Подъем освободительной борьбы народов Латинской Америки

Ужесточение эксплуатации народов Латинской Америки империализмом

Рассматриваемые годы были отмечены дальнейшим подъемом освободительной борьбы народов Латинской Америки и вместе с тем привели к усложнению зависимости стран региона от империализма, прежде всего Соединенных Штатов, заметно активизировавших свою политику в отношении южных соседей.

Эта борьба, нередко именуемая борьбой за «второе освобождение», является той глубинной основой, на которой разворачиваются основные внутриполитические и международные события, сталкиваются противоборствующие силы и тенденции в Латинской Америке, отражая классовое противоборство в мировом масштабе.

В силу ряда специфических особенностей своего развития Латинская Америка оказалась глубже, чем Азия или Африка, втянутой в систему современного капитализма на правах младшего, зависимого партнера, подвергаясь изощренной и крупномасштабной эксплуатации и особенно болезненно испытывая на себе все удары общего кризиса капитализма. В «Декларации Кито», принятой на латиноамериканской экономической конференции на высшем уровне в 1984 году, указывалось: «Латинская

Америка и Карибы переживают самый тяжелый и глубокий экономический и социальный кризис нынешнего столетия».

Причины возросшей социальной и политической нестабильности в Латинской Америке следует искать в конкретных материальных условиях существования латиноамериканских народов, испытывающих на себе двойной гнет транснациональных корпораций и банков и тесно связанной с ними местной олигархии.

За последние полтора-два десятилетия степень эксплуатации латиноамериканских стран через систему транснациональной зависимости резко возросла. Разграбление финансовых и материальных ресурсов региона достигло поистине рекордного уровня. С середины 60-х до середины 80-х годов американские прямые капиталовложения выросли в 2,6 раза (с 11,4 до 31 млрд. долл.), а японские — в 63 раза (с 0,2 до 13 млрд. долл.), что обеспечило им второе место.

Главным узлом противоречий в отношениях «двух Америк» стала проблема внешней задолженности. Рассчитывая с помощью притока внешних средств ускорить экономическое развитие своих стран, буржуазные правительства завели их в состояние безысходной долговой кабалы, а транснациональный капитал открыл для себя важный дополнительный канал эксплуатации латиноамериканских народов.

К середине 80-х годов «латиноамериканский долг» достиг астрономической суммы — 368 млрд. долл. (по сравнению с 20,8 млрд. долл. в 1970 году) и составлял половину внешней задолженности развивающихся стран империализму. Две трети этой суммы приходится на три страны — Бразилию (почти 102 млрд. долл.), Мексику (98 млрд.) и Аргентину (50 млрд.). Только в виде процентов за предоставленные кредиты транснациональные банки «выкачали» из Латинской Америки за период с середины 70-х годов по середину 80-х годов около 200 млрд. долл. Причем на конец этого периода латиноамериканские страны выплатили в счет своих долгов и процентов по ним сумму, равную всему долгу, а долг при этом удвоился. С учетом потерь латиноамериканских стран в сфере неэквивалентной внешней торговли отток средств из региона как по «легальным», так и do скрытым каналам достигает сейчас 100 млрд. долл. в год. У отдельных стран на выплату долга уходит более 40% экспортных поступлений. Как отмечал президент Перу А. Гарсия, «долг породил конфликт между бедным Югом нашего американского континента и индустриальным, империалистическим и финансовым Севером».

По производству продукции на душу населения латиноамериканская экономика оказалась отброшенной на уровень 1977 года, а отдельные страны — на уровень 60-х годов.

С 1980 по 1985 год среднегодовой прирост производства в Латинской Америке был ничтожным — всего 0,5% в расчете на душу населения. Неудивительно, что в 1982—1983 годах 14 латиноамериканских государств были вынуждены признать себя неплатежеспособными и обратиться к западным кредиторам с просьбой о пересмотре условий погашения внешней задолженности.

Проблема задолженности латиноамериканских стран, как и задолженности развивающихся стран в целом, приобрела ныне политический характер и может быть решена лишь на политическом уровне. Коснувшись в одном из своих выступлений огромного внешнего долга латиноамериканских стран, Ф. Кастро отметил, что выплата этого непомерного долга означала бы крах для латиноамериканцев. Как по политическим, так и по моральным соображениям этот долг нужно вычеркнуть из памяти, забыть о нем. Таков единственный реально возможный выход, сказал Ф. Кастро, призвав развивающиеся страны на переговорах с капиталистическими державами говорить не только о внешнем долге, но и о новом международном экономическом порядке.

