<<
>>

В ПОГОНЕ ЗА ПАРИТЕТОМ


Без преувеличения можно считать, что центральное место в системе мероприятий «холодной войны» занимает гонка вооружений. То есть процесс ускоренного накопления оружия и военной техники, их усовершенствование на базе милитаризации экономики и широкого использования достижений научно-технического прогресса.

Гонка вооружений началась сразу после 2-й мировой войны и длилась более 40 лет. В нее были вовлечены, прежде всего, США и СССР, а также другие страны мира. Она приняла международный характер.
В условиях «холодной войны» и открытого противоборства сторон гонка вооружений объективно предполагала либо - «превосходство», либо «отставание» одной из сторон. Это создавало военную угрозу и вызывало тревогу, поскольку все время шла погоня или за паритетом, или за превосходством. Фактически Советский Союз постоянно стремился «догнать Америку». Но США всегда вырывались вперед. СССР ускорял бег и приближался к паритету... США вновь
убегали, и процесс повторялся. «Дуэльный» характер ядерного противостояния подстегивал гонку вооружений. При этом она сосредоточилась на узком гребне противостояния— гонке стратегических наступательных вооружений— и в этом состояла ее главная опасность.
Казалось бы, соревнование «наперегонки» можно было остановить. Например, путем замораживания ядерных сил в количественном и качественном отношениях при соответствующем контроле. Такое обращение советское правительство сделало (1982 г.) всем державам, обладающим ядерным оружием. Но оно осталось без ответа. Не раз обращались к руководству США — «давайте торговать, соревноваться в экономике, улучшать отношения, чтобы отойти от ядерной пропасти». Однако правители США не реагировали на призывы. У них были другие цели — с помощью гонки вооружений взорвать советскую экономику, загнать наше государство в угол.
«Ядерный турнир» привел к тому, что к началу 80-х годов мир оказался на горах вооружений. Горы оружия вели к усилению военных приготовлений, непредсказуемости событий, увеличению опасности возникновения обычной и ядерной войны.
Что привело мир к этой опасной грани? Кто раскручивал все новые и новые витки гонки вооружений?
Администрация Вашингтона на эти вопросы отвечала однозначно: во всем виноваты Советы. Они ведут гонку вооружений, наращивают свои ядерные силы, тайно разрабатывают новые ядерные технологии, развертывают систему ПРО вокруг Москвы, не желают, вести конструктивные переговоры по сокращению вооружений.
Советская сторона во всех грехах обвиняла Соединенные Штаты. Доказывала, что угроза миру исходит от американской военной машины, от эскалации гонки вооружений, которую ведут США, от их попыток вершить международные дела с позиции военной силы.
Чтобы найти истину в любом деле, не мешает вспомнить мудрые слова старшего поколения людей: «Не смотри, как рот дерет, а смотри, как дело ведет».
С позиции этих мудрых слов обратимся к конкретным
цифрам и фактам, которые на поставленные выше вопросы дают истинную картину {таблицы 1—2). В интересах объективности цифры взяты в основном из американских источников и частично из официальных российских.
Вид
вооружений

Год испытания или развертывания
США СССР
Атомная бомба 1945 1949
Межконтинентальный
бомбардировщик
1948 1955
Реактивный
бомбардировщик
1951 1954
Водородная бомба 1954 1953
МБР 1958 1957
Фоторазведывательный
спутник
1960 1962
Ракеты, запускаемые с ПЛ 1960 1964
Твердотопливная МБР 1962 1966
Противоракеты 1974 1966
Противоспутниковое
оружие
1963 1968
РГЧИН 1970 1975

Дополнительные данные из советских источников
Атомные подводные лодки середина 50-х конец 50-х
Атомные авианосцы начало 60-х нет
Нейтронные боеприпасы конец 70-х нет
Крылатые ракеты большой дальности середина 70-х середина 80-х
Бинарное химическое оружие конец 70-х нет
Космические вооружения (отдельные компоненты) начало 80-х нет

Таблица 1



Инициатива в создании атомных ракетных подводных лодок (ПЛАРБ), баллистических ракет и ядерных зарядов на них *.

