<<
>>

Образование Европейского экономического сообщества и межимпериалистические противоречия

Западноевропейская Тенденции экономического развития ка-

интеграция: причины и питализма в 50-е годы привели к попыт-

цели кам государственно-монополистического

регулирования международных экономических отношений.

Наряду с поисками форм долговременного регулирования капиталистической экономики в национальных и интернациональных масштабах монополистическая буржуазия предпринимает поиски путей и средств долговременного воздействия на социальные отношения, на классовую борьбу внутри стран и на международной арене. Именно в этой связи в Западной Европе получила развитие политика создания международных государственно-монополистических объединений.

Интеграция — новое социально-экономическое и политическое явление в развитии современного капитализма. Экономические корни интеграции лежат в росте производительных сил и необходимости приспособления к этому росту межгосударственных отношений. Государственно-монополистический капитализм перерастает национальные рамки, происходит переплетение производственных связей и капитала, интернационализация всей хозяйственной жизни. Это требует создания межгосударственных организаций и органов для регулирования экономических связей. В 1951 году была создана первая крупная организация такого рода — Европейское объединение угля и стали (ЕОУС), — объединившая каменноугольную, железорудную и металлургическую промышленность Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. В 1955 году участники ЕОУС на конференции в Мессине (Италия) приняли решение распространить сотрудничество на новые отрасли экономики, в частности на атомную энергетику. Было намечено создание сво бодного от таможенных пошлин и количественных ограничений «Общего рынка».

Кроме производственных факторов, составляющих материальную основу капиталистической интеграции, на ее развитие постоянное воздействие оказывала классовая борьба. Историческое соревнование двух противоположных систем и борьба трудящихся капиталистических стран за свои экономические и политические интересы вынудили правящие круги капиталистических стран стремиться к объединению сил для сохранения своего господства. В условиях интеграции увеличивается маневренность капитализма в экономической и социальной сферах, а также в области политического компромисса.

Создание ЕОУС рассматривалось как подведение промышленной базы под незадолго созданный до этого Североатлантический блок и в контексте планов милитаризации Западной Европы. После провала проектов Европейского оборонительного сообщества и связанного с ним проекта Европейского политического сообщества попытки сторонников интеграции использовать ее в политических целях не прекратились. Как признавал один из них, итальянский министр иностранных дел Г. Мартино, их цель состояла в поисках «новой моральной, экономической и политической энергии, способной организовать оборону против коммунизма».

Такой подход получил полную поддержку со стороны США, а также Великобритании.

Соединенные Штаты с самого начала видели в западноевропейской интеграции средство продолжения антикоммунистической стратегии. В докладе о задачах американской политики в Западной Европе, подготовленном в 1959 году для комиссии по иностранным делам сената США, подчеркивалось, что «развитие экономической силы Западной Европы имеет потенциально решающее значение в глобальной борьбе свободного мира против коммунистического блока». А Дж. Ф. Даллес заявил на одной из сессий совета Североатлантического блока, что «европейская интеграция и развитие НАТО взаимно дополняют, а не исключают друг друга».

Госсекретарь США, однако, не мог предположить, что процесс будет развиваться иначе. Начинали интеграцию «атлантис- ты» (Ж. Моннэ, П. Спаак, Р. Шуман, Д. де Гаспери и др.)» Добивавшиеся создания «Соединенных Штатов Европы» с наднациональными политическими институтами и тесной привязкой к США в военно-политической области. Однако продолжили ее и придали ей определенную форму в 60-е годы «европеисты», наиболее видным представителем которых был де Голль. Борьба этих двух направлений и групп политических деятелей была связана не только с тем, быть или не быть наднациональным институтам, которым государства делегировали бы часть, со временем увеличивающуюся, своего суверенитета (отсюда — термины, имевшие хождение в 60-е гг.: «объединенная Европа» и, как ее антипод, «Европа отечеств»). Речь шла о том, будет ли западноевропейская интеграция просто придатком НАТО или же, ориентируясь на свои собственные интересы, она в определенной мере противопоставит себя НАТО, точнее американской гегемонии в этом блоке.

