<<
>>

Нарастание освободительной антиимпериалистической борьбы в странах Латинской Америки

Специфика национально-освободительного движения в Латинской Америке, а также внешнеполитической деятельности латиноамериканских государств во многом объясняется тем, что большинство из них завоевали независимость еще в начале XIX века.
Они прошли длительный путь самостоятельного развития и находятся на более высоком уровне развития капитализма, чем многие афро-азиатские страны. Эти государства в полной мере ощутили на себе действие экспансии высокоразвитых капиталистических держав, экспансии, которая ныне именуется неоколониализмом.

Латинская Америка всегда рассматривалась американским империализмом в качестве своей вотчины, о чем США недвусмысленно заявили, провозгласив в 1823 году так называемую «доктрину Монро». Американская экспансия в страны Латинской Америки особенно развивалась в годы второй мировой войны, когда США потеснили в этом регионе позиции Германии, Японии, Италии, а также и Англии, длительное время являвшейся здесь их главным соперником. Прямые частные капиталовложения США в Латинской Америке возросли с 2,8 млрд* долл. в 1940 году до 4,7 млрд. в 1950 году, а в 1958 году — почти до 9 млрд. долл. С 1945 по 1953 год, например, Латинская Америка принесла иностранным вкладчикам прибыль в размере около 6,5 млрд. долл., из них на долю частного капитала США пришлось свыше 65%. США захватили в свои руки свыше половины латиноамериканской внешней торговли.

Помимо иностранных монополий, экономическую и политическую жизнь латиноамериканских стран во многом определяли интересы соглашательской буржуазии и латифундистской олигархии. Латиноамериканская «элита» неизменно стремилась к тесному сотрудничеству с иностранным капиталом для сохранения своего господства и привилегий.

Наконец, неотъемлемой частью жизнедеятельности латиноамериканского общества стал культ силы, постоянно выливавшийся в попытки военной верхушки вмешиваться в политические процессы, смещать посредством переворотов законно избранные гражданские правительства. Было бы неправильно, однако, думать, будто военные действовали сами по себе, в силу собственного «тщеславия». Являясь, как правило, выходцами из буржуазно-олигархических кругов, все эти генералы и полков ники, провозглашавшие себя «президентами», просто на свой лад защищали олигархию в кризисных или опасных для нее ситуациях. Одновременно они верой и правдой служили американскому империализму, который давно и с пользой для себя использовал диктаторские режимы (а нередко их просто насаждал). В 1951 году, например, такие режимы существовали в 16

из 20 латиноамериканских стран.

И тем не менее в послевоенные годы и Латинская Америка испытала на себе воздействие освободительных процессов. Политическая жизнь здесь все более характеризовалась ростом демократического движения, сопротивления тирании и олигархии.

Государства Латинской Америки участвовали в войне с фашизмом только «символически» (за исключением Бразилии, направившей на фронт экспедиционный корпус, и Мексики).

Такая их позиция в немалой степени объяснялась воздействием США, опасавшихся, как бы активное участие народных масс в войне против фашизма не привело к серьезным внутриполитическим потрясениям. Диктаторы ряда латиноамериканских стран, боявшиеся антифашистских настроений масс, в последние годы войны занялись перекрашиванием фасада своих режимов, выступили с декларациями о приверженности «демократическим институтам и свободе» (Сомоса — в Никарагуа, Трухильо — в Доминиканской Республике, Мартинес — в Сальвадоре и др.). Одновременно они укрепляли свой аппарат репрессий, щедро используя для этих целей американские поставки по ленд-лизу. Народные массы требовали, однако, не показных, а действительных преобразований.

Под натиском демократического движения, включавшего такие меры, как всеобщая политическая забастовка, рухнули некоторые диктаторские режимы (в Боливии, Эквадоре, Гватемале, Сальвадоре). Усилилась роль рабочего класса в Латинской Америке: он не только вырос численно за годы войны, но и организационно окреп. Во многих странах трудящиеся впервые добились права создавать профсоюзы. Шире развернула свою деятельность Конфедерация трудящихся Латинской Америки (создана в 1938 г.), объединившая профсоюзы различных направлений. В таких странах, как Боливия, Венесуэла, Куба, Парагвай, возникли новые политические партии, отражавшие интересы различных слоев населения, а в среде старых, «традиционных» партий усилились левые, радикальные настроения.

