<<
>>

Место Японии в системе межимпериалистических отношений

70—80-е годы ознаменовались дальнейшим углублением неравномерности развития ведущих империалистических держав и существенными изменениями в соотношении сил между тремя центрами силы капиталистического мира, в первую очередь в результате опережающего роста экономической мощи Японии и возрастания ее влияния на мировой арене.

Несмотря на цикличные кризисные спады и неравномерность темпов развития, объем промышленной продукции в Японии возрос за период 1960—1985 годов в 6,4 раза, тогда как в США — в 2,5 и в странах ЕЭС — в 2,1 раза. В результате доля Японии в мировом капиталистическом производстве увеличилась с 6,8 до 16,3 % при сокращении веса США с 39,5 до 37,6 % и стран ЕЭС — с 41,3 до 33,3 %. Япония значительно приблизилась к США по общему ВНП и совокупной производительности общественного труда. По выплавке стали, выпуску автомашин, судостроению, производству новейшей радиоэлектронной аппаратуры и ряду других важных видов продукции она вышла на первое место в капиталистическом мире.

Большую роль играет сокращение отставания от США по уровню развития науки и техники, а также в организации производства и управления. Оставаясь одним из крупнейших в мире импортеров патентов и лицензий, Япония в то же время резко увеличила собственные фундаментальные и прикладные исследования, что нашло свое отражение в более высоких, чем в других странах, темпах роста расходов на науку. В Японии они составили в 1971 — 1983 годах 7,2% против 3,0 % —в США, 3,5 — в ФРГ, 3,9 — во Франции и 2,8 % — в Великобритании. Хотя США сохранили свое безусловное преимущество в этой области (95,9 млрд. долл. в 1984 г.), Япония прочно утвердилась на втором месте (30,2 млрд. долл.), а ее доля затрат на

НИОКР достигла 3,0 % ВНП, то есть оказалась выше, чем в США (2,9%).

Существенный рост ассигнований на НИОКР позволил Японии расширить фундаментальные исследования во многих передовых отраслях науки и техники, включая разработку комплексных информационных систем на базе крупных ЭВМ, создание приборов и оборудования, основанных на применении лазеров, работы в области биоинженерии, освоение космического пространства и ресурсов Мирового океана, использование атомной энергии и т. п. Одним из важных показателей успехов в развитии науки и техники явилось увеличение поступлений от экспорта технологии в 1971 —1983 годах с 60 млн. до 624 млн. долл., то есть в 10,4 раза.

Высокие темпы экономического развития сопровождались быстрым возрастанием роли Японии в мировом разделении труда и бурным расширением внешнеэкономических связей. Опираясь на высокую конкурентоспособность своих товаров, она смогла увеличить свой экспорт в 1960—1985 годах с 4 млрд. до 175.6

млрд.долл., то есть в 44 раза. При этом по мере структурных изменений в японской промышленности непрерывно растет значение рынков развитых промышленных стран. Реализация японских товаров в США увеличилась за эти годы в 69 раз и в странах ЕЭС — в 115 раз. На их долю приходится 48.6

% всего японского экспорта (1985 г.), тогда как в Японии находят сбыт только 3,5 % вывозимых этими странами товаров. Разрыв в степени освоения рынков и гигантский дефицит США и стран ЕЭС в торговле с Японией, составивший в 1985 году соответственно 46,2 и 13,8 млрд. долл., привели к резкому усилению конкурентной борьбы и стали одной из основных сфер проявления межимпериалистических противоречий.

Торговая экспансия Японии сопровождается существенным возрастанием темпов и расширением масштабов вывоза капитала. В основе этого процесса лежат повышение стоимости рабочей силы в Японии, снижение инвестиционного спроса в связи с относительным замедлением темпов экономического развития в 80-е годы, наличие значительных валютных резервов, возросших в 1970—1985 годах с 4,4 до 26,5 млрд. долл., высокий уровень дивидендов и процентных ставок в США, а также стремление японских монополий путем создания дочерних предприятий за рубежом преодолеть протекционистские рогатки на путях сбыта своих товаров.

Прямые промышленные инвестиции Японии возросли в 1971 —1983 годах в 14 раз, тогда как США— в 2,7 раза, ФРГ — 5,1, Англии — в 3,8 и Франции — в 2,9 раза. Хотя Япония пока что значительно уступает по их балансовой сумме (61,3 млрд. долл. на 31 марта 1985 г.) Соединенным Штатам (226,2 млрд. долл.) и Англии (91,2 млрд. долл.), она вышла к середине 80-х годов на второе место после США как экспортер капитала и стала оказывать заметное влияние на мировой финансовый рынок. Концентрация японских зарубежных инвестиций в отдельных странах и ограниченном количестве отраслей промышленности делает японские монополии серьезным соперником других империалистических держав в этой важной сфере экономических отношений.

Добившись существенного укрепления своих позиций на мировой арене, японский империализм тем не менее уступает по многим важным показателям двум другим центрам империалистического соперничества. Валовой национальный продукт Японии составляет (1984 г.) всего 33,3 % от уровня США и 54,3 % от уровня стран ЕЭС. Япония уступает им по степени освоения внешних рынков: суммарный экспорт Японии на 22 % меньше, чем у США, и в 3,4 раза — чем у стран ЕЭС. Сохраняется дефицит технологического платежного баланса:- за приобретение патентов и лицензий Япония уплатила в 1983 году в 3,3 раза больше, чем получила от продажи собственного научно-техни- ческого опыта. Все эти факторы накладывают свой отпечаток на политику правящих кругов Японии, ограничивая в известной мере возможности достижения долгосрочных целей в межимпериалистической борьбе.

Изменения в соотношении экономических потенциалов создали материальную базу для стремлений правящих кругов Японии значительно расширить свое политическое влияние на международной арене в соответствии с возросшей ролью страны в мировой экономике. В японской политике стало происходить постепенное смещение акцентов с двусторонних отношений с США, которые доминировали в 50-е годы, и с региональных связей, на которые делался особый упор в 60-е годы, на активное участие в решении глобальных проблем с позиций «члена Западного сообщества», то есть одного из ведущих участников мировой империалистической системы.

Упрочение экономических и политических позиций Советского Союза и других социалистических стран вынудило США и ведущие державы Западной Европы искать пути к преодолению противоречий и мобилизации всех сил для сохранения устоев мирового империализма. Отсюда резко возросла их заинтересованность в использовании возросших возможностей Японии в целях укрепления системы империализма. В то же время опережающие темпы экономического развития Японии и ее бурная торговая экспансия ведут к дальнейшему обострению противоречий и усилению борьбы за рынки сбыта.

Сложный характер взаимоотношений Японии с двумя другими центрами силы, основанный на неустойчивом балансе совпадающих интересов и глубоких разногласий, ярко проявился в ходе двенадцатой встречи руководителей семи ведущих капиталистических держав, состоявшейся в Токио в мае 1986 года. Японии не удалось, вопреки всем ее надеждам, использовать

это совещание для принятия согласованных мер по оздоровлению валютно-финансовой ситуации, принявшей опасный для японской экономики характер в результате резкого падения курса доллара по отношению к иене за короткий срок — с сентября 1985 года по май 1986 года — более чем на 30%. Премьер-министр Я. Нака- сонэ столкнулся с общим фронтом США, Канады и стран Западной Европы, которые сплотились в стремлении сдержать натиск японских товаров на свои рынки. В то же время Японии пришлось под давлением других участников встречи присоединиться к трем политическим документам, в которых, по существу, выражалась поддержка курса президента Р. Рейгана на срыв договоренностей по сокращению угрозы ядерной войны и проведение*-в жизнь доктрины «неоглобализма», направленной на организацию совместных выступлений против любых попыток развивающихся стран проводить самостоятельную и независимую политику под фальшивым предлогом борьбы против «международного терроризма». Встреча в Токио вновь показала, что противоречия между империалистическими державами можно попытаться смягчить; иногда это даже удается, но они со всей неизбежностью будут давать о себе знать в ходе изменений в соотношении сил между тремя центрами капиталистического мира.

* * *

Таким образом, характер отношений между развитыми капиталистическими государствами в 70—80-е годы во многом связан с меняющейся расстановкой сил внутри капиталистической системы, с формированием и развитием трех основных центров соперничества в империалистическом мире. Вместе с тем на отношения между капиталистическими государствами возрастающее воздействие оказывали мировая социалистическая система, внешняя политика социалистических государств, отношения с развивающимися странами, которые в этот период начинают играть все более значительную роль на международной арене.

На состоявшейся в июне 1987 года очередной, 13-й встрече глав государств и правительств «большой семерки» отчетливо проявилась противоречивость и ограниченность возможностей «глобальной стратегии» империализма в современных условиях. Тщетными оказались усилия американской стороны навязать своим партнерам вариант единого подхода к основным, обсуждавшимся на встрече вопросам — проблемам отношений Восток—Запад, проблемам «борьбы с терроризмом», к обстановке в Персидском заливе, ко многим экономическим вопросам. Принятые на встрече документы были сформулированы в самой общей форме, не обязывающей участников к каким-либо конкретным действиям. В то же время было очевидно, что на позиции участников совещания, прежде всего западноевропейских, существенно влияли и советские предложения в области разоружения, и происходящие в СССР социально-экономические преобразования.

Установление стратегического равновесия между двумя противоположными общественно-экономическими системами и постепенное осознание мировой общественностью катастрофических последствий.мировой ядерной войны, активная и последовательная борьба Советского Союза и братских социалистических стран за решение всех спорных проблем между государствами различных систем на путях мирного соревнования ведут к медленным, но поступательным сдвигам во внешней политике отдельных капиталистических государств. В 70-х годах реалистический курс Франции на установление добрососедских отношений с СССР и «новая восточная политика» ФРГ продемонстрировали способность этих государств решать крупные международные проблемы независимо от позиций лидирующих в НАТО Соединенных Штатов (см. гл. Ill, VIII). В условиях развития общеевропейского процесса стали занимать в ряде вопросов самостоятельную в отношении империалистических лидеров позицию средние и малые государства —участники НАТО и ЕЭС, например Греция. Активную роль в международных отношениях стали играть нейтральные государства (Швеция, Финляндия и др.). Этим процессам был дан новый импульс с середины 80-х годов, когда благодаря выдвижению Советским Союзом новой концепции международных отношений во внешней политике капиталистических государств постепенно начали получать распространение элементы и принципы нового политического мышления.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Место Японии в системе межимпериалистических отношений:

  1. § 1. Особенности общения Место ребенка в системе отношений в семье.
  2. Глава XIX ВСТУПЛЕНИЕ СССР В ВОЙНУ ПРОТИВ ЯПОНИИ. РАЗГРОМ ЯПОНИИ И ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  3. А.Н. Мещеряков Возвышение рода Фудзивара (китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII—VIII вв.)
  4. 1.5. Система конституционного права России и его место в системе национального права
  5. 16.2. Место партийной системы в обществе
  6. 8. Место и роль конституционного права в правовых системах
  7. 2. Место гражданского права в правовой системе
  8. 44. Место правительства в полит. системе з. с.
  9. 1. Понятие и место в системе власти
  10. §4. Место органов внутренних дел в системе исполнительной власти
  11. § 2. Наука банковского права и ее место в системе юридических наук
  12. Межимпериалистические противоречия
  13. Место семейной психологии в системе психологического знания.