Острая конкурентная борьба западноевропейских и американских монополий с течением времени усилила позиции тех, кто стремился к определенной самостоятельности Западной Европы, видя в интеграции средство ее достижения.

25 марта 1957 г. в Риме состоялось подпи- Образование «Общего сание договоров о создании Европейского

рынка» и «Евратома» экономического сообщества («Общего

рынка») и Европейского сообщества по атомной энергии («Евратома»). Срок действия договоров не был ограничен. Их участниками стали те же страны, что объединились в ЕОУС. В Западной Европе появились, таким образом, три тесно связанных между собой сообщества, которые в международной терминологии стали именоваться Европейскими сообществами. Со второй половины 60-х годов, когда руководящие органы сообществ были слиты, их стали называть органами Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Римский договор предусматривал постепенную отмену в течение 12 лет между государствами-участниками таможенных

ограничений и установление общей торговой политики в отношении третьих стран; устранение препятствий для свободного движения лиц, услуг и капиталов; установление общей политики в области сельского хозяйства, в области транспорта; создание валютного союза; сближение законодательств государств- членов в той мере, в какой это необходимо для действия «Общего рынка». Формирование «Общего рынка» (по договору) должно было быть закончено к 1970 году. Договор затрагивал не только чисто экономические интересы его участников. Он предусматривал прогрессирующее сближение их политики по все более широкому кругу вопросов, в том числе в социальной области и в сфере внешнеэкономических связей. Инициаторы образования сообществ рассчитывали, что постепенное расширение сферы государственно-монополистического регулирования приведет к формированию устойчивой экономической, а затем и политической общности интересов правящих классов стран- участниц Ломка структуры экономики каждой из них в процессе интернационализации должна была повлечь постепенное изменение в организации их политического управления и подготовить замену национальной государственной надстройки наднациональными органами власти.

Воплощением этого далеко идущего замысла и вместе с тем компромиссного характера соглашения явился механизм сообществ. Осуществление возложенных на «Общий рынок» задач обеспечивалось ассамблеей, советом, комиссией, судом. Анало гичную структуру органов предусматривал договор об учреждении «Евратома». Полномочия органов ЕЭС, касающиеся конкретных мероприятий, которые затрагивали непосредственно экономические интересы государств-участников (снижение таможенных тарифов, устранение количественных ограничений в торговле и т. п.), были строго регламентированы. Вместе с тем Римский договор предусматривал возможности и процедуры для расширения их компетенции.

Совет ЕЭС (Совет министров) — высший орган по координации экономической политики сообщества. Он включает по одному представителю в ранге министра от каждой страны-участницы. Совет собирается раз в месяц. По отдельным вопросам, прежде всего о принятии в ЕЭС новых членов, о бюджете сообщества, Совет вырабатывает и принимает решения независимо от Комиссии, но в подавляющем большинстве случаев — на основе предложений Комиссии. Наиболее важные решения, определяющие политику сообщества, а также решения, направленные на изменение предложений Комиссии, принимаются единогласно. Предполагалось, что на третьем этапе осуществления Римского договора — с 1 января 1966 г. — право вето, которым обладали государства-члены, будет отменено и решения будут приниматься большинством голосов. Однако это намерение так и не было реализовано.

Комиссия — главный исполнительный орган ЕЭС. Ее состав— девять человек, назначаемых правительствами стран сообщества сроком на четыре года. Согласно договору, в Комиссии не должно быть более двух членов — граждан одного государства. Эти лица действуют коллегиально и юридически независимы в своих действиях от назначивших их правительств. Комиссия призвана воплощать в жизнь «европейские интересы», обеспечивать претворение в жизнь договоров, деятельность и развитие сообщества, осуществлять его внешние сношения. При Комиссии существует для этих целей большой административный аппарат.

Сторонники «наднационального» объединения, в том числе первый председатель Комиссии В. Хальштейн (бывший статс- секретарь МИД ФРГ), рассматривали ее как прообраз будущего федерального правительства, противники же «наднациональной» интеграции — как своего рода секретариат при совете национальных министров. Именно так трактовались функции Комиссии в меморандуме правительства Франции от 17 января 1966

г.

