<<
>>

К ЭТОМУ Я СТРЕМИЛСЯ С САМОГО НАЧАЛА, И ЕСЛИ ТЫ, ЧИТАТЕЛЬ, ОТВЕТИШЬ ОТРИЦАНИЕМ, ТО ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД И НА МНОГОЕ ВЫШЕСКАЗАННОЕ ОТВЕТИТЬ ОТРИЦАНИЕМ


На Своем пути, на пути укрепления основных положений воспитания народа путем законодательства, Арнер нашел единственно верное средство, которым можно достигнуть конечных целей мудрого государственного законодательства, а именно: Упрощение государственных податей.
Обеспечение низшим слоям населения действительного пользования гражданскими правами. Освобождение народа от гнета рабства, который вызван необходимостью уплаты поземельных налогов. Обеспечение низших слоев населения от гибельных последствий пожаров, наводнений, градобития и повальных падежей скота. Возможность сделать военную службу менее вредной для населения,- нравов и благосостояния народа. Покрытие чрезвычайных государственных налогов без губительного давления на низшие слои. Способствование общему прогрессу благосостояния страны и увеличению ее населения путем распространения этого прогресса на детей и внуков. Наконец, держать меч справедливости в ножнах истинно человеческих принципов, дабы не ранить невинных людей таким опасным оружием.
В простом внимании к общественному воспитанию в своей деревне Арнер нашел верный путь для достижения намеченного.
Читатель, это не сон: хорошее образование народа для индустрии является единственным возможным путем к достижению всех этих конечных целей.
Законодатели, составители законов и князья! Если вы не хотите идти этим путем, то вы не найдете другого и ни на шаг не приблизитесь даже к видимости разумной цели. Но я говорю не с князьями и мог бы продолжать без этого замечания.
Прошел уже год со времени выздоровления Арнера, и колеса заведенного им дела продолжали идти своим тихим ходом, толчки становились все слабее.
Где почва подготовлена, там произрастают плоды,
и садовые растения подымаются от земли, если рука садовника заботится о них. Этого ухода в Боннале не было лишено как самое маленькое растение, так и лучшее садовое дерево. Твердый и хороший порядок, господствующий всюду, возвышал дух человека больше, чем он мог бы возвыситься там, где нет порядка и где у лестницы, которую ему предоставляют для подъема, не хватает не больше и не меньше как всех ступеней.
Новый староста хорошо понимал влияние все возрастающего количества денег, находившихся в обороте,, на полную перемену бытовых условий народа; он видел, насколько основы его гражданской безопасности и его домашнего счастья зависят от этой денежной массы и от большей или меньшей заботливости, которую человек уделяет причитающейся ему доле денег: он сделал поэтому еще один шаг, который изумил Арнера и даже самого лейтенанта. Староста предложил собравшимся членам общины путем некоторых установлений и сбережений, которые отнюдь не будут им тягостны, собрать в течение двадцати пяти лет капитал, вполне достаточный для покрытия всех поземельных и других налогов, проклятием тяготеющих на их земле как вечная подать; таким образом, они раз навсегда освободили бы себя и свое имущество от задолженности господам.

Прежде всего он доказал им на основании официальных документов, что весь доход, который господа должны были извлечь из их деревни, ни разу еще не достиг полностью суммы в 1200 гульденов в год; он показал им, что для обеспечения уплаты всех господских податей плюс уплаты за необходимые в имении улучшения нужен капитал не больше чем в 40 тысяч гульденов. Установив это, он с мелом в руке и цифрами на общинном столе, вокруг которого собрались все умевшие считать и те, кто, не умея считать, тем не менее считал себя обязанным говорить, показал возможность проведения следующих мер: Отложить и уплатить по полтора цре^цера с каждого снопа в фонд податей. Все остающиеся пастбища предоставить для пользования предложившему наибольшую сумму денег за них. Выделенные помещиком пастбища, как луговые, так и обращенные в пашни, обложить на столько-то лет
половиной действующего в данный момент процента, так чтобы тот, чья земля оценивается в сто гульденов, вносил ежегодно два гульдена в фонд податей. Сбор этих денег, забота о них и об их помещении должны производиться безвозмездно.
Он ручается всем своим имуществом, что этот капитал в течение двадцати пяти лет будет собран. Все, что он предлагает, по его словам, он делает не как староста, а как простой гражданин и не ради помещика, чтобы ему угодить, а для общины, для своего и ее потомства.
Это особенно обрадовало крестьян. Староста добавил еще несколько слов о том, насколько легче будет их детям при этих условиях достигнуть благосостояния. Возможное возражение, что полтора крейцера слишком много за один сноп, он предупреждал указанием, что эта сумма определяется собственно не по стоимости снопа, а отсчитывается от всего их ежегодного дохода. Он подробно коснулся всех доходов и расходов крестьян и показал им с мелом в руке, сколько они ежегодно напрасно тратят денег и сколько они могли бы сберечь, если бы они только захотели. Из сказанного ясно вытекало, что они при желании легко могут собрать этот податной фонд. Ни одного возражения он не оставил без внимания: даже самым глупым, которые ему противоречили, он отвечал терпеливо, не впадая, как и сорок лет тому назад, когда он был еще нищим* Ё обычный начальнический тон, губящий все, что крестьяне сами делают или хотели бы сделать.
Под конец он сказал: Я знаю, что нет здесь никого, кто не хотел бы оставить своим детям вдвое больше, чем он имеет, земли, свободной от земельного обложения и десятинного сбора; вряд ли также кто-нибудь из присутствующих не понимает, что первым способом он больше обеспечит детей, чем вторым; и я думаю, что здесь нет никого, кто не был бы убежден, что мы соберем эту сумму, если только захотим.
Кто знает крестьян, тот знает также, что они готовы чуть ли не дать себя повесить, лишь бы получить свою землю, свободную от десятинных и поземельных сборов и от податей. Представь же себе, читатель, какое впечатление на них произвело все это предложение. Дикарь не так жаждет грабежа, как крестьяне жаждут свобод
ной от десятинного сбора земли; они подпирали бороды, почесывали затылки и делали многое, что показывало, как они этого желают и как они вместе с тем не могут решиться. Некоторые из них говорили: От твоих речей у нас слюнки текут, но... Что но? — спрашивал староста.
А крестьяне в ответ: Ты ведь хорошо знаешь, что черт — большой плут; мы двадцать пять лет будем собирать деньги, а в один дождливый день придет некто и заберет все скопленное в свой карман и унесет, как будто это его.
Староста. Это вы должны предупредить.
Крестьяне. Разве мы это можем?
Староста. Ну конечно.
Крестьяне. Легко сказать, а доказать трудно.
Староста. Вы ведь знаете, что каждый господин, если он только желает, может надежно пристроить свои деньги.
Крестьяне. Это мы, конечно, знаем.
Староста. Но почему бы и нам не поступить таким же образом?
Крестьяне. Потому что мы крестьяне, и господа с нашими деньгами не так церемонятся, как с господскими; к тому же мы этого не умеем делать, как они.
Староста. Вы приводите два основания: слушайте же, я отвечу вам на оба. Во-первых, вы говорите, что не знаете, как пристраивать деньги; это может быть верно относительно вас, но не относительно меня; я умею пристраивать деньги и могу вам помочь в этом, но совсем не желаю, чтобы вы мне слепо доверяли; напротив, я предлагаю вам за каждый грош, который вы по моему совету пристроите, поручиться своим имуществом; таким образом, ваше первое возражение, я надеюсь, отпадает.
Затем вы говорите, что господа мало церемонятся с деньгами крестьян. Это верно, но я должен вам сказать, что в этом отношении дело обстоит теперь не так, как встарь; и для самых больших господ насильно забирать у других людей деньги с каждым днем становится все более щекотливым делом. Тем не менее мы должны в отношении господ поступать так, как если бы мы могли ожидать от них самого худшего; но если мы это собираемся сделать, мы должны искать гарантию предпринятому нами в более высоком месте, чем у Арнера,

Крестьяне. Можем ли мы ему показать, что мы ему не доверяем?
Староста. Ну конечно! Ведь торговцы сыром и часовщики требуют от французского короля гарантии, когда они его снабжают деньгами. Во всем мире в этих вопросах не церемонятся, и нет такого короля, который требовал бы, чтобы ему слепо доверяли.
Крестьяне. Так ты думаешь, что мы могли бы пристроить свои деньги вполне надежно?
Староста еще раз их уверил, что они это могут и что он им ручается. Если это так,— сказали крестьяне,— то это меняет дело: можно обдумать предложение.
Некоторое время он еще продолжал беседовать с крестьянами, показал им, как, где и когда все выполнить, и подчеркнул, что кто не рискует, тот не выигрывает, затем отпустил их домой. А на следующий день, посвятив обсуждению этого предложения всю ночь, они целиком приняли его и постановили: в новом году сделать первый взнос в фонд податей и затем в течение двух-трех лет проверять, как обстоит дело с надежным помещением денег.
Как уже сказано было, помещик и лейтенант изумились этому решению. Мы только мальчишки по сравнению с этими молодцами крестьянами, когда они в своих делах нападают на правильный след,— говорил лейтенант. А помещик прибавил: Впервые вижу подобное решение,— и предложил старосте немедленно явиться к нему в замок.
Последний думал, что его действия не понравились. Но он принял твердое решение: «Если этого не желают, то я больше не хочу быть старостой». Он прямо говорил: Положение народа должно быть упрочено, и деревне как таковой должно быть предоставлено право извлекать из благоприятных обстоятельств без ущерба и даже к пользе господ существенную выгоду для своего потомства, как это дозволено каждому отдельному лицу, ил и же ничего из всей затеи не выйдет.
Он ворчал про себя, что если этого не позволят, то это будет равносильно тому, как если бы кому-нибудь сказали: «Ты можешь иметь в своем доме сколько тебе
угодно хороших комнат, но не имеешь права укреплять четыре капитальных стены так, чтобы они не рушились».
Арнер просил показать ему, как это возможно, чтобы деревня могла собрать такую большую сумму денег. Лейтенант сел подле старосты и подсчитывал все приводимые им данные. Спустя четверть часа все было выяснено:              выполнение              предложения              возможно.              Помещик
и лейтенант стояли некоторое время в изумлении перед этим главным источником человеческого благосостояния, который так долго не признавали и которым так долго не пользовались.
Ясно было, как день, что деревня, которая соединяет с сельским хозяйством хорошо поставленное ремесло и так же умело распоряжается своими сбережениями, как хорошо управляемые города и дома горожан при хорошем руководстве, может создать такой капитал, проценты с которого снимут с нее все тяготы, лежащие на земле. Деревня, которая может сделать это, в состоянии сделать и неизмеримо больше.
Староста не скрывал этого, и лейтенант и помещик с ним соглашались; деревня, которая в состоянии в течение двадцати пяти лет собрать 40 тысяч гульденов, наверное, может в течение последующих лет увеличить капитал до 100 тысяч.
Очевидно было, что благодаря подобному плану ресурсы государства значительно увеличиваются и в то же время достигается упрощение всех государственных податей.
Обеспечиваются человеческие права низшему сословию: возможным становится проведение народного образования, соответствующего потребностям промышленности и возрастающему благосостоянию народа.
Облегчаются или возмещаются обществом последствия несчастных случаев в отдельных семьях.
Значительно и надежно растет население страны.
Благодаря избытку денег и людей меньше ощущается бремя военной службы; чрезвычайные государственные расходы делаются без малейшего угнетения народа; одним словом, достигаются высшие конечные цели истинно мудрого государственного законодательства.
Ясно стало, что единственно возможный и реальный путь облагораживания людей лежит через мудрое инду
стриальное образование народа. Под конец беседы лейтенант сказал: Это верно, мудрое умение приобретать и пользоваться деньгами является фундаментом человека; и государство, которое не построено на этом фундаменте, не может создать ничего солидного для действительного блага человеческого общества.
Заключение было краткое: Арнер обещал старосте воздвигнуть почетный обелиск, если он выполнит то, что предлагал, и гарантировал для каждого крейцера сбережений, накопленного для этой цели крестьянами, со стороны властей наилучшее обеспечение, какое только может иметь капитал в стране.
Староста ответил помещику, что памятником будет для него уверенность, что он не напрасно работал для своих детей и внуков и что им не грозит положение, в каком до настоящего времени находятся все жители деревни; положение это крайне ненадежноечи зависит от малейшего дуновения ветерка. Для улучшения его нужно: урегулировать согласно реальной денежной оценке все права крупных владельцев, открыть путь подданным к обоюдной выгоде владельцев и крестьян, обеспечивающей благосостояние народа и потомства, и дать возможность посредством разумного расходования сбережений и накопленных таким образом капиталов уплатить свои долги. Если Арнер ему и деревне в этом деле придет на помощь, то ему не надо памятника; он надеется, что память о нем и без того сохранится. Напротив, он с благодарностью принимает предложение предоставить деревне со стороны властей нужное обеспечение под те суммы, которые будут собраны для этой конечной цели, и даже позволяет себе просить Арнера от имени деревни об этом благодеянии, которое необходимо для выполнения его плана.
Содержание глав 63—64 Арнер отменяет виселицу, строит госпиталь и удовлетворяет палача. 64. Картина высшего общества — неразбериха заблуждений и ложных выводов
Арнер считает, что преступников надо не карать, а перевоспитывать. Поэтому он ликвидирует виселицу и организует госпиталь; палач получает другую, более выгодную для него работу. При дворе герцога снова начинают смеяться над проектами Арнера. Гелидор
пытается убедить герцога, что все они — пустая мечта. Со словами «Я не хочу мучить себя фантазиями» герцог бросает мраморное пресс-папье в арнеровский портрет, который был им ранее заказан и повешен в его кабинете. Придворные полагают, что Арнер теперь в опале. Генерал сообщает ему о том, что случилось при дворе, и просит прекратить его деятельность.
<< | >>
Источник: И. Г. Песталоцци. Избранные педагогические произведения в трех томах.Том 1. 1961 {original}

Еще по теме К ЭТОМУ Я СТРЕМИЛСЯ С САМОГО НАЧАЛА, И ЕСЛИ ТЫ, ЧИТАТЕЛЬ, ОТВЕТИШЬ ОТРИЦАНИЕМ, ТО ТЫ ДОЛЖЕН ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД И НА МНОГОЕ ВЫШЕСКАЗАННОЕ ОТВЕТИТЬ ОТРИЦАНИЕМ:

  1. Задание 22. Произведите отрицание следующих суждений таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (Используя законы пронесения отрицания.)
  2. 22. Произведите отрицание данного суждения таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (Используя законы пронесения отрицания.)
  3. Произведите отрицание данного суждения таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешнихзнаков отрицания. (По логическому квадрату).
  4. Задание 18. Произведите отрицание следующих суждений таким образом, чтобы результаты отрицания не содержали внешних знаков отрицания. (По логическому квадрату)
  5. 3. Закон отрицания отрицания как существенный момент процесса развития
  6. Субъект как «ограничение Бесконечного» или «отрицание Отрицания»
  7. 2. «Снятие», «отрицание» и «отрицание отрицания»
  8. Глава X ОТВЕТ НА ТО, ЧТО ГОВОРЯТ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ ГЕОМЕТРЫ
  9. Закон отрицания отрицания.
  10. 2.3.3 Закон отрицание отрицания
  11. Стадии и формы иммунного ответа Ранний защитный воспалительный ответ
  12. ОТВЕТ ТИВЕРИЯ КЕСАРЯ ПИЛАТУ ПОНТИЙСКОМУ И В ОТВЕТ ВОЕВОДЕ РАХААВУ И С НИМ ВОИНАМ ЧИСЛОМ ДВЕ ТЫСЯЧИ
  13. § VI Что ответил Котта на аргумент Веллея и чт.о он мог бы прибавить к своему ответу?
  14. § CXLIX Второй ответ на восьмое возражение: можно ли, не опасаясь ошибки, утверждать, что атеисты на основании своих взглядов смешивают добродетель с пороками? Два замечания по этому поводу. Часто встречающееся несоответствие между мыслями и поступками человека именно в религиозных вопросах
  15. Двойное отрицание
  16. Истоки отрицания
  17. Образованием дополнения к классу (отрицанием)
  18. 46 Отрицание "сущностности"