<<
>>

Высший основной принцип должен быть формальным положением

Формальное противостоит реальному, форма — содержанию, субъективное — объективному. То положение, которое имеет определенное реальное содержание, является менее всеобщим, чем другое, которое без этого содержания просто устанавливает общую норму или общее правило.
Следовательно, этот четвертый признак высшего основного принципа вытекает из пункта второго. Высший основной принцип воспитания должен быть поэтому лишен всякого конкретного содержания. Он может только, как и логика, устанавливать общий формальный закон. Здесь, в воспитании, происходит то же, что и в области учения о нравственности. Поэтому Кант поставил во главе последнего положение: «Поступай так, как ты желал бы, чтобы поступали все люди». Именно такую общую форму должен иметь вырший основной принцип науки о воспитании: он должен быть формальным положением. Подобно тому как высший основной принцип этики неизбежно вызывает вопрос: «как я должен поступать, чтобы желать, чтобы все люди поступали так же», и затем, примыкая к первому, выводится из него второе положение, дающее определенное содержание, — так и высший формальный основной принцип науки о воспитании с необходимостью ведет затем ко второму положению, называющему цель воспитания. Четырьмя признаками высшего основного принципа воспитания являются поэтому следующие: он не может быть доказан и не нуждается в доказательстве; он должен быть непосредственно очевиден, он должен быть общим, единственным, формальным положением. Если поэтому какой-либо основной принцип воспитания имеет эти четыре признака, то это и есть высший основной принцип воспитания; если он ими не обладает, то он не является высшим основным принципом науки о воспитании; если таковой не может быть найден, то наука о воспитании должна отказаться от звания науки в строгом смысле этого слова. Прежде чем его установить, коснемся вкратце обычных суждений о том, что считается в воспитании хорошим или нехорошим.
Тогда мы в то же время поймем, открыт ли уже основной принцип воспитания, хотя он еще и не признан всеми. Если высказывается суждение о целесообразности или не целесообразности какой-либо меры в воспитании, если какое- либо воспитательное мероприятие объявляется неполезным или даже вредным и если спрашивают об обосновании этого суждения, то обычно слышат один из следующих ответов: «это вредно для характера воспитанника»; «это портит его сердце»; «это внушает ему превратные взгляды»; «это ведет его к самомнению и зазнайству»; «он становится избалованным и испррчен- ным»; «он дичает»; «он не годится для света»; «он превращается в безбожного человека»; «это совершенно неестественно, противоестественно»; «опыт давно доказал вредность такого способа воспитания»; «с этим взглядом согласны все мыслящие люди всех времен» и т. д. Если мы резюмируем эти суждения с определенной точки зрения, то дело сведется к тому, что они опираются либо 1) на возможные последствия, которые познаны опытным путем, т. е. на опыт, или 2) на авторитет других, или 3) на определенный принцип. Уже из предыдущего ясно, что опыт не может рассматриваться как высшая инстанция при суждении о полезном и вредном в воспитании. А, кроме того, опыт доказывает в конечном счете все, т. е. ничего, так как при одинаковых обстоятельствах различные люди узнают часто самое различное. Если еще принять во внимание, что у такого относительно свободного существа, как человек, не все зависит от возбуждающих его внешних сил и влияний, но в значительно большей степени от характера и сочетания его задатков и сил; если не забывать, что поэтому человек, не взирая на самое лучшее воспитание, может стать испорченным (например, Нерон), а другой при самом дурнем воспитании — благородным человеком, то нам не придет в голову, признать опыт высшим судьей в вопросах добра и зла в воспитании. Но все же мы будем прислушиваться к его голосу. Только в науке о воспитании он пока еще не имеет голоса. Но и .*власть авторитета в научном отношении ничего не решает.