Сказанное, конечно, не означает, что регион вообще остановился в своем экономическом развитии. По ряду показателей государства Латинской Америки лидируют среди развивающихся стран. Так, доля региона по выпуску продукции обрабатывающей промышленности развивающихся стран в начале 80-х годов составила 53%. Отдельные страны Латинской Америки, так называемый «верхний ярус» — Бразилия, Мексика, Венесуэла, Аргентина, — достигли среднего уровня развития капитализма. Эти перемены служат известной основой для проведения более самостоятельной и активной внешней политики в отношениях с империалистическими державами, диверсификации международных связей, демократизации политических режимов и т. д.

Позитивное значение для повышения роли латиноамериканских стран в международных делах имели осуществленная в 60—70-х годах в регионе крупномасштабная национализация иностранной собственности, природных богатств, предпринятые шаги к развитию региональной экономической интеграции вне рамок межамериканской системы, усиление тенденции к отходу от односторонней ориентации на США. Однако на рубеже 70-х и 80-х годов, воспользовавшись углублением хозяйственных трудностей в регионе и возросшей напряженностью в мире, империалистические круги предприняли контрнаступление и попробовали ликвидировать завоевания, достигнутые латиноамериканскими народами в упорной антиимпериалистической борьбе.

В итоге ситуация в Латинской Америке резко обострилась. Американский политолог А. Лоуэнталь отмечал в начале 1986 года: «Середина 80-х годов, как конец 50-х годов, — время брожения в Латинской Америке... Стабильности и безопасности всего полушария брошен вызов». Речь, конечно, идет о «вызове» позициям империализма в Латинской Америке со стороны усиливающегося освободительного движения. Антиимпериалистическое движение в Латинской Америке в 70—80-е годы подня- бП0°Х\0аВІДИТЄЛЬН0И лось на Н0ВУЮ> более высокую ступень.

Латинской Америки Его отличительная особенность — борьба

трудящихся против капиталистических порядков, как таковых, за завоевание демократических прав и свобод, против всевластия диктаторских проимпериалисгических режимов. Народы Латинской Америки активизируют борьбу за «второе освобождение». Если 70-е годы начались с мощного выступления народа Чили против зависимости от иностранного капитала, за свержение власти местньк эксплуататоров, за социалистическую перспективу развития', то в 80-е годы в центре внимания оказались революционные события в Центральной Америке и Карибском бассейне, начало которым положила победоносная сандинистская революция в Никарагуа.

В Чили правительство демократической коалиции Народное единство, возглавляемое пламенным патриотом Сальвадором Альенде, пришло к власти конституционным путем в результате победы на выборах, используя возможности буржуазной демократии. За время своего пребывания у власти (1970— 1973 гг.) правительство С. Альенде осуществило ряд коренных революционных преобразований в интересах чилийских трудящихся, которые затронули интересы североамериканских монополий и привилегии крупной чилийской буржуазии. Объединившаяся между собой внутренняя и внешняя реакция организовала широкий заговор против чилийского народа с целью свержения правительства Народного единства. В заговоре приняли участие крупнейшие американские монополии — «Анаконда», «ИТТ» и другие, десятилетиями эксплуатировавшие богатства Чили, а также правительственные ведомства США, прежде всего ЦРУ, и богатейшие чилийские финансовые кланы. Проводимая ими «дестабилизация» экономической и политической обстановки в стране подготовила почву для государственного переворота 11 сентября 1973 г. и установления власти военно-фашист- ской диктатуры во главе с генералом А. Пиночетом.

Как было подчеркнуто на XXV съезде КПСС, «трагедия Чили отнюдь не перечеркнула вывода коммунистов о возможности различных путей революции, в том числе мирного, если для этого существуют необходимые условия. Но она властно напомнила о том, что. революция должна уметь себя защитить».

Крупнейшим событием в развитии латиноамериканского освободительного движения стала победа сандинистской революции в Никарагуа. На этот раз революция победила вооруженным путем в результате свержения антинародного режима диктатора А. Сомосы. Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО) в результате гибкой и продуманной тактики сумел завоевать роль гегемона никарагуанской революции и повел за собой широкие народные массы по пути осуществле

но ния прогрессивных преобразований в условиях соблюдения демократических прав и свобод, несмотря на то, что американский империализм начал необъявленную войну против народа Никарагуа. На выборах осенью 1984 года СФНО получил подавляющее большинство голосов населения, а его лидер — Даниэль Ортега — был избран президентом страны.

Под напором национально-освободительного движения рухнули остатки колониализма в Латинской Америке, и на политической карте региона появились многие новые независимые государства (см. гл. X). Однако, несмотря на достигнутые успехи, проблема ликвидации остатков колониализма в Западном полушарии еще не снята с повестки дня. На начало 80-х годов в этом регионе все еще сохранялось 15 колониальных и зависимых территорий, общая площадь которых составляла более 115 тыс. кв. км, а население — 4,5 млн. человек.