В ряде латиноамериканских стран вышли из подполья коммунистические партии, развернувшие широкую деятельность в интересах трудящихся. Быстро росли их численность и влияние. Например, в Бразилии компартия превратилась за год из небольшой подпольной организации в партию, насчитывавшую 150 тыс. членов. На парламентских выборах в декабре 1945 года она завоевала 14 мест в палате депутатов и одно место в сенате. На муниципальных выборах в январе 1947 года компартия получила 800 тыс. голосов, завоевав около 80 депутатских мандатов (в том числе 18 — в столичном муниципалитете Рио-де-Жанейро).

В Эквадоре после свержения восставшими народными массами в мае 1944 года диктаторского режима представители коммунистической и социалистической партий впервые в истории страны вошли в состав правительства. При их активном участии в 1945 году была разработана и принята прогрессивная конституция. В Чили осенью 1946 года было сформировано правительство, в состав которого также вошли три коммуниста. Здесь был создан единый фронт левых партий. На президентских выборах 1952 года их общим кандидатом в президенты был впервые выдвинут один из видных лидеров Социалистической партии сенатор Сальвадор Альенде.

Крупным направлением деятельности демократических сил в Латинской Америке было противодействие бесконтрольной американской экономической и финансовой экспансии. Конфедерация трудящихся Латинской Америки еще в декабре 1944 года на конгрессе в городе Кали (Колумбия) выработала программу борьбы за достижение политической и экономической независимости от североамериканского империализма и разработала программу социально-экономических преобразований. Определенное воздействие этой программы на развитие событий в Латинской Америке неоспоримо. В Венесуэле, например, при президенте Р. Гальегосе в 1947—1948 годах были приняты новое трудовое законодательство и закон об аграрной реформе, начато создание национального торгового флота. Осенью 1948 года правительство приняло решение не предоставлять новых концессий иностранным компаниям. Одновременно был принят новый закон об условиях деятельности существовавших нефтеком- паний: государство должно было получать 50% их прибылей, оставшихся после уплаты всех налогов.

В Боливии после народного восстания 1952 года, свергшего проимпериалистическую диктатуру латифундистов и крупных шахтовладельцев, были проведены крупные социально-экономические и политические преобразования, главными из которых явились аграрная реформа и национализация собственности крупных оловодобывающих компаний, находившихся под контролем американского и английского капиталов. Сходные по направленности мероприятия осуществлялись или планировались и в некоторых других латиноамериканских государствах (Аргентина, Мексика, Гватемала, Чили, Эквадор).

Тяжелое экономическое положение, в частности неравноправная торговля с США, ставшая источником резкого уменьшения золотовалютных запасов, побуждало латиноамериканские страны укреплять взаимные экономические связи. Кампания за создание национального торгового флота осуществлялась, на пример, Венесуэлой совместно с Колумбией. Торговое соглашение между Венесуэлой и Бразилией (1947 г.) предусматривало поставки бразильского текстиля и пищевых продуктов в обмен на венесуэльскую нефть. Аргентина заключила в 1946—1947 годах торговые соглашения с Чили, Парагваем, Эквадором и Боливией (так называемый «пакт Сантьяго»).

Одним из направлений развернувшегося в первые послевоенные годы в Латинской Америке демократического процесса были поиски независимой или, по крайней мере, менее ориентированной на США внешней политики. Следует отметить в этой связи огромный рост в годы войны и послевоенный период симпатий и дружелюбия народных масс к Советскому Союзу. Правительства вынуждены были учитывать эти настроения: 13

латиноамериканских государств из 20установили в 1942—1946 годах дипломатические отношения с СССР. Сопротивление народных масс американскому империализму вылилось в дальнейшем в отказ большинства латиноамериканских государств послать в период корейской войны (см. гл. V) свои войска в Корею для поддержки американского агрессора. Только Колумбия поддержала США в этой войне.