Здесь совершенно не важно, кто что-либо сказал, а важно то, правильно ли то, что кто-либо сказал, т. е. можно ли доказать его объективную важность. Никакое положение не становится истинным оттого, что его тот или иной (человек) сказал или не сказал. Поэтому мы чувствуем необходимость перейти к принципам и рассмотреть, встречается ли в общепринятом понимании верного и неверного в воспитании какой-либо принцип, который обладает вышеуказанными признаками высшего основного принципа. Как я уже указывал, приходится слышать, что какая-либо вещь, способ действия, мысль отбрасываются потому, что они не соответствуют природе вещей, к которым они относятся, противоречат им, т. е. являются неестественными или даже противоестественными, и, наоборот, полагают, что какая-либо мысль, стремление, способ действия получают прочное обоснование и оправдание, если о них (об этих предметах) можно сказать, что они совершенно естественны, созвучны с природой, полностью соответствуют ей. В качестве принципа оценки выставляется, таким образом, основное положение природосообразности, принцип природосообразности. Тем самым высказывается мнение, что все, что согласуется с ходом и течением в природе, должно рассматриваться как благо; что противоречит ее развитию — как зло и извращение. Этот взгляд настолько распространен на свете, что слова «хороший», «естественный» и «природосообразный» и, наоборот, «плохой», или «злой», «неестественный» или «противоестественный» во многих случаях считаются синонимами. Природосообразным является, например, смена времен года, приход осени вслед за летом, последовательное наступление различных возрастных периодов: детства, юности, зрелости и старости, смена дня и ночи, солнечного сияния и дождя и множество других явлений природы. И все эти явления природы считаются целесообразными, хорошими. Понятия природосообразный и хороший здесь приблизительносовпадают. Что сообразно с природой, не может быть плохим, извращенным. Это хорошо, должно быть хорошо, потому что сообразно с природой.
И потому, как только доказана природосообразность какого-либо события или какого-либо явления, то тем самым доказана и его правомерность, а если я хочу подчеркнуть неприемлемость какого-либо явления, то мне достаточно только доказать, что оно противоестественно. Без дальнейших слов хочу я тотчас перейти к утверждению, что именно этот принцип природосообразности и есть высший основной принцип всякого воспитания. При *воспи- тании мы имеем дело с людьми, речь идет о воспитании людей. Итак, я утверждаю, что в воспитании человека все зависит от того, чтобы ничего не случалось противоречащего природе человека^ вообще и отдельной индивидуальности в частности, и больше того, чтобы все происходило сообразно с этой природой. Утверждаю, что для обоснования наших суждений о полезном и вредном в воспитании мы не сможем привести более сильного аргумента, как природосообразность или противоестественность предмета. Утверждаю, что в науке о воспитании принцип природосообразности стоит выше всего, короче говоря, что он и является высшим основным принципом воспитания. Чтобы доказать эти утверждения, достаточно показать, что приведенные выше четыре признака подходят к принципу природосообразности. Итак, требуется доказать, что основной принцип «Воспиты вай природосообразно!» не может быть доказан, не нуждается в доказательстве, является самым общим положением, единственным принципом ‘воспитания, формальным по своей природе. 1. Основной принцип «Воспитывай природосообразно!» не может быть доказан и не нуждается в доказательстве. Человек не создает природы, а находит ее уже существующей и сам является продуктом этой природы. Естественные существа могут стать только тем и должны стать только тем, для чего они созданы. И они созданы для того, К чему имеют задатки. Желать сделать из них что-либо другое было бы очевидной бессмыслицей 3. Камень не может стать не чем иным, как камнем, и он не должен стать не чем иным, как камнем, и притом камнем определенного, а не какого-либо другого вида. Растение никогда не станет животным, а животное растением. И всякое растение определенного вида является и остается растением именно данного вида. Никакое земное искусство не может из розы сделать 'гвоздику, из дуба сосну, из терновника маслину, из чертополоха виноградную лозу. Из желудя при благоприятных обстоятельствах вырастает дуб и не что другое, а из луковицы гиацинта не что иное, как гиацинт. Искусство может в этом отношении лишь изуродовать, исказить природу. Точно так же обстоит дело и с человеком. И он может и должен стать только тем, к чему предназначила его природа, а это предназначение можно узнать по его задаткам. Если у него нет к чему-либо задатков, ты будешь напрасно стараться его развивать в этом направлении. Ангелом человек никогда не станет, потому что он носит в себе задатки человека, а не ангела. Человек может и должен стать не чем иным, как человеком. И каждый индивидуум опять-таки станет только тем, к чему у него имеются задатки. Из лишенного музыкального слуха или даже глухонемого ты можешь попытаться сделать Моцарта, но каков будет плод всех стараний? Все это, не правда ли, читатель, положения само собой разумеющиеся, сами по себе ясные, которых вовсе не надо доказывать, которые вовсе и не могут быть доказаны. И это так. Принцип «Воспитывай природосообразно!» не может быть доказан и не нуждается в доказательстве. Он сам собой понятен. Кто постигнет его смысл, будет вынужден тотчас же с ним согласиться. Он устанавливает саму по себе ясную, совершенно достоверную истину. 