Ассамблея ЕЭС (с 1962 г. она носит название «Европейский парламент») призвана подчеркнуть «демократический» характер сообщества. Она была образована из парламентариев стран — членов ЕЭС, назначенных национальными парламентами в соответствии с установленными нормами представительства. Ассамблея ЕЭС была наделена ограниченными функциями контроля, в частности, могла выразить квалифицированным большинством голосов недоверие Комиссии. Но в основном функции Ассамблеи были консультативными, ее резолюции рассматривались лишь как рекомендательные.

Составной частью Римского договора и последующей интеграционной деятельности в Западной Европе являлась политика по отношению к колониальным владениям стран-участниц, главным образом в Африке. В целях сохранения своего господства метрополии включили их в сферу действия «Общего рынка» на правах «ассоциированных территорий», обеспечив себе таким образом торговые и иные экономические льготы и надежно оградив эти территории от проникновения из-за пределов ЕЭС. Это был коллективный неоколониализм в действии.

Наибольшие выгоды от создания такого неоколониалистского «общего пула» надеялась получить Франция. Она перекладывала на плечи партнеров часть финансовых расходов, связанных с управлением и необходимостью определенного развития колоний, и обеспечивала продукции последних привилегированное положение на западноевропейском рынке (по сравнению, например, с продукцией стран Латинской Америки или Азии). Одновременно, непосредственно осуществляя колониальное управление, Франция надеялась сохранить в своих руках максимум колониальных привилегий. Партнеры Франции по ЕЭС рассчитывали в дальнейшем потеснить Францию, опираясь на свой экономический потенциал.

В результате победы национально-освободительного движения африканские колонии, «ассоциированные» с ЕЭС, стали на рубеже 60-х годов независимыми государствами. Колонизаторам, однако, удалось при помощи нажима и различных обещаний добиться их согласия на сохранение связей с «Общим рынком» на правах «ассоциированных государств». В связи с истечением в 1962 году срока действий первой конвенции об «ассоциации» после длительных переговоров была выработана и подписана в 1963 году в Яунде (Камерун) новая конвенция сроком на пять лет. Ее подписали представители 17 государств Африки — бывших французских, бельгийских и итальянских колоний. (В 1966 г. к ним присоединилась Нигерия.) Был определен специальный фонд развития «ассоциированных» государств в сумме 730 млн. долл. За эту помощь «ассоциированные» страны обязались предоставить разнообразные привилегии компаниям стран — членов ЕЭС. В 1969 году Яундская конвенция, была пересмотрена и продлена на следующие пять лет. Тогда же на основе специального соглашения к режиму «ассоциации» в ЕЭС примкнули три государства Восточной Африки — Кения, Танзания, Уганда.

Большое значение в 50-е годы и в начале 60-х годов придавалось достижению соглашения о «Евратоме», деятельность которого должна была разрешить потенциальные энергетические проблемы Западной Европы. При этом сразу же выявился различный подход участников «атомного сообщества» к делу. Только во Франции в тот период была в какой-то мере развита атомная промышленность, находившаяся полностью в руках государства. Французские сторонники «Евратома» надеялись, что привлечение финансовых ресурсов партнеров позволит ускорить ее развитие и избежать зависимости от США, а ее «европеизация» при сохранении ключевых позиций во французских руках воспрепятствует созданию национальной атомной промышленности в других европейских странах. Интерес же ФРГ к этому объединению был связан с принятием правительством Аденауэра решения ориентироваться на атомное вооружение бундесвера. «Евратом» стал рассматриваться как средство скорейшего достижения этой цели.

Различие исходных позиций двух основных партнеров по «Евратому» предопределили его ограниченное значение в будущем и то, что он не оправдал возлагавшихся на него надежд. Атомные исследования развивались государствами — участниками «Евратома» главным образом вне его рамок.