.....

Количество

США

СССР

ПЛАРБ

БРПЛ
/>Зарядов
ПЛАРБ

БРПЛ

Зарядов

I960

3

48

48

нет

нет

нет

1967

41

656

1552

2

32

32

1970

41

656

2048

20

316

316

1975

41

656

4536

55

724

724

1981

40

648

5280

62

950

2000

1984

39

656

ок. 6000

62

940

ок. 2500

1986

38

672

ок. 7000

61

922

ок. 3000


Приведенные в таблицах 1 и 2 сведения показывают, что инициатором гонки вооружений, начиная с 1945 и по 1990 гг., выступали Соединенные Штаты, и только они. Советский Союз никогда не был ответствен за ее все новые и новые витки. Различные измышления на этот счет в адрес советской стороны служат лишь прикрытием агрессивности Вашингтона. Правдиво лишь то, что неопровержимо.
Ядерная монополия США в 40-х годах принесла миру страх и горе. В Вашингтоне это понимали, но категорически отказались от запрещения использования ядерной энергии в военных целях. Ставка была сделана на силу. Уже в июне 1947 г. США разместили и Англии 90 бомбардировщиков Б-29 с ядерными бомбами на борту, нацеленными на Россию. У СССР еще не было ядерного оружия.
В 50-х годах Америка создает целую армаду (около 500 ед.) стратегических бомбардировщиков, способных поражать объекты в любом районе мира ядерными И обычными бомбами. У Советского Союза было несколько десятков бомбардировщиков.
В 1954 г. в Англии находилось уже около 200 американских бомбардировщиков Б-47 с ядерным оружием, предназначенных для ударов по России.

