<<

МЕРОЭ И АФРИКА

Долгое время остававшаяся самой мало изученной из всех античных цивилизаций Африки и долины Нила, Мероэ ныне занимает по праву принадлежащее ей место в истории человеческого развития.

Возобновление активного интереса к этому периоду определяется в значительной степени развитием исторического изучения Африки, а также точкой зрения многих авторов, что именно Мероэ внесло значительный вклад в становление на африканском континенте цивилизации и государственности.

Было высказано предположение, что с падением ме- роитского могущества в IV в. н. э. царская фамилия переселилась на запад континента, унеся с собой специальные знания и технологии, а также основополагающие концепции государственности, которые затем распространились по континенту. Это интересная и привлекательная гипотеза в настоящее время обнаруживает недостаток доводов археологического характера, поскольку никаких мероитских находок к западу от Нила до сих пор не обнаружено.

Устные предания племени дафур, живущего на западе Судана, в которых упоминается об этом переселении, следует воспринимать весьма осторожно из-за громадного промежутка времени. Также с осторожностью следует относиться и к утверждениям, что слово «куш» сохранилось в имени племени каджидди, народа, живущего в окрестностях Джебель-Мейдоба, и других племен, имеющих в своем названии элемент «кадж». Находки

черепков нубийской керамики на западе региона, а также распространение строений из красного кирпича от Нила до Борну в западной Нигерии указывают на большую вероятность предположения, что любые нильские влияния в Западной Африке происходили в более поздние времена и были результатом миграции к западу населения христианизированной Нубии под давлением вторгнувшихся арабов начиная с XII в. н. э. Устойчивые легенды об их нильском происхождении, бытующие среди многих племен региона Чада и северной Нигерии, если они и имеют какую-либо подлинную основу, скорее всего, базируются на воспоминаниях о влияниях, пришедших из христианской Нубии, чем из Мероэ.

В Африке, к западу и югу от долины Нила, также существует много местных верований, схожих с верой и обрядами Древнего Египта. Их, наряду с предметами, имеющими мнимое сходство с египетскими аналогами, часто считают пришедшими из Мероэ.

Такие характерные «египетские» черты могли быть восприняты и усвоены гораздо раньше, поскольку контакты Древнего Египта с Африкой за пределами его южных границ имели место еще в незапамятные времена Древнего царства. Нет, однако, никаких доказательств того, что они шли из Египта в Африку, и никак не наоборот. Исследователи усматривали множество свидетельств таких контактов между древними египтянами и африканцами в схожести их искусства и придворных ритуалов, но надо быть убежденным приверженцем теории диффузии из Египта, чтобы усмотреть в этих предположительных аналогиях следы культуры страны фараонов и мероитской культуры. Тем не менее, остаются предметы, которые несомненно принадлежат египетской культуре, — из наиболее известных можно назвать подголовные опоры, музыкальные инструменты и опахала из страусовых перьев, и вполне возможно, что мода на такие предметы распространилась именно из Мероэ. Следует заметить, что эти принадлежавшие египетской культуре предметы далеко не идентичны тем, какие были распространены в Мероэ. К тому же ни один предмет достоверно мероитского происхождения не был найден к западу от Нила. До тех пор, пока не будет найдено конкретных свидетельств, подобные идеи будут оставаться только гипотезами.

С несколько большей уверенностью мы можем рассматривать Мероэ как центр распространения техники металлообработки, но даже и это остается всего лишь предположением. Существование долгой и искусной традиции метода «cire perdue»’ в процессе бронзового литья среди народов йоруба и бини в Нигерии общепризнано, но вопрос о том, откуда они получили знание этого метода, еще даже не поставлен. Возможно, что этот метод был изобретен ими самостоятельно, но сложность процесса говорит скорее все же в пользу того, что он был заимствован извне.

Если это так, то долина Нила является самым вероятным претендентом на звание источника, из которого он был получен. К сожалению, хронология лесных культур Западной Африки по большей своей части остается неизвестной, поэтому и не представляется возможным полагать, что процесс литья бронзы был привнесен извне ранее XIV или XV вв. н. э. Таким образом, мы видим весьма долгий промежуток времени между датой заката Мероэ и началом обработки металла в Ифе2 и Бенине.