2. Принцип «Воспитывай природосообразно!» является общим, самым общим основным положением всякой педагогики. Он содержит только один единственный признак — признак природосообразности; меньшего не может утверждать никакой другой основной принцип. А также и ничего более общего. Он исходит непосредственно из сущности человека и непосредственно к нему возвращается; он признает ценность и абсолютную целесообразность его природной организации и не требует ничего искусственного, а самого неограниченного, самого общего: во всей своей воспитательной деятельности поступать природосообразно. Его конкретное содержание поэтому минимально, сфера же его влияния максимальна, т. е. он представляет собой всеобщий основной принцип педагогики. 3. Принцип «Воспитывай природосообразно\» является единственным и достаточным. Первое ясно само собой. Второе выясняется уже из того, что было сказано в первом пункте. Ко всему, чем человек может и должен стать (так как больше того, чем он может, он и не должен стать — границы возможного являются также и границами должного), у него должны иметься прирожденные задатки. Эти задатки даны ему не бесцельно, так как природа не создает ничего бесцельного, а тем более противоречащего цели, но он носит их в себе для важных целей, которые достигаются только путем полного развития и неограниченного пользования ими. Этого хочет природа, это является ее целью — не больше и не меньше. Кто поэтому благоприятствует развитию этих задатков и их укреплению, тот благоприятствует и стремится ко всему, чего природа хочет и может хотеть от человека. Тот воспитатель является мудрым, который не желает ничего иного, чем природа, ни большего, ни меньшего, а хочет именно всего того, чего она хочет. Следовательно, тот, кто придерживается основного принципа «Воспитывай природосообразно!», способствует целям природы во всем их объеме. Таким образом, этот единственный основной принцип достаточен для всего воспитания. Нет нужды в каком-либо другом, существующем рядом с ним; он только — один единственный, но его вполне достаточно. 4. Основной принцип «Воспитывай природосообразно\» является формальным, основным принципом. Он не говорит, для чего, для какой конечной цели, с каким намерением следует воспитывать. Для пригодности на земле, для самоудовлетворения, счастья, блаженства и т. д., для определенного отдельного сословия, рода, внешних условий и т. д., сообразно с требованиями времени или несообразно; теми, или иными средствами и т. д. Он не считается с условиями пространства и времени или с чем-либо другим, он лишен всякого объективного содержания. Он требует только, чтобы воспитатель считался с природой и благоприятствовал ее целям. Он представляет собой так называемый формальный основной принцип. Следовательно, основной принцип «Воспитывай природосообразно!» есть высший основной принцип всего человеческого воспитания. Благодаря ему мы доказываем все. К нему мы сводим поэтому все в воспитании. Если его указывают как основание воспитательной деятельности, то уже не следует вопроса «почему}» Он представляет собой глубочайшее и последнее основание. Если я поэтому хочу оправдать какой-либо метод обращения или по ведения с молодежью или вообще метод воспитания человека, то мне нужно только доказать, что этот метод обращения и поведения природосообразен, благоприятствует целям природы, повинуется ее законам. Если я хочу доказать, что какой-либо метод воспитания человека плох, неприемлем и вреден, то мне нужно только привести доказательство, что он противоестественен, идет вразрез с целями природы, нарушает ее ход. Природосообразное поведение является высшей педагогической истиной в воспитании человека, поведение вопреки природе является величайшим педагогическим безумием и извращением. Только тот является подлинным воспитателем, кто в своей воспитательной деятельности всегда и всюду остается верен этому принципу, а тот портит, калечит и извращает человека, кто нарушает этот принцип и противодействует ему. Поэтому самым общим, безусловным и всеобъемлющим требованием, предъявляемым воспитателю, является следующее: «Действуй природосообразно!» Принцип природосообразности