Эффективность деятельности ЕЭС, есте- Межимпериалистическая ственно, зависела от взаимоотношений борьба в рамках ЕЭС между его членами, и в первую очередь

между главными партнерами по сообществу — ФРГ и Францией. Интересы наиболее мощного в экономическом отношении участника соглашения — ФРГ — определились прежде всего тем, что на ее долю в 1957 году приходилось около 45% производства и 44% экспорта промышленной продукции шести стран. Западногерманские правящие круги рассматривали интеграцию как средство полного уравнения в правах с другими капиталистическими государствами, осуществления реваншистских притязаний в отношении социалистических стран и расширения экономической экспансии в Западной Европе и в развивающихся странах. Они не отвергали идеи панъевропеистов об «объединении Европы» на федеративных началах, полагая, что ФРГ будет играть в этой федерации руководящую роль.

Позиция Франции, на долю которой приходилось 25% производства и 20% экспорта промышленной продукции «шестерки», во многом определялась стремлением укрепить свои экономические позиции, «оздоровить» экономику, используя политические преимущества Франции и ресурсы ее колониальных владений. Немалые надежды французские участники договора возлагали на расширение экспорта в страны ЕЭС французских сельскохозяйственных продуктов. Вынашивались также планы остановить совместными усилиями прогрессирующий распад французской колониальной империи.

Условия Римского договора не устраивали определенную часть французской монополистической буржуазии. Они понима ли, что федерализация не принесет Франции, которая не может по экономической мощи соперничать с ФРГ, доминирующего положения. Что же касается монополии на атомное оружие, которое Франция создала к началу 60-х годов, то было ясно, что это преимущество в случае федерализации быстро исчезнет. Поэтому позиция Франции довольно быстро эволюционировала к концепции конфедерации, «Европы государств», которую энергично стало отстаивать пришедшее в 1958 году к власти правительство де Голля.

Малые страны «шестерки» — Бельгия, Нидерланды, Люксембург, боясь быть раздавленными своими могущественными партнерами — Францией и ФРГ, видели спасение в возможно полном политическом объединении Европы и поддерживали идею федерации. Позиция Италии была близка к позиции стран Бенилюкса. Однако этого оказалось мало, чтобы преодолеть сопротивление Франции.

К 1965 году стало очевидно, что более всего от создания «Общего рынка» выиграла ФРГ (ее доля в промышленном производстве увеличилась, например, до 48,2%, а доля Франции понизилась до 23,6%). Укрепляя свои экономические позиции, западногерманский империализм часто попросту игнорировал рекомендации органов сообщества, когда они противоречили его интересам. Активизировались попытки «явочным порядком» подчинить деятельность механизма «европейских сообществ» своим интересам. Это вызывало естественное сопротивление Франции.

Французская программа политического сотрудничества в рамках «европейских сообществ» была впервые изложена на пресс-конференции де Голля 5 сентября 1960 г. Эта программа была предметом обсуждения совещаний глав правительств и министров иностранных дел шести государств в феврале 1961 года в Париже и в июле 1961 года в Бонне, в ходе которых была создана межправительственная комиссия для подготовки соответствующего документа во главе с французским представителем К. Фуше.

Представленный 2 ноября 1961 г. комиссией «план Фуше» был направлен на создание межгосударственной конфедеративной организации — «Союза европейских народов», стоящей над «европейскими сообществами» и в определенной степени противопоставленной НАТО, так как предусмотренная проектом координация вопросов внешней политики и военной стратегии шести государств никак не связывалась с решением этих вопросов в рамках НАТО.

«План Фуше», представлявший собой французский вариант политического объединения «Малой Европы» (такое название укрепилось за «шестеркой»), противоречил намерениям других участников ЕЭС и был ими отклонен. Последующие проекты, представленные комиссией, также ни к чему не привели. Со сво ей стороны, Франция отказалась принять контрпредложения своих партнеров, исходившие из постепенного усиления «наднационального» характера сообщества и связывавшие военное сотрудничество исключительно с сотрудничеством в рамках НАТО. 5

февраля 1962 г. де Голль выступил по французскому телевидению с речью, направленной против «технократов» и «наднациональной» интеграции. 17 апреля шесть министров иностранных дел, собравшись в Париже, констатировали, что деятельность межправительственной комиссии результатов не дала.