О трудном пути народов, освободившихся от колониализма, к подлинной независимости свидетельствует пример Гренады — небольшого островного государства в Карибском море. В марте 1979

года народ Гренады под руководством партии Новое движение ДЖУЭЛ сверг реакционный проамериканский режим

Э. Гейри. К власти пришло народное революционное правительство во главе с М. Бишопом, которое провело в жизнь важные мероприятия в интересах трудящихся масс. Между тем трудности развития страны и разногласия в руководстве привели в октябре 1983 года к политическому кризису и вооруженным конфликтам, в ходе которых погиб премьер-министр М. Бишоп. В конце октября под надуманным предлогом защиты американских граждан, находившихся на Гренаде, и «восстановления законности и порядка» США предприняли вооруженную интервенцию. При этом Вашингтон попытался придать этой агрессии форму «коллективных действий по обеспечению безопасности в регионе». Агрессия была осуществлена при участии стран, входящих в Организацию восточнокарибских государств (Ямайка, Барбадос и др.). Американская интервенция остановила прогрессивные преобразования на острове.

Позитивные преобразования начались на Ямайке при правительстве во главе с М. Мэнли, однако оно было отстранено от власти реакционными силами осенью 1980 года. В Сальвадоре не прекращается партизанская борьба под руководством Патриотического фронта имени Фарабундо Марти против антинародного режима. Ширится освободительное движение в Гондурасе и Гватемале. В феврале 1986 года в страхе перед народным гневом бежал из Гаити диктатор Дювалье, однако власть в стране удерживает реакционная клика Намфи. Борьба народа с «наследниками» бежавшего диктатора не прекращается. Не смирился с размещением американских военных баз на своей территории народ Панамы. Продолжается борьба народа Пуэрто-Рико за полную независимость своей страны.

Трудящиеся Латинской Америки, в первых рядах которых идет рабочий класс во главе с коммунистическими партиями, оказывают все более заметное влияние на политику буржуазных правительств. Последние вынуждены ради сохранения своих классовых позиций ограничивать хищническую деятельность иностранных монополий, выдвигать патриотические и националистические лозунги, осуществлять отдельные реформы в интересах трудящихся.

Важное значение для активизации антиимпериалистической борьбы народов Латинской Америки в первой половине 80-х годов имел процесс демократического обновления в ряде стран Южной Америки — Боливии, Аргентине, Бразилии и Уругвае, где на смену военно-диктаторским режимам пришли гражданские правительства. Народные массы отвергают реакционные диктатуры и требуют демократии. В президентских выборах, состоявшихся в Бразилии в ноябре 1986 года, впервые после 21 года господства военных приняло участие 69 млн., или 95%, избирателей. В Аргентине гражданское правительство во главе с Р. Альфонсином предало суду генералов — членов реакционной хунты, правившей страной с 1976 года, и виновных в гибели тысяч ни в чем не повинных людей. В глубокой изоляции оказалась диктатура Пиночета в Чили, так и не сумевшая методами жестокого террора и репрессий подавить демократическое движение в стране.

Социальные и политические перемены в Латинской Америке, несмотря на все трудности и сопротивление местной и зарубежной реакции, продолжаются. Состоявшееся в июле 1984 года в Буэнос-Айресе Совещание коммунистических партий стран Южной Америки констатировало: «На латиноамериканском континенте идет гигантская битва за экономическую независимость и социальное освобождение, завоевание которых позволит заложить основы социализма».

Проявлением роста агрессивности импе-

Фолклендский (мальвин- Риализма, стремления во что бы то ни

ский) военный конфликт стало сохранить Латинскую Америку в

сфере своего влияния, в том числе военного, явился и фолклендский (мальвинский) конфликт, вылившийся в 1982 году в широкомасштабное военное столкновение. Хотя Соединенные Штаты и не являлись непосредственным участником событий, за действиями Великобритании можно было рассмотреть не только поддержку ее заокеанского союзника, но и его заинтересованность в сохранении статус-кво.

Фолклендские (Мальвинские) острова расположены в Южной Атлантике, в 500 км от побережья Аргентины, состоят из двух крупных и около 200 мелких островов, которые населяют 2 тыс. человек. По разным версиям, их открыли испанские или английские мореплаватели. В 1820 году на островах был поднят аргентинский флаг. Однако в 1833 году Великобритания отпра вила в Южную Атлантику военную экспедицию и объявила острова своей колонией.

Аргентина с тех пор добивается возвращения Фолклендских (Мальвинских) островов под свой суверенитет. С 1964 года вопрос об этом находится на рассмотрении Генеральной Ассамблеи ООН, острова включены по решению ООН в список несамоуправляющихся территорий. Однако переговоры о судьбе островов, которые начались между Великобританией и Аргентиной, вскоре зашли в тупик. Сообщения о возможных крупных месторождениях нефти на континентальном шельфе, в пределах которого расположены Фолклендские (Мальвинские) острова, придали дополнительную остроту проблеме. 2

апреля 1982 г. аргентинские войска высадились на островах* (несколькими днями позже — также на островах Южная Георгия и Южных Сандвичевых островах) и архипелаг был провозглашен территорией Аргентины. Одновременно аргентинское правительство заявило о готовности вести переговоры с Великобританией, подчеркнув, однако, что не намерено уступать суверенитета над островами. Аргентинский военный режим надеялся помимо всего прочего с помощью своей акции остановить нарастание внутриполитического кризиса в стране. Военная хунта рассчитывала, что США, согласно пакту Рио-де-Жанейро, окажут Аргентине помощь или по крайней мере займут позицию благожелательного нейтралитета и окажут морально-политическую поддержку.

Великобритания пошла по пути военного решения конфликта, направив в район Фолклендских (Мальвинских) островов две трети своего военно-морского флота и мощный экспедиционный корпус. Посреднические попытки генерального секретаря ООН ни к чему не привели. Английские войска овладели островами. При этом обе стороны понесли значительные потери. 15 июня было достигнуто временное соглашение о прекращении военных действий и эвакуации оставшихся аргентинских войск, хотя Аргентина по-прежнему не отказалась от своего суверенитета над архипелагом. Поражение привело к дискредитации военной хунты и ее вынужденному уходу от власти. В результате всеобщих выборов в декабре 1983 года было образовано гражданское правительство во главе с президентом Раулем Альфонсином, одним из лидеров Радикальной партии.

В ходе конфликта неприглядной оказалась роль Соединенных Штатов. Впервые более чем за полтора века европейская держава открыла крупномасштабные военные действия против латиноамериканской страны для защиты своих колониальных владений. США же не только не оказали этому противодействия, но пособничали Великобритании, в частности предоставляли ей материально-техническое снабжение и разведывательные данные. Лондонская газета «Обсервер» так охарактеризовала значение материальной поддержки со стороны США: «...Совершенно ясно, что она имела решающее значение для организации эффективного вторжения». Открыто встали США на сторону Великобритании в Совете Безопасности ООН, пытавшемся добиться прекращения огня в Южной Атлантике: обе державы наложили вето на соответствующий проект резолюции, США (а также, по настоянию Великобритании, страны ЕЭС) ввели против Аргентины торгово-экономические санкции. В итоге не только оказался неэффективным механизм межамериканского договора о взаимной помощи 1947 года, но Соединенные Штаты, по существу, изменили также положениям «доктрины Монро». Позиция правящих кругов США объяснялась их опасениями, что акция Аргентины вызовет общий рост антиимпериалистической направленности внешней политики латиноамериканских стран, а также желанием с помощью .своего союзника по НАТО — Великобритании закрепиться в Южной Атлантике, превратить Фолклендские (Мальвинские) острова в свой опорный пункт. Немалую роль в этой связи играли соображения вашингтонской администрации, связанные с давним стремлением США расширить географическую зону действия НАТО.

Подавляющее большинство стран — членов ОАГ в той или иной степени выступили с осуждением действий Великобритании, а также подвергли критике позицию США. Война в значительной мере дискредитировала пакт Рио-де-Жанейро. В Латинской Америке все громче стали раздаваться требования пересмотра «доктрины безопасности», исходившей из посылки жесткой привязанности к политике США. Появились предложения о перестройке структуры ОАГ с целью усиления в ней позиций латиноамериканских стран, координации их усилий для оперативного решения острых проблем континента. Более того, появились предложения о создании организации латиноамериканских государств без участия США. Усилился, в качестве альтернативы, интерес стран Латинской Америки к движению неприсоединения, активизировалась их роль в этом движении. Конфликт в Южной Атлантике показал латиноамериканским странам всю вздорность антикоммунистических мифов и утверждений о «советской угрозе» или «угрозе» со стороны Кубы и Никарагуа.

Советский Союз в Заявлении ТАСС от 25 мая 1982 г. осудил применение Великобританией военной силы для решения конфликта с Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. СССР выступил в пользу безотлагательных действий заинтересованных сторон, в том числе в рамках ООН, по его урегулированию политическим путем. В этом контексте СССР приветствовал резолюцию, принятую на 41-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по инициативе Бразилии и ряда других латиноамериканских, а также африканских стран, о провозглашении Южной Атлантики свободной от ядерного оружия зоной мира и сотрудничества.

Правительство Аргентины готово к широким и всеобъемлющим переговорам с Великобританией для окончательного разре шения спора о суверенитете над Мальвинскими (Фолклендскими) островами и другими архипелагами в районе Южной Атлантики. Об этом заявил президент Аргентины Р. Альфонсин в ходе визита в СССР в октябре 1986 года. Однако Великобритания до сих пор отказывается от переговоров, предпринимая действия, угрожающие превращением островов в свою (и натовскую) военную базу. Осложняет обстановку в регионе и решение Великобритании о введении с 1 февраля 1987 г. 150-мильной экономической зоны вокруг островов.

Политика империализма США является Кризис политики главным препятствием на пути усиливше-

империализма США гося стремления латиноамериканских на-

в Латинской Америке родов к социальному прогрессу. Внешне

политический курс США неизменно служит интересам монополистического капитала, транснациональных корпораций. При этом, в традициях «доктрины Монро», учитывается стратегическое положение государств к югу от Рио- Гранде, выдвигаются ничем не обоснованные претензии на «особую роль» США в Западном полушарии и на изоляцию Латинской Америки от остального мира. Особое беспокойство Вашингтона вызывает социалистическая ориентация значительной части освободительных движений региона. Эти настроения особенно усилились в правящих кругах США с приходом в Белый дом администрации Рейгана, выдвинувшей контрреволюционную доктрину «неоглобализма», составной частью которой является латиноамериканский курс Вашингтона.

Что касается конкретных внешнеполитических установок Вашингтона в Латинской Америке, то они отличаются зйачитель- ной подвижностью и свидетельствуют о приверженности их авторов главным образом узкопрагматическому подходу. Так, пришедшая к власти в 1969 году администрация Р. Никсона выдвинула курс на «латинизацию» политики США в духе известной «гуамской доктрины». На практике речь шла о строго дифференцированном подходе к странам Латинской Америки (в противовес их возросшему стремлению к единству действий на антиимпериалистической основе), поддержке наиболее реакционных проамериканских режимов.

Этот подход, названный дипломатией «привилегированных союзников» и «незаметного присутствия», имел целью переложить заботы по борьбе с освободительным движением на континенте на плечи наиболее надежных союзников Вашингтона. Принимая в Вашингтоне президента Бразилии генерала Г. Медиси в декабре 1971 года, Р. Никсон заявил: «Куда пойдет Бразилия, туда пойдет и вся Латинская Америка». Подписание в феврале 1976 года между США и Бразилией «меморандума взаимопонимания» придало американо-бразильской оси официальный характер, подкрепило ее механизмом регулярных консультаций. США согласились признать за Бразилией статус «мировой державы», а от нее потребовали более активного выполнения полицейских функций в Латинской Америке.

Стремлением спасти пошатнувшийся престиж США в Латинской Америке объяснялась выдвинутая госдепартаментом вскоре после переворота в Чили идея переговоров с южными соседями в рамках «нового диалога». Состоявшиеся в 1974 году два раунда переговоров в Мехико (февраль) и в Вашингтоне (апрель) не принесли ощутимых результатов и лишь показали всю глубину кризиса межамериканской системы, вскрыли глубокие противоречия между США и большинством стран Латинской Америки. Намеченный на начало 1975 года третий раунд переговоров в Буэнос-Айресе так и не состоялся.

Сторонником «дифференцированного подхода» к странам Латинской Америки зарекомендовал себя и президент Картер. В ходе избирательной кампании 1976 года он заявил: «Я считаю, что к странам Латинской Америки надо подходить индивидуально». Возведенный в ранг государственной политики «морализм» вызвал лишь раздражение крайне правых диктатур в Латинской Америке, оставив без изменения существо политики Вашингтона. В августе-1978 года помощник президента по делам национальной безопасности 3. Бжезинский, как это следует из его мемуаров, предупреждал Картера, что США «рискуют испортить отношения одновременно с Бразилией, Чили и Аргентиной».

Правительство Картера не могло больше откладывать и решение давно назревшего вопроса о Панамском канале. После длительных и сложных переговоров, тянувшихся с 1964 года, в Вашингтоне, наконец, были подписаны 7 сентября 1977 г. два новых договора, заменившие кабальный договор 1903 года.

Согласно договорам, суверенитет над каналом полностью перейдет в руки народа Панамы к 31 декабря 1999 г. До этого времени США будут продолжать играть ключевую роль в управлении каналом и сохранят в его зоне 14 военных баз. Договоренность также предусматривает, что после 2000 года за США останется право совместно с Панамой гарантировать нейтралитет канала. Однако оно может стать «правом» на вмешательство во внутренние дела Панамы, в том числе и военное, если статус канала окажется под угрозой с точки зрения интересов Вашингтона.

На рубеже 70-х и 80-х годов правящими кругами США был осуществлен резкий поворот в сторону интервенционистского курса в Латинской Америке как часть общего усиления агрессивности политики американского империализма. В основу латиноамериканской политики администрации Р. Рейгана был положен доклад «Новая межамериканская политика на 80-е годы», более известный как «документ Санта-Фе». Он был подготовлен в мае 1980 года «Советом по межамериканской безопасности» и представлял собой декларацию воинствующего антикоммунизма, проповедь гегемонистских устремлений США.

Острие контрреволюционной активности Вашингтона в Западном полушарии в 80-е годы обращено против Центральной Америки и Карибского бассейна. В целях нейтрализации здесь революционного движения США выдвинули в феврале 1982 года так называемую «Программу помощи развитию стран Центральной Америки и Карибского бассейна», известную также как «кариб- ская инициатива Рейгана» или «мини-план Маршалла». Конгресс США ассигновал на цели программы 350 млн. долл., а в июле 1983

года принял закон об «экономическом восстановлении Карибского бассейна». Среди главных получателей «помощи» — проамериканские режимы Сальвадора, Гондураса, Гватемалы, Ямайки, Коста-Рики и восточнокарибских стран. Предполагается довести общие размеры «помощи» указанной группе стран в 1985 — 1990 годах до 8 млрд. долл.

В рамках Организации восточнокарибских государств Вашингтоном в начале 80-х годов бьілаі сколочена так называемая «региональная система безопасности и обороны» (РСБО) из ряда островных государств (Барбадос, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Люсия, Гренада, Доминика, Сент-Кристофер и Невис, Монтсеррат, Антигуа и Барбуда). Правительство США не скрывает своего намерения официально оформить ее в военно-политический мини-блок для борьбы с освободительным движением в Ка- рибском бассейне. Осуществленная 25 октября 1983 г. вооруженная интервенция США против Гренады, в которой принял участие символический контингент войск ряда государств, входящих в РСБО, полностью раскрыла суть «карибской политики» Рейгана19.

Администрация Рейгана приступила также к планомерным действиям против никарагуанской революции. С весны 1983 года резко усилилось вторжение в Никарагуа с территории соседних Коста-Рики и Гондураса вооруженных США банд наемников, так называемых «контрас», а в мае 1985 года Вашингтон официально объявил экономическую блокаду Никарагуа. Осенью 1986 года конгресс США ассигновал 100 млн. долл. на поддержку «контрас».

В целом за пять лет на американские деньги были убиты 11

тыс. граждан республики, 5 тыс. получили ранения, 250 тыс. были вынуждены покинуть родные места и переместиться в глубь страны. Эти данные привел в апреле 1986 года президент Никарагуа Д. Ортега. Сожжены многочисленные плантации, раз рушены школы, больницы, жилые дома. Таковы действия тех, кого в Вашингтоне называют «борцами за свободу».

Усиление агрессивности политики империализма США в Латинской Америке не может изменить объективный ход исторического процесса. Как подчеркнули в своей декларации коммунистические партии Южной Америки (Буэнос-Айрес, 1984 г.), «североамериканское господство в Латинской Америке может и должно быть ликвидировано путем единства действий рабочего класса, народных масс и широчайшего круга патриотических и антиимпериалистических сил».

Нарастание кризисных явлений в отноше- Усиление тенденции ниях .Латинская Америка — США ведет

к латиноамериканскому к тому, что американские правящие кру-

единству ги все больше стремятся строить свои

отношения с латиноамериканскими странами не столько в рамках ОАГ, сколько на двусторонней основе (или в рамках новоизобретенного «регионализма», как это имеет место с островными государствами Карибского бассейна). Этот курс направлен на разобщение Народов Латинской Америки.

Ему противостоит усиливающаяся тенденция к объединению латиноамериканских стран на антиимпериалистической основе, осознанию ими общности своих исторических судеб в борьбе за «второе освобождение». Цели и устремления «двух Америк» становятся все более несовместимыми между собой. Это проявляется и в усилении интеграционных процессов в Латинской Америке, и в нарастающем кризисе межамериканской системы с ее центральным звеном — Организацией американских государств, и в возросшей активности латиноамериканских стран по вопросам укрепления мира, международной безопасности и разоружения, урегулирования региональных конфликтов, идущей вразрез с милитаристскими планами Вашингтона.

Указанная тенденция проявляется особенно четко и в затяжном прогрессирующем кризисе ОАГ. Ежегодные сессии ОАГ (29 латиноамериканских государств и США на середину 80-х годов) отражают глубокие расхождения между ее участниками. Фолклендский (мальвинский) кризис усугубил ситуацию. Восстановлению «здоровья» ОАГ не помогли и неоднократно проводимые под диктовку американской дипломатии реформы ее устава.

В ноябре 1973 года в ходе подготовки к «новому диалогу» с США представители 20 стран Латинской Америки приняли на специальной встрече в Боготе (Колумбия) документ, получивший название «Декларация Боготы». В нем наряду с экономическими вопросами затрагивались проблемы признания со стороны США права каждого народа на самоопределение и недопустимости применения против него экономических санкций, перестройки ОАГ, осуждалась деятельность ТНК и др.

В 1969 году в Боготе пятью латиноамериканскими странами (Колумбия, Боливия, Перу, Чили и Эквадор) был подписан до говор, положивший начало созданию Андской группы20 — первого межгосударственного объединения в Латинской Америке, которое поставило своей целью борьбу против засилья иностранного капитала в экономике стран субрегиона и тем самым продемонстрировало антиимпериалистическую направленность своей программы. В 1971 году вошло в силу решение Андской группы об ограничении и контроле над деятельностью иностранных компаний на территории стран — членов группы. В принятом в 1980 году четырьмя членами Андской группы (Венесуэла, Колумбия, Перу, Эквадор) «кодексе поведения» провозглашена готовность действовать «солидарно перед лицом любой угрозы или экономического притеснения» для обеспечения «коллективной экономической безопасности».

Крупным событием в истории борьбы латиноамериканских народов за единство своих рядов явилось создание Латиноамериканской экономической системы (ЛАЭС). 17 октября 1975 г. представители 26 латиноамериканских государств, включая социалистическую Кубу, собравшиеся в Панаме, подписали договор о создании ЛАЭС — новой чисто латиноамериканской региональной организации, одной из основных задач которой является защита экономических интересов ее участников, координация их внешнеэкономической политики и содействие их национальному развитию. Руководящим органом ЛАЭС стал Латиноамериканский совет (штаб-квартира в Каракасе) в составе представителей всех стран — членов этой организации. Показательно, что участники ЛАЭС исключили при ее создании возможность присоединения к ней США и Канады. С 1979 года ЛАЭС поддерживает контакты с Секретариатом СЭВ.

Наконец, в 1981 году была создана Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ) взамен существовавшей с 1961 года Латиноамериканской ассоциации свободной торговли. Она объединяет участников Андской группы и других существующих субрегиональных группировок («Договор бассейна Ла-Платы», «Амазонкский пакт»). Деятельность всех этих организаций является примером осознания необходимости латиноамериканского единства в борьбе за свои интересы, что в условиях Латинской Америки равнозначно борьбе с империализмом.

Усилился интерес латиноамериканских государств к коллективным выступлениям на международной арене. Это касается прежде всего деятельности движения неприсоединения. К моменту проведения VIII конференции в Хараре в движение входило 17 латиноамериканских.стран.

Значительный вклад страны Латинской Америки внесли в борьбу развивающихся стран за перестройку международных эконо мических отношений, за новый международный информационный порядок, в диалог «Север — Юг». Мексиканскому правительству, например, принадлежит инициатива разработки в ООН Хартии экономических прав и обязанностей государств.

Однако деятельность латиноамериканских государств в рамках движения неприсоединения не ограничивается лишь экономическими вопросами. Для стран континента очевидна прямая связь проблемы развития и ликвидации экономической отсталости с усилением борьбы за мир, за разоружение. В «Декларации Каракаса» (декабрь 1985 г.) ряд латиноамериканских правительств, официально высказавшись за прекращение гонки вооружений и немилитаризацию космоса, заявили, что «проблемы мира и развития неразрывно взаимосвязаны».

В 80-е годы в Латинской-Америке усилилась борьба по вопросам региональной безопасности. .Вашингтон искусственно противопоставляет «безопасность полушария» праву латиноамериканских народов на самоопределение, на выбор самостоятельного пути социального развития. «Законными» объявляются только те перемены, которые отвечают интересам США. Все остальное (например, социальная политика правительства Никарагуа и меры по ее защите) преподносится как «дестабилизирующие действия», якобы подрывающие «мир и спокойствие» в Западном полушарии.

Но есть и другая крепнущая тенденция, представленная в деятельности так называемой Контадорской группы.

Контадорская группа была создана в ян- Контадорский процесс варе 1983 года. В нее вошли Мексика,

Панама, Колумбия, Венесуэла. Цель группы — содействовать мирнрму разрешению конфликта в Центральной Америке, возникшего в результате действий США и послушных им правительств ряда центральноамериканских государств в отношении Никарагуа. Свое название группа получила по имени небольшого острова Контадор близ атлантического побережья Панамы, где состоялась первая встреча представителей указанных стран. Понятие «контадорский процесс» ныне прочно вошло в политический лексикон.

В основу деятельности Контадорской группы положен принцип: кризис в Центральной Америке должен быть урегулирован политическим путем самими странами региона, без вмешательства извне. В сентябре 1983 года Контадорской группой была подготовлена Декларация целей, положенная в основу Акта мира от 7 сентября 1984 г. В нем, в частности, шла речь о прекращении оказания военной помощи через границы, о контроле над региональной гонкой вооружений, о ликвидации военных баз и др. Проект получил поддержку в Манагуа, но был отвергнут Вашингтоном. В то же время предложенный в следующем месяце Гондурасом, Сальвадором и Коста-Рикой по указке американского госдепартамента «Акт Тегусигальпы» не мог удовлетво- рить сандинистское правительство своей односторонностью. Из-за позиции США безрезультатно закончились и проходившие с июня 1984 по январь 1985 года никарагуано-американские переговоры в мексиканском городке Мансанильо. Выдвинутый администрацией Рейгана 4 апреля 1985 г. и широко разрекламированный «план мира» явился столь же неприемлемым, так как требовал фактической смены власти в Никарагуа.

Чтобы вывести переговоры из тупика, Контадорская группа предложила 7 июня 1986 г. новый компромиссный вариант Акта мира. Никарагуа выразила готовность к урегулированию на его основе, требуя от США лишь положить конец оказанию поддержки «контрас». Но администрация Рейгана к этому времени уже сделала опасный выбор в пользу усиления вооруженного вмешательства в дела никарагуанского народа.

Контадорский процесс оказался, таким образом, блокированным из-за обструкционистской позиции Вашингтона и его союзников. Следует, однако, заметить, что полностью эту обструкционистскую позицию поддержали в Латинской Америке лишь Сальвадор, Парагвай и Чили. Большинство латиноамериканских стран выступают в поддержку и за продолжение усилий Конта- дорской группы.

В июле 1985 года в Лиме представителями Аргентины, Бразилии, Перу и Уругвая было объявлено о создании Группы поддержки контадорского процесса. Свою деятельность Группа поддержки стала осуществлять в тесном контакте с самой Кон- тадорской группой. Таким образом, в контадорский процесс вовлечены наиболее крупные и влиятельные страны континента, чей голос вряд ли может быть оставлен Вашингтоном без внимания.

Одним из наиболее заметных событий в конце 1986 года явилось совещание в Рио-де-Жанейро министров иностранных дел стран — членов Контадорской группы и Группы поддержки. Оно собралось в опасной обстановке резкого обострения положения в Центральной Америке, вызванного террористической бомбардировкой гондурасскими ВВС никарагуанского города Вивили. Участники встречи, как об этом свидетельствуют их заявления, решительно выступили против агрессивных замыслов администрации Рейгана в этом районе. В принятой «восьмеркой» 1 октября 1986 г. декларации подчеркнуто убеждение, что мир в Центральной Америке возможен. Для этого требуется в первую очередь прекращение внешнего вмешательства в дела суверенных государств региона, уважение на деле их права на самостоятельный выбор, налаживание добрососедских отношений и сотрудничества между ними, оказание им помощи в решении насущных социально-экономических проблем.

Встреча министров иностранных дел восьми государств не ограничилась обсуждением только центральноамериканского кризиса. Были рассмотрены и некоторые вопросы, связанные с координацией действий стран континента в финансово-экономи ческой области, роли НМЭП для решения проблемы внешней задолженности латиноамериканских государств.

В совместном коммюнике государств Контадорской группы и Группы поддержки, принятом в конце января 1987 года, была вновь подчеркнута серьезность ситуации, сложившейся в Центральной Америке. Миссия мира, предпринятая этими государствами, — поездка министров иностранных дел стран «восьмерки» по пяти государствам Центральной Америки — имела целью продвинуть контадорский процесс, возобновить региональные переговоры. В августе 1987 года в столице Гватемалы президентами пяти центральноамериканских государств был подписан документ «Пути установления прочного и длительного мира в Центральной Америке». Он был поддержан странами «восьмерки». Его приветствовало в специальном заявлении Советское правительство. Что касается администрации Рейгана, ее реакцией был запрос в конгресс о выделении 270 млн. долл. для помощи «контрас».

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Подъем освободительной борьбы народов Латинской Америки:

  1. Нарастание освободительной антиимпериалистической борьбы в странах Латинской Америки
  2. Т е м а 3. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  3. Подъем национально- освободительного движения народов Ближнего и Среднего Востока и маневры империалистов
  4. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА НАРОДОВ БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
  5. Глава XXIV НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА КОРЕЙСКОГО НАРОДА ПОСЛЕ АННЕКСИИ
  6. Национально-освободительная борьба русского народа против захватчиков. Первое и Второе ополчения.
  7. ПОДЪЕМ НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В 60-е ГОДЫ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  8. § 2. Внешнеполитическое положение Молдавии во время войны 1787—1791 гг. Освободительная борьба молдавского народа против османского ига. Ясский мир
  9. Глава III НАЧАЛО КРУШЕНИЯ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИМПЕРИАЛИЗМА. ПОДДЕРЖКА СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ КОЛОНИАЛЬНЫХ И ЗАВИСИМЫХ НАРОДОВ
  10. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