<<
>>

МИФ КАК ОТРИЦАНИЕ ЛОГИКИ

Язык мифоса определяется тем, что он является другим, нежели язык логоса, и не вписывается в те структуры, которые Аристотель постулирует как логику. Более того, само происхождение логики Аристотеля есть завершение гигантской философской работы древнегреческой культуры по преодолению мифоса.
В таком случае мы вполне можем описать параметры «пралогики» или мифологического мышления, отталкиваясь от законов логики Аристотеля, но проделав этот путь в обратном порядке. Миф строится на отрицании закона тождества, закона противоречия, закона исключенного третьего и закона достаточного основания. В мифе А и равно А, и не равно А одновременно. Вещь есть одновременно она сама и не она сама. Это хорошо видно в понятии символ. Вещь мифа есть символ, в котором соединяется (греческое ойц^оЛоп означает «приведение к единству») сразу несколько сходных по структуре мифологической таксономии явлений. Поэтому А как символ есть одновременно не-А, а что-то еще. Такой подход опровергает и закон противоречия, так как А в таком случае есть не-А, и закон исключенного третьего — А вполне может быть одновременно и А, и не-А, следовательно, третье включено (tertium datur). Вопрос о достаточном основании в таком случае вообще теряет всякий смысл, так как справедливость или несправедливость суждения выводится из ткани мифа и периодов его развертывания, а не из корректных с логической точки зрения предпосылок и заключений. В условиях сновиденческой неопределенности символа строго обосновать суждение просто невозможно. Рассмотрим пример силлогизма с Сократом. В мифе «человек» никогда не есть только человек. Он состоит из бренной оболочки и нетленной души, психеи (tyuxi по-гречески, дословно — «бабочка»), которая живет внутри него как в коконе. Более того, по душе, духу (а то и телу) в различных мифологиях человек родственен богам, духам, зверям, растениям, минералам, стихиям, светилам и т. д. Поэтому он попадает в непрерывную ленту метаморфоз, перетекает из вида в вид по таксономии «тотемизма», «мистического соучастия» или символических рядов. Значит, сказать что-то о человеке — это сказать в то же время и о нечеловеке. Что же касается его смертности, то это вообще является слишком многозначным утверждением, так как человек и смертен, и бессмертен одновременно. В сложных религиях есть учение о бессметрии души и смерти тела, а в более архаических культурах, где нет самой концепции индивидуального тела (а такое встречается сплошь и рядом), и с телом все обстоит намного сложнее. Итак, утверждение «всякий человек смертен» (большая посылка силлогизма) не выдерживает в мифе никакой критики и рассыпается на глазах. А так как на ней строится все остальное доказательство, то оно автоматически теряет силу. О Сократе уже вообще не может идти речи, так как миф любое собственное имя толкует в особом ассоциативном ряду. И тем не менее у мифа есть своя структура, свои закономерности, свои ос- новнополагающие элементы, свои нормативы и оппозиции.
У мифа есть свой порядок. Более подробно речь об этом пойдет в следующем разделе, посвященном социологии воображения. Пока же обратимся к другой области, где действуют законы, существенно отличные от законов логики. Этой областью является риторика. Именно в риторике и ее структурах мы находим ключ к языку мифоса. ? ТРОПЫ КАК СТРУКТУРЫ МИФА Важнейшим инструментом риторики является троп. С греческого «тропос» переводится как «манера, форма действия, направление» (то есть отвечает не на вопрос что?, а на вопросы как? каким образом?). Этот термин означает в риторике переносное определение, которое дается вещи фигурально, искажая ее образ с целью подчеркнуть то или иное присущее ей качество. Сам Аристотель посвятил искусству риторики, основателем которой считается Эмпедокл (490-430 до н. э.), отдельную книгу и не видел в нем ничего несовместимого с другими областями своего интереса. Инструментарий риторики представляет собой противолож- ность логике и ее процедурам. Логика стремится освободить предмет от коннотаций, представить его как он есть, риторика же через троп, напротив, стремится изменить его, соотнести с другим, подчеркнуть отдельное качество и т. д. Разновидностью тропа является метафора (цетафора — от meta^erro, «я переношу», от цета — «через» + ферш — «я несу»). Метафора — это перенос свойств одного предмета на другой. Здесь мы имеем дело с наследием тотемистской таксономии, о которой говорили выше. И именно потому риторические приемы так влияли на публику, к которой обращались ораторы, что этот прием будил структуры бессознательного, топику сновидений, континенты мифов, которые в логической, рациональной культуре греков уже присутствовали по большей части в области «знаменателя». Другим типичным тропом является метонимия (древнегреч. цетшуи^а — «переименование», от цета — «над» и б'уоца — «имя») — замещение всего предмета другим, связанным с ним тем или иным образом. Частным случаем метонимии является синекдоха (древнегреч. ouveKSo^), то есть замещение всего предмета его частью. Метонимия часто служит основой таксономических цепочек, формирующих миф. Мальчик-с-Пальчик в сказке не только величиной с палец, но и рождается из отрубленного пальца бездетной старухи, и т. д. Палец далее может фигурировать отдельно для магических целей, может оживать, замещать своих носителей, говорить и т. д. Другими тропами являются литота (от древнегреч. Літоту — «простота», «малость»), преуменьшающая масштаб вещи, события, явления, личности, и гипербола (от древнегреч. Ъер^оЛ^ —«переход», «преувеличение»), напротив, преувеличивающая его. Литота и гипербола дефигурируют объемы описываемых вещей — в мифе этим тропам соответствуют гиганты и карлики (по-русски — волоты и пыжики), а также множество сюжетов, связанных с огромными (драконами, ограми, горами и т. д.) и микроскопическими (орешек, иголка, кусочек кварца, горошина и т. д.) существами и предметами. Катахреза (от древнегреч. ката^рпаїс — «злоупотребление») — троп неправильного или необычного употребления слов или сочетания слов с несовместимыми буквально лексическими значениями. В этот троп укладывается семейство сбоев формальной рациональности в процессе развертывания мифа, которые свидетельствуют о его внутренней структуре. Фрейд через структуру оговорок изучал воздействие подсознания на человеческое Эго. Для психоанализа наличие катахрезы есть прямое указание на «работу сновидений», ведущуюся параллельно деятельности рассудка. В самом мифе, то есть внутри мира «сновидений», это указывает либо на наличие разветвлений в цепочке символов, либо на переход к иным символическим рядам. Перифраз (от древнегреч. -п:ер?фрааїс — «описательное выражение», «иносказание»: nept — «вокруг», «около» и фрааїс — «высказывание») — троп, описательно выражающий одно понятие с помощью нескольких, что также относится к мифологической таксономии, периодическое перечисление рядов которой необходимо для трансляции культурного кода. И пожалуй, самый важный из тропов, выражающий саму суть мифоса как явления, — это ирония (от древнегреч. еіршуе?а — «притворство»). Риторика понимает иронию как троп, где истинный смысл скрыт или противоречит (противопоставляется) смыслу явному. Но это плод позднейшей рационализации. Смысл иронии выражает главное свойство мифа — его многослойность, наличие в нем периодов, которые представляют собой подобие переноса строки или рифмы в конце строки в поэтическом тексте. Леви-Стросс заметил, что миф следует читать как акро стих — то есть и по горизонтали, где развертывается сюжет, и по вертикали, где выстраиваются оси символических соответствий между понятиями и фигурами, для рационального сознания представляющимися совершенно разрозненными, но в структуре мифа объединенными символическими соответствиями29. Ирония есть косвенное указание на вертикальную структуру партитуры мифа, то есть на наличие структурных симметрий между различными этажами — строками (подобно гармонии или аккомпанементу в музыкальных нотах). Смысл иронии в том, что сквозь одно суждение проглядывает другое, часто занижающее смысл первого, что указывает на присутствие дополнительного этажа (или нескольких этажей) в самом повествовании, связи с которым (или с которыми) неочевидны и требуют активной включенности и дополнительных знаний со стороны слушателя. То, что в рациональной структуре воспринимается как ироничность риторических тропов, в культуре мифологической служит указанием на дополнительные ряды, просвечивающие сквозь предметы, о которых формально идет речь, что и превращает их в символы. Привлечение внимания к дополнительным этажам повествования, имеющее подчас комический оттенок, на самом деле служит все той же цели — намекнуть на вертикальное прочтение партитуры, о которой в данный момент не говорится, но о которой могла идти речь в другом мифе или в другом разделе мифа. В классической риторике прием иронии, как и тропа в целом, служил обращением к системе бессознательных структур, лежащих в топике «знаменателя».
<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Социология воображения. Введение в структурную социологию. — М.: Академический Проект; Трикста. — 564 с. — (Технологии социологии).. 2010

Еще по теме МИФ КАК ОТРИЦАНИЕ ЛОГИКИ:

  1. Задание 22. Произведите отрицание следующих суждений таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (Используя законы пронесения отрицания.)
  2. 22. Произведите отрицание данного суждения таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (Используя законы пронесения отрицания.)
  3. 3. Закон отрицания отрицания как существенный момент процесса развития
  4. Субъект как «ограничение Бесконечного» или «отрицание Отрицания»
  5. Произведите отрицание данного суждения таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешнихзнаков отрицания. (По логическому квадрату).
  6. Задание 18. Произведите отрицание следующих суждений таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (По логическому квадрату)
  7. МИФ КАК ВЕРБАЛИЗОВАННОЕ ДЕЙСТВИЕ              1 И КАК ДРАМАТИЗИРОВАННАЯ ИСТОРИЯ ЖИЗНИ
  8. МИФ КАК СТРУКТУРА
  9. 2. «Снятие», «отрицание» и «отрицание отрицания»
  10. КЛАУС ШУБЕРТ ЛОГИКА СТРУКТУРЫ, ЛОГИКА СУБЪЕКТОВ И ЛОГИКА ИННОВАЦИИ: КОНЦЕПЦИИ СЕТЕЙ И АНАЛИЗ СФЕР ПОЛИТИКИ
  11. К ЭТОМУ Я СТРЕМИЛСЯ С САМОГО НАЧАЛА, И ЕСЛИ ТЫ, ЧИТАТЕЛЬ, ОТВЕТИШЬ ОТРИЦАНИЕМ, ТО ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД И НА МНОГОЕ ВЫШЕСКАЗАННОЕ ОТВЕТИТЬ ОТРИЦАНИЕМ
  12. Закон отрицания отрицания.
  13. 2.3.3 Закон отрицание отрицания
  14. 1. Сверхлогика как многозначная и метафизическая логика
  15. 5. Логика как механизм дедукции
  16. 2. Логика как теория истины
  17. Категории Абсолюта как конкретизации спекулятивной логики.