Техника обработки железа распространилась более широко. Появление железа в африканском регионе, примы- [56]

кающем к пустыне Сахаре, стало событием очень большого значения для развития континента и вызвало разительные изменения в образе жизни, в социальной и политической организации общества. Большая часть Африки перешла прямо от экономики, преимущественно использующей инструменты каменного века, к экономике, основанной на использовании железа, пусть даже внедрение этого металла было постепенным, а каменные орудия труда еще долго использовались наряду со своими железными аналогами. Кто научил эти народы технике выплавки металла и его обработки — до сих пор еще не установлено. Таким образом, убедительные подтверждения источника этих знаний, маршрутов их появления и даты такого появления стали бы чрезвычайно важными для понимания этого переломного периода в истории континента.

Последние работы археологов открыли для нас существование древних сообществ людей, использовавших в своей жизни железо. Их поселения, в частности в Центральной Африке, относятся, по датировке радиоуглеродным методом, ко времени от VI до XIV в. н. э. Более тщательное изучение этих сообществ позволяет прийти к выводу, что обработка железа появилась в этом регионе во второй половике !-го тысячелетия н. э. По другим регионам континента у нас нет столь четких данных, хотя существуют предположения, что знание металлообработки распространилось здесь примерно в то же самое время и несколько позже в покрытых лесом территориях побережья Гвинеи.

Мероэ представляется несомненным центром, из которого распространилась эта новая технология, однако оно вполне могло быть не единственным таким центром. Отдельные регионы Западной Африки, например, могли получить знание этих новых материалов посредством караванных путей Сахары. Что же касается Центральной и Восточной Африки, то нет никакого другого очевидного места, откуда эти регионы могли бы получить знания об обработке железа. Даты его появления здесь вполне соот

ветствуют теории о медленном распространении таких знаний на юг от Нила в течение первых веков нашей эры.

Истинная значимость Мероэ для истории Африки отнюдь не сводится к ее предполагаемой роли как источника новых технологий и идей. Мероэ вполне могло быть вдохновителем тех значительных перемен, которые повлекла за собой обработка железа. Использование железа позволило дать сильный импульс развитию сельского хозяйства благодаря применению железных мотыг, повлекшему за собой увеличение производительности и тем самым самого населения. Появление железного оружия сделало возможным укрепление централизованного руководства. Государства, которые сложились и развились в период Средневековья, в особенности в западном Судане (самое раннее из них, Гана, уже существовало к VIII в. н. э., а возможно, и раньше), вполне могли заимствовать принципы организации государственности в Мероэ. Своим возвышением они, совершенно определенно, обязаны тому превосходству, которое металл дал их армиям.

Дальнейшие исследования могут дать ответ на вопрос о том, в какой мере мероитская цивилизация повлияла на прогресс других регионов африканского континента. Уровень наших знаний об истории Мероэ имеет большое потенциальное значение для изучения соседних территорий.

Какой бы ни была роль Мероэ в распространении культуры и прогресса среди соседних государств, ее собственная история является значительным фактором существования древней Африки. Хотя многое и было заимствовано ею извне — и данная книга была попыткой показать некоторые составляющие такого процесса, — Мероэ была самобытной африканской цивилизацией, прочно покоящейся на африканской почве и созданной африканским населением. Это урбанистическое, развитое и образованное государство, располагавшееся глубоко в сердце африканского континента, просуществовало около тысячи лет, что само по себе представляет достижение выдающейся значимости.

Пирамида № 22 в Мероэ. Пирамида царя Нетекамани с развалинами часовни и пилонами при входе. Обратите внимание на небольшие блоки песчаника, из которых сложена пирамида. Пирамиды Мероэ. Северная группа пирамид, вид с юга. Храм Амона в Мероэ, вид с запада, во время раскопок 1910 г. На заднем плане видна центральная часть города. Человек на снимке стоит в Зале колонн, прямо перед помостом. Легкое строение перед храмом Амона, вид от этого храма, во время раскопок 1910 г. Аллея гранитных овнов, ведущая к храму. Ступени, ведущие к святилищу храма Солнца в Мероэ. На стене слева видны остатки рельефа. Святилище храма Солнца в Мероэ. Круглая площадка представляет собой часть плиточного покрытия, которым был вымощен пол храма. Гипостильная галерея дворца в Вад-бен-Наге. Она находилась на южном фасаде дворца, на нее выходил главный вход. Шесть колонн, пять из которых видны, были сделаны из песчаника, стены дворца сложены из кирпича. Нага. Львиный храм. На ближайшем пилоне — рельеф с изображением царицы Аманитаре, удерживающей правой рукой группу врагов, а в левой ее руке — меч, которым она поражает их. На боковой стене рельефы с изображением царской фамилии, стоящей перед процессией богов.