Выступая против «наднациональной» интеграции, французские правящие круги ни в коей мере не отказывались от стремления использовать в своих целях механизм экономической интеграции. Франция была инициатором проведения с начала 1961

года, то есть на год раньше срока, предусмотренного Римским договором, первого сближения национальных таможенных тарифов с единым внешним тарифом. В январе 1962 года на конференции стран — участниц ЕЭС в Брюсселе по вопросу «единой аграрной политики» был принят ряд важных решений, которые, несмотря на их компромиссный характер, были выгодны для аграрных кругов Франции. С 1 июля 1967 г. было осуществлено слияние руководящих органов трех «сообществ». К 1968 году в рамках ЕЭС были полностью отменены таможенные барьеры во внешней торговле, установлен единый тариф по отношению к третьим странам, налажено совместное регулирование ряда отраслевых рынков и обеспечено свободное передвижение капиталов и рабочей силы из одной страны в другую. Хотя экономические кризисы, в частности в области сельскохозяйственной политики, периодически сотрясали сообщество, стороны все же находили компромиссные пути выхода из них.

Сложнее обстоял вопрос с политической интеграцией. 4 ноября 1964 г. правительство канцлера Эрхарда в ФРГ, сменившего на этом посту Аденауэра, направило правительствам своих партнеров «европейский план», основанный на все той же концепции «наднациональности». Предусматривались меры по выработке единой внешней и военной политики. Предлагалось расширение прав различных органов ЕЭС, в частности Ассамблеи, которая должна была стать полномочным законодательным органом «шестерки», то есть наднациональным парламентом. Решения в органах ЕЭС должны были приниматься не единогласно, а большинством голосов, как это было намечено для периода после 1 января 1966 г. Римским договором.

ФРГ попыталась использовать в целях давления на Францию органы ЕЭС, прежде всего Комиссию во главе с В. Хальштей- ном. Воспользовавшись поручением Совета министров от 15 декабря 1964 г. разработать проект финансирования общей сельскохозяйственной политики, Хальштейн присоединил к нему целый комплекс предложений о полномочиях органов сообщества, во многом повторявших предложения правительства ФРГ.

В июне 1965 года, когда Совет министров ЕЭС приступил к детальному рассмотрению предложений Комиссии, Франция оказалась перед лицом предводительствуемого ФРГ фронта пяти делегаций. 1 июля 1965 г. французское правительство сделало заявление, что сообщество находится в состоянии серьезного кризиса, а 6 июля — отозвало своих представителей из всех органов сообщества, проводя политику «пустого кресла».

Кризис ЕЭС явился сильнейшим ударом по концепции достижения «наднационального» политического единства капиталистических государств. Экономическая интеграция явно не вела к укреплению «общей политической воли» участников «европейских сообществ». Известная общность экономических интересов империалистов интегрируемых стран не устраняла противоречий между ними.

После того как партнеры Франции убедились в невозможности заставить ее пойти на уступки, во время встреч, состоявшихся в январе 1966 года в Люксембурге, стороны достигли компромиссного соглашения. Французские представители вновь заняли свои посты в органах сообщества. Хотя положение Римского договора, предусматривавшее принятие с 1 января 1966 г. решений большинством голосов, не было официально пересмотрено, Франция в специальной оговорке подчеркнула, что и впредь «по наиболее важным вопросам» будет признавать лишь решения, принятые единогласно. Одним из следствий этого компромисса явилось уменьшение политической роли Комиссии и переход ведущей роли в ЕЭС к Совету министров.

