<<
>>

Кризис расистско-колониального режима на Юге Африки

Победы африканского национально-освободительного движения, распад военного блока, который фактически существовал на юге континента в составе ЮАР, Родезии и фашистской Португалии, усилили кризис расистско-колониального режима на Юге Африки.
Чрезвычайно обострилась и борьба вокруг проблемы Намибии (Юго-Западная Африка).

Правительство ЮАР, воспользовавшись Проблема Намибии попустительством западных держав, иг

норировало резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН от 27 октября 1966 г., в которой Организация Объединенных Наций признавала себя «непосредственно ответственной» за управление Намибией впредь до предоставления ей независимости, то есть аннулировала мандат Лиги наций, по которому ЮАР управляла этой территорией с 1922 года. В рамках ООН был создан специальный Совет по Намибии, однако ЮАР отказалась передать ему функции управления этой территорией.

В Намибии началась вооруженная борьба против расистского режима, которую возглавила Народная организация Юго-Запад- ной Африки (СВАПО) — политическая организация, созданная в конце 50-х годов. 18-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в 1973 году признала СВАПО «единственным представительным движением черных намибийцев», а собравшаяся на следующий год в Либревиле (Габон) Ассамблея ОАЕ признала СВАПО единственным законным представителем народа Намибии.

В 1971 году Международный Суд в Гааге в ответ на запрос Совета Безопасности ООН определил, что ЮАР не имеет юридического права управлять Намибией. В декабре 1974 года Совет Безопасности предложил ЮАР предоставить Намибии независимость к 30 мая 1975 г. и вывести оттуда свои войска.

Правительство ЮАР, отклонив это требование, предприняло такой маневр: с целью сохранить в Намибии свои позиции оно решило, предоставив ей фиктивную независимость, создать там послушное ЮАР правительство. Для этого в сентябре 1975 года в Виндхуке была созвана «конституционная конференция» представителей девяти коренных этнических групп, населяющих территорию, а также «цветных» и белых поселенцев.

СВАПО также была приглашена на конференцию, но на заранее неприемлемых условиях, которые она, естественно, отклонила.

«Конференция Турнхалле» — по названию гимнастического зала, в котором она проходила, — продолжалась с перерывами до 1977 года. ЮАР стремилась навязать ее участникам проект создания «буферного государства», позволявшего ей сохранить свое господство. Претория даже не намеревалась выводить из Намибии войска после провозглашения ее «независимости». «Конференция» не получила признания ни ООН, ни ОАЕ.

В начале 1976 года Совет Безопасности ООН, следуя рекомендациям 30-й сессии Генеральной Ассамблеи, предъявил ЮАР очередное требование передать управление Намибией до 31 августа 1976 г. Организации Объединенных Наций. В ответ на «конференции Турнхалле» в Виндхуке за две недели до истечения указанного срока было принято решение провозгласить с 31 декабря 1978 г. «независимую Республику Юго-Западной Африки».

Но это решение так и не было претворено в жизнь, несмотря на все усилия южноафриканских властей. В срыве планов Претории большую роль сыграла СВАПО, которая активизировала вооруженную борьбу против расистского режима. Ее формирования сковали в Намибии южноафриканские войска численностью до 100 тыс. человек. Сыграла свою роль и растущая изоляция ЮАР на международной арене. Даже США, Англия и другие западные державы, многие годы фактически обеспечивавшие сохранение расистского государства, не посмели открыто поддержать ЮАР.

Маневры западных держав вокруг проблемы Юга Африки, однако, продолжались. По инициативе американского правительства в апреле 1977 года была образована так называемая «контактная группа» из представителей США, Великобритании, Канады, Франции, ФРГ для переговоров с ЮАР. 28 сентября 1978

г. представленный ею план намибийского урегулирования был рассмотрен Советом Безопасности, принявшим соответствующую резолюцию (435). Она предусматривала прекращение огня в Намибии, вывод большей части южноафриканских войск и проведение там всеобщих выборов под контролем ООН, которая должна была направить в Намибию военный и гражданский персонал.

После этого предполагалось выработать конституцию и провозгласить независимость страны. На все это отводилось семь месяцев.