Кладовая во дворце в Вад-бен-Наге. В складированных здесь сосудах не хранилось ничего, поскольку многие из них стояли вверх дном. 11. Рельефы на задней стене Львиного храма в Hare. Многоликий образ вооруженного бога-льва может объясняться индийскими влияниями. Царь Нетекамани и его супруга, царица Аманитарс, стоят перед богом, за спиной каждого из них стоит принц. Бог-лев Апедемак с телом змеи, появляющийся из цветка лотоса, на северном пилоне Львиного храма, Нага. В этом изображении также просматривается индийское влияние. Левее видна царица Аманитаре с принцем. Легкая постройка в Hare. В этом небольшом храме просматривается римское влияние, о чем свидетельствуют капители и закругленные арки, тогда как перемычка в центре чисто египетская. Смесь стилей характерна для строений римского периода в Египте. Укрупненное изображение части легкой постройки в Hare, демонстрирующее как римские капители, так и фриз египетского стиля в виде кобр с солнечным диском и крылатым солнечным диском. Вход в храм F в Hare. На храме имеется начертанное имя царицы Шанакдабеле, храм является древнейшим в Hare. Гранитный овен, Нага. Подобные скульптуры овнов, священных животных бога Амона, характерны для мероитско- го периода и часто ставились в линию вдоль аллеи, ведущей ко входу в храм. Сравните с подобной скульптурой в Мероэ на фото 4. Мусавварат-эс-Софра. Вид на храм в центре главного комплекса. Этот храм заметно возвышается над другими строениями и намного моложе тех, что найдены под ним. Фотография сделана до последней расчистки и раскопки. Мусавварат-эс-Софра. Колонны северной колоннады центрального храма после расчистки. Мусавварат-эс-Софра, вход в Северо-восточный храм с колоссами по обе стороны дверного проема. Внутренние косяки дверного проема покрыты изображениями змея, аналогичного представленному на фото 12 из Наги. Между косяками и колоссами видны передние половины двух львов, выступающие из стены.

Мусавварат-эс-Софра. Завершение стены главного комплекса в виде слона. Этот уникальный образец скульптуры свидетельствует об особом значении слона в этом городе. Частично разрушенная статуя из Мероэ, высеченная из песчаника с примесью магнетита. Эта статуя датируется примерно периодом правления Нстекамани и предположительно находилась у входа в один из храмов. Обломок статуи все еще находится там, где был найден. Барабан колонны из Мусавварат-эс-Софры с изображениями ряда богов. Барельеф необычен, хотя в городе найдено несколько подобных изображений, которые имеют сходство с индийскими скульптурами. Гранитный колосс, изображающий царя Нстекамани (?) в Хаг-Зуммар, остров Арго. Эта статуя и ей подобная разрушен- ная, лежащая рядом с пей, первоначально находились у входа в храм. Атрибутация с Нстекамани произведена исходя из стилистических соображений. Имеется много моментов, сходных со скульптурой эллинистического Египта, в частности венок из листьев вокруг короны. Ожерелье из крупных бус аналогично подобным на рельефах в Hare. Колосс из песчаника, найденный в нижнем слое холма, известного как храм Исиды в Мероэ. Статуя эта, как и все предыдущие, стояла у входа в храм. Алебастровая статуя из Мероэ. Эта статуя была найдена в купальне и представляет собой изображение мужчины, спокойно отдыхающего, как это принято в купальне. Видно эллинистическое влияние. 27. Две алебастровые статуи из Мероэ. Они были найдены в углу строения № 295. Мужская фигура темно-красного цвета, тогда как женская — желтого. Подобная расцветка, должная отмечать половое различие, знакома по искусству Египта. Скульптуры в натуральную величину. Хартумский музей. Голова римлянина, бронза. Почти наверняка представляет собой изображение императора Августа. Была найдена в Мероэ перед входом в храм № 292 в «кармане» чистого песка. Британский музей. 30. Золотые статуэтки царицы, найденные в верхнем слое отвала неподалеку от храма в Баркале. Ориентировочно датируется концом I в. до н. э. Хартумский музей.