Великобритания, в целом поддерживав- Европейская ассоциация шая идею западноевропейской интегра-

свободной торговли. ции все же не пожелала присоединиться

Вопрос о вступлении о тт л;

Англии в ЕЭС к неи в момент создания ЕЭС. На это бы

ли веские причины: английское правительство опасалось за целостность своих традиционных связей

со странами Британского содружества наций. С 1932 года британская торговля со странами Содружества велась на основе взаимного льготного таможенного режима — так называемых имперских преференций. Присоединение Великобритании к ЕЭС, ее согласие на единый внешний таможенный барьер означало бы ликвидацию режима преференций. Между тем в 1956 году на долю стран Содружества приходилось более 45% всего внешнеторгового оборота Англии, в то время как на страны «малой Европы» — всего 15%. Помимо экономических соображений Лондон руководствовался и политическими: во главе Содружества Англия чувствовала «величие прошлого», в то время как в рамках ЕЭС она становилась заурядной европейской державой.

Пытаясь нейтрализовать потенциальные опасности внешнего таможенного барьера ЕЭС, Великобритания предложила в 1956 году проект «зоны свободной торговли», участниками которой стали бы все капиталистические страны Европы. Проект предусматривал постепенную ликвидацию таможенных барьеров и квот на промышленные товары между участниками «зоны», но не затрагивал сельскохозяйственной продукции и не вносил никаких изменений во взаимоотношения с заморскими территориями. Английский проект не предусматривал также никаких наднациональных институтов.

По существу Англия хотела возглавить интеграционный процесс в Западной Европе на своих условиях — в географических рамках НАТО, опираясь на свои «особые отношения» с США и не теряя преимуществ, предоставляемых ей преференциальной торговлей с членами Содружества. Страны Бенилюкса, видевшие во вступлении Англии в ЕЭС способ избавиться от франкозападногерманского экономического и политического доминирования, а также сама ФРГ, правительство которой исходило из сложных политических расчетов, готовы были согласиться с английским планом. Однако Франция сказала решительное «нет», и в итоге проект «зоны свободной торговли» был в конце 1958

года отклонен.

В июне 1959 года в Стокгольме состоялось совещание представителей Англии и ряда стран, которые по различным причинам не могли или не пожелали участвовать в ЕЭС (Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швейцария и Швеция). На нем было решено образовать «малую зону свободной торговли» в соответствии с английским планом. Это объединение было названо Европейской ассоциацией свободной торговли (ЕАСТ). Договор о ее учреждении был подписан 4 января 1960 г. Таким образом, вместо полной интеграции капиталистической части Европы произошел ее раскол на два экономических блока, вступивших в борьбу друг с другом.

ЕАСТ, как и ЕЭС, представляла собой государственно-монополистическое объединение, но с более ограниченными целями. Ее деятельность развивалась достаточно успешно; в 1967 году в ЕАСТ были отменены все таможенные пошлины на промышленные товары во взаимной торговле, а также количественные ограничения. Общая таможенная политика была распространена и на часть сельскохозяйственной продукции. Сложилась система мер по осуществлению единой экономической и валютно-финансовой политики.

Вместе с тем с самого начала борьбы двух экономических группировок в Европе было ясно, что силы их не равны. ЕЭС намного опережало соперника. Кроме того, росла и заинтересованность Англии в экономических связях с «шестеркой». Доля стран Содружества в экспорте Англии с 1956 по 1965 год сократилась с 45 до 28%, а доля западноевропейских стран возросла с 26 до 33% (в том числе стран «Общего рынка» — с 15 до 19%).

В августе 1961 года правительство Макмиллана официально обратилось к странам ЕЭС с просьбой начать переговоры о ее вступлении в сообщество, которые вскоре начались в Брюсселе. В ходе переговоров выяснилось, что Лондон желает оставить за собой хотя бы часть из прежнего британского «наследства». В январе 1963 года по требованию Франции переговоры были прерваны. В 1967 году лейбористское правительство Вильсона возобновило переговоры. Однако Франция опять наложила вето на прием Англии в ЕЭС.

Поскольку Англия была движущей пружиной ЕАСТ, ее «предательство» обрекало эту группировку на деградацию, тогда как влияние «шестерки» возрастало. К «Общему рынку» присоединились на правах «ассоциированных государств» Греция (в 1962 г.) и Турция (в 1963 г.).