содержит два требования: одно отрицательное, другое положительное. Первое гласит: «Избегай в воспитании противоестественного», второй: «Поступай природосообразно!» Первое требование является самым главным и важнейшим. Если ему следовать, то и соблюдение другого уже из него вытекает. Как для содействия росту доброго семени достаточно предохранять его от сорняков, чтобы дожди и солнечные лучи могли живительно действовать на молодые всходы, так и при воспитании молодежи часто достаточно только отстранять все противоестественное, потому что тогда здоровая натура человека сама собой вызовет его благоприятное развитие. Каждое органическое существо развивается и растет, увядает и умирает, согласно вечным неизменным законам, которым подчинен также и человек. Человека в его становлении и смерти следует рассматривать как продукт природы, а все, чем он становится и чего достигает, все, что воспитание делает или не делает из него, должно расцениваться согласно природным условиям. И здесь имеет место необходимая тесная связь между причиной и следствием. Человек ведь носит в себе, как и всякое! органическое существо, зародыш и закон своего развития. И это не только в духовном, но и в физическом отношении; короче говоря, в отношении всей его единой и целостной природы. Высшей мудростью врача является признать себя слугой и жрецом природы. Он не должен ничего создавать, он должен только прислушиваться к ходу природы, благоприятствовать ее воле и устранять возможные трудности и препятствия. Не врач делает человека здоровым, а природа по своей великой мудрости, посредством которой она себя проявляет как произведение премудрого творца. В том же смысле, и именно в том же общем значении относится и к воспитателю утверждение, что, в сущности, не он воспитывает ребенка, а он только устраняет вредные влияния, стремится укрепить добрые побуждения, которыми человек обязан матери- природе, и дает им возможность действовать сообразно природе. С одной стороны, принцип природосообразности уязвляет гордость человека и воспитателя, но, с другой стороны, он возвышает его. Он уязвляет гордого, который дерзнул возомнить, что это всецело в его власти воспитать из ребенка доброго или злого человека; который воображает, что он вкладывает в ребенка добрые побуждения и влечения. Как неправильно было такое воззрение прежних веков и как мы радуемся, что более здравый взгляд на природу дал нам другое, возвышающее нас сознание, что человек повсюду вооружен чистыми побуждениями, а также всем, что нужно для деятельной и здоровой жизни; что у него ни в чем хорошем нет недостатка, что он везде находится в объятиях своей матери-природы. Некогда смотрели на природу как на враждебную силу, которая, являясь губительным началом, подвергает опасности жизнь человека, и он должен прилагать все силы своего ума, чтобы отвратить эти враждебные намерения. Человек боролся с природой, тогда как он должен был бы ей слепо повиноваться; он полагался на свой разум в вещах, которые совершенно не подчиняются его господству, и не доверял природе, вместо того чтобы полностью полагаться на нее с детским и благодарным доверием. Воспитанник знакомился с природой только по ее опасным и грозным проявлениям. Из минералов его знакомили только с ядами, из растений только с ядовитыми, из явлений природы только с такими, которые могут быть губительными для человека, как, например, вулканические извержения, смерчи и ураганы, бури и грозы. Но теперь мы с большим доверием относимся к доброжелательности природы. Человек понял, что он становится тем более несчастным, чем больше уклоняется от путей природы; понял, что он в той же мере становится рабом своих влечений и страстей, а также зависимым от внешних обстоятельств, чем меньше повинуется правдивому голосу природы. Человек признал за высшую мудрость — не отклоняться от путей природы, а где уже произошло такое несчастное отклонение — снова вернуться к ней и подчиниться ее велениям. В борьбе с ее могуществом человек готовит себе лишь жалкое существование. На короткий момент ему могут доставить удовольствие допущенные им уклонения от природы, но тем сильнее будет он позднее в этом раскаиваться, так как природа, в силу заложенных в нее вечных законов, которым подчинено все смертное, не позволяет над собой насмехаться. Без сожаления мстит она, в конце концов, за всякое отклонение и всякое неповиновение. Когда она исчерпает все свои силы, чтобы вернуть человека от искусственности к ее естественной и возвышенной простоте, тогда, наконец, она предаст его, отщепенца, злым силам, которые превращают его, падшего, в устрашающий пример для всего света. Высочайшая жизненная мудрость состоит в том, чтобы человек вверил себя природе, прошел бы жизнь, опираясь на нее, пре доставил бы ей руководить собой. Принцип природосообразности является высшим основным принципом всей жизненной мудрости, высшим принципом всего воспитания. Если мы искренне и глубоко проникнуты истиной всего вышесказанного, то с такой же радостью, какую мы испытываем, когда поймем, что недоверие, которое мы питали против какого-либо человека, оказалось необоснованным, с тем же возвышенным чувством, с каким мы тогда возвращаемся к высокому чувству доверия, с такой же радостью учимся мы познавать природу как нашу первую, неразлучную, неизменно верную нам подругу. Если наше сердце преисполнено такой здоровой укрепляющей человека радостью, то тогда встают перед ним во всей их глубокой значимости вопросы: «А что является природосообразным?», «Где я найду природосообразное?», «Как я его узнаю?», «Какие люди стоят еще на уровне природы?», «Должен ли я искать их в девственных лесах Америки или среди добродушных обитателей островов Южного океана?», «Или в цивилизованной Европе?», «Гдё предстанет перед моим взором чудесная картина природосообразно воспитанного, природосообразно живущего человека, природосообразио живущего народа?», «Где эти счастливцы, которых судьба вела так любовно, что они не сошли с путей, указанных природой?» Вот вопросы, которые встают во всем своем значении перед тем, кто признал принцип природосообразности в качестве высшего основного принципа в жизни и в воспитании. Вот вопросы, которые занимали мысли великих людей в различные эпохи; вопросы, которые решались самым различным образом и которые и до сегодняшнего дня пытаются решить различнейшим образом. Вопросы, достойнейшие размышления благороднейших людей, ибо они поучают и дают нам жизненную мудрость, педагогическую мудрость. Без основательного и верного ответа на эти вопросы мы можем впасть и в жизни и в воспитании в опаснейшие заблуждения; без их решения мы будем придерживаться устарелых заблуждений, приносить жертвы ложным богам. Что такое природосообразность? Если ты думаешь, что я хочу тебе это сейчас сказать, что я могу полностью на это ответить, то ты ошибешься, как ты ошибся бы, если бы поверил, что я первый признал принцип природосообразности высшим основным принципом всей жизни и всего воспитания. Я хотел только содействовать тому, чтобы такая важная мысль не была забыта, но снова провозглашена и признана во всей своей всеобъемлющей значимости. В нашей педагогике ведь почти не встречается и следа ее. Почему это? Если ты признал часто, но не слишком часто называемый принцип природосообразности во всей его непреложной истинности, тогда ты поставишь перед собой важную задачу, еще далеко не полностью разрешенную, задачу познать природу человека, природу ребенка, ход развития человеческой природы. Если ты хочешь узнать, что вообще является природосообразным, тогда ты должен исследовать природу; если ты хочешь узнать, что, в частности, сообразно с человеческой природой, тогда ты должен исследовать природу человека, природу ребенка и ход развития детской природы вплоть до сформировавшейся природы взрослого человека. Этого хотел Руссо, это сделал Руссо, столь поносимый в наше время Ж а н-Ж а к Руссо, написавший бессмертного «Эмиля». Этого хотел также и Песталоцци. Это сделал также и П еста л оцци! Будем же верны принципу природосообразности в жизни, в воспитании. Последуем за такими важными примерами в исследовании человеческой природы и законов ее развития! Вернемся к природной простоте и удержим нашу молодежь на пути природы! Останемся верны природе! Доверимся матери-природе и ее великим законам!
<< | >>
Источник: Дистервег А.. Избранные педагогические сочинения. 1956

Еще по теме Высший основной принцип должен быть формальным положением:

  1. Высший основной принцип не может быть доказан и не нуждается в доказательстве
  2. КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЬ
  3. Техника выполнения и методика освоения Жнани-йоги Основные принципы, которые должен усвоить последователь Жнани-йоги
  4. Глава 11 Карфаген должен быть разрушен. Антиамериканское большинство
  5. 7. О том, что всякий фактический суверенитет должен быть разделен
  6. 211. Ущерб должен был быть причинен при исполнении служебных обязанностей.
  7. КАЖДЫЙ ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЕСТЕСТВОВЕДОМ, А КАЖДЫЙ СЕЛЬСКИЙ УЧИТЕЛЬ — ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЕМi
  8. 41. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О ЧРЕЗВЫЧАЙНОМ ПОЛОЖЕНИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ)
  9. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ Принцип 1. Ответственность.
  10. 85. Основные положения.
  11. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  12. 21.3. Основные положения "Закона об образовании"
  13. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙХАРТИИ
  14. Каковы общие положения о процессуальных сроках — понятие, принципы, виды?
  15. § 4. Основные принципы законности
  16. § 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Цель воспитания