31. Декоративная тарелка из темно-красного сланца из Львиного храма в Мероэ. Два обломка представляют собой ча

сти некогда единого целого, еще в античные времена тарелка была расколота на две части. Левая часть изображает царя Та- ньидамани, а правая — бога-льва Апсдемака. Датируется концом II в. до н. э.

32. Стеатитовая стела из храма Амона, Мероэ. Слева изображен царь, стоящий перед богом с головой овна Амоном, справа — царица перед богиней Исидой. Хартумский музей.

J3. Декоративная тарелка из песчанка, изображающая принца Арихапхарера, поражающего своих врагов. Возможно, сделана во II в. п. э. Уорчестерский музей изящных искусств, Уорне- стер, Массачусетс.

341 35. Бронзовая статуэтка царя (или бога?), увенчанного двойной короной Египта, с необычным венцом вокруг головы. Возможно, I в. н. э. Из храма Кавы. Хартумский музей. Бронзовая голова богини (?) с картушем Арнехамани. Из Кавы, храм Т. Общая высота 17,5 см. Британский музей. Голова Ба из песчаника, из Фараса, погребение № 5202, Ашмолеанский музей. Одна из двух парных голов бога Диониса, греческая работа по бронзе, датируется эллинистическим периодом. Из Мероэ, пирамида № 5. Другая голова из пары находится в Бостоне. Наголовная лента инкрустирована серебром. Высота 12 см. Хартумский музей.

39—41. Расписная керамика с зооморфными изображениями. Фарас. Высота 8 и 7 см. Ашмолеанский музей. Чаша, украшенная гравировкой и росписью. Фарас, погребение № 2710. Диаметр 14,2 см. Ашмолеанский музей. Чаши. Две по бокам украшены росписью, средняя выполнена в технике, имитирующей римскую terra sigillata. Фарас. Высота центральной чаши 9 см. Ашмолеанский музей. 45. Две расписные чаши с изображениями карикатурных человеческих фигур. Фарас, погребение № 701А и N2 2055 соответственно. Высота чаши в центре 9 см. Ашмолеанский музей. Расписная чаша с изображением льва, загрызающего человека. У жертвы на щеке три вертикальных шрама, подобные тем, что и сейчас можно увидеть в Судане. Фарас. Ашмолеанский музей. Расписная чаша с головами бога-льва Апедемака и uraei. Фарас, погребение № 1090. Высота 12,5 см. Ашмолеанский музей.