Позиция американского империализма в США и западноевропей- отношении экономической интеграции в

ская интеграция Западной Европе определялась, разуме

ется, не только общеклассовыми и политическими соображениями. Развитие интеграции было тесно связано с процессом проникновения американских монополий в западноевропейскую экономику. Общий размер американских инвестиций в Западной Европе увеличился с 3,6 млрд. долл. в 1950 году до примерно 7 млрд. долл. в 1957 году. Особенно быстрым был приток капиталовложений США в экономику стран «шестерки». Хотя в США и высказывались опасения по поводу возможной дискриминационной политики ЕЭС по отношению к американским товарам и капиталам, победили сторонники содействия интеграции, исходившие из перспектив роста западноевропейской экономики и соответственно возможностей для американской экспансии. Одновременно монополистические круги США выступили за «либерализацию» торговли в рамках капиталистического мира.

Раскол Западной Европы на экономические блоки вызвал беспокойство в США. Создавались препятствия на пути осуществления планов военно-политической «интеграции» западных держав, и в конечном счете подрывалось «единство» НАТО. К тому же более высокие темпы развития западноевропейской экономики, по сравнению с США, в конце 50 — начале 60-х годов и сопутствующие им политические процессы в Западной Европе усилили, вопреки ожиданиям Вашингтона, центробежные тенденции в западном мире.

Возникновение нового соотношения сил на международной арене побудило правящие круги США к реорганизации отношений внутри Атлантического блока. В речи президента Дж. Кеннеди в Филадельфии 4 июля 1962 г. была изложена развернутая программа экономического и политического сплочения капиталистических государств Северной Америки и Западной Европы. Экономической основой этого объединения должна была

служить «Атлантическая зона свободной торговли». Этой программой предусматривалось растворение «европейских сообществ» в более широком объединении, что ослабило бы политическое сопротивление Соединенным Штатам со стороны государств— участников «сообществ» и вместе с тем активизировало бы их участие в мероприятиях НАТО.

Собственно говоря, США уже пытались добиться этого, когда в 1960 году при их активном участии была создана Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В нее вошли все страны НАТО, а также Испания, Австрия, Швеция, Швейцария и Ирландия. Однако образование ОЭСР не оправдало американских надежд.

Теперь были предприняты новые усилия для достижения поставленной цели. В марте 1962 года было подписано соглашение между США и ЕЭС о взаимном сокращении тарифов на ряд товаров на 20%. В конце 1962 года в развитие программы президента Кеннеди конгресс США принял закон о развитии торговли, в основу которого был положен принцип взаимного отказа государств от протекционистских пошлин.

В мае 1964 года в Женеве начались переговоры между США, «шестеркой» и рядом других капиталистических стран в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ). В зарубежной печати они получили название «раунд Кеннеди» — по имени их инициатора. В ходе переговоров США предложили взаимное сокращение таможенных пошлин на 50%, исходя, однако, из явно завышенных, по сравнению с западноевропейскими, тарифов на многие собственные товары. В Западной Европе сочли это несправедливым.

В 1966 году при содействии ФРГ, надеявшейся на американскую взаимность в области ядерного оружия, переговоры между США и ЕЭС возобновились. В мае 1967 года между ними было подписано соглашение о взаимном снижении тарифов в среднем на 35%. Это был явный компромисс, далеко не отвечавший политическим интересам Вашингтона.

Империалистической политике создания

Западноевропейская замкнутых экономических группировок

интеграция и позиция ^ » г

СССр Советский Союз противопоставлял поли

тику всестороннего взаимовыгодного развития международной торговли и экономического сотрудничества, рассматривая ее как составную часть мирного сосуществования. Эта принципиальная позиция СССР нашла конкретное выражение в его проектах, выдвигаемых в различных органах ООН.

