<<
>>

Внешняя политика Китайской Народной Республики. Советско-китайские отношения

Б 60-е годы внешнеполитический курс руководства КНР отличался крайней противоречивостью: оно вело борьбу на двух фронтах — не только против империализма, но и против СССР и других социалистических стран.
При этом атаки против Советского Союза постепенно усиливались, а критика в адрес империализма заметно ослабевала.

В апреле 1960 года в китайской печати Начало срыва прави- были опубликованы статьи, приурочен-

тельством КНР сотруд- ные к go-летию со дня рождения В. И. Ле-

ничества с СССР, , * г ^

с социалистическими нина (позже ИХ объединили в сборник

странами «Да здравствует ленинизм!»). В этих ма

териалах и в последующих выступлениях китайских деятелей излагались особые взгляды руководства КПК по важнейшим вопросам международного развития, стратегии и тактики коммунистического и рабочего движения.

Китайские руководители отвергли тезис о том, что решающей силой современной эпохи является международный рабочий класс и его детище — мировая система социализма, что основным противоречием в наше время остается противостояние двух систем — капиталистической и социалистической. Они утверждали, будто основное противоречие современного мира — между национально-освободительным движением и империализмом. Главной силой, выступающей против империализма, они считали не международный рабочий класс и мировую социалистическую систему, а мелкобуржуазные массы в зоне Азии, Африки и Латинской Америки.

Китайское руководство пыталось оспаривать тезис и о том, что жгучим вопросом современности является проблема войны и мира. Оно скептически относилось к возможности предотвращения мировой войны и не соглашалось с положением о том, что нет фатальной неизбежности войны. Дело доходило не только до утверждений, будто борьба за мир мешает революционному движению народов, тогда как усиление международной напряженности якобы благоприятствует победе социализма и мира (из этого делался вывод о необходимости отказа от борьбы за ослабление международной напряженности, за прекращение гонки вооружений и разоружение), но и до прямых попыток содействовать росту напряженности в «горячих точках» планеты, раздавались призывы «устроить два, три, много Вьетнамов». Ядерное оружие, которое испепелило бы планету, было названо при этом «бумажным тигром». Характерно, однако, что когда во время карибского кризиса мир был поставлен на грань ракетно-ядерной войны, китайская сторона ограничилась пропагандистскими залпами по американскому империализму и крити кой Советского Союза за его «нерешительность». Между тем именно СССР и оказал кубинскому народу действенную помощь в отстаивании независимости своей страны.

На Бухарестском и Московском совещаниях коммунистических и рабочих партий в июне и ноябре 1960 года обсуждались разногласия руководства КПК с мировым коммунистическим движением, и позиция Пекина была подвергнута критике. Хотя делегация КПК была вынуждена подписать документы Бухарестского и Московского совещаний, китайское руководство продолжило свою раскольническую политику.

После этого последовал обмен несколькими письмами между ЦК КПСС и китайским руководством.

КПСС, исходя из интересов единства коммунистического движения, предлагала подняться выше разногласий, нормализовать отношения между партиями, по-товарищески решить возникшие проблемы. Эти призывы были оставлены китайским руководством без внимания.

Новый курс руководства КПК стал сказываться и на экономических, научно-технических и культурных связях между КНР и СССР.

К тому времени в Китае с помощью братских стран уже были заложены основы социалистической индустрии, созданы на пустом месте целые отрасли современной промышленности. В общей сложности Советский Союз предоставил КНР кредиты на 1816 млн. рублей и оказал техническое содействие в сооружении 256 крупных современных промышленных предприятий и других объектов. Кредиты давались на чрезвычайно льготных условиях — 1—2% в год. Построенные при содействии СССР предприятия могли производить 8,7 млн. г чугуна, 8,2 млн. т стали, на их долю приходилось 70% производства олова, 100% синтетического каучука, 25—30% электроэнергии, 80% грузовых автомобилей и тракторов.

В 1950—1960 годы в КНР было командировано более 10 тыс. советских специалистов, а в СССР получили высшее образование более И тыс. китайских юношей и девушек. Свыше 10 тыс. инженеров, техников, рабочих прошли практику на советских предприятиях. В порядке научно-технического сотрудничества СССР безвозмездно передал Китаю более 24 тыс. комплектов научно-технической документации, включая проекты 1900 крупных предприятий.

В 1961 году менее чем за полгода правительство КНР в одностороннем порядке трижды меняло в сторону сокращения условия действовавших соглашений и контрактов, не считаясь с материальным ущербом, наносимым советским промышленным предприятиям, выполнявшим китайские заказы. Совершенно очевидно, что главным мотивом таких действий явились политические соображения, вытекавшие из проводимой руководством КПК линии на обострение советско-китайских отношений.