В марте 1957 г. США размещают в Европе ядерные ракеты среднего радиуса действия: в Англии 60 ракет «Тор», в Италии и Турции 45 ракет «Юпитер». (По заявлению Эйзенхауэра, «...это для первого ядерного удара по России».)
В 60-х годах США под предлогом «ракетного отставания» приступили к массовому развертыванию МБР. Поставив на дежурство в шахтах около 1000 МБР «Минитмен», Пентагон признал, что никакого отставания не было. «Дело с ракетами» было преднамеренной манипуляцией. «Советская ракетная угроза» была преувеличена в 15—20 раз.
В начале 60-х годов у США появились атомные подводные лодки с баллистическими ракетами. В этот период таких подводных лодок ни у кого в мире не было. Кто был зачинщиком в гонке морских стратегических вооружений (ПЛАРБ и БРПЛ), видно из таблицы 2 без комментариев.
В 70-х годах США первыми начали оснащать свои баллистические ракеты (МБР и БРПЛ) разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧ ИН). Это был крупнейший виток гонки ядерных вооружений. Если в 1970 году стратегические наступательные силы США имели чуть более 5000 ядерных зарядов, то через 5 лет они могли доставить к целям 8500, к 1980 г. — 10000, а б 1987 г. — более 14000 зарядов. Советский Союз в 1970 г. имел для своих СНВ 1800 ядерных зарядов.
В Соединенных Штатах заявляют (в т. ч. и сегодня), что в 70-х годах они, будто бы, занимали позицию «сдерживания» и, дескать, «заморозили» свои СНВ. Однако на деле «заморозка» означала новый крупный виток гонки вооружений. Стратегический потенциал США в тот период, несмотря на то, что он превосходил СССР по ядерным зарядам почти в 3 раза, фактически удвоился (с 5000 до 10000). То есть американские стратегические носители наращивали свою ядерную мощь по 3 новых ядерных заряда ежедневно.
В это же время были введены в боевой состав БРПЛ «Посейдон С-3» с 10—14 боеголовками каждая. Ядерная мощь 31 ПЛАРБ увеличилась в 5 раз. В ВМС стали поступать новейшие ПЛАРБ с ракетами «Трайдент». Стратегические бомбардировщики Б-52 были
оснащены для 20 новых ядерных ракет «СРЭМ» на каждом (вместо двух старых ракет «Хаунд Дог»). Началось производство и развертывание многих тысяч Крылатых ракет большой дальности воздушного, морского и наземного базирования.
В 80-х годах, с приходом к власти правительства Р. Рейгана, США раскручивают гонку по всем направлениям. Военный бюджет с 1980 по 1987 гг. увеличился более чем в 2 раза (с 140,7 до 292 млрд. долларов). Вся стратегическая «триада» (МБР, ПЛАРБ, тяжелые бомбардировщики) принимает качественно новое вооруже- иие. Началось производство нейтронных ядерных боеприпасов, оснащение вооруженных сил новым бинарным химическим оружием. Запущены в производство программы БРПЛ «Трайдент-2», ТБ Б-1Б и Б-2 с технологией «Стелт», МБР «Миджитмен», новые крылатые ракеты, ракеты «Першинг-2» и т. д.
Таким образом, раскручивая гонку вооружений под надуманными предлогами («отставание в стратегических бомбардировщиках», «ракетная угроза», «окно уязвимости» и др.), США постоянно пытались вырваться вперед, получить превосходство. Но каждый раз они быстро лишались своего лидерства. «Ядерный турнир» зашел в тупик. Образно говоря, горы вооружений достигли Монблана (приложение 1). Надо было останавливать безумие.
Декабрь 1987 г. — на вашингтонской встрече в верхах подписан советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. СССР сократил и два с лишним раза больше ракет и боеголовок К ним- Он пошел на асимметричное сокращение, потому что кому-то надо было сделать первый шаг к реальному разоружению. Его сделал Советский Союз.
Июль 1991 г. — США и СССР заключают Договор о СНВ-1 (сокращение каждой стороной своих стратегических вооружений до уровня 1600 носителей и 6000 боезарядов на них). Однако реально после сокращения у США будет не 6000, а около 8500 ядерных зарядов, из-за советских уступок.
Таков финал «ядерного турнира». В безумной гонке вооружений никто не выиграл, все проиграли и многого лишились. Затрачены колоссальные экономические и интеллектуальные ресурсы. Можно лишь дога-