Попытки США, используя свое экономическое и военное превосходство, а также страх латиноамериканской олигархии перед революцией, полностью подчинить себе политику государств в латиноамериканском регионе также натолкнулись на все более ощутимое сопротивление, на рост латиноамериканской солидарности. Показательна в этом смысле судьба «доктрины Ларет- та», названной по имени министра иностранных дел Уругвая. В ноябре 1945 года, явно по рекомендации Вашингтона, он обратился к министрам иностранных дел американских государств с нотой, предлагавшей коллективные действия против правительств, нарушающих «демократические принципы». В случае принятия этой доктрины США получали бы «большую дубинку» против любого непокорного их воле государства в Латинской Америке. Однако большинство латиноамериканских стран отказалось поддержать принцип вмешательства во внутренние дела суверенных государств, каким бы ни было это вмешательство — индивидуальным или коллективным. «Доктрина Ларетта», кроме того, была нацелена в тот период и на конкретного противника: движение перонизма в Аргентине. Полковник Хуан Перон, по имени которого движение получило свое название, появился на международном горизонте после государственного переворота, совершенного им и его сторонниками в июне 1943 года. Заговорщики выдвигали демагогические националистические и антиамериканские лозунги, не брезгуя при этом сотрудничеством с фашистскими государствами. В 1944 году США разорвали дипломатические отношения с Аргентиной. Однако, когда в конце марта 1945 года правительство Аргентины все же объявило войну Германии и Японии, этого оказалось достаточно, чтобы

США почти немедленно восстановили с ней дипломатические отношения. США добились также допуска Аргентины на конференцию по созданию ООН в Сан-Франциско, хотя по условиям, выработанным на Ялтинской конференции 1945 года, Аргентина не имела на это права.

Перонизм оказался, однако, более сложным национальным и социальным явлением, чем рассчитывали в Вашингтоне. Ловко манипулируя социальной демагогией и принимая определенные меры, направленные на улучшение положения рабочих, на ограничение иностранного капитала и создание государственного сектора в экономике при одновременной защите интересов крупной национальной буржуазии и обуржуазившихся помещиков, перонистская диктатура приобрела на ряд лет широкую социальную базу. В стране распространились антиамериканские настроения, была разрешена деятельность профсоюзов и политических партий, включая коммунистическую. В своей пропаганде перонисты широко использовали теорию «хустисиа- лизма» (от испанского слова «хустисиа» — справедливость). Все это не укладывалось в рамки представлений Вашингтона об облике латиноамериканских государств. Не понравилась на первых порах американским монополиям и экономическая политика перонистов. Этим объяснялись и попытки США инспирировать коллективную агрессию против Аргентины.

В июне 1946 года Перон официально был избран президентом страны. Его правление длилось до 1955 года, когда он был смещен в результате военного переворота. За эти девять лет режим эволюционировал резко вправо. В конечном счете он не смог решить ни одной из тех проблем, что волновали миллионы аргентинцев. Крестьяне не получили земли. Рабочие не были гарантированы от безработицы, нищеты и бесправия. В стране начались гонения на коммунистов и прогрессивные организации, развернулась кампания антисоветизма. Монополии США вернули себе в 1953 году былые привилегии. Перон потерял поддержку в массах и стал легкой жертвой других аргентинских «горилл», которым были в тягость даже показные социально- экономические мероприятия перонистов. США восприняли переворот с чувством удовлетворения и облегчения.

Перонизм не стал, однако, «глухим тупиком» латиноамериканской истории. В конце 50-х — 60-е годы, пережив кризис и проделав некоторую эволюцию влево, он возродится вновь.

До конца второй мировой войны и в пер- Ужесточение политичес- вые послевоенные годы политика США в

в°л°атинской^Аме ике Латинской Америке афишировалась как

Интервенция прМоетРиГ политика «доброго соседа». В условиях

Гватемалы подъема национально-освободительного

движения и роста антиимпериалистических тенденций в регионе этот курс, его необходимые внешние проявления уже не могли устроить наиболее агрессивные круги монополистического капитала США и американское правительство. В конце 40—начале 50-х годов Латинскую Америку буквально захлестнула волна реакционных военных переворотов, явным дирижером которых был Вашингтон.

В Венесуэле, например, уже через 12 дней после принятия нефтяного закона 1948 года последовал переворот, приведший к установлению военно-политической диктатуры генерала Хименеса. Реформы Гальегоса были отменены, и американские монополии в дальнейшем получали в Венесуэле значительно больше прибылей, чем во всех остальных странах Латинской Америки.

В Парагвае в этот период появился у власти генерал Стрес- снер, на Кубе — Батиста. Усилили с помощью США свою тиранию такие наиболее одиозные диктаторы, как «генералиссимус» Трухильо в Доминиканской Республике и генерал Сомоса в Никарагуа. Государственные перевороты были по существу совершены в Эквадоре и Чили, где под американским нажимом из состава правительства были удалены коммунисты, а компартии вновь запрещены. В Бразилии в мае 1947 года, всего лишь через три месяца после проведения выборов, Верховный избирательный трибунал объявил Бразильскую коммунистическую партию и Конференцию трудящихся Бразилии вне закона.

