<<
>>

КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ

Так как зпание, и [в том числе] научное позиа-18да 10 пие1, возникает при всех исследованиях, которые простираются на начала, причины и элементы, путем их уяснения (ведь мы тогда уверены, что знаем ту или иную вещь, когда уясняем ее первые причины, первые начала и разлагаем ее вплоть до элементов), то ясно, что и в науке о природе надо попытаться опреде- 15 лить прежде всего то, что относится к началам.
Естественный путь к этому ведет от более понятного и явного для нас к более явному и понятному по природе: ведь не одно и то же понятное для нас и [понятное] вообще2. Поэтому необходимо продвигаться именно таким образом: от менее явного по природе, а для нас 20 более явного к более явному и понятному по природе. Для нас же в первую очередь ясны и явны скорее слитные [вещи], и уж затем из них путем их расчленения становятся известными элементы и начала. Поэтому надо идти от вещей, [воспринимаемых] в общем, к их составным частям3: ведь целое скорее уясняется чув- 25 ством, а общее есть нечто целое, так как общее охватывает многое наподобие частей. То же самое некоторымшь ю образом происходит и с именем в отношении к определению: имя, например, «круг» обозначает нечто целое, и притом неопределенным образом, а определение расчленяет его на составные части. И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности. ГЛАВА ВТОРАЯ 15 И вот, необходимо, чтобы было или одно начало, или многие, и если одно, то или неподвижное, как говорят Парменид и Мелисс, или подвижное, как говорят физики, считающие первым началом одни воздух, другие воду4; если же начал много, то они должны быть или ограничены [по числу], или безграничны, и если ограничены, но больше одного, то их или два, или три, 20 или четыре, или какое-нибудь иное число, а если безграничны, то или так, как говорит Демокрит, т. е. все они одного рода, но различаются фигурой или видом или даже противоположны 5. Сходным путем идут и те, которые исследуют все существующее в количественном отношении: они прежде всего спрашивают, одно или многое то, из чего состоит существующее, и если мпогое, ограничено ли оно [по числу] или безграпич- и но; следовательно, и они ищут начало и элемент — одно оно или многое6. Однако рассмотрение вопроса об одном и неподвижна ном сущем не относится к исследованию природы: как геометр не может ничего возразить тому, кто отрицает начала [геометрии],— это дело другой науки или общей всем,— так и тот, кто занимается исследованием начал: ведь только единое, и притом единое в указанном смысле, еще пе будет началом. Ведь начало есть 5 пачало чего-нибудь или каких-пибудь вещей. Рассматривать, таково ли единое,— все равно что рассуждать по поводу любого тезиса из тех, что выставляются ради спора (например, гераклитовского7 или высказанного кем-нибудь положения, что «сущее есть один человек»), пли распутывать эристическое умозаключение8; именпо такое содержится в рассуждениях и Мелисса и Пар- менида, так как они принимают ложные предпосылки 40 и их выводы оказываются логически несостоятельными.
Рассуждения Мелисса значительно грубее и не вызывают затруднений: из одной нелепости у него вытекает все остальное, а это разобрать совсем нетрудно9. Нами, напротив, должно быть положено в основу, что природные [вещи], или все, или некоторые, подвижны,— это становится ясным путем наведения10. Вместе с том не следует опровергать любые [положения], а только 15 когда делаются ложные выводы из основных начал; в противном случае опровергать не надо. Так, напри- мер, опровергнуть квадратуру круга, данную посредством сегментов, надлежит геометру11, а квадратуру Антифонта 12 — нё его дело. Однако хотя о природе они и не говорили, но трудностей, связанных с природой, им приходилось касаться, поэтому, вероятно, хорошо будет немного поговорить о них: ведь такое рассмотре- 20 ние имеет философское значение. Для начала самым подходящим будет — так как «сущее» употребляется в различных значениях — убедиться, в каком смысле говорят о нем утверждающие, что все есть единое: есть ли «все» сущность, или количество, или качество13 и, далее, есть ли «все» одпа сущность, как, например, один человек, одна лошадь, одна душа, или это одно качество, например светлое, 25 теплое или другое в том же роде. Ведь все это — [утверждения], значительно отличающиеся друг от друга, хотя и [одинаково] несостоятельные. А именно, если «все» будет и сущностью, и количеством, и качеством — обособлены ли они друг от друга или нет,— существующее будет многим. Если же «все» будет качеством или количеством, при наличии сущности или ее отсут- 30 ствии получится нелепость, если нелепостью можно назвать невозможное. Ибо ни одна из прочих [категорий], кроме сущности, не существует в отдельности, все они высказываются о подлежащем, [каковым является] «сущность». Мелисс, с другой стороны, утверждает, что сущее бесконечно. Следовательно, сущее есть нечто количественное, так как бесконечное относится к [категории] количества, сущность же, а также качество или состояние не могут быть бесконечными иначе как по совпадению — в случае если одновремеи- 1555 но они окажутся и каким-либо количеством: ведь определение бесконечного включает в себя [категорию] количества, а не сущности или качества. Стало быть, если сущее будет и сущностью, и количеством, сущих будет два, а не одно; если же оно будет только сущностью, то оно не может быть бесконечным И вообще 5 не будет иметь величины, иначе оно окажется каким- то количеством. Далее, так как само «единое» употребляется в различных значениях, так же как и «сущее», следует рассмотреть, в каком смысле они говорят, что все есть единое. Единым называют и непрерывное, и неделимое, и вещи, у которых определение и суть бытия14 одно и то же, папример хмельной напиток и вино. И вот, ю если единое непрерывно, оно будет многим, так как непрерывное делимо до бесконечности. (Возникает сомнение относительно части и целого — может быть, не по отношению к настоящему рассуждению, а само по себе,— будут ли часть и целое едипым или многим и в каком отношении единым или многим, и если многим, в каком отношении многим; то же и относительно « частей, не связанных непрерывно; и далее, будет ли каждая часть, как неделимая, образовывать с целым единое так же, как части сами с собой?) Но если [брать единое] как неделимое, оно не будет ни количеством, ни качеством и сущее не будет пи бесконечным, как утверждает Мелисс, ни конечным, как говорит Пармепид, ибо неделима грапица, а не ограниченное. Если же все существующее едино по определе- 20 нию, как, например, верхняя одежда и плащ, то выходит, что они повторяют слова Гераклита: одно и то же будет «быть добрым» и «быть злым», добрым и не добрым 15, следовательно, одно и то же и доброе и по доброе, и человек и лошадь, и речь у них будет пе 25 о том, что все существующее едино, а ни о чем — быть такого-то качества и быть в таком-то количестве окажутся одним и тем .же. Беспокоились и позднейшие философы, как бы не оказалось у них одно и то же единым и многим. Поэтому одни, как Ликофрон16, опускали слово «есть», другие же перестраивали обороты речи — например, этот человек не «есть бледный», а «побледнел», не з0 «есть ходящий», а «ходит»,— чтобы путем прибавления [слова] «есть» не сделать единое многим, как будто [термины] «единое» и «многое» употребляются только в одном смысле. Между тем существующее есть многое или по определению (например, одно дело быть бледным, другое — быть образованным, а один и тот же предмет бывает и тем и другим, следовательно, едипое оказывается многим), или вследствие разделена ния, как, например, целое и части. И тут опи уже зашли в тупик и стали соглашаться, что единое есть многое, как будто недопустимо, чтобы одно и то же было и единым и многим — конечно, не в смысле противоположностей: ведь единое существует и в возможности и в действительности 17.
<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 3. Изд-во Мысль, Москва; 550 стр.. 1981

Еще по теме КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ:

  1. Книга первая Глава первая
  2. КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ
  3. КНИГА ПЕРВАЯ (А) ГЛАВА ПЕРВАЯ
  4. КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА ПЕРВАЯ
  5. Книга вторая Глава первая 1 За исключением Camestres, Вагосо, Disamis и Bocardo. —
  6. КНИГА ПЕРВАЯ ГЛАВА ВТОРАЯ
  7. Ориген О началах44 КНИГА ПЕРВАЯ Глава седьмая О бестелесных и телесных существах
  8. КНИГА ПЕРВАЯ Глава XIII О месте Божием и о том, что одно только Божество — неописуемо
  9. КНИГА ПЕРВАЯ
  10. КНИГА ПЕРВАЯ
  11. КНИГА ПЕРВАЯ
  12. Книга первая
  13. Книга первая
  14. Книга первая (Л)
  15. Книга первая
  16. КНИГА ПЕРВАЯ
  17. КНИГА ПЕРВАЯ (А)
  18. КНИГА ПЕРВАЯ (А)