дываться, какова итоговая астрономическая цифра военных расходов, выброшенных на ветер. По данным ООН, только за один 1987 год мировые военные расходы составили более 1 трлн. долларов, в том числе США—свыше 300, СССР —около 200 млрд. долларов.
А чего достигли? Создали 50 тысяч ядерных зарядов. Фактически подвели мир к грани самоуничтожения. Мировое сообщество загнали в тупик и поставили перед дилеммой: либо жить мирно в этом мире, либо продолжать гонку вооружений, распространить ее на космос, не ведая, а что же дальше? Как выпутаться из этого замкнутого порочного круга?
Ясно было одно — надо круто повернуть от сверхвооруженности в другом направлении, к' реальному сокращению вооружений. Но понимание необходимости такого разумного поворота пришло не сразу.
Оценивая «ядерный турнир» с позиции сегодняшнего дня, я думаю, что в этом безумии американская сторона «играла» целенаправленнее и умнее, чем советская. Особенно в 80-х годах, с приходом к власти администрации Р. Рейгана. В чем это проявилось? Не только в огромном размахе гонки вооружений. Прежде всего — в плановом характере и жесткости ее ведения, навязывании своей воли, в организации хорошо продуманной дезинформации.
Существенное влияние в этой деятельности, среди многих других факторов, имело наличие у администрации Рейгана так называемой единой стратегической «концепции соперничества» в отношении России и ее настойчивое претворение в жизнь. Концепция была разработана и представлена в конгресс специально созданной правительственной комиссией. [§§§§§]
Для практической реализации концепции в Пентагоне был создан Совет по политике «соперничества». Главная задача Совета— определять, чтобы каждое предложение на разработку нового образца вооружения содержало обоснование его целесообразности с позиций «соперничества».
Сама концепция базировалась на двух требованиях: первое— активно развивать диалог с Москвой по
«опросам разоружения; второе— продолжать экономическое изматывание Советов в гонке вооружений.
Второе требование концепции предусматривало три круга глубокого изматывания советской экономики: геостратегический, оперативно-тактический, орга- мизационно-технический.
Геостратегическое изматывание предполагает, что « складывающейся в 70—80-е годы ситуации Советский Союз будет участвовать в военном противостоянии одновременно со многими государствами мира как вблизи, так и в удалении от советских границ на 'кпаде, Юге и Востоке. При этом он вынужден будет полагаться преимущественно на собственные ресурсы. Нго стремление иметь на всех направлениях военное равновесие объективно подорвет советскую экономику, приведет ее к глубокому кризису.
Оперативно-стратегическое изматывание основано на уверенности в том, что СССР во что бы то ни стало Йудет стремиться к поддержанию паритета в стратегических наступательных вооружениях. Учитывая принятие адекватных мер советской стороной, необходимо Соединенным Штатам разрабатывать такие системы СНВ, па реализацию противостояния которым потребовалось бы в несколько раз больше затрачиваемых США средств.
В конечном итоге это должно было привести, по 'Шмыслу Пентагона, к снижению возможностей Моск- иы гибко и своевременно принимать адекватные меры но обеспечению своей безопасности и к достижению поенного превосходства США. Так, например, по американской оценке, чрезвычайно эффективным, с этой гочки зрения, является принятие на вооружение стратегического бомбардировщика Б-1Б, поскольку Советам для организации противодействия этому самолету придется модернизировать свою систему ПВО, что потребует в шесть раз больше средств, чем затрачено па разработку этого бомбардировщика. Еще больший '|ффект ожидается от принятия на вооружение перспек- гивного бомбардировщика Б-2, выполненного по технологии «Стелт».
Концепция «соперничества» требует реализации достигнутых Вашингтоном технологических преимуществ и использования сохраняющихся слабых мест Н этой области у Москвы. С этой точки зрения наи
более перспективными признаны следующие программы разработки новых систем вооружений и военной техники: стратегический бомбардировщик Б-2 и тактический истребитель Ф-117, выполненные по технологии «Сгелт»; планирующие ракеты, крылатые ракеты воздушного базирования дальнего действия и повышенной точности стрельбы; беспилотные летательные аппараты в ударном и разведывательном вариантах; отдельные варианты системы СОИ в зависимос- . ти от конкретных условий возможности и целесообразности развертывания; коренная модернизация ПВО североамериканского континента; системы обычного высокоточного оружия, в комплексе со средствами разведки и автоматизированного управления войсками и оружием; проникающие боеголовки для поражения КП и заглубленных объектов; сенсоры, микроэлектроника, интеграция средств разведки, связи, систем управления.
В документе о стратегической концепции «соперничества», кроме главной задачи — жестко проводить политику глубокого экономического изматывания советской экономики, — сформулированы дополнительно следующие требования к руководству США: вести постоянный поиск критически слабых мест в советском оборонном строительстве: воздействовать с позиции технологического превосходства на советское стратегическое мышление, военное планирование, структуру сил и закупки вооружений; вызывать у советского руководства с помощью СОИ и технологии «Стелт» чувство неуверенности и необходимости крупных финансовых вложений в средства ПВО и космоса; использовать указанные меры в совокупности для давления на советскую сторону во время переговоров по ядерным и обычным вооружениям.
Советские руководители, конечно же, знали об американской концепции «соперничества». Вся информация о ней, как говорится, лежала у них перед глазами. Но они имели на этот счет свою точку зрения.

