<<
>>

Экзамен на прочность — или разрушение?

То, что происходит сегодня в России, полезно рассматривать «через разные призмы», под разными углами зрения. И не торопиться включать эмоции. Процессы сложные, на них несколько слоев маскировки.
Чтобы ее снять, надо поступать, как химик, изучающий сложную молекулу.

Эту молекулу можно осветить ультрафиолетовым светом — получим один ее образ, УФ-спектр. Осветим инфракрасным светом — увидим совсем иной образ, ИК-спектр. Так можно получить пять-шесть совершенно разных образов. Каждый из них высвечивает что-то особенное в молекуле и совершенно не отражает всего остального. Каждый образ полезен, а для работы со знакомым классом веществ химику часто вполне достаточно взглянуть лишь на один спектр, чтобы получить ответ на конкретный вопрос. Если же вещество совсем не известно, ответ даст лишь совокупность образов.

Наша тяжелая жизнь толкает нас к быстрым и крайним оценкам и мнениям, к простым суждениям по одному признаку. Такие «озарения», кажущаяся ясность утешают нас, дают, хотя бы на время, уверенность в том, что мы заняли единственно верную позицию и должны стоять на ней, как верный присяге солдат — а там как бог даст.

Конечно, и внешние признаки бывают столь красноречивы, что можно достоверно судить о человеке или целом политическом движении. Новодворская ничего не делала, кроме как молоть языком, но она наболтала столько, что ожидать ее перехода в ряды патриотов не приходится (если только она не их скрытый агент, имеющий целью вызывать у людей отвращение к демократам). Но вот, например, член руководства КПРФ П.Романов стал хвалить Столыпина, этого «Чубайса начала ХХ века». Можно ли из этого вывести, что П.Романов — скрытый сторонник капитализма? Нельзя, это было бы просто глупо. Можно только сказать, что П.Романов заблуждается, что он подпал под влияние мифа о Столыпине, раздутого демократами.

У многих товарищей из «красной» оппозиции в последнее время возникла вера в магический кристалл, который будто бы сразу высвечивает им нутро человека.

Этот детектор — верность марксизму-ленинизму . Привычка проверять им человека, как кислотой монету, взята из истории КПСС (так верующий черпает мудрость из Библии). Но истории не реальной, а сильно приукрашенной. В реальной истории «мерка марксизма» была такой гибкой и растяжимой, что и дышло закона в шемякином суде показалось бы прямолинейным и беспристрастным. «Уклоны» Ленина от установок марксизма казались ортодоксам такими чудовищными, что его в глаза называли сумасшедшим. О Сталине и говорить нечего.

Я думаю, лучше бы сегодня к этой мерке не прибегать, говорить о конкретных словах и делах. А к обвинениям, основанным на этой мерке, относиться недоверчиво. Я говорю не о себе, но для примера могу взять и мой мелкий случай. По многим левым газетам одновременно прошла серия статей, где меня обвиняют в отходе от марксизма. Ну, предположим даже, что я не марксист — почему же из-за этого надо так злиться? Каким образом из этого выводится, что я — агент Ельцина? Никак не выводится, и эту злость просто можно было бы списать на дурной характер и возбуждение.

Но дело-то в том, что само обвинение реального смысла не имеет, это просто ярлык.

Несколько человек через газеты плюнули мне на пиджак и приклеили этот ярлык — чтобы меня не печатали или не читали. Но это — политическая цель, а интереснее урок методологический. Он в том, что на деле установить, кто из трех персон (например, Б.Славин, Р.Косолапов и С.Кара-Мурза) марксист, а кто нет — очень трудная задача. Чтобы ее решить, пришлось бы провести целое исследование. И я допускаю, что результат его был бы не в пользу дипломированных докторов марксизма. Но у нас на такие исследования нет сил, и лучше просто не верить ярлыкам, а говорить по делу.

Ярлыков довольно много, и полезно было бы научиться их различать. Обычно они отсылают нас к туманным, расплывчатым понятиям, которые у нас застряли в голове, а перевести их на язык реальной жизни, осязаемых проблем бытия трудно. Иной раз слышишь: Чечкин отказывается от классового подхода при решении проблем нашего кризиса.

И далее из этого следует якобы очевидный вывод: этот Чечкин — нехороший человек, чуть ли не ренегат. Думаю, Маркс был бы смущен такой глупостью своих почитателей. Ведь к любой сложной проблеме всегда есть несколько подходов, и разумный человек должен испытать все, какие можно, и выбрать лучший. Ан нет, надо только классовый — иного не дано!

Кстати, что это такое — классовый подход — не объясняют и, похоже, толком объяснить не смогли бы. Делают вид, что это и так должно быть ясно. Но это неправда. Я знаю серьезные работы и у нас, и на Западе, в которых происходящее в России пытаются описать в понятиях классового подхода, но это, оказывается, очень сложно. Не утрясается, не получается, и концы с концами пока не вяжутся. Возникшая у нас каста «приватизаторов» не обладает главными признаками буржуазии , а советский рабочий класс не обладает главными признаками пролетариата , продающего рабочую силу. Гораздо лучше ситуация просчитывается в модели, которую условно можно назвать «захват города бандой », но до таких моделей Маркс не додумался. Надо самим изучать и думать, но нет — втискивай это в классовый подход, а не то мы тебя назовем врагом народа.

Значит ли это, что не надо анализировать наш кризис под углом зрения классового подхода? Не значит ни в коем случае. Такой анализ даст один из спектров нашей «сложной молекулы». Главное, не уповать на один этот спектр, понимать, что всей картины он не покажет, а может, и вообще даст немного — но и это будет полезно.

Сегодня очень много голосов требуют единства сил оппозиции, а уж тем более единства коммунистов. Желание понятно, но надо еще и быть реалистами. Единство возникает только после того, как перепробованы на зуб все варианты, все воплощающие их силы. После того, как силы, «проигравшие» конкурс, растворены, подавлены или уничтожены. Во всей оппозиции единство невозможно в принципе, но возможен союз — вплоть до момента достижения общих целей. Надо такой союз создавать и охранять, но не лезть с братанием к людям, которые расходятся с тобой по самым принципиальным вопросам. Это лишь расшатывает союз. И не надо шарахаться от братания к проклятиям.

Сегодня уже ясно, что Россия идет к революции (вернее, к новой главе русской революции после реванша троцкистов). Есть очень много шансов к тому, что эта революция будет бескровной и почти бесшумной, при поддержке достигнутой (хотя бы частичной) политической власти, через целую цепь компромиссов. Точный маршрут и график этой революции предвидеть нельзя — надо лишь внимательно следить за процессом. Но можно сказать с большой долей уверенности, что эта революция не будет «монопартийной» (впрочем, и революция 1917 г. готовилась целым веером партий). Она будет «молекулярной» —

соединит не только многие партии, но и множество непартийных, текучих и даже маргинальных групп и движений (вплоть до рок-групп и клубов филателистов). Думаю, не возникнет и какого-то единого, тотального и всесильного учения, по объединяющей силе сходного с марксизмом в начале века. Работать в такой «экологической системе» революции гораздо труднее, чем под знаменем простой идеологии, но зато разрушений будет меньше. А главное, все попытки «тотализировать» нынешнее общество бесплодны. Ни к чему размахивать шпагой, надо учиться работать в реальном обществе.

Это видно даже в среде тех, кто называет себя коммунистами. Ведь у них действительно очень разные взгляды и платформы. Как они могут объединиться? Под чьим знаменем? Что это даст? Мы просто потеряем то ценное, что сегодня нарабатывает каждая партия, даже самая малая. Другое дело, что надо бы перестать ругаться и выяснять «чистоту расы» друг друга, а почаще и спокойно обмениваться идеями и знанием. А где можно, действовать совместно.

Оборотной стороной тяги к единению является тяга к расколу («чтобы объединиться, надо размежеваться»). Речь идет, прежде всего, о крупных партиях. Уже переболела РКРП, собираются силы для удара по КПРФ. Люди, которым горько это видеть, усматривают козни провокаторов. Это — другое смутное понятие, которое мы почерпнули из исторических мифов и фильма о Штирлице. Думаю, провокаторы ценны для их хозяев прежде всего тем, что о них можно пускать слухи, парализующие любую работу.

Конечно, во все левые партии России внедрено много агентов — и от служб политического режима, и от иностранных спецслужб, и от банков и мафии. А как же иначе? Люди пекутся о своих интересах, не все же такие лопухи, как советский народ. Но эти агенты в массе своей — осведомители, они активно ничего не «провоцируют».

Создать и внедрить в руководство партии хорошего провокатора, который бы запускал какие-то процессы, влиял на принятие важных решений или активно действовал в горячие моменты — очень сложное и дорогое дело. Дешевле продвинуть на важный пост слабого и глупого человека, который будет выполнять работу провокатора бесплатно. Вспомним, как охранка готовила провокатора Малиновского, которого внедрила в ЦК большевиков. Ведь он получал жалованье 700 руб. в месяц — при том, что жалованье губернатора составляло 500 руб. Конечно, такие кадры «тратят» только в переломные, самые опасные для режима моменты (как, например, в октябре 1993 года). Нормально провокаторы лишь подталкивают, подправляют процессы, которые и так идут в партии — конфликты и расколы, заводящие в тупик проекты. Решающую роль они играют лишь тогда, когда эти процессы доходят до критической стадии.

Конечно, сейчас, когда в трети областей избраны губернаторы от оппозиции, правящей группировке необходимо создать в оппозиции бузу и смуту, отвлечь внимание, нарушить координацию. Значит, процессы раскола надо стимулировать и провокаторов, видимо, активизировали. Но не в них главное, да и устранить их невозможно. С собой бы разобраться и прикинуть, к чему ведет та или иная дорожка.

Сейчас расширилось издание газет «оппозиции в оппозиции» — таких, как «Молодой коммунист», «Большевик». Распространяют их искренние члены КПРФ, читают тоже. В этих газетах начата не критика, а «огонь на поражение» против Зюганова. Видимо, огонь будет нарастать вплоть до съезда КПРФ. В чем суть и каковы могут быть исходы этой кампании?

Сначала полезно «отфильтровать» из резких статей ругань и оценки, посмотреть, что именно констатируется — что в «твердом осадке» критики. Каждый, кто следил за становлением КПРФ, согласится, что ничего нового в этом осадке нет. Изложены все те утверждения Зюганова и описан образ его действий, которые в совокупности сложились в определенную «линию». В соответствии с этой линией отложился и образ КПРФ в сознании всех частей общества. Были рысканья, колебания и неудачные заявления, но в целом образ КПРФ «слеплен» без обмана, и никакого «озарения» у критиков случиться не могло.

Коротко, эту линию я бы обозначил такой программой: уповать на быстрое развитие классового сознания и успешную пролетарскую революцию в России нельзя; надо собирать все патриотические силы России, чтобы выгрызать почву из-под ног захватившей власть мафиозно-номенклатурной касты, распродающей Россию — и оттеснить ее от власти без гражданской войны.

Эта линия не слишком вяжется с образом большевика, но она собрала в КПРФ значительные силы и получила поддержку значительной части населения. Под знаменем коммунизма возникла и другая весьма крупная партия — РКРП. Она выработала свою линию и свой образ, упор в которых делается на классовую борьбу трудящихся против народившейся буржуазии. Пока что (подчеркиваю, что лишь пока что) жесткая линия РКРП для людей менее привлекательна, хотя потенциал поддержки велик. Но потенциал — это всего лишь потенциал, его еще надо суметь реализовать.

Что предлагают критики внутри КПРФ? Устранить отдельные ошибки и изменить тактику? Нет, вопрос принципиальнее, предлагают сменить саму линию и сам образ КПРФ. Принять язык, образ мысли и дела РКРП или чего-то близкого. Если пройти по всем замечаниям и требованиям Косолапова и мысленно их выполнить, то вместо КПРФ мы получим что-то среднее между РКРП и ВКП(б) Нины Андреевой. Что из этого вышло бы на практике?

Превратиться в «большую РКРП» партия бы не смогла, не те люди в нее собрались — иначе они давно перетекли бы в РКРП. Значит, если бы ей «сверху» новое руководство, идеальное с точки зрения газеты «Большевик», стало навязывать новый идеальный образ, люди просто бы разошлись. Спектр оппозиции лишился бы одного из важных отрядов, вернее, своего ядра. Хотя внешне «многопартийность» была бы соблюдена. Значит, были бы утрачены почти все нежесткие, «молекулярные» возможности вытеснения режима

Ельцина-Чубайса. Насколько эффективно использует эти возможности КПРФ сегодня — другой вопрос. Критики же говорят не об этом, а о смене самого типа партии и типа борьбы.

Думаю, скорее всего, попытка смены линии и «выдавливания» Зюганова к такому «успеху» не приведет, но партию сильно ослабит, испортит в ней отношения между товарищами. Нынешняя кампания критики идет не «снизу», а внутр и верхушки, от группы членов ЦК. Каков бы ни был исход конфликта такого рода, при его продолжении он приведет прежде всего к ослаблению именно «тела» партии, низовых организаций. От этого выиграют именно те, кто хотел бы видеть КПРФ не как партию, связанную с массами, а как парламентскую партию-головастика, вроде «Выбора России».

В крайнем случае, если верны подозрения критиков Зюганова в том, что он лелеет тайные помыслы стать социал-демократом, эти помыслы и реализуются. Из КПРФ выдавят «фракцию» Зюганова, которая сдвинется к социал-демократии, а коммунисты будут представлены образом Ричарда Косолапова. О большем Чубайс не может и мечтать.

Главное, что все эти нежелательные процессы запускаются независимо от того, кто прав по существу критических замечаний, они — лишь пусковой механизм. Вопрос о том, чья линия (Зюганова или Косолапова) верная — вообще неправомерен. Это ложная дилемма. Это все равно что спрашивать: какой спектр лучше — ультрафиолетовый или

инфракрасный? Обе линии сами по себе, в отдельности, не приведут к победе. И утрата любой из них будет, на мой взгляд, тяжелой потерей для оппозиции.

Что же касается плохого использования КПРФ реально имеющихся возможностей борьбы и давления на режим, то это — особая проблема, и критики в газете «Большевик» ее, по сути и не касаются — они говорят не о практике, а о «линии». Реальность же, как ее ни проклинай, такова, что руководство КПРФ составлено, в основном, из старых партийных кадров КПСС, и они несут в себе груз ее стереотипов. Этого самой громкой критикой не исправить. Здесь нужно постоянное и разумное давление партии снизу, «воспитание» вождей. Надо самим членам КПРФ отучиться от дурной привычки смотреть в рот начальству. Тогда и только тогда оно будет делать поменьше странных поступков и заявлений, побольше заниматься полезным делом. Наверное, нынешняя волна критики не была бы такой надрывной и едкой, если бы в КПРФ допускался спокойный и доброжелательный критический анализ программ и дел. Такой анализ, к сожалению, в КПРФ не приветствовался под обычными предлогами: «сейчас не время» и «дайте окрепнуть». Поэтому навыков диалога не появилось. Но это поправимо. Покуда партия не у власти, она всему может еще научиться.

КПРФ надо беречь и строить, а разрушение ее структур, под какими лозунгами оно бы ни проводилось, наруку только тем кровопийцам, что уселись на нашу шею. Других структур в обозримом будущем не создать.

1997

<< | >>
Источник: Сергей Георгиевич Кара-Мурза. Оппозиция как теневая власть. М.: Алгоритм. - 171 с. - Тайны современной политики. 2006

Еще по теме Экзамен на прочность — или разрушение?:

  1. Принцип прочности
  2. |1 Принцип прочности
  3. Принцип прочности
  4. Измерение прочности гражданских традиций
  5. ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ
  6. Испытание на прочность
  7. Обеспечение прочности знаний
  8. 4. Единый государственный экзамен
  9. Вступительные экзамены
  10. 8. Тесты, экзамены и демократия