Советский Союз, сомневаясь в искренности намерений США и других членов «контактной группы», воздержался при голосовании резолюции, однако согласился сотрудничать при ее осуществлении. Африканские государства, а также СВАПО выразили согласие испробовать предложенный план на деле. Что касается правительства ЮАР, то оно начало выдвигать различные дополнительные требования, фактически подгоняя резолюцию под собственные планы. Так, Претория наотрез отказалась вывести свои войска из Намибии до проведения там выборов, одновременно потребовав полного вывода из страны вооруженных формирований СВАПО и фактического интернирования их на территории соседних государств под контролем вооруженных сил ООН. Она также потребовала отменить решение ООН о признании СВАПО в качестве единственного представительного движения намибийского народа.

В этих условиях «контактная группа» показала свое истинное лицо. Она фактически потворствовала ЮАР, сорвавшей выполнение резолюции 435 как по ее содержанию, так и по срокам. Хотя в январе 1981 года в Женеве, по предложению генерального секретаря ООН К. Вальдхайма, началась международная конференция по Намибии (с участием СВАПО), представители Претории вскоре демонстративно покинули ее, когда выяснилось, что их ультимативные требования не находят поддержки.

С приходом в Белый дом Р. Рейгана, провозгласившего курс на «конструктивное сотрудничество» с ЮАР, Претория подхва тила исходившую из Вашингтона идею «увязать» предоставление независимости Намибии с выводом кубинских воинов-интерна- ционалистов из Анголы. Правительство НРА категорически отвергло подобное требование, справедливо расценив его как грубое вмешательство во внутренние дела республики. Ангольских руководителей полностью поддержали главы других «прифронтовых» государств, а также ОАЕ. Принцип «увязки» был официально отвергнут правительством Франции, а другие партнеры США по «контактной группе» воздержались от его открытой поддержки. В октябре 1983 года Совет Безопасности ООН принял по инициативе африканских и ряда других неприсоединившихся стран резолюцию, в которой не только осуждалась оккупация Намибии южноафриканскими властями, но и недвусмысленно отвергалась «увязка» предоставления ей независимости с «посторонними и не относящимися к этой проблеме» вопросами. Тем не менее в политическом плане американо-южноафриканская уловка заблокировала путь Намибии к независимости.

Американская доктрина «конструктивного сотрудничества» со странами Юга Африки, детали которой были разработаны помощником госсекретаря США по африканским делам Ч. Крокером, предполагала вступление стран Юга Африки в отношения политического, экономического и иного сотрудничества с расистским режимом ЮАР. Доктрина «конструктивного сотрудничества» в ее первоначальном варианте предусматривала достижение трех главных целей: ограничения связей африканских государств со странами социалистического содружества; создания необходимых условий для американской экономической и военно-политической экспансии на Юге Африки; интеграции расистского режима ЮАР в сообщество южноафриканских государств и народов на условиях, которые фактически отвечали бы интересам Претории и Вашингтона.

Правительство НРА, равно как и других «прифронтовых» государств, правильно поняло эти намерения. Однако, проявляя добрую волю, правительства Анголы и Кубы после соответствующих консультаций объявили 4 февраля 1982 г. о своей готовности рассмотреть вопрос о поэтапном выводе кубинского воинского контингента из НРА при условии адекватных действий со стороны ЮАР и США, то есть прекращения как прямой, так и косвенной агрессии против Анголы.

Это предложение было повторено в совместном анголо-кубинском заявлении от 19 марта 1984 г. (Данному заявлению предшествовали тройственные советско-анголо-кубинские консультации в январе 1984 года, в ходе которых было достигнуто согласие о единстве взглядов сторон на международную ситуацию, складывавшуюся на Юге Африки.)

В феврале 1984 года в столице Республики Замбия Лусаке состоялись переговоры между министром иностранных дел НРА А. Родригешом и министром иностранных дел ЮАР Р. Ботой.

В переговорах принял участие Ч. Крокер. Было разработано и подписано Лусакское соглашение, в соответствии с которым ЮАР обязалась в течение месяца вывести свои войска с территории Анголы к северу от реки Кунене и прекратить помощь УНИТА, осуществлявшей подрывную деятельность на территории Анголы. Со своей стороны, правительство НРА обязалось ограничить деятельность СВАПО на ангольской территории, добиться разъединения войск на границе с Намибией.