Под флагом борьбы со «слепой верой в иностранные автори теты» китайские власти еще с 1958 года стали игнорировать рекомендации советских специалистов, что нередко приводило к серьезным авариям. Вокруг советских специалистов в КНР была создана нетерпимая обстановка, установлена слежка, их пытались идеологически обработать, настроить против КПСС, Советского правительства.

В 1961 году СССР был вынужден отозвать своих специалистов, оказывавших техническое содействие Китайской Народной Республике. Позднее правительство СССР дважды официально сообщало в Пекин: если КНР нуждается в помощи советских специалистов, то СССР согласен вести об этом переговоры (разумеется, при условии, что будут устранены причины, вызвавшие их отзыв из КНР).

В результате курса правительства КНР на всемерное свертывание связей с Советским Союзом торговый обмен сократился в 1962

году более чем на 60% по сравнению с 1959 годом. Китайская сторона уменьшила вывоз в СССР олова, ртути, вольфрамового и молибденового концентратов. Экспорт же этого стратегического сырья в империалистические страны намного возрос. В целом за десятилетие объем советско-китайской торговли сократился с 2 млрд. до 42 млн. рублей.

Объем культурного сотрудничества Китая и СССР в 1961 году сократился до самого низкого уровня за все годы существования КНР. Фактически прекратилась деятельность Общества китайско-советской дружбы.

Курс на ухудшение отношений с СССР дал себя знать и на границе.

Граница между СССР и КНР сложилась исторически и была определена договорами и соглашениями, заключенными Россией и Китаем в XIX веке. Вплоть до 1960 года между СССР и КНР не возникало никаких вопросов относительно границы и приграничного режима. Напротив, между обеими странами осуществлялось плодотворное сотрудничество: было проведено совместное комплексное обследование бассейна Амура, взаимно оказывалась помощь при тушении лесных пожаров, проводились согласованные мероприятия в области судоходства и рыболовства, использования пастбищ, перегона скота и т. п.

Однако с июня 1962 года начались систематические нарушения границы с СССР. Явочным порядком осваивались отдельные советские участки и острова на реках Амур и Уссури. В различных местах границу массами переходили китайские граждане и военнослужащие. Находясь на чужой территории, они пытались возводить постройки, косить траву, заготавливать топливо и т. д. Все эти действия выглядели преднамеренными и спланированными акциями.

Руководители КПСС и Советского правительства в январе 1963

года, воспользовавшись вручением верительных грамот новым послом КНР в Советском Союзе Пань Цзыли, сделало КПК и китайскому правительству предложение провести советско-ки- тайскую встречу на высшем уровне. Было подчеркнуто искреннее стремление СССР к восстановлению дружеских отношений с Китаем.

С советской стороны было сделано все, чтобы создать соответствующую атмосферу накануне встречи. Однако китайская сторона поторопилась выступить с документом, названным «Предложение о генеральной линии международного коммунистического движения» (так называемые «25 пунктов»), в котором были суммированы ее «особые взгляды» по многим вопросам современного положения в мире.

Советско-китайская двусторонняя встреча состоялась в Москве с 5 по 20 июля 1963 г. Китайскую делегацию возглавлял Председатель КНР Лю Шаоци (впоследствии репрессированный во времена «культурной революции»). Советская делегация на переговорах внесла конкретные предложения по развитию со- ветско-китайского сотрудничества в различных областях. Она еще раз предложила рассмотреть вопрос об оживлении взаимной торговли, расширении научно-технического сотрудничества и других форм экономических связей между СССР и КНР. Однако Лю Шаоци обошел молчанием все эти предложения. Не получилась и «теоретическая дискуссия»: китайская делегация использовала встречу для дальнейшего обострения разногласий, для расширения круга спорных вопросов, а затем в одностороннем порядке прервала встречу.

После октябрьского (1964 г.) Пленума Центрального Комитета КПСС наша партия еще раз продемонстрировала искреннее стремление нормализовать советско-китайские отношения. ЦК КПСС пригласил партийно-правительственную делегацию КНР на празднование 47-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, имея в виду использовать возможность контактов с китайскими лидерами для поисков путей к оздоровлению обстановки в коммунистическом движении и в социалистическом содружестве. Линия ЦК КПСС на предстоявших переговорах была ясной и четкой: КПСС и КПК в своих отношениях должны исходить из того, что их объединяет, а не разъединяет. К сожалению, добрая воля советской стороны не нашла соответствующего отклика. 10

июля 1964 г. Мао Цзэдун беседовал в Пекине с делегацией Социалистической партии Японии. Рядовая беседа превратилась в международную сенсацию. Китайский руководитель заявил, что Россия в прошлом захватила какую-то часть территории Китая и последний еще не представлял счета по этому «реестру». По существу, учитывая личность говорившего, это было официальное провозглашение территориальных претензий к Советскому Союзу.

Нарушения границы со стороны Китая, принявшие массовый характер в 1962 году, в дальнейшем только учащались и стано вились более серьезными. В 1963 году имело место более 4

тыс. нарушений советской границы, в которых участвовало свыше 100 тыс. военнослужащих и гражданских лиц. Более того, китайские пропагандисты стали изо дня в день говорить о полутора миллионах квадратных километров территории, которые Россия якобы отторгла у Китая, а СССР не желает возвратить. Конкретно назывались Приморье, Хабаровский край, Сахалин, Восточная Сибирь вплоть до озера Байкал, районы Средней Азии вплоть до озера Балхаш.

В начале 1964 года в Пекине по предложению китайской стороны состоялись консультации представителей СССР и КНР об уточнении линии границы. Стороны рассмотрели восточный участок границы, проходящий по рекам Амур и Уссури, и достигли предварительной договоренности о том, чтобы она проходила по фарватеру рек. Это был жест доброй воли со стороны СССР. Однако действия и заявления китайской стороны фактически сорвали уже достигнутую договоренность. Переговоры были временно прерваны. Имелось в виду продолжить их в Москве. 28 сентября 1964 г. Советское правительство выразило готовность возобновить консультации, предложив сделать это через две недели. Правительство Китайской Народной Республики не ответило на это предложение.

«Культурная революция», позднее на-

«Культурная революция» званная в Китае «десятилетием бедствий и разгул антисоветизма • «

в ?HPJ и смуты», «периодом жестокой феодаль-

но-фашистской диктатуры», во внешней политике означала взрыв шовинистических настроений. Методы «хунвэйбиновской дипломатии», открытое пренебрежение проверенными веками нормами международного общения привели к тому, что многие государства были вынуждены разорвать дипломатические отношения с Китаем или значительно понизить их уровень. Послы КНР во всех странах (за исключением Албании) были отозваны в Пекин. Издевательскому обращению были подвергнуты дипломаты многих стран в столице КНР. Английское посольство было разгромлено, посольство СССР подверглось форменной осаде.

Апогеем враждебной СССР политики явились вооруженные провокации на советской границе в марте (в районе острова Даманский на реке Уссури) и в августе (в районе населенного пункта Жаланашколь в Семипалатинской области) 1969 года. Советский Союз дал решительный отпор этим вылазкам, который быстро охладил пыл провокаторов.

Западные державы постепенно стали по- Китай и империалиста нимать, что усиление антисоветизма в

ческие державы КНР неизбежно должно сопровождаться

сдвигом в сторону сближения с ними, и стали слать соответствующие сигналы китайским руководителям.

Уже в 1964 году американская печать, которая прежде ратовала за «самую жесткую линию» в отношении КНР и защищала чанкайшистские власти, начала снижать тон. Появились рассуждения насчет того, как поладить с Пекином, не отказываясь от Тайбэя. 30 декабря 1964 г. президент США Л. Джонсон заявил, что его администрация хотела бы достичь известного взаимопонимания с Китаем. Даже многие сторонники «тайваньского лобби», вроде Аллена Даллеса и сенатора Джэкоба Джа- витса, высказались за «более гибкий подход» к КНР.

Китайские руководители искали сближения с Японией. Правительство КНР отказалось от почти ультимативных требований в области политики и экономики, которые были им выдвинуты в адрес Японии в 1958—1959 годах в качестве условия нормализации отношений. Первым шагом в этом направлении было провозглашение Чжоу Эньлаем в августе 1960 года так называемых трех принципов торговли, что означало, что КНР готова возобновить на определенных условиях торговлю с Японией. Очень скоро Япония стала главным торговым партнером КНР.

Китайские руководители готовы были и к политическим контактам, кое-кто из них даже подбрасывал в беседах с японскими политическими деятелями идею объединения «желтой расы». Все это дало повод японской печати утверждать, что в вопросе о нормализации отношений Пекин стал опираться на прогрессивные силы Японии меньше, чем на японскую буржуазию.

Последняя, однако, не спешила удовлетворить некоторые ясно выраженные китайские пожелания, например о разрыве с Тайванем. Вместо этого в Японии стала активно пропагандироваться идея «двух Китаев».

Во время «культурной революции» китайская пропаганда начала заметно снижать свою критику американского империализма, явно готовя почву для сближения и с США. Эта линия твердо проводилась, несмотря на агрессию США во Вьетнаме и вторжение их самолетов в воздушное пространство КНР.

Обращает на себя внимание в этой связи замечание лондонской газеты «Файнэншл тайме»: «В недавних китайских комментариях, посвященных международному положению, есть намек на то, что Советский Союз теперь, быть может, следует рассматривать как более серьезную долгосрочную угрозу китайской безопасности, чем Соединенные Штаты Америки».

Советский Союз, оказав отпор провока* Встреча глав прави- циям на границе в 1969 году и разобла-

тельств СССР и КНР и чая антисоветскую политику Пекина, по-

начало советско-китай- J J

ских переговоров прежнему проявлял готовность нормали

зовать межгосударственные отношения с КНР. Во время пребывания в Ханое на похоронах президента Хо Ши Мина А. Н. Косыгин выразил готовность при пролете через Китай сделать остановку в Пекине и встретиться с Чжоу Эньлаем. Китайское правительство дало на это согласие. Встре ча состоялась в здании пекинского аэропорта 11 сентября 1969 г.

В ходе беседы, продолжавшейся три с половиной часа, обсуждались вопросы восстановления нормального положения на границе, обмена послами (вместо поверенных в делах), активизации экономических связей и пр. В общей форме была достигнута договоренность, что СССР и КНР предпримут шаги для нормализации межгосударственных отношений.

С учетом достигнутой на встрече глав правительств договоренности были приняты меры к нормализации обстановки на границе. Пограничным войскам Советского Союза уже в сентябре 1969 года были даны указания поддерживать и впредь нормальные отношения с пограничными войсками и властями Китая; рассматривать все пограничные вопросы путем консультаций в духе доброжелательности и корректности; учитывать в духе доброжелательности и взаимные интересы населения пограничных районов обеих стріан в области хозяйственной деятельности. О своих мерах Советское правительство тотчас же официально сообщило КНР, полагая, что и она сделает то же самое. Китайская сторона вскоре информировала, что предприняла шаги в том же направлении.

20 октября 1969 г. в Пекине начались переговоры по пограничным вопросам. Советскую делегацию возглавил первый заместитель министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецов, китайскую — заместитель министра иностранных дел КНР Цяо Гуаньхуа. Однако очень быстро обнаружилось, что китайское руководство было заинтересовано не в том, чтобы договориться с СССР, а в том, чтобы создать пограничную проблему между двумя странами и затем использовать ее в политических целях.

За две недели до начала переговоров правительство КНР опубликовало документы, где повторялись беспочвенные утверждения о том, что договоры, определяющие нынешнюю границу между СССР и КНР, якобы являются неравноправными. Делалась попытка возложить на Советский Союз ответственность за обострение положения на границе. На самих переговорах советской позиции по уточнению линии прохождения границы на ее отдельных участках, демаркации границы китайская сторона противопоставила требование признания «спорных районов» на территории СССР и «развода войск из соприкосновения в спорных районах» (т. е. вывода советских войск и пограничной охраны из приграничных районов).

Пекинская концепция «спорных районов» имела многоцелевое назначение. За словосочетанием, привычным в дипломатическом лексиконе и не вызывающим особой настороженности, скрывалось не что иное, как территориальные притязания на советские земли. Кроме того, эта концепция должна была размыть существующую границу, пробить в ней огромные бреши. Китайские руководители прямо заявили: «в спорных районах

границы нет». Речь шла о ревизии и пересмотре границы в целом. Такая позиция была неприемлема для Советского Союза. 4.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме Внешняя политика Китайской Народной Республики. Советско-китайские отношения:

  1. Внешняя политика Китайской Народной Республики. Советско-китайские отношения
  2. § 44. Китайская Народная Республика
  3. § 1. Китайская Народная Республика в 1949-1990-е г.
  4. ГЛАВА 7. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  5. ОБЩАЯ ЭКОНОМИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  6. Китайская Народная Республика. Политический режим и государственное устройство. Особенности конституции.
  7. 2. КИТАЙСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД РЕФОРМ (РУБЕЖ 70-х- 80-х ГОДОВ): ПОВОРОТ К РЕАЛИЗМУ
  8. 1. ПАРАДИГМА КИТАЙСКОЙ РЕФОРМЫ — ОСНОВА ВЗВЕШЕННОСТИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ КНР
  9. АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИЙ И ФРАНКО-КИТАЙСКИЙ ДОГОВОРЫ 1844 г.
  10. Глава первая Китайская культура и китайский бизнес
  11. Образование Корейской Народно- Демократической Республики. Советско-корейские отношения
  12. 6.2.1. История российско-китайских отношений
  13. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА НА БЛИЖНЕМ И СРЕДНЕМ ВОСТОКЕ В 1918—1939 ГОДАХ
  14. § 4. Внешняя политика советского государства
  15. Задачи и основные направления советской внешней политики
  16. Ритм китайской истории
  17. Р. ВИЛЬГЕЛЬМ: КИТАЙСКАЯ МЫСЛЬ