Латиноамериканские диктатуры охотно приняли участие в разжигаемой США «холодной войне» против социалистических стран. Резко сузился объем политических, торговых и иных связей между латиноамериканскими странами и СССР. В октябре 1947

года Бразилия и Чили с разницей в один день разорвали дипломатические отношения с СССР. Их примеру в 1948 году последовала Колумбия. С Венесуэлой и Кубой в 1952 году СССР сам был вынужден прекратить дипломатические отношения ввиду нарушения властями этих стран элементарных норм международного права, сделавших невозможным нормальное функционирование советских посольств. С шестью латиноамериканскими государствами (Боливия, Гватемала, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Никарагуа, Эквадор), под явным нажимом США соглашения о создании дипломатических представительств так и не были реализованы.

Американский империализм мобилизовал максимум сил для подавления сопротивления латиноамериканских народов. На созванной в марте 1954 года X межамериканской конференции в Каракасе по инициативе госсекретаря США Дж. Ф. Даллеса была принята резолюция «Об укреплении солидарности в целях сохранения политической целостности американских государств ввиду угрозы вмешательства международного коммунизма». Под фальшивым лозунгом борьбы с «коммунистической опасностью» она предусматривала совместное осуществление полицейских мер, направленных против организаций и лиц, борющихся за свободу и независимость своих народов, против засилья мо нополий и латифундистов. Нетрудно увидеть в этой резолюции отголоски «доктрины Ларетта».

На практике указанная резолюция сразу же прошла проверку в Гватемале, которая беспокоила США последовательно проводимым процессом демократизации и антимонополистическими мерами. Правительство президента Арбенса, избранного в 1950 году, провозгласило здесь программу аграрной реформы и замахнулось на привилегии могущественной «Юнайтед фрут компани». США начали подготовку к государственному перевороту. С 1953 года под руководством американских инструкторов на территории соседних Гондураса и Никарагуа стали готовиться отряды наемников, предназначенных для вторжения в Гватемалу. Когда перед лицом угроз и гонки вооружений в соседних странах Гватемала произвела для укрепления своей обороноспособности закупки оружия в Восточной Европе, это было расценено Вашингтоном как доказательство «коммунистического проникновения». 19 мая 1954 г. правительство США разорвало дипломатические отношения с Гватемалой «ввиду коммунистических тенденций гватемальского правительства». Одновременно дипломатические отношения разорвал Гондурас, а 18 июня банды наемников вторглись на территорию Гватемалы. Нападение прикрывалось боевыми действиями авиации «неизвестных» государств. В дальнейшем было неопровержимо доказано, что это были американские самолеты.

По существу имела место агрессия против Гватемалы со стороны США и соседних с Гватемалой центральноамериканских государств. Это зафиксировал Совет Безопасности ООН, принявший по жалобе гватемальского правительства резолюцию, которая призывала прекратить действия, могущие вызвать кровопролитие, и предлагавшая всем членам ООН воздерживаться от поощрения таких действий. В защиту суверенитета и независимости Гватемалы решительно выступил Советский Союз, воспротивившийся, в частности, предложению США передать жалобу Гватемалы на рассмотрение ОАГ.

США, однако, игнорировали резолюцию Совета Безопасности. Внутренняя реакция в Гватемале (включая часть армейского руководства) помогла им завершить интервенцию и установить военную диктатуру. Новое правительство возвратило «Юнайтед фрут компани» экспроприированные земли и в 1955 году подписало с США двусторонний военный договор.

Новый курс по отношению к латиноамериканским странам в США был назван «равным партнерством». Факты, однако, показывают, как на самом деле американское правительство понимало «равенство». 4.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме Нарастание освободительной антиимпериалистической борьбы в странах Латинской Америки:

  1. Подъем освободительной борьбы народов Латинской Америки
  2. Т е м а 3. НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  3. 3. Развитие отношений СССР со странами Латинской Америки
  4. 7.3. ГЕОПОЛИТИКА И СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  5. ГЛАВА 2 СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  6. СТРАНЫ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  7. § 5. ПУТИ РАЗВИТИЯ СТРАН АЗИИ, АФРИКИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  8. Глава 7 ГЕОПОЛИТИКА РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН АЗИИ, АФРИКИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
  9. Глава 13. СТРАНЫ АЗИИ, АФРИКИ И ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ: ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ
  10. АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ЕГИПТЕ
  11. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  12. АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ БОРЬБА НАРОДОВ МАГРИБА