Смысл Лусакского соглашения для правительства НРА состоял в том, что разъединение вооруженных сил позволило бы вернуться к рассмотрению намибийской проблемы как проблемы прекращения колониальной оккупации, исключив «увязку» и надуманные «соображения безопасности» ЮАР как не относящиеся к делу.

В сентябре и октябре 1984 года ангольское правительство предложило в качестве жеста доброй воли вывести большую часть кубинских войск (численностью 20 тыс. человек) из районов южной и центральной Анголы (к югу от 13-й параллели) в течение трех лет после начала осуществления резолюции 435. Был предложен детальный график их вывода'. Оставшиеся войска могли бы быть выведены по мере укрепления внешней и внутренней безопасности страны.

Предложения НРА открывали путь к достижению взаимоприемлемой договоренности. Однако правительство ЮАР преследовало иные цели. Оно стремилось заставить Анголу отказаться от поддержки освободительной борьбы намибийского народа и одновременно согласиться на расистский вариант решения проблемы Намибии. С самых первых дней после подписания Лусакского соглашения южноафриканские власти начали его нарушать. Последующие предложения НРА игнорировались ими. Вывод войск ЮАР с территории Анголы занял год вместо положенных четырех недель. Официально он закончился лишь 4 апреля 1985 г. При этом расисты уничтожали все, что могли, оставляя за собой выжженную зону. Помощь УНИТА не только не была прекращена, но даже расширена.

В июне 1985 года Претория вновь попыталась разыграть политический фарс с провозглашенной в декабре 1978 года «независимой Республикой Юго-Западной Африки»: марионеточным «национальной ассамблее» и «временному правительству» были переданы «ограниченные полномочия» по управлению Намибией.

Эта акция южноафриканских властей вызвала взрыв возмущения во всем мире. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой объявил этот шаг незаконным и недействительным. Даже госдепартамент США поспешил отмежеваться от «временного правительства», отметив, что оно «не обладает законной властью».

Встретившись с такой негативной реакцией, президент ЮАР П. Бота заявил в марте 1986 года о «готовности» присту пить с 1 августа к выполнению резолюций ООН по Намибии, вновь обусловив их пресловутой «увязкой». Все это выглядело как самая откровенная уловка с целью сбить накал возмущения и выиграть время для реализации намеченного расистами плана. Их маневры были решительно осуждены специальной сессией Генеральной Ассамблеи ООН по Намибии (14-й по счету), которая состоялась в сентябре 1986 года.

На советско-анголо-кубинских консультациях, состоявшихся 8

марта 1985 г. и 27 января 1986 г., вновь была детально проанализирована ситуация на Юге Африки. Участники консультаций подчеркнули, что только готовность считаться с законными интересами Анголы и намибийского народа, признанным представителем которого является СВАПО, может привести к реальному оздоровлению обстановки и миру в этом регионе.

В 70—80-е годы в новый этап вступила борьба за ликвидацию расистской систе- ?та^еидаЗИС режима мы апартеида в ЮАР, охарактеризованной в Программе Южноафриканской коммунистической партии как «колониализм особого типа», когда «угнетающая нация занимает ту же территорию, что и угнетенная нация, и живет бок о бок с ней».

Расистско-колониальные порядки служат в ЮАР орудием не только жесточайшей дискриминации и террора, но и средством безудержной эксплуатации. Вот почему ЮАР является заповедным полем деятельности иностранного капитала,' в частности транснациональных монополий. Общий объем иностранных инвестиций там достиг к началу 80-х годов суммы почти в 25 млрд. долл. На первом месте традиционно стояла Великобритания (около 10 млрд. долл.). Не намного уступали ей США (около 6 млрд. долл.), причем американские инвестиции возрастали здесь быстрее, чем в целом за рубежом. Теснейшая взаимосвязь с международным монополистическим капиталом явилась одним из решающих факторов живучести режима апартеида. Другой важный фактор — безудержная милитаризация страны, усиление репрессивного аппарата режима, что также осуществляется при поддержке главных империалистических держав.

Несмотря на значительную экономическую, политическую и психологическую поддержку, расистский режим ЮАР чувствует себя все более неуверенно. Растет его международная изоляция, особенно усилившаяся после крушения португальской колониальной империи и режима белого меньшинства в Родезии.

Радикальным средством «решить» в стране расовую проблему и выйти из состояния международной изоляции правительство ЮАР сочло программу так называемой «бантустанизации», начало которой относится к 50-м годам. В 70-е годы за нее взялись «засучив рукава». Был провозглашен план: создания 10 «бантустанов» (другое их наименование — «хоумленды») для 10

основных африканских народностей, населяющих ЮАР. Со временем им предполагалось предоставить фиктивную независимость. Для всех «хоумлендов» предполагалось выделить те самые 13% территории ЮАР, которые еще в 1936 году специальным законом были отведены под африканские резервации. Наиболее экстремистские элементы в ЮАР требовали насильственно переселить в «хоумленды» все африканское население.

В октябре 1976 года первым из «бантустанов» получил «независимость» Транскей, населенный народностью коса. С 1977 по 1981 год «независимыми» были объявлены Бопутатсва- на, Венда, Сискей. Экономически нежизнеспособные, политически зависимые, каждый из них даже территориально был разобщен на десятки кусков, между которыми вклинивалась территория ЮАР. Управляли ими специально подобранные южноафриканскими властями марионетки.

Смысл этой затеи был предельно ясен — узаконить режим апартеида. Гражданами Транскея, например, были объявлены не только 1,5 млн. африканцев народности коса, проживавших на территории «хоумленда», но и 2 млн. коса, проживавших и работавших в ЮАР. Последние автоматически лишались всех политических прав, точнее, возможности требовать их, поскольку переходили на положение иностранных рабочих.

Независимая Африка категорически отвергла «бантустаниза- цию». Ни одно государство мира (кроме ЮАР) не признало «независимости» Транскея, Бопутатсваны и других «хоум- лендов».

Ответом коренного населения ЮАР на политические маневры расистов явились массовые выступления 1976—1979 годов в Соуэто (пригород Йоханнесбурга), Кейптауне и других городах, создавшие в стране острый политический кризис. Власти прибегли к массовым репрессиям, вызвавшим широкое осуждение и усилившим международную изоляцию режима. В мае 1981 и в июне 1986 года в Париже состоялись международные конференции по санкциям против Южной Африки; в августе 1983 года в Женеве — всемирная конференция по борьбе против расизма и расовой дискриминации.

Южноафриканские власти не сделали для себя серьезных выводов из кризисных событий 1976—1979 годов. Их действия вылились в попытку «улучшения» апартеида, а не его ликвидации. В 1978 году правительство Б. Форстера осуществило конституционную «реформу», в соответствии с которой в ЮАР были созданы три парламента: один — для белых и по одному — для «цветных» и лиц индийского происхождения. При этом «белый парламент» и белый глава правительства сохраняли за собой высший контроль над всеми решениями, затрагивающими судьбы страны.

Указанная «реформа» не удовлетворила ни одну из расовых групп — тем более африканское население, по-прежнему лишенное какого-либо представительства и политических прав. Борьба против расистского режима продолжилась. Ее возглавляют старейшая на континенте Южноафриканская коммунистическая партия (ЮАКП) и Африканский национальный конгресс (АНК) — массовая политическая организация африканского населения страны. Обе действуют нелегально.

Летом 1985 года в ЮАР вновь начались массовые волнения африканцев. Власти ответили на них кровавыми репрессиями и введением в стране чрезвычайного положения. Формально отмененное лишь в марте 1986 года, оно вновь было введено в июне того же года.

Пытаясь маневрировать, правительство П. Боты объявило в начале 1986 года о новом плане реформ. В частности, был намечен созыв «консультативного многорасового совета» — впервые с участием африканцев — в качестве первого шага в направлении узаконенного «разделения власти». Однако, по словам английской газеты «Файнэншл тайме», целью этих реформ является «модернизация апартеида, но не его уничтожение».

Кризис внутриполитического курса в . 70—80-е годы тесно связан с обострив-

™Р;НГЗИС внешнеи шимся кризисом внешней политики ЮАР.

ПОЛИТИКИ л j—•

В начале 70-х годов Претория попыталась выйти из международной изоляции, использовав идею «диалога» с африканскими государствами. Формально «диалог» предложил в апреле 1971 года президент Республики Берег Слоновой Кости (с 1986 г. — Республика Кот д’Ивуар) Ф. Уфуэ- Буаньи. Правительство ЮАР немедленно подхватило эту идею в надежде заставить африканские страны смириться с апартеидом и признать «бантустанизацию» в обмен на некоторые экономические подачки.

Организация африканского единства отклонила «диалог» и подтвердила приверженность принятому в 1969 году на конференции стран Восточной и Центральной Африки Лусакскому манифесту, который не отвергал идеи переговоров с ЮАР, но ставил их в зависимость от отказа последней от расизма.

Попытки «диалога» предпринимались расистским режимом ЮАР и в дальнейшем. В первой половине 70-х годов премьер- министр Б. Форстер и другие высокопоставленные деятели ЮАР посетили с официальными или полуофициальными визитами ряд африканских стран (Берег Слоновой Кости, Замбию, Либерию, Малави и др.), стремясь склонить независимую Африку к «сосуществованию» и «разрядке напряженности», но в целом они успеха не имели. Совет министров ОАЕ в 1975 году на сессии в Дар-эс-Саламе одобрил «Декларацию о Южной Африке», в которой была определена цель политики африканских государств: «Полная ликвидация двойного зла — колониализма и расизма».

Изыскивая пути вывода внешней политики страны из кризисной ситуации, Претория выдвигает идею создания на Юге Африки «созвездия государств» во главе с Преторией — либо в виде военно-политического блока, либо экономического союза, либо того и другого одновременно. Суть ее — окружить ЮАР кольцом «буферных государств». Главной приманкой для независимых стран Африки должно было служить обещание экономической помощи.

Одновременно усиливается курс на дестабилизацию положения прежде всего в соседних государствах с целью свержения там прогрессивных правительств и создания марионеточных режимов. Программа-минимум предусматривала такое усиление нажима на эти страны, которое, как надеялись расисты, сделало бы их правительства более послушными ЮАР.

Особенно усилился этот нажим с начала 80-х годов. Более того, в 1982—1986 годах Ангола, например, пять раз подвергалась прямой агрессии со стороны ЮАР. Активизировалась подрывная деятельность в Мозамбике, где основную ставку расисты сделали на раскольническое подрывное движение, принявшее претенциозное название «Мозамбикское национальное сопротивление» (МНС).

Кампания шантажа и подрывной деятельности была развернута также против Зимбабве, Замбии, Танзании, Ботсваны, Лесото и др. Общий ущерб, нанесенный расистами пограничным государствам в первой половине 80-х годов, оценивается в 15 млрд. долл.

Тактика Претории первоначально имела некоторый успех. В 1978 году ей удалось провести операцию по свержению прогрессивного правительства Коморского государства. В феврале 1984 года было подписано Лусакское соглашение между ЮАР и НРА. Наконец, 16 марта 1984 г. после серии переговоров, в которых принял участие помощник госсекретаря США по африканским делам Ч. Крокер, в приграничном городке Нкомати был подписан договор «о ненападении и добрососедстве» между ЮАР и Мозамбиком. По этому договору ЮАР обязалась прекратить всякую помощь и поддержку МНС, а правительство НРМ — ограничить деятельность АНК на мозамбикской территории.

Расисты пытались развить успех и включить представителей МНС в состав правительства Мозамбика. Этому были посвящены прошедшие в октябре 1984 года в Претории переговоры ЮАР и НРМ при участии представителя США. Аналогичный подход практиковался и в отношениях с Анголой: ЮАР и США настаивали на включении в состав правительства НРА представителей УНИТА. Обе страны ответили решительным отказом на эти домогательства.

Подобно Лусакскому соглашению, «договор Нкомати» очень быстро дал трещину, поскольку был для ЮАР неудавшейся попыткой добиться изменения характера режима в этой стране «мирным путем». Уже к концу 1984 года расисты возобновили в отношении НРМ свою подрывную деятельность в полном объеме. Более того, в Претории родился план объединить усилия УНИТА, МНС и контрреволюционных элементов в Республике Зимбабве воедино. В рамках этого плана МНС в декабре 1986 года «объявило войну» Зимбабве.

Курс ЮАР на дестабилизацию режимов в соседних африканских государствах всегда пользовался поддержкой США. Особенно наглядно соучастие США в подрывной деятельности ЮАР проявилось в отношении народной Анголы. Американское правительство дважды (в 1981 и 1986 гг.) принимало у себя Ж. Савимби, банды которого ведут в стране братоубийственную войну. В последний раз он был принят самим президентом Р. Рейганом. Накануне этого визита, летом 1985 года, администрация США добилась отмены конгрессом «поправки сенатора Кларка», которая была принята в 1976 году и запрещала использовать государственные средства для оказания помощи антиправительственным силам в Анголе. Помощь мятежникам стала афишироваться как один из путей реализации неоглоба- листской доктрины Вашингтона.

19 октября 1986 г. в авиационной катастрофе на территории ЮАР погиб президент Мозамбика С. Машел, направлявшийся из Лусаки в Мапуту. «Он пал, — сказал вновь избранный президент НРМ Ж. Чиссано, — в борьбе против апартеида, за мир и справедливость». Есть все основания для этих слов: слишком очевиден в этой «авиакатастрофе» почерк южноафриканских спецслужб.

На 40-й сессии Совета министров ОАЕ, проходившей в марте 1984 года в Аддис-Абебе, все 50 стран-участниц единодушно приняли резолюцию, в которой подчеркнули, что ЮАР продолжает проводить политику апартеида, а также террористический курс в отношении соседних стран только благодаря поддержке западных держав, прежде всего США, Великобритании, а также Израиля.

Борьба с режимом апартеида и расизма получает понимание и поддержку и со стороны движения неприсоединения. На состоявшемся в конце января в Дели совещании глав государств и правительств девяти неприсоединившихся стран — Индии, Зимбабве, Замбии, Конго, Алжира, Нигерии, Аргентины, Перу и Югославии — был учрежден Фонд противодействия агресси-и, колониализму и апартеиду («Фонд Африка»). Решение о создании такого фонда приняла VIII конференция неприсоединившихся стран в Хараре, прошедшая в 1986 году.

План действий фонда, который будет пополняться за счет поступлений от частных лиц и общественных организаций, предусматривает расширение экономических возможностей «прифронтовых» государств, оказание им помощи, а также принятие мер для того, чтобы эти государства смогли эффективно противостоять любым действиям со стороны расистского режима. Фонд, помимо прочего, будет оказывать поддержку освободительным движениям в ЮАР и Намибии. 3.

<< | >>
Источник: Г. В. Фокеев. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР / том ТРЕТИЙ 1970-1987. 1987

Еще по теме Кризис расистско-колониального режима на Юге Африки:

  1. Колониальная экспансия Франции на юге вилайета Триполи
  2. Колониальный промышленный капитал в Тропической Африке
  3. Рост освободительной борьбы в Африке и начало крушения колониальной системы
  4. Внешняя политика Испании в первой четверти XX в. Колониальная экспансия в Африке
  5. Глава 8 Колониальная Африка: трансформация традиционной структуры
  6. Установление колониального режима Франции
  7. Глава III БОРЬБА НАСЕЛЕНИЯ ТРИПОЛИТАНИИ И КИРЕНАИКИ ПРОТИВ «ВТОРОГО ПРЯМОГО ТУРЕЦКОГО УПРАВЛЕНИЯ». ВИЛАЙЕТ ТРИПОЛИ В ПЕРИОД КОЛОНИАЛЬНОГО РАЗДЕЛА АФРИКИ
  8. Кризис режима Цаикова
  9. КРИЗИС ЛИБЕРАЛЬНОГО РЕЖИМА
  10. Глава III НАЧАЛО КРУШЕНИЯ КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ИМПЕРИАЛИЗМА. ПОДДЕРЖКА СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ КОЛОНИАЛЬНЫХ И ЗАВИСИМЫХ НАРОДОВ
  11. 1.9.4. Расистская историософия
  12. Глава I ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ ИМУЩИХ КЛАССОВ ИРАНА В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА АНГЛИЙСКОГО ОККУПАЦИОННОГО РЕЖИМА (1920 —ФЕВРАЛЬ 1921 г.)
  13. РАСА, РАСИЗМ, РАСИСТСКИЙ
  14. Глава XXXV КРИЗИС УНИИ, КРИЗИС ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРАВА И КРИЗИС ОБОРОНЫ (1905—1914 гг.)