В Частности, считали, что мы не соперничаем, а имеем дело с военной угрозой. Когда она есть, надо быть готовым к тому, чтобы отвести эту угрозу. Поэтому, не желая того, мы вынуждены выделять значительные средства и совершенствовать свою военную технологию. Советский Союз— говорили наши руководители — может это делать, так как имеет большой экономический, политический и моральный потенциал.
На всем протяжении первой половины ядерного века СССР принимал такие ответные меры, которые позволяли во что бы то ни стало выйти на паритет, то сеть примерное военное равновесие, особенно по СНВ, и не допустить превосходства над собой другой сторо- иы. Равновесие обеспечивало стабильный и безопасный мир. В этом суть официальной советской позиции. С ней, очевидно, трудно не согласиться.
Однако метод достижения, а затем и поддержания паритета военных сил был избран, по моему мнению, неэффективный. Он в основном механически копировал то, что делали Соединенные Штаты. Действовал по принципу: око за око, зуб за зуб, ракета за ракету И т. д. В борьбе за паритет, за равенство и одинаковую безопасность, за недопущение военного превосходства над собой советские руководители допустили непоправимую историческую ошибку— они втянули страну и невиданную по размаху и продолжительности гонку нооружений. По их вине Советский Союз внес в, гонку вооружений свою большую лепту, затратив колоссальные средства и подорвав экономику государства. Это крайне ущербно сказалось на уровне благосостояния нашего общества.
Американские и советские политические и военные деятели того времени в своих действиях не всегда были на высоте. На словах они говорили одно, а в практических делах явно недооценивали того, что продолжающаяся гонка вооружений может привести к такой ситуации, когда даже превосходство или паритет перестанут играть роль сдерживающего фактора. Забыли известную заповедь: «Во всех делах твоих помни о конце».
alt="" />Политические деятели Кремля не в полной мере учитывали фундаментальные изменения, происходившие в мире. В их отдельных шагах не хватало политической смелости и гибкости. Добиваясь паритета, они ПО всегда использовали в каждом конкретном случае
Н. Червов

