриваемое дело об административном правонарушении, в качестве санкции предусматривает возможность наложения административного наказания в виде административного ареста или административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства.

Выполнение гражданами своих юридических обязанностей должно быть гарантировано путем определения государством возможности применения к ним соответствующих мер государственного принуждения. Обязанность лица, привлекаемого к административной ответственности, присутствовать при рассмотрении дела гарантируется такими мерами административного принуждения как привод (ст. 27.15, часть 3 ст. 29.4, пункт 8 части 1 ст. 29.7 Кодекса) и административное задержание (ст. 27.3 Кодекса).

Принимая во внимание изложенное, можем констатировать тот факт, что присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при рассмотрении дела является его правом. В некоторых же случаях, когда законодатель определил это присутствие как обязательное, это может быть:

- либо добровольным исполнением гражданином этой своей юридической обязанности;

- либо последним этапом административного задержания;

- либо результатом осуществления в отношении этого гражданина привода.

«Совершенствование обеспечения прав и законных интересов обвиняемого - обоснованно считает В.С. Шадрин57, предполагает предоставление ему дополнительных прав, которые могут иметь самостоятельное значение, расширяя тем самым право на защиту, или выступать в качестве гарантий уже имеющихся у обвиняемого прав. Разумеется, наделение обвиняемого дополнительными правами означает и появление соответствующих им дополнительных обязанностей правоприменителя.»

<< | >>
Источник: Мельников В.А.. Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту по новому законодательству РФ об административных правонарушениях: Монография. – Волгоград: Издательство Волгоградского института экономики, социологии и права. – 111 с.. 2002

Еще по теме 1.2. Понятие и содержание права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту, его место в системе прав и свобод.:

  1. ГЛАВА I. Понятие, содержание права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту и его гарантии.
  2. 1.1. Понятие права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.
  3. ГЛАВА II. Реализация права лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту в производстве по делам об административных правонарушениях.
  4. 2.1. Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту при возбуждении дела и осуществлении административного задержания.
  5. Мельников В.А.. Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту по новому законодательству РФ об административных правонарушениях: Монография. – Волгоград: Издательство Волгоградского института экономики, социологии и права. – 111 с., 2002
  6. 2.2. Доказывание и право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту.
  7. 2.3. Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на защиту на стадии рассмотрения дела.
  8. 1.3. Проблемы юридических гарантий обеспечения лицу, привлекаемому к административной ответственности, права на защиту.
  9. 1. Понятие административного права, его предмет.2. Метод административного права.3. Источники административного права.4. Система административного права.5. Соотношение административного права со смежными отраслями права.
  10. 2.4. Право лица, привлекаемого к административной ответственности, на обжалование решения по делу.
  11. 8.1. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России
  12. Российская Конституция гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст.46)
  13. § 1. Понятие и содержание права на защиту
  14. 1.5. Система конституционного права России и его место в системе национального права
  15. Защита права на свободу и других личных прав человека и гражданина
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -