МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ

Развитие международных отношений в Латинской Америке в 60-е годы определялось взаимодействием ряда факторов: усилением борьбы народов латиноамериканских стран за «второе освобождение» — освобождение от господства империализма, прежде всего империализма США.

Мощный импульс этой борьбе дала революция на Кубе. Одновременно, вместе с нарастающим кризисом межамериканской системы, усиливалось стремление империализма США сохранить и закрепить свои позиции в Латинской Америке.

Углубление противоречий в странах Латинской Америки происходило на фоне обострения противоборства двух мировых систем в глобальном масштабе, развития общего кризиса капитализма, нарастания национально-освободительной борьбы народов на других континентах. Экономическая экспансия США опиралась на диктаторские режимы, выступавшие партнерами США по ограблению собственных народов.

В 50-е годы возросла эксплуатация латиноамериканских стран со стороны Соединенных Штатов. Последствия иностранной экспансии для развития народов Латинской Америки серьезно сказывались на положении трудящихся масс. Если в первое послевоенное десятилетие среднегодовой прирост валовой продукции на душу населения составлял в целом по Латинской Америке 2,7%, то в 1955—1960 годах — всего лишь 1%. Экономическая экспансия США опиралась на диктаторские режимы, выступавшие партнерами США по ограблению собственных народов. Но к концу 50-х годов в развитии стран Латинской Америки возник самый глубокий социально-экономический и политический кризис за весь послевоенный период.

Победа кубинской рево- Перед революцией на Кубе, в период

люции — начало нового правления последнего американского

этапа освободительнои r ^ г? г

борьбы народов Латин- ставленника, диктатора Ф. Батисты

ской Америки (1952—1958 гг.), на долю американских

корпораций приходилось 40% производства сахара, им принадлежало до 90% крупных пастбищ и выгонов для скота, 80% предприятий общественного пользования, основные разработки полезных ископаемых. Общая сумма американских капиталовложений на Кубе оценивалась в 1 млрд. долл. Это засилье, империалистический грабеж делали кубинский народ одним из самых бесправных и обездоленных в Латинской Америке. И цепь капиталистической эксплуатации была прорвана в наиболее слабом звене.

Международное значение кубинской революции состояло прежде всего в том, что она ярко и убедительно показала, что при изменившемся в пользу социализма соотношении сил в мире народ даже небольшой, в прошлом отсталой и зависимой страны может добиться полного национального освобождения, осуществить коренные социальные преобразования, успешно преодолеть экономическую отсталость, добиться впечатляющих результатов прогресса во всех сферах общественной жизни. Кубинская революция открыла перспективы социалистического развития и для народа Кубы, и для народов других латиноамериканских стран.

В ходе социально-экономических преобразований 1959— 1960

годов кубинский народ в основном успешно решил задачи антиимпериалистического этапа революции, и она вступила в новый этап — период социалистического созидания. Если в течение 1961—1965 годов среднегодовые темпы прироста валового общественного продукта составляли 1,9%, то в 1966—1970 годах они достигли 3,9% и продолжали неуклонно возрастать в последующие годы.

Важнейшим условием успешного строительства социализма на Кубе явилась всесторонняя поддержка кубинского народа со стороны Советского Союза и других социалистических стран.

Эта интернациональная солидарность и поддержка, как экономическая, военная, дипломатическая, так и моральная и политическая, помогли кубинским трудящимся выстоять в самый напряженный период своей истории, отразить империалистическую агрессию и дать отпор вылазкам контрреволюции, выдержать экономическую блокаду.

Революция 1959 года покончила с бесправным положением кубинского народа в международных отношениях. Социализм коренным образом изменил облик не только внутренней, но и внешней политики Кубы. Государство, не обладающее крупным военным или экономическим потенциалом, вступило на дорогу равноправного международного общения, порвало с односторонней внешнеполитической ориентацией на США.

Кубинская революция открыла новую главу в истории внешней политики стран Латинской Америки. Она провозгласила качественно новые принципы международного общения, характеризующие внешнюю политику социалистического государства, отражающие его социальную природу. Эта политика выражает суверенитет кубинского народа, его право на самостоятельность в международных делах.

В основу внешней политики социалистической Кубы был положен принцип пролетарского, социалистического интернацио нализма, революционной солидарности с борьбой народов против империализма за свое национальное и социальное освобождение. Широкое, всестороннее развитие получили братские связи Кубы с Советским Союзом и другими социалистическими странами. 11 января 1959 г. правительство СССР заявило о признании правительства Респу0лики Куба, а 8 мая 1960 г. были официально восстановлены дипломатические отношения, разорванные во времена режима Батисты — в 1952 году.

Важное значение в условиях усилившихся враждебных акций со стороны США имело установление торгово-экономических отношений СССР с Кубой, не позволившее американскому империализму задушить кубинский народ экономической блокадой. 13 февраля 1960 г. между Советским Союзом и Кубой было заключено соглашение о товарообороте и платежах, предусматривавшее ежегодную закупку СССР 1 млн. т кубинского сахара с последующей оплатой необходимыми для нормального функционирования кубинской экономики товарами, прежде всего нефтепродуктами, а также свободно конвертируемой валютой.

В результате предпринятых шагов расширился объем и масштабы хозяйственных связей Кубы с Советским Союзом и другими социалистическими странами, Так, если в 1959 году товарооборот Кубы с социалистическими странами составлял 16 млн. долл., то в 1961 году он достиг 905 млн., а в 1966 году — 1222 млн. долл., то есть поднялся с 2 до 81%. Вместе с тем доля США сократилась с 67% в 1959 году до 4,8% в 1961

году, а с 1962 года практически свелась на нет. Переориентация внешнеторгового обмена Кубы на социалистические страны позволила ей преодолеть серьезные трудности, вызванные торговым бойкотом Кубы со стороны США.

Важной вехой в совершенствовании и углублении советско- кубинского сотрудничества явилось соглашение о координации народно-хозяйственных планов, принятое в 1970 году, и создание межправительственной советско-кубинской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В 1972 году Куба вступила в Совет Экономической Взаимопомощи.

Советский Союз оказал действенную поддержку Кубе в ее борьбе против интервенционистских акций Вашингтона и эми грантского отребья. Перед лицом планируемой США против кубинского народа агрессии были приняты меры по совершенствованию боевой подготовки кубинских вооруженных сил и оснащению их современным оружием. В апреле 1961 года, когда контрреволюционные банды начали интервенцию на Плая-Хи- рон, Советский Союз решительно потребовал положить конец вмешательству во внутренние дела кубинского народа. Защитникам кубинской революции потребовалось всего лишь 72 часа, чтобы разгромить агрессора и похоронить планы реакции на реставрацию буржуазных порядков на Кубе.

Существенно расширились после победы революции связи Кубы с освободившимися государствами Азии и Африки. Если в 1959 году Куба имела дипломатические отношения с 7 азиатскими и 4 африканскими странами, то к 1974 голу она поддерживала дипломатические отношения уже с 19 азиатскими и 32 африканскими государствами. В основе этих связей лежат совпадающие интересы в борьбе против империализма, за мир и социальный прогресс. Куба стала видным участником движения неприсоединения.

Недовольные развитием событий на Кубе, установлением ее правительством связей с Советским Союзом и другими социалистическими странами, США в начале 1961 года разорвали дипломатические отношения с Кубой и предприняли попытку ее изоляции, стараясь предотвратить распространение опыта строительства социализма на другие страны Латинской Америки.

Основным средством изоляции Кубы призвана была стать «межамериканская система» и ее главное звено — Организация американских государств. Под нажимом со стороны империалистических кругов США на V консультативном совещании министров иностранных дел стран — членов ОАГ, состоявшемся в Сантьяго (Чили, 1959 г.), были предприняты попытки, направленные на изоляцию Кубы и вмешательство в ее внутренние дела. Диктаторские режимы Доминиканской Республики, Никарагуа и Гватемалы пытались представить Кубу в качестве «угрозы миру» в Карибском бассейне и, по подсказке Соединенных Штатов, предложили создание специального комитета для «защиты межамериканской системы от происков коммунизма» в районе Карибского моря. Большинство участников совещания отказалось тогда поддержать эту резолюцию. На VII совещании в Сан-Хосе (Коста-Рика, 1960 г.) США применили еще более грубый нажим. Совещание одобрило антикубинскую по своей сути декларацию (хотя Куба в ней прямо не называлась). Вскоре после ее принятия правительства Гватемалы, Гаити, Доминиканской Республики, Никарагуа, Сальвадора, Парагвая и Перу — стран, наиболее зависевших в то время от США, — разорвали дипломатические отношения с Кубой. Однако наиболее крупные и влиятельные страны Латинской Америки — Мексика, Аргентина, Бразилия, Чили, Боливия — не пошли на поводу у Соединенных Штатов. Позднее Вашингтону, однако, удалось оказать давление на своих партнеров по ОАГ. На VIII консультативном совещании в Пунта-дель-Эсте (Уругвай, 1962

г.) Куба была исключена из «межамериканской системы». Представители Мексики, Аргентины, Бразилии, Чили и Эквадора не поддержали эту резолюцию, воздержавшись при голосовании. В дальнейшем они выступили с заявлением о неправомерности этой резолюции, поскольку она противоречит Уставу ОАГ, не предусматривающему таких мер. Наконец, на IX совещании (Вашингтон, 1964 г.) было принято противоправное решение о введении экономических санкций против Кубы и о разрыве с ней дипломатических отношений членами ОАГ. Подчиниться этому диктату отказалась лишь Мексика.

Несмотря на неблагоприятные внешние условия, кубинский народ, опираясь на поддержку социалистических стран, с честью вышел из выпавших на его долю испытаний, отстоял и приумножил революционные завоевания.

Революция на Кубе ускорила вызрева- Нарастание кризиса ние политического кризиса в Латинской

ST™ Америке. Ее пример поколебал сложив

шуюся структуру господства империализма и местной олигархии, внес замешательство в круги латиноамериканской буржуазии. Шестидесятые годы были отмечены рядом крупных революционных выступлений в Латинской Америке, усилением борьбы рабочего класса за свои права, попытками некоторых латиноамериканских правительств ограничить всевластие иностранных монополий, взять в собственные руки эксплуатацию природных богатств, диверсифицировать внешние связи, проводить более независимую от США внешнюю политику.

На новую ступень поднялось демократическое движение, в первых рядах которого шел рабочий класс во главе с коммунистическими партиями. Если в первой половине 50-х годов ежегодно в среднем бастовало 4,5 млн., во второй половине — 8,3 млн., то с началом 60-х годов число участников забастовок увеличилось в среднем до 16 млн. ежегодно. По интенсивности стачечной борьбы трудящихся и революционных выступлений Латинская Америка заняла одно из первых мест в мире.

Подъем национально-освободительного движения в мире, нарастание процесса деколонизации, пример кубинской революции ускорили борьбу за независимость народов британских колоний в Карибском бассейне. Первым на путь независимого развития вступил народ Ямайки, который в сентябре 1961 года в ходе референдума высказался за выход Ямайки из состава Вест-Индской федерации, созданной английскими властями в 1958 году. В августе 1962 года правительство консерваторов было вынуждено предоставить Ямайке независимость. В том же месяце независимость завоевал народ Тринидада и Тобаго. Острой борьбой с колонизаторами был отмечен путь к независимости народа Британской Гвианы (Гайаны) под руководством созданной в 1950 году Народной прогрессивной партии Гайаны (НПП), которая трижды одерживала победы на выборах в территориальную ассамблею и добивалась провозглашения независимости страны. 26 мая 1966 года эта британская колония была провозглашена независимым государством. 30

ноября 1966 г. было провозглашено образование государства Барбадос.

Под воздействием усилившейся освободительной, антиимпериалистической борьбы народов латиноамериканских стран более решительно стали выступать в защиту национальных интересов буржуазные правительства. В 1964 году состоялись массовые выступления в Панаме против господства США над зоной канала, жестоко подавленные американской военщиной. Пришедшее к власти в Панаме в 1968 году под лозунгом «революционного национализма» правительство во главе с генералом О. Торрихосом приступило к осуществлению ряда мероприятий с целью пересмотра кабального договора 1903 года, предоставившего «на вечные времена» зону канала во владение США, и выступило за возвращение панамской территории ее народу.

Яркой страницей в историю Латинской Америки вошла борьба народа Доминиканской Республики против кровавого диктаторского режима Трухильо, убитого в мае 1961 года. В начале 1963 года впервые за многие десятилетия в истории доминиканского народа пост президента страны занял известный в Латинской Америке либеральный политический деятель и литератор Хуан Бош. Заявив, что он предпочитает «формулировать свою политику в Санто-Доминго, а не в Вашингтоне», Бош осуществил ряд мероприятий (восстановление буржуазно-демо- кратических свобод, амнистия политических заключенных, аграрная реформа и др.), вызвавших недовольство в Вашингтоне. США начали плести сети заговора против законно избранного правительства Доминиканской Республики.

На путь преобразований антиимпериалистического характера вступило пришедшее к власти в 1968 году военное правительство Перу во главе с генералом В. Альварадо. Меры по ограничению всевластия иностранных, прежде всего североамериканских, монополий принимались в эти годы буржуазно-реформист- скими или националистическими правительствами Венесуэлы, Мексики, Эквадора, Гондураса, некоторыми странами Кариб- ского бассейна.

Более того, в странах Латинской Америки постепенно усиливалось понимание, что, только осуществив разрыв с системой капиталистической эксплуатации, возможно преодолеть экономическую отсталость и добиться подлинной независимости. Отражением этого процесса явилась победа блока Народного единства в Чили в 1970 году и приход к власти правительства во главе с президентом С. Альенде. Правительство Альенде взяло курс на социалистическую перспективу развития страны при активном участии народных масс, прежде всего чилийского рабочего класса.

Ситуация в Латинской Америке всегда отличалась значительной подвижностью и противоречивостью. Шестидесятые годы были отмечены не только успехами освободительного движения в Латинской Америке, но и контрнаступлением реакции, подавлением демократических сил. Свидетельством этого явился военный переворот в Бразилии в марте 1964 года — крупнейшей южноамериканской страны, в результате которого к власти пришла на 20 лет реакционная бразильская военщина, выступившая в роли «младшего партнера» США по подавлению освободительного движения на континенте. Реакционные военные перевороты произошли в 1962 и в 1966 годах в Аргентине. Развитие страны было направлено в проимпериалистическое русло.

Определенная часть латиноамериканской буржуазии, обеспокоенная подъемом революционного движения и успехами строительства социализма на Кубе, искала выход из кризиса на путях реформ или так называемой «мирной регулируемой революции», стремилась к известной перестройке «межамериканской системы» в сторону притупления ее военно-политического острия и выдвижения на передний план экономических факторов. Это находило отклик в кругах либеральной буржуазии США, группирующейся главным образом вокруг демократической партии.

В преддверии 60-х годов кризис политики США в Латинской Америке принял исключительно острые формы. Политическая ситуация в Латинской Америке изменилась, и это требовало от Белого дома корректировки внешнеполитического курса. Обеспокоенные тем, что Латинская Америка пойдет «собственным путем», правящие круги США занялись переоценкой основных форм и методов своей политики в регионе.

Решением сената от 2 февраля 1959 г. были мобилизованы для этой цели научно-исследовательские центры, частные организации и отдельные государственные и политические деятели. Видным автором «нового подхода» к Латинской Америке был заместитель государственного секретаря США по латиноамериканским делам Нельсон Рокфеллер.

Авторы внешнеполитических рекомендаций были вынуждены признать, что отражением кризиса США во взаимоотношениях с латиноамериканскими странами является, в частности, «антиимпериалистическое, антидиктаторское движение, развивающееся в Латинской Америке». Основные рекомендации сводились к отказу США от ставки на военно-диктаторские режимы, переориентации на либеральные группировки национальной буржуазии, на «представительную демократию».

Впервые конкретная идея действий, призванных «разрядить» обстановку в Латинской Америке, была выдвинута в конце 50-х годов правительством Бразилии. Она была названа «панамериканской операцией» и претендовала на роль «новой философии панамериканизма».

Суть «панамериканской операции» состояла в том, чтобы в ближайшие 20 лет удвоить доход на душу населения в странах Латинской Америки. Путь к этому ее авторы видели в резком увеличении капиталовложений США в виде долгосрочных займов. Это должно было укрепить солидарность американского континента, остановить рост революционных тенденций. Не случайно сторонники этой реформистской инициативы широко прибегали к антикоммунизму, стараясь «обосновать» необходимость американской помощи ссылками на «коммунистическую угрозу» интересам Латинской Америки.

Реформистские идеи получили более значительную поддержку в Вашингтоне с приходом к власти в 1961 году администрации президента Кеннеди. Ею была выдвинута программа «Союз ради прогресса». Его создание официально объяснялось намерением США помочь латиноамериканским соседям в их экономическом и социальном развитии, в установлении стабильных режимов «представительной демократии». Однако прежде всего в Белом доме думали о том, как снизить в регионе революционный накал.

Вопрос о создании «Союза ради прогресса» рассматривался на чрезвычайной конференции экономического и социального совета ОАГ в августе 1961 года в Пунта-дель-Эсте (Уругвай). На конференции была принята декларация, которую подписали США и все латиноамериканские страны, кроме Кубы. Декларация обещала повышение жизненного уровня народов Латинской Америки, улучшение распределения национального дохода, осуществление индустриализации латиноамериканских стран, ликвидацию неграмотности, обеспечение жилищами и т. д.

В целях реализации этой программы администрация Кеннеди обещала предоставить экономическую помощь на сумму 20 млрд. долл. в течение десяти лет в виде государственных кредитов и частных инвестиций. Странам Латинской Америки предстояло в порядке так называемой «самопомощи» выделить 80 млрд. долл. на выполнение поставленных задач.

С самого начала программа «Союз ради прогресса» не имела в виду искоренения подлинных причин отсталости латиноамериканских стран, порожденных господством североамериканских монополий, всей структурой неравноправных отношений между США и их соседями. Поэтому программа не привела, да и не могла привести, к улучшению положения латиноамериканских народов. Она явилась лишь попыткой искусственного ослабления нарастающих противоречий. Экономическое положение латиноамериканских стран продолжало ухудшаться, росла нищета. Все это сохраняло почву для революционных потрясений в Латинской Америке.

Кризис особенно усилился в середине 60-х годов в связи с проектом создания так называемых «межамериканских вооруженных сил» на постоянной основе, призванных, по замыслам Вашингтона, осуществлять жандармские функции в Латинской Америке под флагом коллективных действий. Осуществление этого проекта означало бы фактический отказ латиноамериканских правительств от части своего суверенитета, передачу его в руки США, не говоря уже о том, что при определенных обстоятельствах «межамериканские силы» могли стать орудием военного вмешательства в их собственные внутренние дела.

Вопрос о пересмотре Устава ОАГ с целью закрепления в нем положения о создании межамериканских сил рассматривался на второй конференции стран — членов ОАГ, состоявшейся в ноябре 1965 года в Рио-де-Жанейро. Но латиноамериканские страны не поддержали планы Вашингтона. В ходе ряда мероприятий в рамках «межамериканской системы» на различных уровнях в первой половине 1967 года выявились два противоположных подхода к функциям ОАГ со стороны США и стран Латинской Америки. Значительная часть латиноамериканских членов ОАГ хотела, чтобы эта организация занималась преимущественно вопросами экономического сотрудничества латиноамериканских стран и серьезно ограничила свои карательные, военно-политические функции. Такие страны, как Мексика, Чили, Колумбия, настаивали на включении в Устав ОАГ положений, которые гарантировали бы экономическое развитие Латинской Америки.

Это стремление натолкнулось на противодействие Соединенных Штатов, которые намеревались использовать реформу Устава ОАГ для усиления роли этой организации в подавлении революционного движения, укрепления дисциплины ее членов. В создавшейся ситуации американская дипломатия не рискнула, однако, сама настаивать на включении этих планов в повестку дня конференции министров иностранных дел — членов ОАГ, проходившей в феврале 1967 года в Буэнос-Айресе. За США это сделала аргентинская делегация, которая внесла предложение о преобразовании военных органов ОАГ и наделении их широкими полномочиями, открывавшими дорогу последующему созданию «межамериканских вооруженных сил». Большинством голосов это предложение Аргентины было отклонено как направленное на подрыв принципа невмешательства. США не удалось добиться создания «межамериканских сил» и на совещании президентов стран Западного полушария, проходившем в Пунта-дель-Эсте в апреле 1967 года.

Новый Устав ОАГ вступил в силу в феврале 1970 года. Реформа (создание Генеральной ассамблеи и Постоянного совета ОАГ, некоторое расширение прав межамериканского экономического и социального совета) имела целью показное расширение ее деятельности в экономической, социальной и культурной об ластях. Одновременно, хотя США и не удалось полностью добиться своих целей, реформа не устраняла имевшиеся военнополитические аспекты деятельности организации. И, самое главное, реформа оказалась бессильной вдохнуть жизнь в эту организацию, дать ей «второе дыхание». Кризис ОАГ продолжал нарастать. Он был отражением общего кризиса всей системы международных отношений в Западном полушарии, сложившейся под эгидой США.

Проявлением этого кризиса стали попытки латиноамериканских стран создать свои собственные торгово-экономические объединения, более или менее независимые от США. В 60-е годы была создана, например, Латиноамериканская ассоциация свободной торговли, объединяющая десять южноамериканских стран, и «общий рынок» пяти республик Центральной Америки. США были вынуждены предпринять активные действия для того, чтобы помешать появлению в этих объединениях враждебных им тенденций.

Чрезвычайно важным явился также ряд независимых от США инициатив в области разоружения, в частности провозглашение Латинской Америки безъядерной в военном отношении зоной. В феврале 1967 года, после трехлетних переговоров, 14

латиноамериканских стран (Боливия, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Гондурас, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Панама, Перу, Сальвадор, Чили, Уругвай, Эквадор) подписали в Мехико договор о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке. Он получил также название «Договор Тлателолко» (по названию района в Мехико, где он был подписан). Договор обязывает его участников запрещать и предотвращать на своей территории производство, использование и приобретение ядерного оружия, прямо или косвенно, его размещение и хранение.

«Договор Тлателолко» предусматривает также подписание рядом других государств мира двух дополнительных протоколов. Протокол I налагает обязательства по соблюдению договора на государства, владеющие де-юре и де-факто территориями в пределах этой безъядерной зоны. Протокол II предусматривает принятие ядерными державами обязательств соблюдать статус безъядерной зоны в отношении государств — участников договора.

Все это в определенной мере связывало руки США при осуществлении их ядерной политики в регионе, препятствовало транзиту их ядерных средств. Поэтому американское правительство отрицательно отнеслось к договору, хотя было вынуждено в дальнейшем пересмотреть свою позицию.

Политическое маневрирование и гибкая Агресснвнэя политика тактика, ставка на реформы, готовность

Америке атинскои пойти на частичные уступки латиноаме

риканским странам сочетались во внешнеполитическом курсе США с откровенно агрессивной интервенционистской линией. Так или иначе, речь шла о сохранении за висимости стран Латинской Америки от США, которые видели в них важный источник стратегического сырья, сферу приложения капиталов и сбыта товаров.

Классическим примером сочетания тех и других методов являлась политика США в отношении социалистической Кубы. После провала высадки банд контрреволюционеров на Плая- Хирон правительство Кеннеди начало подготовку вторжения на Кубу силами американских войск. Осенью 1962 года приготовления были завершены и разразился карибский кризис, едва не приведший к мировой термоядерной войне (см. гл. XI). Отказ американского правительства от завершения своей авантюры объяснялся не отсутствием желания подавить кубинскую революцию, а слишком большой ценой, которую США пришлось бы за это заплатить.

Призрак «появления новой Кубы» в Латинской Америке преследовал все американские администрации. При президенте Джонсоне, ставшем хозяином Белого дома в ноябре 1963 года, после убийства Кеннеди, США значительно ужесточили свой подход к латиноамериканским делам. Американская печать заговорила о возвращении США к временам политики «большой дубинки» и «дипломатии канонерок». Предпринятые США акции в рамках программы «Союз ради прогресса» явно не срабатывали. Заигрывание Вашингона с «представительными демократиями» оказывалось неэффективным средством. Ставка вновь была сделана на поддержку и насаждение военно-террористических режимов в Латинской Америке.

Об этом свидетельствовало выдвижение Вашингтоном в середине 60-х годов так называемой «доктрины Манна — Джонсона» — откровенно интервенционистской и агрессивной по своему характеру, методам и целям. Выступая на совещании дипломатических представителей США в марте 1964 года, помощник государственного секретаря США по латиноамериканским делам Т. Манн сделал заявление, в котором активно брал под защиту диктаторские режимы в Латинской Америке и предупреждал, что США сделают все, чтобы не допустить их низвержение. В мае 1965 года в связи с событиями в Доминиканской Республике заявление Манна было дополнено выступлением президента Джонсона, в котором предпринималась попытка присвоить США «право» на вооруженное вмешательство в дела любого латиноамериканского государства под предлогом борьбы с «коммунистической угрозой».

Военная агрессия США против Доминиканской Республики явилась наиболее полным выражением интервенционистского курса США в Латинской Америке в эти годы. 25 апреля 1965 г. патриотически настроенная часть доминиканской армии свергла реакционную хунту, захватившую власть в сентябре 1963 года при поддержке США. Восстание в армии получило поддержку народных масс. Восставшие требовали восстановления конституционной формы правления и возвращения в страну законного президента X. Боша, избранного на этот пост в 1962 году и находившегося в эмиграции. Белый дом решил ввести свои войска в Доминиканскую Республику и не допустить, как было официально объявлено президентом Джонсоном, появления «новой Кубы». 28 апреля был отдан приказ о высадке американской морской пехоты на территории Доминиканской Республики под надуманным предлогом «защиты американских граждан».

В результате военного вмешательства США в дела Доминиканской Республики в стране была развязана гражданская война. Представители ряда стран осудили американскую агрессию. Советское правительство в заявлении от 2 мая 1965 г., решительно осудив действия США, потребовало их немедленного прекращения. По его инициативе было созвано специальное заседание Совета Безопасности, посвященное обсуждению этого вопроса.

Оказавшись в изоляции, правительство США начало маневрировать, стараясь использовать ОАГ для прикрытия своих действий. На состоявшемся 6 мая 1965 г. консультативном совещании министров иностранных дел стран — членов ОАГ под нажимом со стороны США было принято решение о создании на временной основе «межамериканских вооруженных сил» для «установления мира» в Доминиканской Республике. США явно стремились прикрыть свои агрессивные действия «коллективной ответственностью» ОАГ. Против образования этих сил выступили Мексика, Чили, Уругвай, Эквадор и Перу. Даже те латиноамериканские страны, которые поддерживали действия США под разными предлогами, отказались от посылки своих войск в «межамериканские вооруженные силы». Только Бразилия, Гондурас, Никарагуа, Парагвай и Коста-Рика направили «символические» контингенты своих войск в Доминиканскую Республику. Главные интервенционистские функции осуществляли американские войска.

В итоге доминиканская революция, имевшая демократический, народный характер, была подавлена США, пополнив число интервенций американского империализма в Латинской Америке. 1 июня 1966 г. в обстановке иностранной оккупации и террора состоялись «выборы» президента Доминиканской Республики, в результате которых на этот высший государственный пост был избран представитель проимпериалистических сил Ба- лагер.

Эти действия не могли остановить процесс нарастания борьбы латиноамериканских народов против империализма. С конца 60-х годов в Латинской Америке наблюдается новый революционный подъем, усиливается влияние социалистической Кубы, растет популярность марксистско-ленинских идей. В докладе новому президенту США Р. Никсону, представленном летом 1969 года комиссией под руководством Н. Рокфеллера, которая изучала «на месте» положение дел в Латинской Америке, отмечалось: «Растущее во всем Западном полушарии отчаяние, порождаемое нищетой и политической нестабильностью, привело к тому, что возрастающее число людей избирает Соединенные Штаты предметом нападок и ищет марксистские пути решения своих социально-экономических проблем... Можно предвидеть время, когда Соединенные Штаты окажутся в политической и моральной изоляции от некоторых или даже большинства стран Западного полушария».

Неизменным принципиальным противни-

Отношения СССР и дру- ком империалистического курса Вашинг-

гих социалистических тона в Латинской Америке выступал Со- стран с латиноамери- „ ^ J

канскими государствами ветскии Союз, отстаивающий в своих от-

ношениях с латиноамериканскими странами принципы невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета, территориальной целостности, права народов на самоопределение и выбор пути независимого национального и социального развития. Антиимпериалистический курс стран социализма снискал им широкую популярность среди трудящихся Латинской Америки. На этой основе ускорилось и развитие связей Советского Союза с латиноамериканскими государствами в 60-е и последующие годы.

Соединенным Штатам все реже удавалось, как это было в годы «холодной войны», препятствовать налаживанию нормальных отношений между Советским Союзом и странами Латинской Америки. К концу десятилетия более половины всех латиноамериканских государств поддерживали дипломатические отношения с Советским Союзом. Среди них такие крупные страны, как Аргентина, Бразилия, Мексика, Уругвай. В 1968 году были восстановлены дипломатические отношения СССР с Колумбией, в 1969-м — с Перу, Эквадором и Боливией, в 1970 году — с Венесуэлой, Гайаной и Коста-Рикой.

Продвинулось вперед и развитие экономических связей Советского Союза и других социалистических государств со странами Латинской Америки. В 1969 году товарооборот СССР с капиталистическими странами Латинской Америки составил 116,5 млн. рублей (в 1955 г. — 48,6 млн.). СССР предоставил ряд кредитов латиноамериканским странам, оказал техническое содействие в хозяйственном строительстве (например, Аргентине, Бразилии).

Расширяющиеся связи с государствами другой социальной системы — это первый опыт установления равноправных, взаимовыгодных отношений в истории Латинской Америки. Сам по себе этот факт служит мощным ускорителем борьбы латиноамериканских народов против империализма, за независимую внешнюю политику.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ:

  1. СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2. Глава XV МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ В 70—80-е ГОДЫ
  3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ В 1918—1939 ГОДАХ
  4. 3. Развитие отношений СССР со странами Латинской Америки
  5. § 59. Латинская Америка. Хозяйство
  6. Т е м а 3. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  7. Социалистические течения в Латинской Америке
  8. Подъем освободительной борьбы народов Латинской Америки
  9. 7.3.2. Россия и Латинская Америка: специфика взаимоотношений
  10. 7.3.1. Латинская Америка: история и современность
  11. § 30. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА МЕЖДУ АВТОРИТАРИЗМОМ И ДЕМОКРАТИЕЙ
  12. МЫ ДАЕМ ОБЩУЮ ХАРАКТЕРИСТИКУ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  13. § 58. Латинская Америка. Географическое положение, природно-ресурсный потенциал, население
  14. § 44. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА МЕЖДУ АВТОРИТАРИЗМОМ И ДЕМОКРАТИЕЙ