Чаша из терракоты с ленточной росписью, изображающей лягушек, сидящих меж пучками травы. Фарас. Высота 25 см. Ашмолеанский музей. 50. Две расписные терракотовые чаши, левая украшена изображениями человеческих лиц, правая — ленточным орнаментом. Фарас, захоронение № 974, 932. Высота 20 и 21 см соответственно. Ашмолеанский музей. Кувшин с росписью под рыбную чешую на светло-коричневом фоне. Фарас, захоронение № 2912. Высота 18,5 см. Ашмолеанский музей. Три чаши. Две внешние с росписью, центральная чаша — черная с полировкой, инкрустирована белым. Две чаши с барботиновыми украшениями римского типа. Фарас, захоронения № 2718, 2099. Высота 9,5 см. Ашмолеанский музей. Чаша с барботиновой отделкой. Мероэ. Хартумский музей. Три чаши. Левая украшена барботиновой отделкой, центральная — с шахматной росписью вокруг ободка, правая — черная с красной инкрустацией. Великолепно полированные черные чаши, две с белой инкрустацией. Фарас, Западный дворец. Высота центральной чаши 8,6 см. Ашмолеанский музей. Черная полированная чаша с белой инкрустацией. Фарас. Ашмолеанский музей. Большая «пивная» чаша, украшенная инкрустацией. Три инкрустированных декоративных блюда с излюбленным местным рисунком. Фарас. Ашмолеанский музей. Большая черная чаша, украшенная инкрустацией. Фарас, захоронение № 2742А. Высота 26 см. Ашмолеанский музей. Золотые украшения. Верхние шесть — серьги, четыре из которых представляют собой головы богини Хатор с розетками и подвесками. Двое нижних -- браслеты из золота и сердоликовых бус, заключенных в золотую оправу. Мероэ, пирамида № W.5. Музей изящных искусств, Бостон, Массачусетс. Золотые кольца. Большей частью на них выгравированы изображения египетских божеств, но центральное кольцо в верхнем ряду имеет греческую надпись Н XAPIC, а левое в нижнем ряду украшено агатом с инталией (углубленной гравировкой) богини Афины. Все находки на Западном кладбище Мероэ. Музей изящных искусств, Бостон, Массачусетс. Два золотых амулета, один в виде мухи, другой — раковины каури. Фарас, захоронение № 2782. Ашмолеанский музей. Бусы из могилы № 1155 в Фарасе. Верхняя нить имеет подвеску из кварцевых бусин и двух мелких бусинок из стекла. Нижняя нить сделана из сердоликовых бусин с фаянсовыми амулетами между ними. Ашмолеанский музей. Бронзовая чаша, украшенная изображениями корзин с фруктами. Мероэ, могила № W.308. Высота 8 см. Хартумский музей. Бронзовая чаша, украшенная uraei вокруг ободка и знаками ankh на корпусе. Фарас. Высота 9,5 см. Британский музей. Бронзовая чаша с ножкой и ручками. Гемаи, кладбище 100, могила № Е.99. Хартумский музей. Бронзовый кубок, украшенный гравировкой из параллельных линий. Мероэ, могила № W.308. Хартумский музей. Бронзовая бутыль с отдельной крышкой. Фарас. Высота с крышкой 11,5 см. Ашмолеанский музей. Бронзовая лампа с железной ножкой и бронзовым крючком, с защитной стойкой для пламени в виде листа аканта. Железная ножка является современной реставрацией. Мероэ, гробница N.29 царя Такидеамани. Общая высота 23 см. Музей изящных искусств, Бостон, Массачусетс. Бронзовая лампа с ручкой в виде фигуры кентавра. Мероэ, гробница N.18. Общая высота 19 см. Хартумский музей. Бронзовая лампа с изображениями слоновьих голов. Мероэ, гробница № W.102. Хартумский музей. Бронзовая лампа с ручкой в форме передней части лошади. Мероэ, гробница N.18, Аманихаташан. Общая высота 22 см. Музей изящных искусств, Бостон, Массачусетс. Бронзовая лампа. Фарас, могила № 151. Ашмолеанский музей. Серебряная миска с двумя большими ручками, украшенная рельефом из волнистых линий. На ручках имеются знаки, возможно, инициалы владельца. Мероэ, гробница N.18. Диаметр 22 см. 76. Бронзовая крышка для зеркала. На внешней поверхности накладное украшение в виде женской головы, также из бронзы. На внутренней стороне гравировка, изображающая

Гарпократа на лотосе, окруженного мифологическими и другими животными, в восточном стиле. Фарас, могила № 2589 Ашмолеанский музей.

77. Подвесная бронзовая ваза в виде головы мальчика. Глаза инкрустированы серебром. Ручки оканчиваются петлями в виде утиных голов. II —III вв. н. э. Фарас, могила № 71. Общая высота 11,5 см. Хартумский музей.

78—81. Серебряный кубок, первоначально золоченый, украшенный рельефной сценой. Возможно, римская работа, примерно середины I в. н. э. Найден среди упавших блоков гробницы N.2 в Мероэ. Музей изящных искусств, Бостон, Массачусетс. Сосуд для масла из зеленого выдувного стекла. Датируется примерно от середины 111 до середины IV в. н. э. Возможно, сделан в Египте. Фарас, могила № 1203. Высота 7,5 см. Хартумский музей. Кубок литого стекла. Вероятно, сделан в Египте в I или II в. н. э. Фарас, могила № 2097. Высота 12 см. Ашмолеанский музей. Выдувной сосуд для притираний коричневого и фиолетового цветов с золотыми нитями. Вероятно, сделан в Египте между 200-м и 400 гг. н. э. Мероэ, могила № 300. Высота 9,8 см. Хартумский музей. 

<< |
Источник: Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки. 2004

Еще по теме МЕРОЭ И АФРИКА:

  1. ЗАХВАТ ЕГИПТА
  2. УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ И ЭТНИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ
  3. КНИГА XX
  4. Железный век Африки
  5. государства. Африки и этнические процессы
  6. Типы поселений традицишшые города
  7. Заимствованные системы
  8. Войны в Африке и Египте. 296 г.
  9. БИБЛИОГРАФИЯ
  10. Глава I ОТКРЫТИЕ МЕРОЭ
  11. Глава 2 ПРАВИТЕЛИ И ИХ ХРОНОЛОГИЯ
  12. ЛЬВИНЫЙ ХРАМ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -