§ 5. ЧУВСТВА-ЭМОЦИИ, В ЧАСТНОСТИ ИСКУССТВО, КАК ФАКТОР

Характеристика чувств- Человек не только мыслящее существо, но и эмоций существо чувствующее, обладающее переживаниями боли-страдания, с одной стороны, удовольствия- наслаждения — с другой. Ему свойственно стремиться к удовольствию и избегать страданий.
Переживания, сопровождаемые удовольствием или страданием, образуют особый вид психических переживаний, носящих название чувств или эмоций. Эти последние принимают различные формы и выступают в виде переживаний любви, гнева, ярости, симпатии, ненависти, обожания, почитания, преклонения, отвращения, страха и т.д. Все эти переживания, известные нам по личному опыту, представляют различные чувственно-эмоциональные состояния. Помимо боли или удовольствия все чувственно-эмоциональные переживания характеризуются тем, что они представляют, с одной стороны, переживания пассивные, претерпевания боли или удовольствия, с другой - они носят активный характер, "подзуживают", подталкивают нас к тем или иным действиям. Они одновременно и пассивны, и активны. Чувственноэмоциональные состояния отличны от идей; они непосредственно не дают нам познания чего-либо. С другой стороны, они отличаются и от волнений. Волевые переживания активны, а не пассивны. Хотя в конечном счете они, быть может, и представляют усложненные виды стремлений, вызываемых чувственно-эмоциональными состояниями, но это не мешает им резко отличаться от последних. Волевой акт "я хочу" резко отличен, напр., от переживания зубной боли, любви к кому-либо или переживания удовольствия от музыки, вкусной пищи и т.д. Чувства-эмоции суть усложненные проявления биологических импульсов и инстинктов. Сами переживания и удовольствия, как указано выше, были "сигналами" вредных и полезных с биологической точки зрения изменений, происходящих в организме. Благодаря влиянию соц. психических условий, испортивших механизм инстинкта самосохранения, эту роль они стали выполнять не всегда правильно. С усложнением психической жизни человека они отделились от чисто биологических ==155 импульсов, приняли " осознанный" вид и потому могут и должны рассматриваться отдельно от биологических факторов поведения. Их близость к биоло- Но свою близость к последним они сохранили гическим инстинктам Они по-прежнему весьма тесно связаны с ними и зависят от них. Изменения в области биологических процессов прежде всего отражаются на наших чувственноэмоциональных переживаниях, прежде всего задевают их и через их посредство уже влияют на наши идеи и воления. Влияние их на В этом факте кроется секрет влияния чувствповедение эмоций на наше поведение и на всю общественную жизнь. К краткой характеристике этого влияния и перейдем теперь. Влияют ли чувства-эмоции на наше поведение и социальные процессы? Ответ дают обычные наблюдения. Кто может оставаться бесчувственным при виде матери, плачущей над трупом убитого сына, при виде ребенка, беззаботно улыбающегося светлой улыбкой! Горе первой вызывает отзвук горя и в нашей душе, чистая радость второго разглаживает часто морщины на лбу самых суровых людей. Приходилось ли вам наблюдать за собой и за другими, когда кто-либо попадал под трамвай, в котором вы едете? Если да, то вы знаете, что такая картина вызывает невольные крики и восклицания зрителей и особо тяжелое переживание, подобно электрическому току пронизывающее вас насквозь.
Приходилось ли вам попадать в среду других людей, объятых страхом и ужасом? Если приходилось, то вы знаете, что ужас других передавался вам и охватывал вас. Самые смелые и бесстрашные люди под его влиянием превращались в трусов, проникались паническим настроением и "теряли присутствие духа". И это в той или иной степени может быть сказано о всех чувствахэмоциях. Они обладают большой способностью передаваться от человека к человеку и влиять на их взаимное поведение: чувства-эмоции одного человека находят отклик в других. Переживания ярости или ненависти по нашему адресу вызывают и с нашей стороны недоброжелательные чувства к нам тем, кто ненавидит нас. Любовь и добрые чувства к нам возбуждают те же переживания и с нашей стороны. В среде "раздраженных" людей самые спокойные люди становятся раздражительными. В среде уравновешенных и счастливых лиц успокаиваются и неуравновешенные люди. Словом, чувства-эмоции людей влияют на их переживания и поведение. Они обладают большой заразительностью и передаваемостью. Отсюда - явления подражания, рассмотренные выше. Отсюда заразительность смеха, гнева, скуки, страха, ужаса и др. чувственно-эмоциональных состояний. Эта заразительность, как мы видели выше, может достигнуть особенно ярких форм в благоприятной среде, какой является человеческая толпа (см. выше). Здесь чувства-эмоции легко перелетаются от человека к человеку, охватывают всех одним настроением, взаимно накаливаются и в итоге превращают толпу в одно целое, охваченное одним порывом, одними чувствами. Поведение отдельных лиц ==156 в таких случаях изменяется до неузнаваемости. Высшие центры сознания их подавляются раскаленными чувствами. Контроль разума за действиями прекращается. Люди становятся "ошалелыми" и словно пьяные совершают такие поступки, которых в нормальном состоянии совершать не могли бы. Все подобные факты говорят о том, что чувства-эмоции являются факторами поведения. Человек влияет на человека не только путем идей и не только посредством волений (см. ниже), но и посредством своих чувств-эмоций, влияющих и затрагивающих чувства-эмоции других индивидов. Чувства-эмоции одного человека, проявляемые им в тех или иных актах (в мимике, в жестах, в словах, в сложных поступках) непосредственно затрагивают чувства-эмоции других людей. Изменяя их, они изменяют и поведение этих последних. Злоба, проявляемая в слове "мерзавец" или в угрожающем жесте, или во "взгляде ненависти" будит чувство злобы в ее адресате и через это вызывает со стороны его ряд ответных актов. То же применимо и к другим чувствам, в частности к переживаниям симпатии, благорасположения. Недаром ряд лиц, начиная с Адама Смита, главную основу человеческой нравственности видели в способности человека "сопереживать" чувства-эмоции других людей. В силу этой способности сопереживания человек не может быть счастливым в среде несчастных. Чужое горе в той или иной мере будет его горем, чужое несчастье его несчастьем. Отсюда необходимость симпатии, взаимной помощи и благожелательности людей друг к другу. Если в этой теории много одностороннего, то ядро ее - правильное. Оно состоит в мысли, что чувства- эмоции людей влияют на их поведение и взаимоотношения. Как эти, так и множество других наблюдений в один голос свидетельствуют нам о том, что чувства-эмоции одних людей влияют, видоизменяют чувства-эмоции других сочеловеков. Таков первый итог наблюдений. Из него следуют неизбежные выводы, еще резче доказывающие влияние их на поведение человека. Раз чувственно-эмоциональные переживания одних затрагивают и видоизменяют чувственноэмоциональные переживания других, то это изменение последних неизбежно и в весьма сильной степени отражается на всем поведении человека. Измените чувства-эмоции человека, и вы измените все его внешнее поведение. Сумейте разжечь в нем вместо пламени любви огонь ненависти, и из кроткого ягненка вы сделаете необузданного зверя, из тихого человека создадите кровожадного убийцу, из носителя любви - мстителя, безжалостного врага. Перед вами будет новый человек. Наше поведение, наши дела и поступки сильнейшим и теснейшим образом связаны с характером наших чувств. Человек, охваченный ненавистью, не может совершать актов любви по адресу ненавидимого. Напрасно было бы ждать последнему от него поступков благожелательных, искренних выражений уважения, почитания, искренней помощи и т.д. И обратно... ==157 Раз так обстоит дело вообще, то же должны мы видеть и в частности То же влияние чувств должны мы наблюдать и в области отдельных сторон человеческого поведения, и в сфере чувственных факторов на другие моторы человеческого поведения. И действительно, нетрудно видеть влияние чувств на другие факторы поведения. Последние часто ослабляются или подавляются чувственно-эмоциональным фактором. Влияют чувства-эмоции на силу биологических раздражителей. Немало случаев, где голодный человек, находящийся под влиянием ненависти, отказывался от пищи, которую давала ему рука врага. Он предпочитал голодать, чем пользоваться "милостью противника". Такие случаи означают подавления фактора питания чувственно-эмоциональными факторами. Сколько людей погибло от своей злобы или иных чувств, шедщих наперекор инстинкту самосохранения. Увлекаемые жаждой мести или страхом, они вступали в непосильную борьбу или "терялись в паническом настроении" и... гибли. Сколько лиц, обуреваемых глубокой любовью к близким им людям, отнимали у себя последний кусок хлеба, надрывались в работе, чтобы помочь им, рисковали собой, чтобы спасти их, и... медленно или быстро погибали. Вся история альтруистических поступков, все факты прямого и сознательного "полагания души за други своя" не суть ли свидетельство победоносной борьбы "альтруистических чувств над инстинктом индивидуального самосохранения"! Правда, в основе их лежит часто инстинкт группового самосохранения. Но в случаях сознательного бескорыстного альтруизма к этому инстинкту присоединяется влияние чувств, без которых он бездейственен в таких случаях. Нетрудно проследить влияние чувств-эмоций на половой раздражитель. Самая раскаленная половая страсть сразу остывает, когда волна "любовных" чувств почему-либо сменяется волной взаимной ненависти. Любовники прекращают связь. Супруги разводятся. Взаимное удовлетворение половой потребности становится невозможным. Из любящих они часто становятся врагами или чужими друг другу людьми. Влияют они и на социально-психические моторы поведения. Зависимость идей человека от его чувств-эмоций давно засвидетельствована римской поговоркой: "желание есть отец мысли". Эта зависимость особенно резко проявляется в области верований. Мы видели выше, что верования людей представляют по существу проявление их аппетитов и интересов, выражение последних в форме идей, суждений и теорий. Под этими аппетитами, помимо биологических импульсов, следует разуметь именно чувства-эмоции. Наши верования являются логическим, идееобразным переводом преобладающих в нас чувственноэмоциональных состояний. Каковы будут последние, таковы будут и первые. Люди с развитыми воинственными эмоциями никогда не примут верований религии пацифизма (мира), а прямо или косвенно создадут и будут следовать религии, восхваляющей и одобряющей войну (во имя ли бога, во имя отечества, во имя ли революции)... По форме эти верования будут различны, по существу все они будут идеологией войны или борьбы. И обратно, люди, чувствующие отвращение к убийству, неизбежно создадут различные по форме верования, запрещающие убийство. Один будет говорить: "убийство недопустимо, ибо его запретили боги", другой: "убийство недопустимо, ибо это противно идеалу гуманности", третий скажет" "ибо оно противоречит справедливости", четвертый мотивирует его тем, что "убийство несовместимо с идеалом социализма" и т.д. Мотивировки недопустимости убийства будут разные, но суть всех этих верований (идей, теорий) одна и та же: верование в недопустимость убийства. Примут такие верования только те, кто чувствует отвращение к убийству. То же применимо и ко всем верованиям вообще. Когда кто-либо искренне "доказывает" справедливость или нравственность того или иного верования, непререкаемость того или иного идеала, благодетельность той или иной реформы, святость того или иного права и т. д., во всех подобных случаях он занимается только переводом на язык верований, вуалированием в идейные вуали своих чувств-эмоций. Во всех подобных случаях повторяется картина трамвайной трагикомедии, очерченной выше. Больше того. Так как чувства-эмоции человека чрезвычайно сложны, так как часто одни из них противоречат другим, так как они изменчивы, то результатом этого является логическая непоследовательность, противоречивость верований, переводящих эти чувства на язык идей. Логика чувств отлична от формальной логики разума, научных знаний. Чувства не знают ни закона тождества, ни закона противоречий. Капризно сменяясь в душе, они часто уживаются друг с другом, несмотря на противоречие. Любовь, ненависть, восхищение и отвращение часто в нас живут рядом. Мудрено ли поэтому, что и верования нелогичны и изменчивы. Примером такой нелогичности верований могут служить многие рассуждения противников смертной казни или войны... Я противник смертной казни, слышим мы часто. Но принимая во внимание тото, я считаю возможной смертную казнь в таких-то случаях. Подобными рассуждениями полны трактаты по праву, по нравственности; их мы слышим постоянно от монархистов и социалистов. Нужно ли искать большей нелогичности! С точки зрения логики разума, такое суждение нелепость. В ней одновременно утверждается, что А есть В (смертная казнь - зло) и что А не есть В (смертная казнь - добро), т.е. оно противоречит себе самому. С точки зрения логики чувств, такое рассуждение - вещь обычная. Часто осмеивают дикаря, определившего нравственность словами: "если я украду у другого жену, - это добро; если он украдет у меня, - это зло". Увы! напрасно мы думаем, что далеко ушли от него. Мы постоянно поступаем подобно ему, т. е. наши верования постоянно (хотя и в более сложной форме) выражают наши чувствааппетиты и в силу этого постоянно противоречат себе. Когда капиталист Доказывает нравственность обирания рабочих и безнравственнось обирания его, он поступает по рецепту дикаря, и его верования столь же нелогичны, как и верования первого. Когда кто-нибудь доказывает нравственность "экспроприации экспроприаторов" и толкует социализм (на Деле, а не на словах) в смысле "что твое - мое, что мое - мое", он также только переводит на язык идей свои чувства-эмоции. Противоречивость последних лишает логичности и верования. Когда "белый" журналист апеллируя к высоким словам, доказывает обязанность вешать коммунистов и воевать с красными или когда "красный" публицист призывает делать то же с "белыми", все их доказательства, все их "мотивировки", все их соответствующие "теории" ничем не отличаются от теории нравственности дикаря. Они являются теми же верованиями, переводящими на язык идей их чувства: симпатии и антипатии, и только. То же применимо и ко всем трактатам нравственности от Платона до наших дней. То же применимо и к большинству верований каждого из нас. Сказанное показывает, как сильно влияют наши чувства- эмоции на наши верования, на нашу идеологию; значит, и на наши религиозные верования, значит, и на все наше мировоззрение. А через эти последние - и на все наше поведение. Влияют чувства-эмоции на наши воления. Последние стоят в теснейшей зависимости от первых. Измените чувства-эмоции человека, и вы измените волевые стремления последнего. Сделайте человека с преобладающими благожелательными чувствами человеком, полным злобы и вражды, и тем самым вы видоизмените его волевые цели. Вместо делания добра он будет сеять зло. Через все это чувства-эмоции влияют и на все внешнее наше поведение. Каковы будут первые, таковым будет последнее. Подтверждением и в то же время выводом из сказанного служит давно усвоенное педагогами правило. Оно гласит: если вы хотите воспитать человека и видоизменить его поведение, то прежде всего нужно видоизменить его чувства-эмоции. Вне изменения последних никакое перевоспитание человека невозможно. Мало указать воспитываемому: "поступай так-то", "делай то-то", "не делай того-то", мало сообщить ему "истинные идеи", нужно еще, чтобы он все это "прочувствовал", нужно еще, чтобы наши идеи повлияли на его чувства- эмоции и видоизменили их. Вне этого он может десять раз прочесть все системы нравственности, может прекрасно изучить "Критику практич. разума" Канта и ни на йоту не изменить своего поведения. Идея, чтобы влиять на человека, должна быть им прочувствована. Иначе она рискует остаться мертвой, рискует не войти в плоть и кровь человека. Даже для простого усвоения ее нужен энтуазиазм чувственно-эмоциональный. Одна и та же теория одного и того же лектора оказывает совершенно различное впечатление на слушателей тогда, когда она читается холодно, без эмоционального подъема, и тогда, когда она излагается с жаром, пафосом, с энтузиазмом. Влияя на поведение людей, чувства-эмоции оказывают громадное влияние и на всю общественную жизнь. Каковы будут преобладающие в членах общества чувства, таковой в значительной мере будет вся общественная жизнь их, все их общественное устройство. Если люди, подобно тиграм, обуреваемы хищнически-злостными чувствами друг к другу, никакие законы и конституации не помешают им воевать друг с другом и грызть друг другу горло. Под тем или иным "мотивом" (конечно, "благородным", конечно, "священным" и "идеальным"!) они возведут борьбу и грызню на степень "святого долга" и будут резать или расстреливать друг друга. Читай, не читай нравственные проповеди тиграм, этим делу не К оглавлению ==160 поможешь: тигры останутся тиграми. Соответствующую форму примет и вся организация такой группы: каждый человек в ней будет настороже, оружие будет для каждого необходимым предметом, жилище будет маленькой крепостью, мщение - доблестью, наиболее воинственные члены героями и т.д. Совершенно иной будет картина общества людей, имеющих "мирные" чувства и испытывающих отвращение к убийству и войне. Так или иначе чувства дают себя знать как в крупных чертах общественной жизни, так и в ее деталях. Вот почему из факторов поведения их не выкинешь, вот почему нельзя понять общественной жизни любого народа, не учтя характера его чувственно-эмоциональных переживаний. Социальная роль ис- Отсюда понятной становится важная роль кусства, газет, агитации, тех общественных явлений, которые имеют пропаганды и т.п. своим главным назначением воздействовать главным образом на чувства-эмоции людей. Таких средств воздействия много. Таковы, напр., газеты, устная и письменная агитация, эффектные поступки, остро затрагивающие чувственно-эмоциональную сторону человека, и таково, в особенности, искусство. Влияние газет, агитационных листовок и пропагандистских воззваний и плакатов, зажигательных речей, демонстративных поступков или манифестаций, "скандального" поведения и т.д. основывается не на том, что они чему-то учат (в смысле знаний), что в них даются те или иные знания, что они воздействуют на разум читателей или слушателей, а на том, что они затрагивают чувства-эмоции и влияют прежде всего на них, изо дня в день повторяя одни и те же призывы, прибегая к "долой!" или "да здраствует!", поддразнивая одни чувства, разжигая другие, доводя до "белого каления" третьи, охлаждая - четвертые и т.д.; газета, листовка, митинговая речь, эффектный поступок задевают главным образом чувства-эмоции и влияют главным образом на них. Их лозунги и призывы приводят в движение подсознательные течения чувств, заставляют их кипеть, бурлить и выливаться в ряде поступков - индивидуальных и массовых, мягких и резких. Газета, наполненная длинными рассуждениями, хотя и верными, листовка, научно доказывающая что-либо, митинговая речь, представляющая научную лекцию, будут плохой газетой, листовкой и речью. Они не смогут оказать того влияния, которое сыграет "горячая" (хотя и абсурдная с научной точки зрения) статья, полная иронии или сарказма, восхищения или энтузиазма, статья " прочувствованная", задевающая остро чувства людей, или листовка или речь, зажигательные по своему характеру. Научной газетной статьи большинство читателей не прочтет, длинного воззвания - не дочитает, скучной речи не дослушает; зажигательные же речи и статьи прослушают или прочтут все; они "полоснут" по душе каждого, они опьянят людей, о них будут говорить все. Вот почему подобные средства воздействия на общественную жизнь имеют большое влияние, вот почему всякая власть, всякая партия, всякая группа людей, желающих играть роль, прежде всего стремится обзавестись газетами, агитационной литературой, митинговыми ораторами. Это особенно ярко проявляется во время избирательных кампаний. Здесь же видны и приемы воздействия на чувство. Клевета на противника грязные инсинуации, возбуждающие негодование читателей против того кто инсинуируется, едкий эпитет, хлесткая брань или остроумное высмеивание, с одной стороны, с другой — восхваление своих кандидатов возведение их на пьедестал, приписывание им сверхчеловеческих достоинств и т.п., — вот обычные методы "доказательства истины" газетных статей, агитационных листков, митинговых речей... И мы знаем, что эти методы действуют, мы знаем, что от самой нелепой клеветы всегда что-нибудь да остается. Взбудораженные эмоции не затихают, отражаются на голосовании, на всем поведении людей и на всей общественной жизни. Таков секрет влияния этих возбудителей чувств. То же еще в большей степени применимо к искусству. Его социальная роль покоится на том же факте влияния на чувственно-эмоциональные переживания человека. Музыка, стихи, интересные романы, песня, картина нас не кормят, не защищают от опасностей, не удовлетворяют половой потребности, не дают знаний, а были и остаются средством удовлетворения наших чувственноэмоциональных потребностей, средством разжигания одних эмоций, возбуждения других, подавления третьих. Их "учительская" и "образовательная" роль состоит не столько в сообщении знаний, сколько в возбуждении и изменении наших чувственноэмоциональных состояний. Симфония Бетховена, любовные стихи Горация, картина Рембранта, танец знаменитой балерины или ария, пропетая Шаляпиным, нас ничему не научат, знаний не дадут. Зато перевернуть "вверх дном" душу, изменить все наше настроение, переделать все наше чувственно-эмоциональное состояние - они могут без большого труда. А через чувства-эмоции они переделывают и все наше поведение, влияют и на всю общественную жизнь. Мы видим, как музыка вальса заставляет ноги человека пускаться в пляс. Пляшут и вальсируют по нескольку часов и ничего не устают. Заставьте тех же людей без музыки покружиться 2—3 часа, и они сочтут такое занятие за каторгу. Мы видим, как симфония Бетховена меняет настроение людей, весь тон их чувственно-эмоциональной жизни. Мы видим, как под музыку люди идут легко в бой, на смерть. То же в большей или меньшей степени применимо и к любому виду искусства. Оно "доводит до сумасшествия", "выводит из равновесия", грустных делает веселыми, веселых — печальными, возбуждает одни страсти, гасит другие, словом - затрагивает, переделывает, изменяет, культивирует наши чувства-эмоции. Изменяя их, оно изменяет и нас и наше поведение. Зародившись на почве потребности в чувственноэмоциональных переживаниях, с тех пор искусство во всех своих формах было и остается распространеннейшим и излюбленным средством воздействия на чувства людей, а через них - на их поведение и всю социальную жизнь. Такова общественная функция и роль этой "веселой науки". Роль почтенная и весьма важная. Недаром лозунг "хлеба и зрелищ" является вечным лозунгом истории. Смотря по тому, какие чувства культивирует искусство в людях, оно может сыграть громадную - и положительную, и отрицательную — общественную службу. Если что-либо вас возмущает в ==162 народе или, напротив, восхищает, то доля вины или заслуги в этом принадлежит и искусству: тому, которым фактически питался народ. После всего сказанного о роли чувств-эмоций как факторов не покажутся очень преувеличенными слова писателя (Ланге): "эмоции, — говорит он, - не только играют роль важнейших факторов в жизни отдельной личности, но они вообще самые могущественные из известных нам прирожденных сил. Каждая страница в истории как целых народов, так и отдельных лиц — доказывает их непреодолимую власть. Бури страстей погубили больше человеческих жизней, опустошили больше стран, чем ураганы, их поток разрушил больше городов, чем наводнения". Такова вкратце роль чувств-эмоций как факторов. Литература: Дарвин: О выражении ощущений у человека и животных; Рибо: Психология чувств; Ланге: Душевные движения; Петражицкий: Введение; Уорд: Психические факторы цивилизации; Гюйо: Искусство с социологической точки зрения; Ницше: Происхождение трагедии; Шопенгауэр: Мир как воля и представление (гл. об искусстве); Спенсер: Статья о грации; Тара: К теории междуумственных воздействий (в сб. "Русская высшая вольная школа в Париже"); Westermarck: The origin and development of the moral ideas. т. I, гл. I no XIII; Verwarn: Die Anfange der Kunst.
<< | >>
Источник: Сорокин П.А.. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. 1994

Еще по теме § 5. ЧУВСТВА-ЭМОЦИИ, В ЧАСТНОСТИ ИСКУССТВО, КАК ФАКТОР:

  1. §6. ВОЛЕНИЯ, В ЧАСТНОСТИ ПРАВО И НРАВСТВЕННОСТЬ, КАК ФАКТОР
  2. §4. ВЕРОВАНИЯ (ЛОЖНЫЕ ИДЕИ), В ЧАСТНОСТИ РЕЛИГИЯ, КАК ФАКТОР
  3. ГЛАВА 10. ЧУВСТВА И ЭМОЦИИ
  4. § 5. Эмоции и чувства в следственной практике
  5. Эмоции. Чувства. Волевые усилия.
  6. Глава XII. ЭМОЦИИ И ЧУВСТВА
  7. Любовь и ее характеристики как эмоции радости — удовольствия.
  8. § 9. Как материя превращается в телесные чувства?
  9. Макс Дворжак. История искусства как история духа. ЖИВОПИСЬ КАТАКОМБ. НАЧАЛА ХРИСТИАНСКОГО ИСКУССТВА, 2001
  10. ЖИЗНЬ КАК ИСКУССТВО ИЛИ ХОТЯ БЫ КАК МУЛЬТФИЛЬМ
  11. Постепенное формирование чувства слова или пробуждение чувства слова в ребенке
  12. О чувстве речи и чувстве мысли
  13. Искусство как поэтическое выражение