возможности для снижения военной напряженности и достижения лучшего взаимопонимания в советско- американских отношениях (например, проблема евроракет, СОИ и др.)- Ошибочным, по моей оценке, было стремление к военному равновесию на всех направлениях: на западе, юге и востоке. Такая стратегия в той обстановке работала по принципу: на всякий случай, лишь бы не было войны. Работали по шаблонной схеме: на всякое действие в области вооружений тут же следовало противодействие.
В период гонки вооружений нередко имелись реальные возможности ограничить ее размах, замедлить (притормозить) темпы, не обострять отношения сторон, по крайней мере, не доводить до кризисной ситуации. Примеров на этот счет много. Приведем некоторые из них.
Так, серьезным тормозом в гонке ядерных вооружений мог бы явиться в 1970 году запрет на создание разделяющихся головных частей с боеголовками индивидуального наведения (РГЧ ИН). В то время СНВ США, по нашей оценке, имели тройное превосходство по ядерным зарядам над нашими СНВ. Поэтому советская сторона настоятельно уговаривала госсекретаря Г. Киссинджера не принимать на вооружение РГЧ ИН и не увеличивать так резко число ядерных зарядов. Бесполезно. Киссинджер как будто ничего не видел и не слышал. Он цинично заявил о том, что Советы в этой области безнадежно отстали, им понадобятся десятки лет, чтобы «догнать Америку». А когда через 5 лет СССР принял на вооружение РГЧ ИН и Киссинджеру все-таки пришлось раскрыть глаза и протереть уши, было уже поздно— шанс упущен. Гонка вооружений круто пошла вверх. Счет ядерных зарядов обеих сторон увеличился на многие тысячи.
Примером упущенных возможностей замедления гонки вооружений и недопущения обострения советско-американских отношений является проблема евроракет, то есть «ядерное довооружение» НАТО в ответ на развертывание советских ракет СС-20 («Пионер»). Сегодня мне представляется, что в решении проблемы евроракет советская сторона показала себя не лучшим образом. Вместо мудрого подхода и гибкости она проявила упрямство.
Как известно, развертывание советских ракет СС-20
(с тремя боеголовками каждая) вызывалось необходимостью замены устаревших жидкостных ракет СС-4 и CC-S. Такое решение было справедливо и вначале не вызвало негативной реакции на Западе. Однако в дальнейшем масштабы и темпы развертывания СС-20 повлекли за собой серьезные последствия. США, ФРГ и другие западные страны потребовали остановить развертывание СС-20. В противном случае неизбежно последует «ядерное довооружение» НАТО новейшими американскими ракетами «Першинг-2» и крылатыми ракетами большой дальности наземного базирования.
Известные мне факты говорят о том, что США и НАТО через бывшего канцлера ФРГ Г. Шмидта дважды официально пытались уговорить советскую сторону не развертывать СС-20 больше (в пересчете на боеголовки), чем было на ракетах СС-4 и СС-5.
Первый раз Шмидт об этом сказал А. Н. Косыгину в Москве летом 1979 г. [******] Предложение не было принято.
Второй раз Шмидт поставил этот вопрос перед JI. И. Брежневым в Бонне 24 ноября 1981 г. Я присутствовал на этой встрече и помню ее до мелочей. Разговор начал Г. Шмидт. Он предложил Брежневу следующее: СССР прекращает дальнейшее развертывание своих ракет средней дальности СС-20 (к этому времени было развернуто около 100 ракет по 3 боеголовки на каждой) и сокращает примерно столько же боеголовок других РСД (СС-4, СС-5). Страны НАТО со своей стороны отказываются от развертывания в Европе американских РСД (Першинг-2 и КРНБ — всего 572 ракеты). «Остановитесь, Леонид Ильич, — говорил канцлер, — и я вам обещаю, что американских ракет в Европе не будет». Л. Брежнев молчал, вместо него ответил А. Громыко: «Что Вы нам диктуете, как нам поступать? Мы не нарушаем поенное равновесие и будем выполнять свои программы». Шмидт пытался убедить Брежнева и Громыко н большой значимости своего предложения, но безуспешно — оно не было принято.
В заключение беседы по ракетам Шмидт передал Брежневу свое предложение, оформленное в виде схемы-графика (приложение 2). На ней показано,, сколько
можно было развертывать СС-20 (остальные сократить), чтобы ядерного довооружения НАТО не состоялось. Канцлер просил советских руководителей еще раз подумать над его предложением дома в Москве. Через несколько дней он отправился на совещание в Гонолулу, где должно было приниматься решение о размещении РСД в Европе, и специально остановился в Москве, чтобы узнать окончательный ответ советской стороны на свое предложение. Просил Громыко встретиться с ним. в аэропорту. Насколько потом мне стало известно, Громыко не ездил в аэропорт. Встречался со Шмидтом его первый заместитель Г.М. Корниенко, полномочия которого были ограничены тем, что говорилось в Бонне 24 ноября 1981 года.
Так, на мой взгляд, была упущена серьезная возможность не допустить ракетного кризиса в Европе. Последствия этого кризиса известны.
В ноябре 1983 г. в Западной Европе начали развертываться американские «Першинги» и крылатые ракеты. Ситуация резко обострилась. Советская сторона прервала переговоры по ограничению и сокращению стратегических вооружений, а также ядерных вооружений средней дальности в Европе. Прервала, «пока не будет отменено решение НАТО», затем— «пока не будет приостановлено его осуществление». Это «пока» растянулось на полтора года (до 12 марта 1985 г.). «Першинги» и крылатые ракеты к 1988 году были развернуты полностью (572 ед.).
Все это, мягко говоря, свидетельствует о недостаточно продуманной политике советского руководства. Видимо, признаком настоящей политической мудрости в той конкретной обстановке было бы умение остановиться в своих замыслах и своевременно отказаться от недостижимого.
Я не исключаю, что одной из причин упущенной возможности была старческая немощь JI. Брежнева. Будучи в составе делегации и сидя за столом переговоров, я видел, как тяжело ему было выдержать нагрузку диалога по широкому кругу важнейших проблем, в том числе по главной из них — ракетной. В период ельцинского правления, когда я видел по телевизору еще более немощного Б. Ельцина, мне на память всегда приходил этот эпизод в Бонне. Все-таки как важно, чтобы госу
дарство Российское представлял везде и всегда достой- иый руководитель — и по уму, и по здоровью.
Что касается драматических событий ракетного кризиса — их возникновения и разрастания, — то они описаны во многих изданиях, и нет нужды их повторять. Считаю важным отметить лишь два обстоятельства. Первое — своего пика события достигли с началом размещения в Европе американских «Першингов» Н КРНБ, осуществления советских ответных мер на их размещение, а также в момент прекращения 23 ноября года советско-американских переговоров без назначения даты их возобновления. Вспоминая те дни, к вижу бушующие толпы народа, многотысячные митинги, демонстрации, дискуссии, сотни корреспондентов и журналистов. На мой взгляд, именно в этот период население большинства городов подало свой голос против войны, в защиту своей жизни. В этой связи было бы несправедливо не сказать хотя бы коротко о втором обстоятельстве — о выступлении народных масс в защиту мира.
Пока шли переговоры и переговорщики ругались п кабинетах, на встречах, «лесных прогулках», люди на улицах не испытывали страха даже на различные сло- нсСные угрозы. Но по мере приближения срыва диалога, краха переговоров стала усиленно нарастать волна гик называемой народной дипломатии и антиракетно- ю движения в борьбе за предотвращение ядерной войны, против гонки вооружений, за ослабление военной напряженности. Заметную роль в этом плане играли: международное движение врачей и ученых-медиков; Нагуошские встречи ученых мира; встречи руководителей государств и парламентариев; контакты делегаций по военной линии. Самые разные слои населения поднялись на борьбу за мир и самовыживание.
Все организации и движения народной дипломатии доставляли немало хлопот правительствам, особенно шпадноевропейским, требуя прекращения бесплодной гонки вооружений, ведения честных равноправных переговоров без каких-либо предварительных условий it без диктата. Не будет преувеличением сказать, что народная дипломатия в те тяжелые годы сыграла положительную роль на всех направлениях и заслуживает и (осокой оценки.


<< | >>
Источник: Червов Н. Ф.. Ядерный круговорот: что было, что будет. 2001

Еще по теме В ПОГОНЕ ЗА ПАРИТЕТОМ:

  1. В погоне за статусом
  2. Философия В погоне за духом времени
  3. ГЛАВА ДЕВЯТАЯ В ПОГОНЕ ЗА ЛЬВОМ ПАНДЖШЕРА
  4. 52. На грани мирового пожара
  5. 5.1. Уровень финансирования (табл. 30-32)
  6. 1.1. Индекс человеческого развития (табл. 1)
  7. 1.1. ВВП на душу населения
  8. Абсолют versus коэволюция
  9. Простейшие укрытия
  10. Различные аспекты асимметрии
  11. ПРИМЕЧАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫСК. ВВЕДЕНИЕ В ПРЕДМЕТ
  12. 120. ПЕРВЫЙ ДРУЖИННИК
  13. 1. Общие характеристики
  14. 1.5. Индекс человеческого развития
  15. Основной экономический закон капитализма
  16. СУБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР
  17. Осторожно: «информационные вирусы»
  18. Межимпериалистические противоречия