В марте — июне 1964 года в Женеве проходила первая Конференция по торговле и развитию, созванная под эгидой ООН. В ней приняли участие свыше 120 государств. Советский Союз и другие социалистические страны активно выступили на конференции за улучшение международной торговли на основе рав ноправия и взаимной выгоды, без вмешательства во внутренние дела друг друга. Откликаясь на потребности развивающихся стран, высказанные на конференции, СССР полностью отменил с 1 января 1965 г. таможенные пошлины на экспортируемые ими товары.

Подход Советского Союза к западноевропейской интеграции определялся и тем фактом, что она рассматривалась ее инициаторами как потенциальный политический инструмент, направленный против СССР и других социалистических стран, против мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Творцы ЕЭС (например, Ж. Моннэ) придавали особое значение сообществу в борьбе двух общественных систем по вопросам, на которые деятельность НАТО формально не распространялась: в экономике и социальных отношениях.

Именно в этом конкретно-историческом контексте понятны причины негативного отношения Советского Союза к политике создания «европейских сообществ» — как замкнутых блоков капиталистических государств.

В своем заявлении от 16 марта 1957 г. о планах создания «Евратома» и «Общего рынка» Министерство иностранных дел СССР указало на то, что их осуществление приведет к дальнейшему углублению раскола Европы, затруднит налаживание экономического и политического сотрудничества на общеевропейской основе.

Определенные изменения в подходе к международному экономическому и политическому сотрудничеству, продемонстрированные в дальнейшем руководством ЕЭС и отдельных его членов, вызвали и адекватную реакцию со стороны государств социалистического содружества, выразивших готовность установить с ЕЭС взаимовыгодные добрососедские отношения. 3.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. История международных отношений и внешней политики СССР, 1917—1987 гг. В 3-х томах. Т. 2, 1945—1970 гг./Под ред. Г. В. Фокеева. — М.: Междунар. отношения.—456 с. — (Московский государственный Ордена Трудового Красного Знамени институт международных отношений МИД СССР). 1987

Еще по теме Образование Европейского экономического сообщества и межимпериалистические противоречия:

  1. Межимпериалистические противоречия
  2. Европейское сообщество и новая карта Европы Возникновение Сообщества
  3. Раздел XV. О Европейских сообществах и Европейском союзе
  4. УГЛУБЛЕНИЕ МЕЖИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ И БОРЬБА СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЗА МЕЖДУНАРОДНУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 20 —НАЧАЛЕ 30-х ГОДОВ
  5. ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖДУ ЕВРОПЕЙСКИМИ ДЕРЖАВАМИ ЗА СВОЕ ВЛИЯНИЕ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  6. Социально-экономические противоречия
  7. Европейское образование в XIX в.
  8. 9.2. Экономические, социальные и политические предпосылки европейского Возрождения
  9. 2.4.6. Противоречие между ортодоксальным пониманием смены общественно-экономических формаций и исторической реальностью
  10. § 4. Тенденции и противоречия социально-экономической жизни во второй половине 1960 - начале 1980-х г.
  11. 4. Взаимоотношения России с европейскими государствами в 80-90-е годы XIX в. Образование русско-французского союза.
  12. Политические и экономические отношения европейских стран народной демократии с Советским Союзом в 1945—1949 годах
  13. Место Японии в системе межимпериалистических отношений
  14. 1. Профессиональное образование и социально- экономическое развитие регионов.
  15. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС КОНЦА 30-х годов. ОБРАЗОВАНИЕ ПАРТИИ ВИГОВ
  16. Глава31 «БУДДИЙСКИЙ ПЕРИОД». СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В V—III ВВ. ДО Н. Э.И ОБРАЗОВАНИЕ ОБЩЕИНДИЙСКОЙ ДЕРЖАВ
  17. 3.14.1. Экономический детерминизм, экономический материализм и вообще экономический подход к истории (от Дж. Миллара, Р. Джонса и Дж. Роджерса до Э. Лабрусса и У. Ростоу)
  18. 4.2.2. Социально-экономический строй общества, общественно-экономический уклад, способ производства, общественно-экономическая формация и параформация
  19. Структура и видовой состав биоценозов и сообществ
  20. УСТОЙЧИВОСТЬ И СТРУКТУРА СООБЩЕСТВА